double arrow

Ситуационные задачи. 1. Известный отечественный невропатолог и психиатр В.М. Бехтерев (1857-1927) в разговоре с видным юристом и общественным деятелем А.Ф. Кони говорил, что ему


1. Известный отечественный невропатолог и психиатр В.М. Бехтерев (1857-1927) в разговоре с видным юристом и общественным деятелем А.Ф. Кони говорил, что ему вдруг стало известно от одного больного, что «деятели из священной дружины собираются убить князя Кропоткина». На вопрос А.Ф. Кони как он вышел из этого положения, В.М. Бехтерев сообщил, что он поручил одному из больных, который уезжал за границу, найти Кропоткина и предупредить его о готовящемся покушении, нарушив тем самым принцип врачебной тайны.

- Дайте оценку поступку В.М. Бехтерева.

2. Известный отечественный терапевт Г.А. Захарьин (1829-1897), по свидетельству деятеля земской медицины Д.Н. Жбанкова, «впервые ввел определенную таксу за свои советы на дому и за выезды и с течением времени довел ее до очень крупных размеров, менее чего не бралось ни с кого; этому «хорошему» начинанию последовали и другие московские профессора и практики… к тому же прежним московским купцам нравилось такое обращение, ибо они в подобном докторе видели своего «плоть от плоти своей» по самодурству».

- Дайте оценку действиям Г.А. Захарьина, учитывая его выдающийся вклад в развитие клинической медицины.

3. Видный отечественный врач-общественник С.И. Мицкевич, вспоминая свои студенческие годы, писал: «Наш курс недовольный постановкой дела в клинике Г.А. Захарьина, подал ему докладную записку, в которой корректно изложил свои пожелания об улучшении постановки занятий. Захарьин был вне себя от обиды: как осмелились мальчишки-студенты учить его, знаменитого клинициста и тайного советника. Он сердито ответил на записку на лекции и заключил так: «Дело свое я буду делать, как делал, а либеральничать не намерен». Мы зашикали, и большинство ушло с лекции».

- Дайте оценку поступку Г.А. Захарьина, в связи с эволюцией его взглядов.

4. Отрывок из речи профессора Васильева перед студентами-медиками Юрьевского университета в 1893 г.: «Что касается до отношения к Вашим больным, то, само собой разумеется, что Вы должны снискать их уважение. Этого Вы можете достичь лишь тем, что будете дорого брать с больных. Требуйте от каждого больного 10 руб., но ни в коем случае 1 р., или несколько рублей, а то Вас ославят, как человека жадного к деньгам, кого народ и без того принимает большинство врачей. Если Вы в денежных делах будете обходиться таким образом, то больные с уважением будут взирать на Ваши медицинские познания. Если же кто-либо не сможет заплатить эту цену, то лечите его безвозмездно, за что будет он обязан Вам благодарность




- Дайте оценку этой нравственной позиции.

7. Рекомендуемые темы рефератов:

1. Вклад И.М. Сеченова в развитие мировой и отечественной физиологии.

2.Научно-практическая деятельность С.П. Боткина.

3. Г.А. Захарьин и его вклад в терапию.

8. Литература:

Обязательные для подготовки к занятию литературные источники:

1. Сорокина Т.С. История медицины: учебник для студ. высш. мед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр "Академия", 2004. —560 с.

Рекомендуемые для подготовки к занятию литературные источники:

1. Лисицин Ю.П.История медицины: учебник для медицинских ВУЗов. – М.: Медицина, 2004. - 270 с.

2. Сорокина Т.С. Истоки университетского образования // Известия Международной академии наук высшей школы (Proceedings of the International Higher Education Academy of Sciences). — М., 2005. – 178 с.

Тема №11: История развития общественной медицины.

1. Значение изучения темы

Ознакомление с основными этапами развития общественной медицины в России и в Европе позволяет проследить преемственность в разработке важнейших направлений общественной медицины на протяжении ХVII – начала ХХ века.

2. Цель изучения темы: показать развитие общественной медицины как самостоятельной области медицинских знаний.



Для достижения данной цели необходимо: иметь верное представление о том, как развивалась общественная медицина в данный период времени.

Знать: На примерах трудов Дж. Граунта, М.В. Ломоносова, Е.А. Осипова, Ф.Ф. Эрисмана, А. Гротьяна и др важнейшие направления развития общественной медицины, их прогрессивное значение.

Уметь: сделать сообщение (доклад) по теме занятия.

Иметь представление о становлении и об основных направлениях в области общественной медицины в период ХVI – начало ХХ века .

Иметь навыки самостоятельной работы с первоисточниками: книгами, архивными материалами.

3. Основные понятия и положения темы:

Общественная медицина(англ. Social Medicine; от лат. socialis — обществен­ный, товарищеский) в широком смысле слова является многогранной сферой врачебной общественной деятельности, направленной на сохранение здоро­вья населения, предупреждение и лечение болезней. Становление общественной медицины в разных странах мира проходило в разные периоды.

В государствах Западной Европы становление общественной медицины, как правило, совпадало с утверждением капиталистического производства и но­вых общественных отношений, которые впервые оформились в XVI в. в наибо­лее передовых в экономическом отношении странах (Нидерландах, Англии, Франции). Простая кооперация привела к появлению мануфактурного про­изводства, которое господствовало в странах Европы до последней четверти XVIII в., т.е. вплоть до промышленного переворота в Англии.

Мануфактурное производство (от лат. manus — рука; factare — делать) было основано на разделении труда между наемными рабочими и на применении ручной техники, что вело к росту производительности труда и концентрации рабочей силы. Предприниматели были заинтересованы в увеличении числа наемных работников. Однако тяжелые условия труда имели своим следствием высокую смертность мануфактурных рабочих. Возникала необходимость хотя бы приблизительного учета числа работающих. Впервые это было сделано в Англии — классической стране первоначального накопления капитала. В 1527 г. (по некоторым источникам в 1517 г.) в Лондоне стали выпускаться «бюллете­ни смертности» (англ. the bills of mortality). В годы высокой смертности и эпиде­мий они выходили еженедельно. Представленные в них данные были неполны­ми и в значительной степени неточными, и потому еще не отражали реально­го состояния. Тем не менее, сам факт составления таблиц смертности, попыт­ка учета, хранения и первоначального анализа данных о смертности населения имели важное социальное значение.

Первый анализ таблиц смертности в Лондоне за 1603 — 1653 гг. сделал Джон Граунт (John Graunt, 1620 — 1674 гг.) — торговец галантереей и учитель музыки, ставший одним из основоположников демографической статистики(от греч. Amos — народ; grapho — пишу; лат. status — состояние, положение).

В 1662 г. Дж.Граунт опубликовал книгу «Естественные и политические наблюдения над записями умерших, главным образом по их отношению к управ­ою, религии, профессии, росту населения, воздуху, болезням города Лондоне («Natural and political observations upon the bills of mortality chiefly with eference to the goverment, religion, trade, air, diseases est. of the cily of London»). В ближайшие годы после выхода в свет она переиздавалась пять раз подряд. В своем труде Дж. Граунт сделал попытку установить статистические закономерности смертности населения в связи с возрастом, полом, образом жизни и некото­рыми заболеваниями. Он показал, что смертность в Лондоне превышает рож­даемость, и что рост населения города обеспечивается за счет притока сельс­кого населения. Через месяц после выхода в свет первого издания книги Дж. Гра­унт был избран членом Королевского общества Англии (Royal Society) — первой в Новой истории Академии наук, которая и сегодня существует под тем же названием.

Первоначально демографическая статистика называлась «политической ариф­метикой». Этот термин ввел Уильям Петти {William Petty, 1623 — 1687 гг.) английский врач революционной армии Кромвеля, личный врач О.Кромвеля, «генеральный землемер» Англии, член Королевского общества (1662 г.). Он считал, что «благо страны надо искать в производительной силе самого чело­века», и потому «страна, имеющая восемь миллионов жителей, более чем вдвое богаче страны, где на такой же территории проживает четыре миллиона».

Интерес врачей к политической экономии и их участие в решении эконо­мических проблем государства были характерны для того времени, когда мате­матика, став «царицей наук», широко использовалась в изучении явлений живой природы (ятроматематика, ятромеханика, ятрофизика). «Нет ничего более убе­дительного, чем число, мера и вес, если только они правильны», — писал У. Петти. Основными его работами явились «Замечания относительно Дублин­ских бюллетеней смертности» (1666 г.) и «Политическая арифметика» (1683 г.). Изучая смертность населения как врач и государственный деятель, У. Петти пошел дальше Дж.Граунта. Он интересовался количеством врачей, числом и достоянием больниц и приютов, влиянием эпидемий на сокращение числен­ности населения, а также пытался определить зависимость заболеваемости и смертности работающих от их профессиональных занятий.

Первые попытки связать болезни рудокопов и литейщиков с профессиональными отравлениями свинцом, ртутью и сурьмой предпринял выдающийся ученый эпохи Возрождения швейцарский врач Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм {Парацельс, 1493 — 1541 гг.). Уже тогда он говорил об индивидуальном подходе к лечению болез­ней работников разных профессий: врачу надлежит знать, «что может помочь кузне­цу, что — маляру, что — кожевнику, что — дровосеку, что — деревообделочнику, что — охотнику, что — рыболову, что — воину...».

Современник Парацельса немецкий врач, металлург и минералог Георг Агрикола (Бауэр, 1494—1555 гг.), описывая заболевания работающих, предлагал не только средства лечения, но и меры их предупреждения: защитную обувь и одежду, усиленное питание, устройство вентиляционных «машин проветривания» и шахтных лестниц укрепление сводов шахт специальными опорами, удаление грунтовых вод и т.д.

После работ Парацельса и Агриколы болезни, возникающие в связи с вреднос­тями мануфактурного производства, ста­ли предметом специального внимания вра­чей в странах Европы.

Основоположником профессиональ­ной патологии и гигиены трудакак от­расли медицины явился итальянский врач Бернардино Рамащини {Bernardino Ramazzini, 1633 —1714 гг.; рис. 233). Бу­дучи городским врачом в разных райо­нах Италии, а затем профессором уни­верситетов в Модене и Падуе, он «не погнушался посетить самые непригляд­ные мастерские и изучить тайны меха­нических ремесел». «Ведь каждому ясно, — писал Рамаццини, — что в разных местностях существуют разные ремесла и что в связи с ними могут возникнуть разные болезни. Именно в мастерских ремесленников... я поста­рался добыть сведения о том, как пре­дупреждать заболевания, которыми ре­месленники обычно страдают, и как их лечить».

Свои многолетние исследования Б. Рамаццини обобщил в классическом трактате «О болезнях ремесленников» («De morbis artiflcum diatriba», 1700 гг.), который был переведен на многие европейские языки и переиздавался свыше 25 раз. В нем описаны условия труда и заболевания работников более чем 60 профессий, «чьим трудом, тягостным и грязным, но все же необходимым, создается множество благ, которыми пользуются люди». Рамаццини анализировал причины возникновения заболе­ваний, предлагал возможные методы их лечения и предупреждения и настаи­вал на улучшении условий труда мануфактурных рабочих.

Работа Б. Рамаццини вышла далеко за пределы клинической медицины, она дала материалы и стимул для изучения промышленной патологии.

В России истоки санитарной статистикивосходят к эпохе Петра I, когда были предприняты первые попытки учета численности (мужского) населения страны в связи с призывом на военную службу. «Духовный регламент» (1722 г.) предписывал священникам «иметь всяк у себя книг, которые обычно нарицаются метрики, то есть книги записные, в которых записывать прихода своего младенцев рождение и крещение со означением года и дня и с именованием родителей», вести учет умерших до крещения и через каждые четыре месяца «о уведомлять письменно в Синод». Однако в первой половине XVIII в. записей о рождении и смерти велись с большими пробелами и не давали верного представления о численности мужского населения.

В первой половине XVIII в. по инициативе Петра I И. К. Кириллов (1689 — 1737 г.), руководивший картографическими работами, собрал обширные сведе­ния экономико-статистического характера. В 1727 г. он составил первое полное и детальное статистическое описание России «Цветущее состояние Всероссийс­кого государства», — какого в то время не имело ни одно другое государство.

В 1724 г. один из сподвижников Петра I видный государственный деятель России Василий Никитич Татищев (1686—1750 гг.) — историк, географ, со­здатель военной промышленности в России и, вчастности, мастерских на Урале (ныне Нижне-Тагильский завод) — составил и разослал по стране от Академии наук обширный вопросник (198 пунктов) о местных эпидемиях по­вальных болезней и средствах их лечения. Позднее М. В.Ломоносов разработал более удобный для заполнения и анализа вопросник, состоящий из 30 пунктов. И, несмотря на то что полные ответы на эти вопросники собрать так и неудалось, они послужили началом будущих медико-топографических описаний, сыгравших важную роль в изучении причин заболеваемости в России.

Медико-топографические описания получили широкое распространение в России со второй половины XVIII в. Их инициатором был президент Медицин­ской канцелярии Павел Захарович Кондоиди (1710—1760 гг.), положивший на­чало централизованному собиранию сведений о причинах заболеваемости насе­ления (поводом послужила высокая смертность среди солдат гарнизона Кизля­ра). С 1797 г. составление медико-топографических описаний вошло в обязанно­сти вновь созданных врачебных управ и приобрело систематический характер.

Сохранение здоровья российского народа было предметом письма Михаиле Васильевича Ломоносова «Оразмножении и сохранении российского народа» (1761 г.), которое он направил крупному государственному деятелю России графу Ивану Ивановичу Шувалову. В письме, которое явилось результатом глу­бокого научного исследования, Ломоносов полагал «приращение российского народа... самым главным делом», ибо в нем «состоит величество, могущество и богатство всего государства, а не в обширности, тщетной без обитателей». Он пытался показать, какой ущерб наносит России высокая детская смерт­ность: «Положим, что в России мужеска полу до 12 миллионов... на каждый год будет рожденных полмиллиона, из коих в три года умрет половина или еще, по здешнему небрежению, и больше, так что на всякий год достанется по сту тысяч младенцев не свыше трех лет. Не стоит ли труда и попечения нашего, чтобы хотя десятую долю, то есть 10 тысяч, можно было удобными способами сохранить в жизни?» Ломоносов писал о недостаточном числе лекарей и аптек, плохой помощи при родах, осуждал обычаи крестить детей в холодной воде, говорил о вреде «обжорства и пьянства» во время религиозных праздников и т.д. и, исходя из своего анализа, ставил конкретные задачи, направленные на развитие меди­цинского дела в России. Это — подготовка достаточного числа лекарей и по­вивальных бабок из «прирожденных россиян», создание учебника о повиваль­ном искусстве, организация борьбы с «моровыми поветриями», учреждение богаделен и приютов для младенцев, искоренение вредных привычек, улучшение условий труда «работных» людей (в первую очередь горнорабочих) и т.д. В конце XVIII в. вопросы санитарной статистики в России разрабатывали математик, физиолог и врач, академик Д.Бернулли (1700—1782 гг.) и физик Л.Ю.Крафт (1743— 1814 гг.), занимавшийся «политической арифметикой». На рубеже XVIII и XIX вв. развитию санитарной статистики были посвяще­ны работы С. Г. Зыбелина — первого профессора Московского университета из «прирожденных россиян», и Н.М. Максимовича-Амбодика, кото­рый писал: «Здравый рассудок повелевает больше пещися о размножении на­рода прилежным соблюдением новорожденных детей, чем населением не­обработанной земли неизвестными чужеземными пришельцами» (эпиграф к «Искусству повивания, или Науке о бабичьем деле»).

В первой половине XIX в. вопросы демографии и санитарной статистики изучал П.П. Пелехин (1794—1871) — профессор судебной медицины и меди­цинской полиции в Петербургской Медико-хирургической академии.

Большую роль в разработке и внедрении методов санитарной статистики в России играли научные общества: Общество испытателей природы и Физико-медицинское общество при Московском университете, Вольное экономичес­кое общество к поощрению в России земледелия и домостроительства и др.

В конце XVIII — начале XIX вв. капиталистический способ производства укреплялся в международном масштабе. Технические средства развивались бур­ными темпами. В 1713 г. в Англии был изобретен летучий челнок Кея, в корне преобразовавший прядение и ткачество. Применение парового двигателя (Дж. Уатт, 1774—1784 гг.) положило начало промышленной революции. Нача­лось машинное производство средств производства.

Промышленный переворот, т. е. переход от мануфактурной стадии к промыш­ленному (машинному) производству, ранее всего произошел в Англии. В нача­ле XIX в. он охватил страны Западной Европы и США и вызвал огромные социальные последствия. Рост промышленного производства обусловил увели­чение числа городов и городского населения. Это вело к скученности населе­ния и дальнейшему ухудшению условий труда и быта работающих. По иници­ативе передовых врачей стали проводиться санитарные обследования городов и промышленных предприятий.

Среди выдающихся деятелей общественной медицины Англии того време­ни особое место занимает Джон Саймон (John Simon, 1816—1904 гг.) — сани­тарный врач и хирург, один из основоположников общественной гигиены санитарного дела в Великобритании. В 1848 г. он был назначен на пост санитарного врача Лондона, в 1854 г. стал медицинским инспектором Государственной службы здоровья (General Board of Health), a c 1858 по 1876 г. являлся старшим медицинским инспектором Тайного королевского совета, т.е. гла­вой Британской санитарной полиции. Он был членом Королевского общества (с 1848 г.) и его вице-президентом (1879—1880 гг.).

Дж. Саймон создал крупную школу английских общественных врачей, деятелей санитарного и санитарно-промышленного надзора. Вместе со своими сотрудниками он изучал причины смертности рабочих в связи с условиями их труда санитарным состоянием их жилищ, питанием и т.д. Раннюю смертность рабочих (часто в возрасте 15—17 лет) он связывал как с антисанитарными, так и с социальными условиями. Его классический труд «История английских санитарных институтов», а также ежегодные «Отчеты об общественном здравии», которые он редактировал, содержат объективный материал о тяжелом положении рабочего класса в Англии, о пагубном влиянии вредных условий и изнурительного труда на здоровье работающих. Не случайно, что именно в Великобритании был издан первый в мире закон об общественном здоровье (Public Health Act, 1848 г.) и создано государственное учреждение по охране общественного здоровья (General Board of Health, 1848 г.).

Идею государственной организации медицинского дела научно разрабаты­вал австрийский врач — клиницист и гигиенист Йоган Петер Франк (Johann Peter Frank, 1745—1821 гг.), автор многотомного труда «Система всеобщей медицинской полиции» (1779—1819 гг.).

«Первоисточник богатства страны, — писал он, — в многочисленном и здоровом населении, в здоровых рабочих руках, в производительной силе че­ловека, в систематически проводимых государством мероприятиях по меди­цинской полиции».

Й. П. Франк был профессором Геттингенского (с 1784 г.) и Венского (с 1795 г.) университетов; в течение четырех лет (1804—1808 гг.) работал в Петербурге, был лейб-медиком императора Александра I и ректором Петербургской Медико-хи­рургической академии (1805 — 1808 гг.), где активно развивал свои идеи всеоб­щей медицинской полиции и занимался переустройством высшей школы, не всегда учитывая дух и традиции российского медицинского образования.

В России идея государственного участия в организации медицинского дела восходит к решениям Стоглавого собора 1551 г. и истории Аптекар­ского приказа.

В эпоху Петра I в Москве был открыт первый гражданский госпиталь в Лефортово (1706 г.) с госпитальной школой при нем. В 1755 г. они перешли в распоряжение военного ведомства: медицинское обеспечение ар­мии в те годы имело первостепенное значение. К концу царствования Петра Великого в России было уже 10 госпиталей и свыше 500 лазаретов. В годы правления Екатерины II началось строительство крупных больниц для гражданского населения в Петербурге (Калинкинская, 1762 г.; Павловская, 1763 г.; Обуховская, 1779 г.) и Москве (Екатерининская, 1775 г.); а для призрения незаконнорожденных младенцев в обеих столицах были учреждены Императорские воспитательные дома (1763, 1771 гг.).

Важным этапом на пути создания государственной системы социальной защи­ты населения в России стала реформа 1775 г., в ходе которой в каждой губернии учреждался новый орган — Приказ общественного призрения.В его состав входили губернатор, который стоял во главе приказа, и выборные представители дворян­ского, купеческого и крестьянского сословий. По замыслу Екатерины II приказы общественного призрения должны были выполнять функции государственных и общественных учреждений и стать универсальными органами государственной под­держки социально-незащищенных слоев населения.

На приказы возлагалась обязанность устройства и содержания воспитатель­ных и сиротских домов, городских начальных школ, богаделен и больниц, работных домов для праздношатающихся, домов для неизлечимо и психичес­ки больных, смирительных домов (для непокорных крестьян и непослушных детей). Приказы осуществляли свою деятельность лишь в городах (устройство и содержание больниц в сельской местности в то время полностью зависело от помещиков). Подчинялись они Медицинской коллегии, а после 1803 г. пере­шли в ведение Министерства внутренних дел. Источником финансирования приказов явились фиксированные выплаты из Государственной казны (по 15 тыс. рублей при основании приказа), дотации из городских бюджетов, пожертвования и доходы от кредитных операций. После 1785 г. финансовая база приказной медицины значительно расширилась. В первой четверти XIX в. приказы стали выступать в роли губернских банков.

К концу XVIII столетия было создано 40 приказов, которые имели в своем распоряжении 333 учреждения. Среди них: 30 больниц, 14 отделений для ума­лишенных, один дом для неизлечимо больных, один «оспенный дом», один родильный дом и один венерический лазарет. Приказные больницы были дос­таточно большими (60 — 300 коек), имели богадельни (20 — 250 коек) и отде­ления для психически больных. К 1850 г. число приказов увеличилось до 57. Таким образом, в стране создавалась государственная сеть гражданских меди­цинских учреждений.

Государственная организация медицинского дела становилась предметом специальных научных исследований. Так, в 1784 г. российский врач И.Л.Дани­левский защитил в Геттингенском университете докторскую диссертацию «Го­сударственная власть — самый лучший доктор». В 1785 г. профессор Московско­го университета Ф.Ф.Керестури произнес актовую речь «О медицинской по­лиции в России».

В 1803 г. Медицинская коллегия, которая ведала организацией охранения народного здравия, была упразднена. Ее функции перешли к со­зданному в 1802 г. Министерству внутренних дел (МВД), в котором вопросами организации врачебно-санитарного дела ведала Экспедиция государственной ме­дицинской управы (1803 г.). В 1811 г. она была преобразована в Медицинский департамент.

Важнейшими направлениями его деятельности были: руководство местными органами управления здравоохранением (губернскими врачебными управами, созданными в 1797 г.); организация борьбы с эпидемиями (в том числе бес­платное оспопрививание); руководство учебными заведениями и их обеспече­ние учебными пособиями; кадровое и лекарственное обеспечение учреждений здравоохранения; приглашение иностранных врачей в Россию; производство в медицинские и фармацевтические звания; управление минеральными водами; разработка законодательных актов, организация судебной экспертизы; распро­странение медицинской литературы и инструментов; развитие фармации и аптечного дела. Первоначально во главе Медицинского департамента МВД сто­яли высокопоставленные чиновники, не имевшие медицинского образования; после 1836 г. его возглавляли опытные врачи.

Приказы общественного призрения и подведомственные им лечебные заве­дения находились в ведении Хозяйственного департаментаМВД.

Научно-медицинской деятельностью в стране ведал созданный при МВД в 1803 г. Медицинский совет— совещательный научный медицинский орган. В круг его дел входили: аттестация медицинских чинов и иностранных врачей, освиде­тельствование лекарственных препаратов, цензура медицинских сочинений и пе­реводов, инструкции и рекомендации в области медицинской практики.

К моменту формирования земской медицины приказы общественного призрения создали в городах Российской империи широкую сеть гражданских медицинских учреждений. В их распоряжении было 519 больниц, 33 дома для умалишенных, 107 богаделен и инвалидных домов. Однако крайняя бюрократизация управления и регламентация деятельности приказов со стороны МВД, недостаточное финансирование и некомпетентность руководства приказов в вопросах здравоохранения способствовали тому, что большинство учреждений приказов влачило жалкое существование. В губерниях, где было введено земс­кое самоуправление, приказные учреждения были переданы земствам.

Таким образом, управление медициной и здравоохранением в Российской империи было рассредоточено между подразделениями МВД. Параллельно, при других министерствах и ведомствах (военном, юстиции, просвещения и др.) стали формироваться собственные службы, неподведомственные МВД, — единого государственного органа управления охраной народного здравия в России в то время не существовало.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: