double arrow

Особенности взаимодействия между психотерапевтом и клиентом


Теперь пойдем далее и постулируем, что при осуществлении психотерапии успех психотерапевтической работы во многом определяется характером взаимодействия с клиентом, который, как правило, задается сразу и надолго (почти навсегда). А поскольку деятельность психотерапевта является разновидностью ролевого поведения, не имеющего общепринятых и нормативно одобряемых стандартов, при исполнении этой роли начинающий психотерапевт может [23] ошибочно презентировать себя как Друга, Педагога, Врача, Следователя и/или Авторитета, сделав из своего клиента Товарища, Ученика, Больного, Подследственного или Ребенка.

Взаимодействуя в роли Друга, психотерапевт, как правило, участливо и сочувственно выслушивает клиента, причем «ободряющее внимание» и участливость с его стороны могут реализоваться в совершенно непредусмотренной целями и задачами психотерапии материальной по мощи или даже решении проблемы (за этого самого клиента).

В роли Педагога как бы изначально и по неизвестному праву владеющий абсолютной истиной психотерапевт уже не участливо, а, скорее, властно и назидательно объясняет клиенту, «что такое хорошо и что такое плохо» (В. Маяковский), навязывая свой взгляд на ситуацию как единственно правильный, судя, осуждая, давая и ставя оценки.




В роли Врача (столь свойственной представителям медицинского направления психотерапии) психотерапевт, задавая вопросы, но не вступая в диалог, стремится прежде всего поставить диагноз, после чего дать довольно общие советы и рекомендации.

В роли Следователя психотерапевт увлеченно исследует возникшие у него версии случившегося с клиентом и задает вопросы только для того, чтобы выявить одну истину, поймать на противоречии и/или уличить во лжи.

Наконец, в роли Авторитета психотерапевт использует случившееся с клиентом в основном для того, чтобы дать совет, основанный на собственном опыте, или просто для того, чтобы рассказать нечто поучительное из своей биографии.

В связи с этим единственно верным является исходное позиционирование себя не как человека, но как представителя профессии, то есть не как Друга, Педагога, Врача, Следователя или Авторитета, а как Профессионала, который, используя специальные знания и навыки, помогает клиенту самому разобраться в существующей у него проблеме и опять-таки самому решить ее посредством предлагаемых ему методов и психотехнологий. Метафорически следует объяснить клиенту, что сами вы не будете играть на рояле его сознания и тела, но настроите этот рояль так, чтобы клиент смог легко сыграть на нем желанную и благозвучную мелодию своей жизни.

К сожалению, клиенты психотерапевтических сессий еще меньше, чем психотерапевты, знают, как следует себя вести в весьма специфической и малораспространенной в России роли клиента психотерапии. И зачастую ожидают от вас радостных улыбок, разговоров о жизни и здоровье (при сознательном уклонении от обсуждения действительно острых, но важных тем), буквально загоняя вас в роль Друга. Или спрашивают о том, правильно ли они поступили, просят домашних заданий и хороших оценок, требуя, чтобы вы были Педагогом. Или только лишь отвечают на ваши вопросы и механически, без малейшего осмысления сообщают вам свои жалобы, желая, чтобы вы скорее поставили диагноз и выписали рецепт, предполагая, что пришли к Врачу. Или тщательно обдумывают: и то, что им сказал психотерапевт, и то, что они скажут в ответ; инстинктивно ждут «проверки на лживость» и провокации, считая, что попали к Следователю. Или же искренне, но немного униженно благодарят за ваши ценные (нет, бесценные!) советы, внимательно слушая и даже записывая ваши же ну удивительно мудрые мысли, явно ожидая, что вы станете и будете Авторитетом. И если вы вовремя не пресечете непродуктивные отношения, они запросто уничтожат самую суть психотерапии и станут основанием для разыгрывания клиентом любой из существующих психологических игр-манипуляций, совершаемых в пресловутом треугольнике Карпмана «Жертва — Спаситель — Притеснитель».



Поскольку обсуждение теории психологических игр заметно выходит за пределы задач данной книги, ограничимся только лишь напоминанием о том, что клиент, позиционирующий себя Жертвой какого-то Преследователя (любого: от болезненного симптома до конкретного человека и даже общества) и, соответственно, предлагающий вам стать его Спасителем, скорее всего, хочет сыграть с вами в игру-манипуляцию:



первого уровня, когда он до конца выдерживает заданные роли и, например, посредством игры «Самоубийство» («Я этого не выдержу и покончу с собой!»), как минимум, получает от вас повышенный (или явно завышенный) объем помощи, а как максимум, иезуитски доводит вас до полного физического изнеможения и нервного истощения;

и второго уровня, когда клиент в один, далеко не прекрасный для вас момент внезапно из Жертвы превращается в Преследователя и начинает, как в игре «Я только хотел помочь вам», грозно вопрошать, почему это ваша помощь ему не помогает, чем, как минимум, снижает вашу профессиональную самооценку до уровня плинтуса («те- рапевтоед»), а как максимум, требует обратно все уплаченные вам деньги, да еще и с компенсацией издержек («мошенник»).

Кстати, именно поэтому игры первого уровня обычно называются «попалась мышка в мышеловку», а второго — «мы поймали крокодила» [19].

Весьма надежной защитой от непродуктивных взаимоотношений с клиентами выступает не только четкое и точное позиционирование себя в качестве профессионала, но и установление четких договорных условий взаимодействия. Здесь следует учесть, что при осуществлении любого вида психологической помощи между специалистом и клиентом заключаются два договора — на изменение (лечебный, клинический, терапевтический, консультационный) и деловой (организационный, административный или бизнес-контракт). При этом деловой договор (бизнес-контракт) представляет собой соглашение между специалистом и клиентом относительно оплаты и организационных вопросов их совместной деятельности: например, где, как часто и как долго они будут работать.

Условиями заключения адекватного бизнес-контракта являются следующие [14].

1. Взаимное согласие (единое мнение относительно условий контракта).

2. Адекватная компенсация (включающая, помимо почасовой и иной оплаты, еще и возможность для клиента отработать, в благодарность за услуги, некоторое время в качестве секретаря, менеджера, маркетингового агента и т. д.).

3. Компетентность (заключающаяся в том, что специалист обладает необходимыми, по условиям контракта, профессиональными навыками и знаниями, а клиент понимает условия контракта и обладает физическими и умственными возможностями для работы).

4. Законность (цели и условия контракта обязаны соответствовать существующим законам).

В отличие от делового, контракт на изменение должен содержать в себе следующее [19].

1. Цель (что вы хотите изменить в себе?).

2. Действия (что вы будете делать, чтобы достичь этого изменения?).

3. Ожидания (что вы хотите от специалиста, чтобы достичь этих изменений?).

4. Признаки (как вы и/или другие люди заметят ваши изменения?).

5. Экология (как вы сможете или будете мешать своими изменениями окружающим?).

6. Саботаж (как вы будете саботировать нашу работу).

7. Эффект (что произойдет или будет происходить в вашей же сути, когда вы выполните условия контракта и достигнете желаемых изменений?).

Заключение этого контракта осуществляется посредством совместного прохода специалиста и клиента через следующие пять стадий [40]:

1) намерение;

2) взаимный интерес;

3) идентификация изменения;

4) исследования по прояснению и разъяснению желаемой цели изменений;

5) торжественное утверждение контракта.

Остается добавить, что в связи с вышеупомянутым вопросом о саботаже клиенту следует объяснить, что люди, обращающиеся за помощью, могут, тем не менее, прибегать к следующим типам поведенческого саботажа ([32] с изменениями):

- пропуски встреч;

- опровержение предоставляемой информации, советов или принципов;

- отказ от работы или неполное выполнение требуемого;

- звонки во внеурочное время;

- неуплата оговоренного гонорара;

- жалобы на то, что его не лечат;

- метания от одного специалиста к другому;

- жалобы на предыдущих специалистов;

- посещения только в период кризисов и отказ от посещений сразу после их прекращения.

В случае обнаружения склонности клиента саботировать работу (а здесь надежным индикатором являются

жалобы на предшествующих специалистов, с которыми он работал: обвинения их в недостаточной компетенции и скрытая или открытая лесть по поводу ваших способностей), еще в начале работы можно:

- предложить клиенту составить список всех способов, с помощью которых можно саботировать совместную работу;

- попросить его определить, какой из этих методов он стал бы использовать, если бы решил прибегнуть к саботажу;

- обсудить, как и почему саботаж мешает людям достичь своих целей, в том числе с точки зрения:

- вторичных выгод от саботажа;

- способов их получения без оного.







Сейчас читают про: