double arrow

КАЗАНСКАЯ ГУБЕРНИЯ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА


Казанский университет – один из центров развития мировой науки и центр развития культурной жизни в Казани в XIX веке

Первая половина XIX в. стала временем нового подъема отечественной культуры. Серьезные изменения произошли в культурной жизни края, населявших ее народов.

В 1804 г. был основан первый в Поволжье и третий в России Казанский университет. В феврале следующего года его порог переступили первые 33 студента. Их подготовкой предстояло заняться восьми ординарным профессорам, пяти адъюнкт-профессорам и шести учителям.

С 1814 г. в университете создаются нравственно-политический, врачебный, физико-математический и словесный факультеты.

Казанский университет сыграл огромную роль в развитии науки и просвещения. Он в течение непродолжительного времени обрел всероссийскую и мировую известность как крупный научный центр. Эта известность была прежде всего связана с именами, научными открытиями Н.И. Лобачевского, И.М. Симонова, Н.Н. Зинина и многих других ученых университета.

Сын землемера, выпускник университета Николай Иванович Лобачевский (1792-1856) в 24 года стал экстраординарным профессором. 12 февраля 1826 г. он впервые публично прочитал записку «Сжатое изложение начал геометрии со строгим доказательством теоремы о параллельных линиях». Тем самым было положено начало неэвклидовой геометрии. Новые представления о природе пространства раздвинули горизонты науки на десятилетия вперед. Н.И. Лобачевский был назван «Коперником геометрии». Его перу принадлежат труды по алгебре, теории вероятностей, механике, физике и астрономии.

Почти два десятилетия Н.И. Лобачевский возглавлял Казанский университет. Будучи ректором, он вложил много сил в его восстановление после погрома, учиненного реакционером М.Л. Магницким, и в развитие этого высшего учебного заведения. Были перестроены здания университета, открыты астрономическая обсерватория, химическая и физическая лаборатории, анатомический театр и клиника.

Неутомим был Лобачевский и на общественном поприще. Он стал одним из основателей Казанского экономического общества, организовал его опытную сельскохозяйственную ферму, участвовал в создании в Казани периодической печати и в издании научных трудов. Как помощник попечителя Казанского учебного округа Лобачевский немало потрудился над улучшением преподавания в его учебных заведениях.




В 1811 г. в университете начались астрономические наблюдения. В этих наблюдениях участвовал вместе с Н.И. Лобачевским студент И.М. Симонов (1794-1855), впоследствии один из основателей Казанской астрономической школы. В двадцать два года сын астраханского купца Иван Михайлович Симонов стал профессором Казанского университета. В 1819-1821 гг. русские мореплаватели М.П. Лазарев и Ф.Ф. Беллинсгаузен предприняли кругосветную экспедицию к Южному полюсу. Научным руководителем, астрономом этой экспедиции, открывшей Антарктиду и 29 островов, был И.М. Симонов (один из открытых островов по предложению Беллинсгаузена был назван именем Симонова). Вернувшись из путешествия, он написал ряд астрономических трудов, работу по климату Антарктики. За свои научные труды он был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук.

С именем И.М. Симонова связано создание городской астрономической обсерватории Казанского университета, которая сделала Казань астрономическим центром России, а также магнитной обсерватории. По инициативе ректора университета И.М. Симонова начали выходить «Ученые записки университета». Им впервые был издан отечественный учебник по астрономии «Руководство к умозрительной астрономии».



Мировой славой пользовался основатель казанской школы химиков Николай Николаевич Зинин (1812-1880). В химической лаборатории университета ему впервые удалось получить в 1842 г. анилин из каменноугольного дегтя (ранее это красящее вещество добывали из растения индиго). Это открытие положило начало новой эпохе в развитии химической науки, легло в основу создания синтетических материалов, производства лекарственных средств, душистых и других веществ. Ученик Н.Н. Зинина А.М. Бутлеров писал: «Зинину обязана русская химия своим вступлением в самостоятельную жизнь, его труды впервые заставили ученых Западной Европы отвести русской химии почетное место».

Интенсивная научная деятельность велась на востоковедческих кафедрах, получивших название «Восточный разряд». Крупными востоковедами являлись профессора И.Н. Березин, О.М. Ковалевский, ХД. Френ, А.К. Казем-Бек, В.П. Васильев и другие учёные.

С 1812 г. на арабо-персидской кафедре начал работать Ибрагим Исхакович Халъфин (1778-1829), преподаватель татарского языка в 1-й Казанской мужской гимназии. Теперь и университетский лектор татарского языка он вел большую научную, просветительскую деятельностью. В 1823 г. И.И. Хальфин стал первым из татар адъюнкт-профессором Казанского университета. Среди его трудов – «Азбука и этимология татарского языка», «Азбука и грамматика татарского языка с правилами арабского чтения», татарская хрестоматия «Жизнь Чингиз-хана и Аксак-Тимура с присовокуплением разных отрывков, до истории касающихся». Благодаря работам И.И. Хальфина западноевропейские ученые могли познакомиться с татарскими источниками.

Многим обязано И.И. Хальфину татарское просветительство, которое начало зарождаться на рубеже ХVПI-ХIХ вв. Он первым среди татар высказал основные просветительские идеи. Прогресс татарского народа И.И. Хальфин неразрывно связывал со светским образованием, с использованием достижений русского и европейского просвещения. Сам хорошо владевший русским языком, он выступал за его изучение всеми татарами. При его участии было разработано несколько проектов организации светских национальных школ для татар, однако они не получили поддержки в правительственных кругах.

Утверждению и развитию основных идей просветительства активно содействовал Хусаин Фаизханов (1828-1866). Он так же, как и Ибрагим Хальфин, работал преподавателем университета, имел звание адъюнкта восточной словесности (в 1854 г. в связи с переводом в Петербургский университет восточного разряда туда переезжает и Фаизханов, но связей с Казанью не прерывает). Известность X. Фаизханову как филологу и историку принесли его «Краткая грамматика татарского языка», исторические исследования старинных языков и грамот, татарских надгробных камней и другие труды. X. Фаизханов выступал за организацию светского образования для татар, подготовил проект реформы татарской школы, а также проекты издания газет и журналов на татарском языке. Он считал необходимым, чтобы татары, наравне с русскими, имели возможность получать высшее образование.

Татарскими просветителями являлись Мухаммад-Гали Махмудов (1824-1891), а также Салихджан Бикташевич Кукляшев (1811-1864) и Абдюш Ахтямович Вагапов (1814-1876), вышедшие из стен университета. Так, М.-Г. Махмудов в восемнадцать лет начал преподавать в университете, а затем в 1-й Казанской мужской гимназии восточную каллиграфию. Он собирал и издавал песни, поговорки, загадки и другие произведения татарского народного творчества, вместе с И. Хальфиным издавал на татарском языке произведения русских писателей. При его участии в 70-е гг. была организована Казанская татарская учительская школа, в которой он работал инспектором.

Формирование и развитие татарского просветительства, передовой общественной мысли и деятельность Казанского университета, таким образом, неразрывно связаны. Дело и в том, что университету был присущ дух вольнодумства. Выпускник Казанского университета, впоследствии член отделения русского языка и литературы Российской академии В.И. Панаев вспоминал: «В свободное время от классов и забав посвящали мы суждениям о предметах высоких, или изящных: подвиги героев, черты самоотвержения, торжество добродетели, творения великих писателей и поэтов, – вот что составляло предмет наших разговоров, наших помышлений, наполняло сердца наши и души».

К числу прогрессивно настроенных профессоров университета относился Карл Федорович Фукс (1776-1846). Здесь он читал лекции, а с 1823 г. по 1827-й был ректором. Созданный им кружок являлся своего рода центром общения и сближения русской и татарской интеллигенции города. На квартире Фукса можно было встретить университетского лектора татарского языка А. Даминева, преподавателя персидской словесности А.Т. Мир-Муминова, педагога и переводчика С. Кукляшева, педагога и учёного М.-Г. Махмудова, государственных чиновников, ахуна, мулл, купцов Юнусовых. Здесь же читались доклады на самые различные научные темы. Результатом многолетних научных изысканий самого Фукса стали его книги «Краткая история Казани» и «Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях».

В первой половине XIX в. активно занимались изучением края и другие ученые университета. Это востоковед, доктор философии ФЛ. Эрдман, профессор турецкого и татарского языков И.Н. Березин, профессор восточных языков ХД. Френ. Так, И. Н. Березиным были написаны книги «Татарский летописец», «Булгар на Волге», «Вторжение монголов в Россию». Много познавательного материала содержат работы М.С. Рыбушкина «Краткая история Казани», В.С. Ешевского «Русская колонизация северо-восточного края», В А. Сбоева «О быте крестьян Казанской губернии», «Исследование об инородцах Казанской губернии».

Роль Казанского университета в культурной, духовной жизни края первой половины XIX столетия велика и неоспорима. Однако поначалу татары, башкиры, представители других нерусских народов неправославной веры не имели возможности стать его студентами. Лишь через двенадцать лет после основания университета поступило разрешение на прием 20 мусульман на медицинский факультет. Это правило было подтверждено в 1849 г. Тем не менее, первые татары и башкиры, представители других тюркских народов получили высшее образование в стенах Казанского университета. Общее их число к середине XIX в. составляло несколько десятков человек.

Определенное развитие в этот период получает начальное и среднее образование. Возникают школы для детей русских государственных и удельных крестьян, в уездных городах учреждаются уездные училища. Кроме уже существовавшей 1-й Казанской гимназии, на базе главного народного училища в 1835 г. создается 2-я гимназия. В последующем многие ее питомцы заняли высшие административные должности, многие стали профессорами Казанского университета, в том числе литературовед Н.Н. Булич, физиолог Н.О. Ковалевский, химик А.М. Зайцев, зоолог Н.М. Мельников, медик Н.И. Котовщиков.

Шестью годами позже на средства помещицы А.Н. Родионовой открывается Казанский институт благородных девиц, названный Родионовским. Долгое время институт оставался единственным женским образовательным учреждением в крае. Многие ее воспитанницы работали в самом институте и возникших затем женских учебных заведениях. В 1847 г. при Северо-Восточной ферме Казанского экономического общества была открыта сельскохозяйственная школа. Ее воспитанники, прежде всего дети государственных крестьян, получали знания по земледелию, животноводству, огородничеству, ветеринарии. В 1853 г. для детей духовенства создаются епархиальное и окружное училища.

Не оставалось неизменным число татарских школ. В начале второй половины XIX столетия в крае насчитывалось около 500 сельских мектебов и медресе. Татарские учебные заведения находились в особо стесненных условиях, поскольку правительство средств на их содержание не выделяло. К тому же, не допускалось открытие светских татарских учебных заведений.

Нередко на страницах периодической печати можно было встретить произведения художественной литературы. Издавались также литературные сборники, проводились литературные вечера. И в этом отражалось развитие художественной литературы края.

На протяжении нескольких десятилетий центром литературной жизни являлось созданное в 1806 г. Общество любителей отечественной словесности. В нем объединилось несколько десятков писателей, поэтов, которые представляли все тогдашние литературные направления – классицизм, сентиментализм, реализм, романтизм. Инициаторами и активными членами общества были преподаватель Казанского университета, автор знаменитого стихотворения «Во поле березонька стояла», ставшего песней, Н.М. Ибрагимов, С.Т. Аксаков, университетский профессор П.С. Кондырев, В.И. Панаев, астроном И.М. Симонов и некоторые другие. Почетными членами общества являлись Г.Р. Державин, В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, П.А. Вяземский, многие другие видные русские поэты и писатели.

В доме К.Ф. Фукса, жена которого была поэтессой, устраивались литературные вечера. На одном из таких вечеров присутствовал 7 сентября 1833 г. А.С. Пушкин, собиравший материалы по истории пугачевского бунта. Тогда же с ним встретился поэт Е.А. Боратынский, находившийся в Казани. Казанские впечатления отразились в таких стихах Е. Боратынского, как «Мой Элизий», «Где сладкий шепот...», «На смерть Гете».

Во второй половине XIX века центром культуры, прежде всего науки, обширного края по-прежнему являлся Казанский университет. В его стенах оформляется и получает развитие несколько научных школ, получивших всемирное признание.

Основоположником новой школы органической химии стал Александр Михайлович Бутлеров. Он родился в 1828 г. в Чистополе в семье участника Отечественной войны. После окончания Казанского университета, по ходатайству одного из своих учителей К.К. Клауса (другим учителем являлся Н.Н. Зинин), был в 1850 г. оставлен на кафедре химии для приготовления к профессорскому званию. Через год А.М. Бутлеров защитил магистерскую диссертацию, а еще через три года спустя был удостоен звания доктора химии и физики. В 1860-1863 гг. возглавлял Казанский университет.

Основной научной заслугой А.М. Бутлерова является создание теории химического строения органических соединений. Эта теория положила начало современной органической химии. Исследования казанского ученого открывали пути создания пластмасс, синтетического каучука, других новых органических веществ. Его фундаментальный труд «Введение к полному изучению органической химии» стал настольной книгой многих поколений химиков. Бутлеров был избран академиком Петербургской академии наук, почетным членом двадцати шести российских и иностранных университетов и научных обществ.

Выдающимися учениками А.М. Бутлерова были Владимир Васильевич Марковников и Александр Михайлович Зайцев. Их исследования способствовали развитию синтетической органической химии.

Работы профессора Мариана Альбертовича Ковальского послужили развитию казанской астрономической школы. Он предложил новые методы вычисления орбит малых звезд и двойных планет, а также разработал новый метод определения движения Солнечной системы в пространстве.

Родоначальником казанской школы геологов стал Николай Алексеевич Головкинский. Его трудами, как и работами ряда других ученых, закладывались основы отечественной региональной геологии. Немало ценных идей высказал геолог Александр Антонович Штукенберг. Он создал геологический музей в Казанском университете, заложил основы городского краеведческого музея, был одним из организаторов общества естествоиспытателей.

Во многом обязана российская наука расцветом казанской математической школы, широким распространением её достижений профессору Казанского университета, уроженцу Казани Александру Васильевичу Васильеву. Он был одним из основателей Казанского физико-математического общества (1890) и его председателем в течение пятнадцати лет. А.В. Васильев участвовал в выпуске серии книг «Новые идеи в математике». Особые заслуги принадлежат ему в пропаганде идей Н.И. Лобачевского. Биография великого геометра, материалы по которой собрал Васильев, была издана в 1894 г. Более поздние работы профессора способствовали распространению в России идей теории относительности.

После изгнания из университета П.Ф. Лесгафта разработка проблем физиологии была продолжена доктором медицины Николаем Осиповичем Ковалевским. Он стал основоположником Казанской физиологической школы. Выдающиеся исследования в этой области были выполнены профессором Николаем Александровичем Миславским.

В 70-х гг. XIX в. профессор Емилиан Валентиевич Адамюк основал в Казанском университете кафедру офтальмологии и первую клинику глазных заболеваний в Казани. Его имя стало чрезвычайно популярным. Как писала газета «Волжский курьер», «Казань сделалась местом паломничества для тысяч больных и не было, кажется, более известного имени из врачей среди населения востока России, как имя Адамюка». Работы Е.В. Адамюка положили начало отечественной офтальмологии.

В 1885 г. при университете была открыта первая в России психофизиологическая лаборатория. Ее создателем был доктор медицины Владимир Михайлович Бехтерев, уроженец села Бехтерово Елабужского уезда. Его исследования нервной деятельности человека принесли ему славу основоположника экспериментальной психологии.

В области лингвистики крупное наследие оставили профессора Казанского университета Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ, Василий Александрович Богородицкий. Кроме подготовки трудов по славянскому языкознанию, Бодуэн де Куртенэ провел большую работу по редактированию и дополнению «Толкового словаря живого великорусского языка» В. Даля. В.А. Богородицкий стал основателем отечественной экспериментальной фонетики.

Во второй половине XIX в. появляются новые этнографические исследования, в которых находит отражение материальная и духовная культура поволжских народов. Быту татар, мордвы, чувашей, марийцев были посвящены работы В.К. Магницкого, И.Н. Смирнова, Н.В. Никольского и других этнографов.

Начиная со второй половины 60-х гг. при университете организуется несколько научных обществ. Это общество врачей, а затем и естествоиспытателей, общество археологии, истории и этнографии, в работе которого активное участие приняли К. Насыри, Ш. Марджани, X. Фаизханов, юридическое, физико-математическое, неврологическое общества. Наряду с научными они решили и практические задачи. Такая же направленность была и у Казанского экономического общества, действовавшего с 1839 г.

Во второй половине XIX в. Казанский университет перестает быть единственным высшим учебным заведением в крае. В 1874 г. на базе университетских кафедр был организован ветеринарный институт, который возглавил П.Т. Зейфман. Он был призван готовить специалистов для районов Волго-Камья, Сибири и Средней Азии. На первых порах ученых и преподавателей там было немного – всего 14 человек. Но вскоре институт становится крупным центром ветеринарного образования и науки. Среди Харьковского, Юрьевского и Варшавского ветеринарных институтов он занимал первое место по общему числу студентов (200-250 человек).

К высшим учебным заведениям относились также Казанские высшие женские курсы и Казанский учительский институт. Оба эти учебные заведения были открыты в 1876 г.

Среднее специальное образование давали промышленное техническое училище – первое среднее химическое учебное заведение в России, музыкальная школа Р.А. Гуммерта, художественная школа, юнкерское пехотное училище.

Получает развитие средняя школа. В конце столетия в Казани действовали четыре мужских и три женских гимназии, реальное училище, ремесленное училище, а также Родионовский институт благородных девиц.

Из религиозных учебных заведений продолжали работать духовная академия и духовная семинария. Здесь велась подготовка кадров священнослужителей и миссионеров.

Основным типом массовой начальной школы были земские школы. С 1884 г. правительство стало насаждать церковно-приходские школы, единственным учителем в которых был местный священник. В начале 90-х гг. таких школ было более 60. Часть детей могла обучаться в начальных народных училищах, вольных крестьянских школах.

Для нерусского населения края были открыты министерские школы с преподаванием на русском языке, особые церковно-приходские школы, а также школы, которыми ведало Братство святителя Гурия. На детей мусульман были рассчитаны русско-татарские школы. Эти школы финансировало государство, доведя их число к концу столетия до 57. В мектебы и медресе внедрялись русские классы, содержавшиеся на средства населения. Эти школы и классы имели обрусительную направленность. Вместе с тем они способствовали распространению русской грамотности и русского языка, элементов светской культуры.

В 1905-1907 гг. страну потрясли события, которые вошли в её историю как первая российская революция. Революционный взрыв явился следствием нерешенности многих назревших проблем социально-экономической и политической жизни, главными из которых были рабочий и крестьянский вопросы. Этот взрыв был ускорен экономическим кризисом 1900-1903 гг., тяжелыми поражениями русской армии в войне с Японией, исчерпанием надежд на реформы «сверху». Нерусские народы к революционным выступлениям побуждал и национальный гнет, игнорирование их культурных запросов. Так, татарам, чувашам, марийцам и другим народам края не было разрешено издавать газеты, открывать культурно-просветительные учреждения.

Нарастание общественного недовольства. В 1901-1904 гг. в стране состоялся ряд антиправительственных выступлений, которые отражали растущее общественное недовольство существующими порядками. Об этом свидетельствовали студенческие беспорядки, многочисленные забастовки рабочих, крестьянские выступления.

На политической арене появились новые партии радикального толка, наиболее заметными из которых были социал-демократы и социалисты-революционеры (эсеры). Социал-демократы почти сразу же раскололись на меньшевиков и большевиков и вскоре практически стали различными партиями. В 1903 г. был создан Казанский комитет Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП).

В забастовочную борьбу активно вовлекаются рабочие казанских и других предприятий. В 1900-1904 гг. бастовали алафузовские рабочие, казанские булочники, строители Паратского механического завода, казанские трамвайщики, наборщики ряда типографий. Их требования в основном носили экономический характер.

Крестьянство края протестовало против сохранявшегося помещичьего землевладения, обременительных арендных платежей. В 1901-1903 гг. произошло более 15 крестьянских выступлений. Крестьяне жгли помещичьи имения, захватывали хлеб, отказывались платить за аренду земли. За различного рода преступления против земельной собственности в 1902-1903 гг. власти привлекли к ответственности более тысячи крестьян.

Активным участником антиправительственных выступлений являлась учащаяся молодежь. Студенты Казанского университета устраивали забастовки и демонстрации, требуя восстановления университетской автономии, демократизации образования.

«Кровавое воскресенье» вызвало огромный резонанс по всей стране. Революционные выступления начались даже в тех регионах, где до этого царило относительное спокойствие. В Казани политическим «детонатором» стала забастовка алафузовских рабочих 20-23 января. Алафузовцев поддержали рабочие других предприятий города – механического завода Свешникова, паркетной фабрики Локке, завода Крестовниковых. 24 января началась забастовка студентов Казанского университета. Вскоре в забастовочную борьбу включились наборщики, столяры, портные, булочники, фармацевты, приказчики.

Всего в январе-марте в Казани было проведено более 20 стачек с участием 6,5 тысячи человек. Стачечникам удалось добиться выполнения ряда выдвигавшихся ими требований. Так, на Алафузовских предприятиях был на два часа сокращен рабочий день, несколько повышена заработная плата.

Революционное настроение охватило учащуюся молодежь. В январе-феврале бастовали учащиеся городских гимназий, Казанской татарской учительской школы, многих других средних учебных заведений Казани. Их выступления носили антиправительственный характер.

В борьбу начало втягиваться и крестьянство. В январе-марте 1905 г. аграрные волнения произошли в Бугульминском, Мензелинском, Спасском, Чистопольском уездах. В некоторых местах дело доходило до попыток дележа помещичьих земель.

Летом 1905 г. революционное движение в крае, как и во всей стране, приняло более широкий размах. Целую неделю, начиная с 7 июля, продолжалась стачка алафузовцев. Рабочие требовали установления 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, отмены штрафов, выплаты полной заработной платы за время болезни. Сопротивление забастовщиков удалось сломить только при помощи войск. Одиннадцать дней в августе бастовали рабочие столярных мастерских Казани, которые смогли добиться сокращения рабочего дня и повышения заработной платы. Летом в забастовочной борьбе участвовали также слесари, наборщики и рабочие ряда других профессий. С конца августа началась организация боевых рабочих дружин.

Усилилось крестьянское движение. Газеты того времени пестрели сообщениями о потравах, поджогах, самовольных запашках помещичьей земли, рубке леса.

Нарастало брожение в частях Казанского гарнизона. Студенты Казанского университета и ветеринарного института решили открыть двери высших учебных заведений для революционной пропаганды и агитации.

Новым всплеском выступлений была отмечена осень 1905 г. В конце сентября бастовали рабочие завода Крестовниковых, ряда других казанских предприятий. Бастующие продолжали выдвигать прежние требования, основными среди которых были введение 8-часового рабочего дня и повышение заработной платы. В сентябре-октябре в Казанском университете и ветеринарном институте проходили массовые митинги с участием рабочих, ремесленников, солдат, учащихся средних учебных заведений. Зачастую здесь звучали такие лозунги, как «Долой самодержавие», «Да здравствует революция», «Да здравствует Учредительное собрание».

7 октября началась Всероссийская политическая стачка. Первыми ее поддержали казанские печатники. Работа всех типографий была парализована, в течение трех дней не выходила ни одна газета. Забастовка печатников продолжалась со второй половины октября по 8 ноября. В это время стачечное движение развернулось на заводах Свешникова, Рама, Либихта. Бастовали приказчики магазинов, служащие учреждений, учащаяся молодежь.

На накал и ход борьбы огромное влияние оказали события 17 октября 1905 г. Тогда казаки применили оружие против митинговавших у Казанского университета рабочих, ремесленников, учащихся. Было убито и ранено около 40 человек.

Последовал взрыв возмущения. 19 октября началось разоружение полиции, создание боевых дружин, отрядов народной милиции. Была создана городская коммуна. Корреспондент австрийской либеральной газеты «Новая свободная пресса» сообщал: «Казань. Народ обезоружил полицию. Оружие, отнятое у неё, распределено между населением. Организована народная милиция. Господствует полнейший порядок». Революционеры захватили здание Казанской городской Думы.

Власти объявили в городе военное положение, привлекли в помощь солдат, юнкеров, черносотенцев и некоторых представителей православного духовенства. 21 октября по зданию городской Думы был открыт огонь из винтовок и пулеметов. К вечеру забаррикадировавшиеся в этом здании революционеры прекратили сопротивление. Они были арестованы и отправлены в тюрьму. На улицах происходило избиение лиц, подозреваемых в участии в революционных действиях. Общее число жертв расправы составило около 45 человек убитыми и ранеными. Целую неделю в городе продолжались погромы, направленные прежде всего против еврейского населения.

Под влиянием октябрьских событий активнее начали выступать крестьяне. Аграрные волнения прокатились по Мамадышскому, Свияжскому, Чистопольскому, Мензелинскому, Спасскому уездам. Характер действий крестьян не изменился.

Самый высокий подъем революционного движения наблюдался в ноябре-начале декабря 1905 г. В ноябре бастовали алафузовские рабочие, портные ряда казанских мастерских, часть подсобных работников Бондюжского химического завода, служащие казанского телеграфа, Буинской, Тетюшской, Елабужской почтово-телеграфных контор. Забастовки организовывали ученики 2-й Казанской гимназии, Казанской татарской учительской школы, Казанского промышленного и Елабужского реального училищ.

Несколько изменился характер крестьянских выступлений. Наряду с погромами помещичьих имений, самовольными порубками леса, отказами в выполнении повинностей крестьяне стали оказывать вооруженное сопротивление полиции и казакам. На некоторых крестьянских сходах начали звучать требования созыва Учредительного собрания, предоставления политических свобод.

В декабре в Москве началось вооруженное восстание, которое через десять дней было подавлено. Попытка поднять рабочих Казани на вооруженное выступление была сорвана местной полицией. Начался постепенный спад революции.

В течение почти всей первой половины 1906 г. в крае не наблюдалось сколько-нибудь значительных выступлений рабочих. Ситуация начала меняться в мае, когда в день международного пролетарского праздника бастовали наборщики ряда казанских типографий, рабочие заводов Крестовниковых, Рама, Либихта, бельгийского акционерного общества «Газ и электричество», ряда других предприятий. В сентябре в забастовках участвовали рабочие кукморских валяно-обувных фабрик, алафузовцы, строители Елабуги.

В марте 1906 г. объявили забастовку шакирды самого крупного казанского медресе «Мухаммадия». Вместе с ними бастовали и учащиеся других татарских средних учебных заведений. Общее число участников волнений составило около 1,5 тысячи человек.

Несколько оживилось весной и летом 1906 г. крестьянское движение. Частые аграрные волнения происходили в Буинском, Бугульминском, Лаишевском, Чистопольском, Спасском, Свияжском уездах. Крестьяне самовольно запахивали земли помещиков, громили их имения. В апреле произошло столкновение крестьян деревни Цильна Буинского уезда Симбирской губернии с полицией и казаками, в результате которого было убито и ранено более 200 человек. Кровавые события разыгрались и в деревне Байряки Бугульминского уезда Самарской губернии. Там полиция 17 июля открыла огонь по крестьянам, которые отправились рубить лес в имении местного помещика. Тяжелые ранения получили 9 человек. Несколько десятков участников бунта были приговорены к различным срокам тюремного заключения. Всего в 1906 г. в крае состоялось более 150 крестьянских выступлений.

Политический настрой значительной части крестьянства выражали наказы депутатам I Государственной думы. В них речь шла не только о передаче земли тем, кто ее обрабатывает, но и о созыве Учредительного собрания, отмене смертной казни, амнистии всем политическим заключенным.

В августе 1906 г. по инициативе председателя Совета министров П.А. Столыпина был принят указ о военно-полевых судах для рассмотрения дел участников революционного движения. Заработала так называемая «скорострельная юстиция» (судопроизводство по этому указу осуществлялось в течение 48 часов). Опираясь на чрезвычайные меры, которые действовали в течение восьми месяцев, правительство смогло сбить революционную волну.

И хотя весной 1907 г. наметился некоторый подъем революционного движения, революция подошла к своему финалу. Последнюю черту под ней подвел роспуск в июне того же года II Государственной думы.

Первая российская революция, в которой активное участие приняли трудящиеся массы края, не достигла своих основных целей. Устояло самодержавие, было сохранено помещичье землевладение. Неразрешенным остался национальный вопрос.

Вместе с тем много удалось и добиться. Так, была сокращена продолжительность рабочего дня на предприятиях, отменялись выкупные платежи. Было завоевано право создавать профсоюзы, другие самодеятельные организации. Провозглашались неприкосновенность личность, свобода слова, совести, некоторые другие демократические права. С созданием представительного органа власти – Государственной думы началась история российского парламентаризма.

Революционные события оказали мощное влияние на рост национального самосознания татар, развитие татарской культуры. Делало также первые шаги и национальное движение населявших губернию чуваш, марийцев и удмуртов.

Уступки, на которые пошло самодержавие, внесли в общество некоторое успокоение. Со второй половины 1907 г. и до мая 1910 г. на промышленных предприятиях края не было ни одной крупной стачки или забастовки. Лишь изредка вспыхивали небольшие антипомещичьи выступления в деревнях.

В период, непосредственно предшествовавший первой мировой войне, рабочее движение стало заявлять о себе все увереннее. Так, зимой-весной 1914 г. на промышленных предприятиях Казанской губернии было организовано 10 стачек. То, набирая силу, то, временно стихая, происходили волнения крестьян.

Такого же рода выступления, проходившие по всей стране, подтачивали авторитет власти, готовили почву для свержения самодержавия.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: