double arrow

Проблемы формирования в России современного рыночного механизма


Формирование современного рыночного механизма требует, прежде всего, развития рыночной конкурентной среды. Само количество рыночных хозяйствующих субъектов в России на математический порядок меньше необходимого (в США, как известно, действует более 22 млн. фирм). Возникновению но­вых хозяйствующих субъектов, в значительной мере, препятствует действующий так называемый «разрешительный» (на деле выступающий как ограничительно-запретительный) прин­цип создания. В соответствии с ним, для официального оформления создаваемого предприятия требуется огромное количество разрешений различных бюрократичес­ких организаций и инстанций, чиновники которых и далее получают возможность вмешиваться, по различным поводам, в дела предприятий. Проводятся бесконеч­ные перерегистрации, перепроверки и переоформления документов, лицензий и т.д., создающие благоприятную атмосферу для коррупции, вымогательства и шантажа. По данным Счётной палаты РФ, правом проверки деятельности предприятий в настоящее время обладают 97 различных государственных организаций.

Настоятельной необходимостью является отказ от разрешительного (ограничитель­но-запретительного) и введение регистрационно-заявительного принципа создания новых хозяй­ственных единиц. Хозяйствующие субъекты должны не «спрашивать разрешения» у го­сударственных инстанций, а лишь информировать их о создании предприятий, и этого достаточно для официальной регистрации и последующей деятельности, содержа­ние и формы которой, если они прямо не запрещены законом, свободно избираются хозяйствующими субъектами. Именно такая практика существует в большинстве раз­витых стран.

Следует отметить, что без упрощения процедуры открытия новых предприятий и без совершенствования налоговой системы (в частности, налоговых льгот для малого бизнеса и для всех вновь создаваемых предприятий) вряд ли возможной оказалась бы та «предпринимательская революция», которая развернулась в последние десяти­летия в развитых странах и которая в столь значительной степени способствовала росту эффективности их экономических систем и техническому прогрессу. Это же можно сказать и о борьбе с монополизмом. Для российской экономики чрезвычайно актуальной остается проблема преодоления отраслевого и регионального монопо­лизма рыночных посредников мафиозного типа, особенно на потребительском рын­ке, где мафиозный контроль над ценами имеет своим результатом ограничение спро­са и снижение жизненного уровня широких слоев населения. Показателен пример по фармацевтической отрасли – розничная наценка на лекарства превышает 500%, в результате чего при движении медицинских препаратов от производителей (или первичных импортёров) до потребителей эти препараты дорожают в среднем в шесть раз.




В области формирования рыночных институтов, инфраструктуры, а также денежной, бюджетной и финансово-кредитной политики ключевыми остаются задачи стабилизации денежной системы, укрепления национальной ва­люты, преодоление «долларизации» экономики, решение проблемы неплатежей, выход из инвестиционного кризиса и, на этой основе, - стимулирование структур­ной перестройки экономики, развитие новейших отраслей. Явно выявилась оши­бочность надежд на широкое привлечение иностранного капитала и возвращение вывезенных из России капиталов как средств модернизации экономики. В условиях распространения системы неплатежей предприятия не могут осуществлять инвес­тиционную мобилизацию средств. В связи с этим, в значительной корректировке нуждаются основные принципы бюджетной политики, т.к. 70 % неплатежей по на­родному хозяйству исходно порождены неисполнением обязательств бюджета.

Необходимость корректировки и объективная внутренняя противоречивость го­сударственной финансово-кредитной политики, пожалуй, наиболее наглядно прояв­ляет себя применительно к использованию денежно-кредитной эмиссии в качестве средства расширения финансовых, в том числе, инвестиционных ресурсов в эконо­мике. Инфляционно-опасный характер этого средства, теоретическая и практичес­кая сложность определения той грани, за которой позитивные результаты слабоин­фляционного финансирования сменяются негативными и, тем более, разрушитель­ными следствиями высокой инфляции, усугубляются отрицательным экономичес­ким и психологическим опытом первых лет трансформационных преобразований. Тем не менее, достаточно аргументированными представляются доводы исследова­телей, отмечающих необоснованность политики демонетизации ВВП, сжатия (или недостаточного прироста) денежной массы, создания феноменов «экономики не­платежей» и «рынка без денег», особенно с учетом фактов распространения квази­денежных субститутов, хождения иностранной валюты (в руках населения сосредо­точено порядка 66 млрд. долл., причем не более 1,5 млрд. долл. размещено в финансовых институтах всех форм и уровней) и неисполнения бюджетных обяза­тельств. Во второй половине 90-х г.г. 70 % хозяйственных сделок в промышленности не опосредовалось деньгами. Вряд ли можно считать оправданным положение, при котором в условиях переход­ной экономики, требующей широкого комплекса государственных мер по формиро­ванию макроэкономической рыночной инфраструктуры, доля федерального бюдже­та в ВВП составляет по доходам - порядка 12 % (в среднем за 90-е г.г.; в 2000-2003 г.г. – примерно 15-16%), а по расходам - не многим более 15 %. Задачи денежно-финансовой стабилизации пришли ныне в противоречие с более общими задачами оздоровления экономики в целом.



На предшествующих этапах реформ далеко не в полной мере оказалась учтена противоречивая взаимосвязь внутри- и внешнеэкономических факто­ров рыночной трансформации. Хаотическая «либерализация» и криминализация внешнехозяйственных операций нанесли огромный ущерб экономике Рос­сии. Настоятельной необходимостью является устранение существующих пе­рекосов в соотношении частнохозяйственной и государственной форм внеш­неэкономической деятельности.

Пресечение нелегального вывоза капиталов позволило бы дополнительно на­правлять на развитие хозяйства и социальной сферы те 20-25 млрд. долл., которые ежегодно теряет отечественная экономика. Известно также, что из суммы государ­ственных трансфертов, направляемых на социальную поддержку малоимущих слоев населения, в 90-е г.г. по назначению доходило не более пятой части; остальное оседало в карманах чиновников и разного рода махинаторов.

Сложной социальной проблемой в ближайшие годы будет оставаться безрабо­тица, уровень которой, с учётом неполной занятости, доходит до 25-27% экономически активного населения. В стране до сих пор не организована система общественных работ; весьма ограниченным по объему и ре­зультатам остается механизм переподготовки рабочей силы, причем функционирует он, в значительной степени, стихийно, без разработки научно обоснованных про­грамм. Проблема безработицы усугубляется легальной и нелегальной миграцией рабочей силы из стран СНГ и дальнего зарубежья, особенно из азиатских и африкан­ских стран.

Ключевое значение в усилении социальной ориентации реформ имеет расшире­ние государственной поддержки сфер, обеспечивающих воспроизводство личности и осуществляющих инвестиции в «человеческий капитал», - здравоохранения, об­разования, науки и культуры. Жизненно важной потребностью для страны является преодоление тенденции уменьшения доли этих сфер в расходах бюджета (так, доля расходов на образование сократилась в федеральном бюджете с 5,85 % в 1992 г. до 3,48 % в 1997 г. и до 4,4% по плану 2004 г; ещё меньше планируемая в 2004 г. доля расходов на здравоохранение – примерно 1,8%). Подобные тенденции обесценивают саму идею и смысл реформ; их преодоление - важнейшая задача корректировки хода социаль­но-экономических преобразований.

83. Экономическое развитие России в первые годы XXI века

Дефолт в августе 1998 г. продемонстрировал, что продолжение прежнего курса псевдорыночных «реформ» ведет не только к дальнейшему разрушению экономического потенциала страны и снижению жизненного уровня основной массы населения, но и может представлять опасность для доходов новых собственников. В связи с этим, на рубеже десятилетий были осуществлены некоторые меры для преодоления стихийности функционирования экономики, расширились экономические функции государства. В сочетании с благоприятной ценовой конъюнктурой на мировом нефтяном рынке это способствовало некоторой стабилизации экономического развития России.

В течение 2000-2004 гг. наблюдалась устойчивая тенденция роста валового продукта; в целом за этот период он вырос на 40% Поставлена задача удвоения ВВП к 2010 г. Удалось несколько снизить объем внешнего государственного долга (на начало 2002 г.- около 130 млрд. долл, на начало 2004 г.-примерно 115 млрд. долл); выполняются обязательства по выплате процентов и погашению капитальной части внешнего долга; уменьшилась зависимость от международных кредитных организаций. Снижаются темпы инфляции - в 2001 г. они составили 18%, в 2002 г.-15, в 2003 г.-12; на 2004 г. поставлена задача уменьшить этот показатель до 10%. Золотовалютные резервы страны в первой половине 2004 г. приближались к 90 млрд. долл.; по данному показателю Россия вышла на пятое место в мире. Стабилизировался курс рубля. Повысилась степень информатизации и компьютеризации - доля населения, являющегося пользователями системы Интернет и мобильной телефонной связи, приблизилась к соответствующим показателям в развитых странах, а по темпам прироста этой доли Россия является одним из мировых лидеров.

В то же время, экономическое развитие страны характеризуется существенными недостатками и противоречиями. Крайне медленно решается главная задача развития производительных сил - формирование постиндустриального технологического уклада. Не происходит структурной перестройки народного хозяйства: доля новейших наукоёмких отраслей не только не растет, но и снижается. Рост валового продукта обеспечивается, главным образом, за счет экстенсивного наращивания объемов добычи энергетического сырья. На долю этого фактора, по расчетам экспертов, приходится примерно 6% из 7% прироста ВВП в 2003 г. Несмотря на рост валовых показателей экономического развития, они всё ещё не достигли докризисного уровня рубежа 80-90 гг. прошлого века. Увеличивается отставание от ведущих стран мира по важнейшим показателям эффективности производства – производительности труда, фондо- и ресурсоотдаче; подавляющая часть предприятий функционирует на технико-технологической базе, доставшейся в наследство от советской эпохи. Продолжается отток капиталов за границу, в тот время, как внешние инвестиции характеризуются незначительностью объемов и неэффективностью структуры.

Крайне низким остается уровень жизни основной части населения. Десятки миллионов людей имеют доходы ниже официальных показателей прожиточного минимума, при этом размер минимальной заработной платы в несколько раз ниже прожиточного минимума (соответственно, 600 руб. и 2147 руб. в первой половине 2004 г.). Низкий уровень жизни, нерешенность жилищной проблемы, неуверенность в перспективах развития страны не позволяют преодолеть демографическую катастрофу.

Главной социально-экономической, политической и идеологической проблемой страны остается антагонизм интересов, целей, уровня и образа жизни основной массы населения и криминально-компрадорской олигархии. Даже по официальным данным децильный коэффициент составляет в России 14-16:1, что абсолютно неприемлемо для современных цивилизованных стран. Рост валовых показателей экономического развития не ведет ни к подъему уровня жизни, ни к структурной перестройке народного хозяйства, ни к укреплению обороноспособности страны, так как подавляющую часть доходов от экспорта энергоносителей присваивают и, в значительной части, переправляют за рубеж олигархи, чиновники и их челядь. Компрадорский криминалитет стремится к закреплению роли России в качестве сырьевого придатка богатых стран, зависимого и третьестепенного элемента мировой экономической и политической системы. В настоящее время без восстановления государственного суверенитета России эффективное развитие её экономики невозможно.

84. Влияние геополитических факторов на социально-экономические процессы в России

Усложнение взаимодействия глобальных и локальных закономерностей экономического развития – одна из особенностей современной эволюции экономической цивилизации; появилось даже специальное направление в рамках глобалистики - «глокалистика», исследующая противоречия данного взаимодействия, формы их разрешения и воспроизводства. Взаимодействующие с глобальными локальные закономерности проявляются на различных уровнях – это уровни межгосударственных объединений, отдельных государств, регионов в их рамках. Для переходной экономики России влияние геополитических факторов является особо весомым, что определяется как историей, так и современной ролью нашей страны в системе международных отношений.

В настоящее время известны многочисленные разработки в области теории переходной экономики. Однако подавляющая их часть рассматривает процессы социально-экономической трансформации в разрезе внутренних импульсов, закономерностей и противоречий, без достаточного учёта влияния внешних факторов (анализ внешнеэкономических параметров реформ, как правило, имеет технический характер). Между тем, процессы, происходящие в странах с переходной экономикой, - это лишь одна из сторон глобальной социально-экономической трансформации, причём господствующие ныне в мире силы стремятся использовать данные процессы в собственных интересах. Конкретно это означает установку на закрепление колониально-сырьевой ориентации хозяйства стран с переходной экономикой, включение их в мирохозяйственный механизм в качестве зависимых, второстепенных и третьестепенных элементов, всемерное ограничение их экономического и политического суверенитета, поддержку криминально-компрадорских режимов, инициирование сепаратизма и иных форм внутренней нестабильности. При разработке стратегии и тактики реформ странам с переходной экономикой необходимо исходить из понимания того факта, что международный финансовый капитал не заинтересован в появлении на глобальной арене новых сильных конкурентов, поэтому все его действия прямо и косвенно будут направлены на ослабление позиций этих стран и подчинение их своему влиянию.

Что касается России, то, добившись крушения ранее существовавшего государства, господствующие в мире силы теперь ставят задачу её превращения в лишённое политической и национальной независимости «географическое пространство», с учётом того, что и ныне на территории нашей страны находится значительная доля глобальных природных ресурсов (в том числе уникальных). Потенциально Россия остаётся богатейшей страной мира – на каждого её жителя приходится от 400 тыс. до 1 млн. долл. (по разным подсчётам) национального богатства.

Оценивая геополитические аспекты российских реформ, следует учитывать тот факт, что, несмотря на значительное ослабление оборонного потенциала, Россия всё ещё обладает практическим военно-стратегическим паритетом с США. Этим обусловлена возможность осуществления настоятельно необходимых мер по укреплению российской государственности. Прежде всего, ключевое стратегическое значение имеет укрепление и углубление Союза с Белоруссией (а в перспективе – с другими бывшими союзными республиками). Объединение экономического потенциала двух стран укрепит их общие позиции в конкурентной борьбе на мировом рынке. Экономическая и геополитическая важность Союза для России обусловлена теми фактами, что через территорию Белоруссии проходит до 70% российского экспорта в страны ЕС и до 30% всего объёма экспорта; на белорусских предприятиях размещено до 20% российского оборонного заказа и, в то же время, поставками из Белоруссии обеспечивается, например, 80% тракторного парка в России и т.д. Укрепление и углубление Союза России и Белоруссии – это не только фактор совершенствования реформационных процессов, но и важнейшее условие стабилизации современной геополитической ситуации в мире.

Ход реформ в России оказался значительно усложнен тем, что они начинались и проводились без достаточного научного обоснования, теоретико-экономической про­работки, при чрезмерном воздействии идеологических и конъюнктурно-политических факторов. Фактически, на уровне властных структур всё теоретическое обоснование необходимости радикальных преобразований ограничилось осознанием неэффективности командного хозяйства и желанием перестроить экономику по образцу высокоразвитых стран. Отсутствие научных представлений об объективных причинах возникнове­ния, цивилизационной природе и историческом месте командно-административного общества привело к чрезмерно негативной его оценке и, в частности, к пренебрежи­тельному нигилистическому отбрасыванию его достижений в научно-технической и со­циальной сферах. Не были осознаны также стратегические цели социально-экономиче­ской трансформации и роль рыночных преобразований как одного из средств достиже­ния этих целей.

Конкретный механизм рыночных преобразований также понимался чрезвычайно уп­рощенно и, по сути, сводился к двум основным идеям. Первая - это «отсечение» государ­ства от экономики, почти полная ликвидация его экономических функций («главная функ­ция государства - не мешать»), что, как предполагалось, приведет к «включению» рыноч­ных механизмов и автоматическому рыночному саморегулированию экономики, к росту её эффективности в результате успешной хозяйственной деятельности новых coбcтвенников, появляющихся в ходе приватизации. Вторая - это надежда на помощь из-за рубежа, на иностранные инвестиции и «рекомендации», что, в частности, предполагало безусловное выполнение указаний МВФ и других международных организаций, якобы заинтересованных в успехе «либерально-демократических реформ» в России.

Теоретическая несостоятельность данных идей, отмечавшаяся в научной литературе со времени их появления, была затем полностью продемонстрирована в практике реформ. Стихийного саморегулирующегося рынка на базе современных производительных сил быть не может; его давно нет в развитых странах; тем более невозможен и стихийный переход к рынку современного типа. Во всех без исключений странах, успешно осуществивших во второй половине XX века реформирование рыночного хозяйства, процесс перестройки экономики осуществлялся сознательно, планомерно, на ос­нове детально разработанных и корректируемых по ходу реформ государственных про­грамм. Так было, в Германии, Японии, в новых индустриальных странах.

Не оправдало себя и применение к России рекомендаций, разработанных МВФ для слаборазвитых стран с доиндустриальной экономикой. Кроме того, остались без внима­ния факты очевидного своекорыстия зарубежных «советчиков», их явной незаинтересо­ванности в появлении на мировом рынке нового сильного конкурента в лице успешно реформированной российской экономики, стремления добиться колониальной ориентации и зависимого, второстепенного положения России в мирохозяйственной системе.

В то же время, в научной литературе разрабатывались и неоднократно предлага­лись альтернативные варианты реформирования экономики, по-иному трактующие как стратегические цели, так и механизм преобразований. Достаточно полно давалось тео­ретическое обоснование необходимости перехода к социально-ориентированному ры­ночному хозяйству при регулирующей и корректирующей роли государства, аргументировались предложения об отказе от не оправдавшею себя курса, предлагались меры по исправлению ошибок. Давалась критическая оценка концепции «шоковой терапии» и разрабатывались модели «градуализации» реформ, т.е. осуществление кардинальных, но постепенных преобра­зований в форме системных последовательных мер через ряд дозированных шагов, ступеней, этапов при сохранении политической и социальной стабильности и преемст­венности.

Раздел V. Эволюция экономических форм и структур

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: