double arrow

Развитие промышленности. В первой половине XIX в. большие изменения произошли в промышленности. В новое столетие она вступила с многочисленными промыслами, мастерскими, с


В первой половине XIX в. большие изменения произошли в промышленности. В новое столетие она вступила с многочисленными промыслами, мастерскими, с посессионными, казенными, вотчинными и капиталистическими мануфактурами. Большинство мануфактур, хозяевами которых были татарские предприниматели, основывались на труде вольнонаемных рабочих. Всего этим предпринимателям и в других губерниях принадлежало около 100 мануфактур. Широко было развито производство кожи, сукна, кумача, холста, полотна, мыла, меди, изделий из дерева. Промышленным центром по-прежнему являлась Казань. Здесь действовали Адмиралтейство, казенный завод, суконная мануфактура, более 90 кирпичных, кожевенных, мыловаренных и свечных «заводов», 37 кузниц. Выпускаемая продукция расходилась не только в крае, но и далеко за его пределами.

В дальнейшем, за более чем полувековой период, промышленный облик Казанской губернии существенно изменился. Характер этих изменений был связан с тем, что в экономике страны первой половине XIX в. формируются новые, капиталистические отношения.

В Казанской губернии возникают новые мелкие и крупные мастерские, в которых используется труд наемных работников. В Казани, например, в 1853 г. действовало около 120 таких мастерских. Наемные работники, как правило, давали более высокую выработку. Крупными поставщиками товаров были кожевенная мастерская купца и предпринимателя Л.Ф. Крупенникова в Подлужной слободе и кожевенная мастерская татарского купца М. Суирова в Ново-Татарской слободе.




Увеличивается число мастерских в деревнях и селах. Со временем они становятся более крупными, а главное – начинают более широко использовать наемный труд. В своей массе такие мастерские, хозяевами которых были большей частью татары, занимались выделкой кож и овчин.

Развиваются промыслы, ориентирующиеся на рынок. Здесь изделия производились не только на заказ, но и на массовую продажу. Мастеровые крестьяне предлагали верхнюю зимнюю одежду, холсты и полотна, кузнечные, гончарные изделия, украшения. Село Алексеевское Лаишевского уезда было известно выделкой столового полотна, шалей, холстов и сукон, многие села Мама-дышского уезда – изготовлением тулупов, полушубков, рукавиц, шапок. В Мамадышском же уезде развивались кожевенное, поташное, кумачное производства. Нарасхват шли на рынке гончарные изделия из села Воскресенское Тетюшского уезда. Приказанское село Чебакса славилось тарантасами на железном ходу. До Средней Азии расходились ювелирные изделия, изготовленные в Рыбной Слободе. Декоративная глиняная посуда, тарелки, вазы, горшки для цветов изготовлялись для рынка горшечниками села Пестрецы. Валяная обувь производилась в селе Кукмор Мамадышского уезда.



Набирали силу капиталистические мануфактуры. Дело было не только в том, что они становились крупными, – росло число занятых на них рабочих. Значительно увеличивался выпуск продукции. Так, производство мыла на мыловаренных предприятиях возросло к 50-м гг. XIX столетия в 10 раз. Развивалось кожевенное производство, где наиболее активно действовали такие предприниматели, как Апанаевы, Абдулловы, Мухаметовы и Котеловы, а также кумачное производство. Если в 1842 г. было уже двадцать три кумачных и китаечных мануфактуры, то в 1812-м только восемь.

С основанием в деревне Уньжа Царевококшайского уезда М.Хузясеитовым в 1815 г. писчебумажной фабрики возникла новая отрасль промышленности. Кроме того, через год купцы С. Измайлов и А. Утяганов запустили в Казани два салотопенных завода.

Иное будущее ожидало предприятия старого типа: слишком малопроизводительным был подневольный труд. Прекратили производство медеплавильные «заводы», в том числе Таишевский «завод» купца А.С. Иноземцева в Мамадышском уезде. С переводом в 1826 г. Адмиралтейства в Астрахань в Казани больше не строили судов. Однако пумповый завод продолжал действовать еще более тридцати лет. «Расстроенными» оказались вотчинные предприятия: к концу первой половины XIX в. их стало значительно меньше. На мануфактурах, принадлежавших помещикам, сокращался выпуск продукции, в том числе сукна и полотна.

В 30-40-е гг. XIX столетия в России начинается промышленный переворот. В крае начало переходу от мануфактуры к фабрике, к машинному производству было положено десятью годами позже.



В 40-х гг. в селе Мураса Чистопольского уезда начали работать две бумагопрядильные фабрики, оборудованные манчестерскими машинами. Численность рабочих здесь доходила до 700 человек.

Одним из первых крупных предприятий стал Кокшанский химический завод купца П.К. Ушкова. Он был основан в 1850 г. в Елабужском уезде. На этом хорошо технически оснащенном предприятии производились керамическая плитка, хромпик. Позднее на заводе приступили к выпуску серной кислоты, железного и медного купороса, хозяйственной и химической посуды.

В 1851 г. начал работать чугуно меднолитейный, кузнечно-котельный и механический завод казанского купца А. Л. Свешникова. На этом казанском предприятии имелись паровые котлы, и было занято более ста вольнонаемных рабочих.

Новейшей по тому времени техникой – паровой машиной, прессами и другим оборудованием – был оснащен стеариново-мыловаренный, глицериновый и химический завод московских купцов-фабрикантов, братьев Крестов-никовых, основанный в 1855 г. Здесь трудились 400 постоянных и сезонных рабочих из крестьян государственной и удельной деревни. Этот казанский завод, проект которого был разработан профессором Казанского университета М.Я. Киттары, являлся одним из крупнейших в России. Конкуренция с ним была не под силу многим мыловаренным мастерским и заводам края, и они просто закрывались.

Современное оборудование было установлено на льнопрядильной и ткацкой фабриках И.И. Алафузова. В 1858 г. этот казанский фабрикант и заводчик основал совместное «Товарищество Казанского кожевенного завода на паях». Через некоторое время кожевенный завод стал крупнейшим промышленным предприятием края. Общая численность алафузовских рабочих, прежде всего русских и татар, достигала 300-500 человек.

В 1858 г. обществом «Кавказ и Меркурий» в Спасском затоне были основаны судоремонтные мастерские. Вскоре они переросли в крупный завод с паровыми машинами и молотами, слесарными станками и лесопильней. Ремонтом и строительством пароходов была занята тысяча рабочих. Судоремонтные работы велись также в небольших мастерских Паратского, Чистопольского и некоторых других затонов.

На двух крупнейших реках, протекавших по территории края, в первой половине XIX в. пошли первые пароходы. Сначала пароходные гудки разнеслись над Камой, в 1817 г., а затем, через три года, – над Волгой. Через сорок лет на этих реках плавало уже более двухсот пароходов. Одним из первых владельцев буксирных пароходов стал казанский купец, торговец хлебом В.И. Романов. В 1860 г. число тех, кто приобрел пароходы, превысило двадцать человек. По берегам рек выросли десятки пристаней, в том числе Козловка, Теньки, Богородск.

Укрупнение существующих, строительство новых предприятий, появление первых фабрик и заводов имело важные последствия. К концу 50-х гг. 263 предприятия выпускали продукции почти на 5 миллионов рублей. Это было почти в три раза больше, чем десять лет назад.

Увеличилась численность работавших по найму на мануфактурах, фабриках, заводах, у судовладельцев, купцов и подрядчиков. Таких людей, которые составляли наемную рабочую силу, было примерно 100 тысяч человек. Изменилась не только численность, но и состав городского населения. В городах заметно прибавилось рабочих, цеховых, дворовых мещан. Все меньше оставалось горожан, связанных с земледелием.

Важным социальным последствием изменений в экономике являлось и расширение слоя предпринимателей, купцов-фабрикантов. Одним из его источников были крестьяне, которые, скопив средства на торговле, покупке товаров, изделий сельских кустарей, приобретали мануфактуры, мастерские, или сами заводили собственное дело. Вместе с ростом у предпринимателей капиталов растет также их влияние в обществе, в том числе среди дворянства. Этому способствовало и то, что в предпринимательской среде появляются люди со средним и высшим образованием.

Во второй половине 50-х гг. около 90 промышленных предприятий края находилось в руках татарских предпринимателей. В Казани им принадлежали пять китаечных фабрик, шесть кожевенных и десять мыловаренных заводов, одиннадцать небольших свечносальных предприятий. Крупны-ИИ предпринимателями являлись М.М. Апанаев, Юнусовы, И.М. Апаков, М.М. Азимов. Два завода купцов Абдуллина и Файзуллина занимались выпуском ичигов.

Усиление татарского торгового и промышленного капитала во многом было связано с деятельностью Татарской ратуши – органа самоуправления купеческого и мещанского сословий Старой и Новой Татарских слобод. Трижды главой ратуши был коммерции советник, потомственный почетный гражданин, купец 1-й гильдии И.Г. Юнусов. Татарская ратуша перестала существовать в 1855 г. В вопросах общественного и хозяйственного управления, проживающие в Казани татары, переходили в подчинение Городской думе, а в делах судебных – городскому магистрату.

Развитие промышленности, водного, а также железнодорожного транспорта (в 1862 г. была открыта железнодорожная линия Москва – Нижний Новгород) способствовали оживлению торговли. Кроме того, сельское хозяйство края производило на продажу несколько миллионов пудов хлеба. Торговые обороты с начала столетия возросли вдвое, достигнув к 1837 г. 25 миллионов рублей. Большим спросом на рынке пользовались хлеб, кожи, мыло, сало, мед, воск, кумач, китайка, меха и лес. В 40-60-х гг. Казанская губерния отправляла в центральные районы страны и за границу почти 15 миллионов пудов хлеба. Крупные партии товаров шли в Москву, Петербург, Астрахань, Оренбург, Саратов, Рыбинск, Ростов-на-Дону, Ярославль, Нижний Новгород, Вятку, Уфу, Ирбит, Петропавловск. В Кяхте (Бурятия), центре отечественной торговли с Китаем, продавалась казанская кожа.

Главным торговым центром губернии по-прежнему являлась Казань. В первой половине столетия ее торговые связи значительно расширились. Ежегодно у Казанской пристани останавливалось около тысячи судов.

Первое место в хлебной торговле в губернии занимал Чистополь. С Чистопольской пристани отправлялось в другие города много воска, меда, сала, кожи и поташа. Большие партии хлеба проходили через Мамадыш. Мамадышские купцы активно занимались также доставкой и сбытом рыбы, которую они привозили из Астрахани, с Урала. Крупным пунктом хлебной торговли стал Спасск.

Большая часть торговых операций осуществлялась на ярмарках и базарах. В 1858 г. в Казанской губернии было около 30 ярмарок против 22 десятилетие тому назад. На этих ярмарках, которые почти постоянно действовали в Свияжске, Лаишево, Чистополе, Спасске, Тетюшах, торговали хлопчатобумажными, шерстяными, шелковыми и льняными тканями, кожей, мехами, глиняной и деревянной посудой, многими другими изделиями.

Купечество, в том числе татарское, доставляло товары и на ярмарки, которые устраивались в городах соседних губерний. Активным было его участие в Нижегородской, Ирбитской, Мензелинской, Бугульминской ярмарках.

В первой половине XIX в. получают развитие торговые связи со Средней Азией. Ведущую роль здесь играли татарские купцы. Они хорошо знали языки и обычаи народов этого обширного региона, были с ними людьми одной веры. В 1808 г. директор Оренбургской таможни Величко писал: «В Бухарию ныне ходят для торговли из российских подданных одни татары, коим и настоящие российские купцы поверяют свои товары». В Казани имелась особая группа торговцев, которых называли «бухарюртучи». Они торговали не только бухарскими, но и другими среднеазиатскими товарами. Таковыми были М. Азимов, А. Юнусов и другие казанские купцы.

Таким образом, в первой половине XIX в. в Казанской губернии происходит развитие промышленности и торговли. Преобладающее место в промышленности заняли мануфактуры и мастерские, основанные на наемном труде, появились первые фабрики и заводы, увеличилось число вольнонаемных рабочих. Помещичьи и крестьянские хозяйства все активнее втягивались в товарно-денежные отношения. В среде крестьянства нарастал процесс имущественного расслоения. Сельское хозяйство в целом находилось в состоянии кризиса.

Новые экономические отношения пробивали себе дорогу с трудом. Основным препятствием была все еще сохранявшаяся феодально-крепостническая система хозяйства.







Сейчас читают про: