double arrow

Советское государство и общество в годы Нэпа


28.03.2012

Условия перехода к Нэпу и его историческое место.

В начало 20-х годов страна вступила предельно обескровленной и истощенной. Прямые демографические потери составили около 12 – 15 миллионов человек, а с учетом отделившихся и потерянных территорий население России сократилось еще более чем на 30 миллионов. Территориальные утраты составили 718,8 тысяч квадратных километров. Плотность населения страны упала с 9,5 человек на квадратную версту до 7,3 человек. Сокращение населения продолжалось до 1922 года, в связи с голодом и мелкими конфликтами. В 1920 году было потеряно 3,8 миллиона человек, население составило 140,6 миллиона человек. В 1921 году - минус 1 850 000, в 1922 году – 1 600 000 человек. Только в 1921 году начался прирост населения.

Масштабы голода 1921-22 года примерно соответствовали масштабам голодного 1891 года, засухой и неурожаем были охвачены южная Украина, средний Дон, Прикаспий, Поволжье, бассейны Камы и Урала, Башкирию, Казахстан и западную Сибирь. Голоду способствовало истощение запасов продовольствия и износ инвентаря. Кроме того, не хватало семян и рабочего скота. Причем, если в 1920 году на 100 хозяйств было в среднем 110 лошадей, то к 1922 году это число сократилось до 80 на 100 хозяйств, возросло количество безлошадных хозяйств. Также к голоду приводила политика военного коммунизма и связанное с ней отсутствие материальной заинтересованности крестьян в увеличении производства. Последней причиной было общее плачевное состояние транспорта – за время войны было взорвано 4 000 мостов, повреждено 80% железных дорог, внутренний грузооборот в стране составил в 1922 году 28% от уровня 1913 года. Объем промышленного производства по сравнению с 1913 годом упало в общей сложности в 7 раз, в некоторых отраслях – в десяти и сотни раз.

Не менее сложной была и внутриполитическая обстановка. После снятия угрозы победы интервентов и белых и возвращения старых порядков крестьяне и рабочие больше не хотели терпеть ограничения военного коммунизма, популярность набрал лозунг «Свободу торговле». По многим регионам страны прокатились крестьянские мятежи и восстания, особенно опасными были организованный эсерами мятеж Антонова в Тамбовской губернии в августе 1920-апреле 1921 и мятеж моряков в Кронштадте – март 1921 года (про методы подавления мятежа лектор конечно умолчал). Лозунгом восставших на тамбовщине и в Кронштадте – «За Советы без жидов и коммунистов». В городах в это время поднялась волна забастовок, что и заставило власти поторопиться со сменой внутренней политики (разумеется ленинским промыслом). X Съезд РКП(б) в марте 1921 года установил новую экономическую политику (нэп).




Международное положение РСФСР улучшилось после ряда военных побед, хотя еще сохранялась дипломатическая изоляция советских республик, но были установлены дипломатические связи с ближайшими соседями. Антанта была вынуждена снять к 1921 году экономическую блокаду. В то же время, Ленин в марте 1921 года предупреждал делегатов X съезда, что Россия «на волосок от нового вторжения». Беспокойными оставались юго-восточные границы РСФСР, где в Монголии и Манчжурии действовали атаман Семенов и барон Унгерн, на Дальнем Востоке продолжали оставаться японские войска. Потому еще несколько лет после окончания большой войны в городах и поселках сохранялись части особого назначения, состоящие из вооруженных коммунистов и находившихся на военном положении.

В этих условиях, вводя нэп, советское правительство стремилось успокоить крестьянство, часть рабочих, ненадежные гарнизоны с одной стороны, а с другой стороны стремилось максимавльно быстро раздавить уже обозначившиеся очаги мятежа, не позволяя им охватить обширные территории и возобновить гражданскую войну.



В апреле 1921 года были разгромлены основные силы Антоновцев в Тамбовской губернии войсками Тухачевского. Части 7 армии были стянуты к Кронштадту и после двух штурмов, причем во втором принимали участие делегаты X Съезда а руководили штурмом Тухачевский и Троцкий, в ночь на 17 марта с огромными потерями захватили крепость, 2 000 пленных были расстреляны, 6 500 осуждены к различным срокам, 1 500 оправданы, часть восставших ушла в Финляндию.

Для борьбы с голодом в 20-х годах принимались титанические усилия. По всей стране шел сбор средств на помощь голодающим. Детей из голодающих городов вывозили в хлебные районы. Велась закупка продовольствия за рубежом. В целях привлечения к борьбе с голодом той части населения, которая отрицательно относилась к большевикам, был создан общественный комитет «Помгол», возглавляемый Калининым и в котором участвовал бывший министр временного правительства Прокопович. Из-за рубежа шла помощь по различным каналам – безвозмездная помощь из Ирана и Турции за дипломатическую поддержку и помощь оружием, по линии международного комитета рабочей помощи Клары Цеткин, 5 000 000 пудов хлеба предоставил по линии Международного Красного Креста комитет Фритьофа Нансена, самая крупная помощь шла по линии учрежденной в США конторы «Американская администрация помощи» сенатора ???, от которой поступило около 40 000 000 пудов продуктов. Запад, оказывая помощь ,использовал «Помгол» для вмешательства во внутренние дела России, пытаясь создать параллельные центры власти. В середине 1922 года после того, как голод пошел на спад, «Помгол» был распущен, его руководителей выслали за границу. Несмотря на все эти усилия, голод в России унес более миллиона жизней.

Нэп рассматривался большевистским руководством как политика перехода от капитализма к социализму. Соответственно в нэпе сочетались различные формы собственности: государственная (экономическая база социализма), кооперативная (полусоциалисическая) и частная (капиталистическая). Соответственно ,главным субъектом социалистического строительства считался рабочий класс, связанный с крупным машинным производством, деревенская беднота и наемные работники-батраки. С частной собственностью были связаны буржуазные элементы – нэпманы в городе и кулаки в деревне. Они же оценивались как потенциальные враги социализма. Нэп – смешанная экономика, в которой сочетаются не только разные формы собственности, но и разные методы хозяйства. От социализма в нэпе высокоактивная роль государства в регулировании экономических процессов, непосредственное управление государственным сектором, постепенное внедрение плановых начал в экономике и реализация социальных программ за счет государства. От капитализма в нэпе рыночные товарно-денежные отношения, свобода внутренней торговли, конкуренция и эксплуатация труда с целью получения прибыли. Нэп предполагал конкуренцию в экономической области между различными типами хозяйства и разными объектами рынка. Допуская экономическую конкуренцию, большевики старались не допускать ее в политике.

Развитие и восстановление рыночных отношений немедленно выявило неизбежно связанные с ними издержки – спекуляцию, коррупцию ,другие виды экономической преступности. Большая часть экономических преступлений приходилась на внутреннюю торговлю, особенно розничную, где ключевые позиции захватили частники, контролируя 75% розничной торговли и 95% торговых точек, хотя оптовую торговлю государство оставило за собой, отдав частникам 14,5%. В литературе тех лет описывается череда курьезных ситуаций, когда неопытные и излишне доверчивые советские хозяйственники передавали большие суммы денег для покупки машин и оборудования людям с документами, печать на которых была изготовлена из обычной резины. Не имея собственных опытных заготовителей сырья, госпредприятия отправляли на заготовку кож ,пушнины (рогов и копыт, ага) частных заготовителей, выдавая им авансы деньгами или промышленными товарами. Эти заготовители нередко сбывали полученные товары по произвольным ценам, либо просто обращали в золото и драгоценности и скрывались с ними.

Март 1921-22 – переход к Нэпу

1923-27 – Классический Нэп

1928-29 – начало наступления на Нэп ( главным образом в сх)

Конец 1929-1930 – свертывание Нэпа, переход к мобилизационной экономике.

Нэп в сельском хозяйстве.

Как и вся экономика страны, сельское хозяйство серьезно пострадало от войн 1914-20 годов. Правде, если финансовая система была разрушена до основания, а производство сократилось в 7 раз, то объем сельскохозяйственной продукции уменьшился в 2 раза. Но ,с учетом того фактора, что и в мирное время давал немного излишков, двукратное сокращение означало полуголодное или просто голодное существование большинства жителей страны. Еще более драматичный характер ситуации придала засуха и массовый голод 1921-22 годов. Хотя переход от военного коммунизма к Нэпу несколько успокоил крестьянство, однако сразу ощутить преимущество продналога перед продразверсткой удалось немногим, поскольку подвергшиеся засухе уезды и губернии были освобождены от уплаты налога, из-за чего на прочие регионы он был наложен в усиленном варианте.

С осени 1922 года деревня реально начинает становиться на ноги. Дальше пошел процесс довольно быстрого восстановления аграрного сектора экономики страны, засевались заброшенные во время войны и голода посевные площади. В 1920 году по 48 губерниям центра России безпосевные хозяйства составляли 7,5% от общего числа, а в 1923 году – только 3,2%. Поголовье КРС восстанавливалось медленнее. В 1920 году безлошадных хозяйств было 27%, в 1922 году – 37%, в 1923 – 30%. Голод 1921-22 годов усилил дифференциацию деревни и зависимость бедняков от кулаков. Процесс этот ограничивался налоговой политикой советской власти, носившей классовый характер – налоги на бедноту были обнулены, а также ограничением политических прав деревенской буржуазии. Поддержка бедноты кредитами, семенами и прочим способствовала осереднячиванию деревни ,но материальные и финансовые возможности государства были невелики, поэтому структура деревенского населения менялась очень медленно – процент безлошадных хозяйств за 1921-25 год сократился на Украине с 42% до 40,6%, в западных губерниях – с 12%, до 10,5%, в московском районе с 38% до 35%, в центрально-черноземной области – вырос с 37,3% до 38%.

Общий объем производства рос достаточно быстро, и к 1925 году деревня вышла на показатели 1913 года. В последующие годы после восстановления уровня темпы роста значительно упали и были вполне сопоставимы с ростом общей численности населения страны – объем производства на душу населении практически не повышался. Это было закономерно с учетом уровня развития производительных сил деревни. В условиях советской власти в деревнях продолжал господствовать общинный строй, охватывавший по РСФСР около 95% хозяйств, лишь в западном и северо-западном регионах этот показатель понижался до 80-90%. Своеобразно выстраивались отношения между общиной и сельскими советами. Зачастую на территории одного сельсовета располагалось несколько общин. В целом по Союзу было около 300 000 земельных обществ – общин и примерно 70 000 сельсоветов. Наряду с выборными советами продолжали действовать сельские волостные сходы. В повседневной жизни деятельность советов и земельных обществ постоянно переплетались, и нередко община подчиняла себе сельсовет. Этому способствовало несколько обстоятельств, прежде всего материального плана. В 1926-27 году только 3% сельсоветов РСФСР имели свой бюджет, суммарно составлявший 15 600 000 рублей, бюджеты же общин доходили до 80-100 миллионов рублей в год, около половины в них поступало от самообложения крестьянства. Кроме того, бюджет пополнялся за счет доходов от сдачи в аренду общинных земель, садов, лугов и других угодий, а также от кузниц, базарных площадей, и так далее. Немалая часть бюджета общин шла на удовлетворение нужд сельсоветов, в частности, на оплату труда почтальона, милиционера, содержание избы-читальни.

Политическая жизнь советского общества.

На политическую жизнь страны, особенно в начале 20-х годов накладывало отпечаток наличие оппозиционных большевикам политических сил. Состав противников большевизма в начале 20-х годов был пестрым, и был представлен как идейными антикоммунистами, так и просто бандитами, частью духовенства, беспартийными и членами небольшевистских партий, как запрещенных, так и легальных до середины 1922 года. Большую опасность для стабильности общества и целостности страны представляли националисты и сепаратисты. Питательной средой для антисоветчиков выступали те слои населения, которые понесли потери в собственности, власти и привилегиях в годы революции и гражданской войны. В этой среде не все были врагами советской власти, но в массе своей любви к ней они не испытывали. Ситуация осложнялась тем, что в условиях Нэпа социальная база капитализма, связанная с частным сектором, росла быстрее ,чем росла численность промышленного рабочего класса, считавшегося главным носителем социалистического начала. За период 1923-26 годов все городское население страны выросло на 21%, численность рабочих – на 38%, число владельцев предприятий, эксплуатирующих наемный труд – на 114% и более. Возродилась сельская буржуазия – кулаки. Составляя всего 2-3% от населения деревни, кулаки в силу своего экономического положения, оказывал огромное влияние на политическую жизнь в деревне. Какое-то влияние на крестьян сохраняли и бывшие помещики, многие из которых проживали в своих бывших имениях или их окрестностях. С учетом этих тенденций, властями осуществлялся рад превентивных мер – рост кулачества ограничивался экономически и политически, ограничение избирательных прав касалось и бывших помещиков. Кроме того, помещикам постановлением ВЦИК и СНК в марте 1925 года было предложено самостоятельно сменить место жительства. Проведенная в конце 1927 года проверка выявила массовый саботаж этого распоряжения – почти 12 000 бывших помещиков остались на прежних местах проживания. После этого специальные комиссии на местах занялись проверкой их политического поведения до 917 года и после революции. По результатам проверки 40% из них были принудительно выселены за использование своих бывших связей в целях подрыва существующего строя и антисоветской пропаганды, а 60%, как лояльных новой власти, оставили в покое (до поры).

Новая буржуазия и ее идейные попутчики в той или иной мере участвовали в политической жизни страны, поскольку даже экономические интересы обеспечивались наиболее полно через успехи в борьбе за политическое влияние. Самым же эффективным орудием такой борьбы в XIX-XX столетиях являлись политические партии. Монархические партии сошли с политической арены еще после февраля 1917 года, партия кадетов была запрещена большевиками в ноябре 1917 года, умеренные социалисты к началу 20-х годов по-прежнему действовали.

Продемонстрировавшие свою политическую несостоятельность в событиях 1917 года, дискредитировавшие себя в народном сознании сотрудничеством с белыми и интервентами в годы гражданской войны, умеренные социалисты в начале 20-х годов находились в глубоком кризисе и не являлись самостоятельной серьезной силой, способной взять власть и обеспечить успешное управление страной. Но в качестве вспомогательного орудия в борьбе с большевиками они принимались в расчет и внутренней контрреволюцией, и эмигрантами ,и политиками и спецслужбами иностранных государств. В этом качестве они действительно представляли определенную опасность.

Между тем, эти партии весь прежшествующий период гражданской войны и в начале 20-х годов могли действовать легально на территории СССР. До середины 1921 года, несмотря на предпринимаемые меры предосторожности, власти вполне терпимо относились к представителям иных социалистических течений. В летние месяцы 1921 года левые эсеры вновь начали укореняться в Вятке, открыв в ней свой пункт. Однако с учетом новейшего политического опыта, в том числе опыта мятежей Кронштадта и Антонова, большевистское руководство в центре и регионах стало относиться к ним более настороженно. В конце мая 1921 года на места поступило подписанное секретарем ЦК РКП(б) Михайловым письмо о недопустимости назначения на ответственные посты в продовольственных органах меньшевиков. Определенные основания для недоверия существовали – в конце лета 1921 года из Уржумского уезда в Вятку поступали сообщения о том, что духовенство и прочие противники советской власти развернули активную антикоммунистическую пропаганду, активно используя голод, и связанное с ним ослабление советской агитации. Аналогично оценивали ситуацию в руководстве Орловского и Слободского уездов. По части агитации в городе от эсеров не отставали и меньшевики.

На протяжении 1922 года было покончено с советской терпимостью и в выборных органах остались только коммунисты и беспартийные. Летом 1922 года прошел судебный процесс над верхушкой партии эсеров. На скамью подсудимых сели 34 человека - руководство партии: Абрам Гоц, Дмитрий Донской, Лихач. Партии в их лице были предъявлены обвинения в организации террора против советских партийных работников, сотрудничестве с интервентами, организации мятежей и так далее. Большинство получили сроки от 2 до 10 лет, 12 человек были приговорены к расстрелу, но приговор в исполнение приведен не был. Фактически их содержали в тюрьме в роли заложников, опасаясь индивидуального террора в отношении большевистских руководителей. В итоге приговоры были существенно смягчены: например, Абраму Гоцу расстрел заменили через полтора года 5 годами заключения, фактически же Гоц отсидел менее 3 лет и в мае 1925 года был освобождении и сослан на поселение. Через полтора месяца за попытку бегства из ссылки он вновь был осужден на 2 года, а после освобождения около 10 лет работал служащим Симбирского планового органа. В 1937 году был вновь арестован и осужден на 25 лет и умер в 1940 году в тюрьме.

Активных и заметных меньшевистских деятелей отправили либо в ссылку внутри страны, либо в эмиграцию. Кроме того, в эмиграцию решением особой комиссии Льва Каменева выслали за границу группу либеральных политиков и ученых-обществоведов на «философских пароходах». В числе высланных были Бердяев, Булгаков, Мильунов, Сорокин, крупные политики – Прокопович, Кускова, Пешехонов, Ланге.

В первой половине 1922 года на почве изъятия церковных ценностей обострились отношения государства и церкви. Духовенство и верующие активно сопротивлялись этому, доходило до применения оружия. В марте 1922 года был арестован и содержался под домашним арестом Патриарх Тихон. 26 апреля в Москве начался процесс над 54 священнослужителями и мирянами, обвинявшимися в сопротивлению изъятию церковного имущества из московских храмов. 11 обвиняемых были приговорены к расстрелу. Тихон обратился к Калинину с ходатайством о помиловании, в результате 6 человек из этих 11 были помилованы. Летом 1923 года Патриарх Тихон занял более миролюбивую позицию в отношении советской власти, отмежевался от белой эмиграции, после чего был освобожден из-под ареста. В январе 1924 года Тихон высоко оценил роль Ленина в жизни страны, но официально новую власть не признал. В марте 1925 года Тихон скончался, власти не допустили избрания нового Патриарха. Местоблюститель патриаршего престола Петр в это время находился в лагере и временно его обязанности исполнял с середины 1926 года нижегородский митрополит Сергий. 29 июля 1927 года Сергий и ряд других митрополитов подписали декларацию о признании советской власти, что позволило им одержать победу над обновленческим движением. Эту декларацию отвергла часть представителей церкви во главе с епископом Ижевским и Глазовским Виктором, а также РПЦ за рубежом.

Постепенное восстановление народного хозяйства, осуществленное в 1922-начале 1923 года упорядочение законодательства и правоохранительной системы, существенно повысили эффективность борьбы с уголовной преступностью. Репрессиями в этот период власть не злоупотребляла – на 1 января 1925 года в лагерях и тюрьмах СССР находилось 144 000 человек, на 1 января 1926 года – 149 000. Переход к нэпу обострил проблему коррупции и экономических преступлений. В борьбе с ними задействовались органы ОГПУ, милиция, рабоче-крестьянская инспекция.. Бороться с коррупцией в партии было поручено также созданной в 1921 году ЦКК с ее губернскими подразделениями. Информацию о ее работе дает переписка Дзержинского.

В годы нэпа сохранялись закрепленные в конституциях 1918 и 1922 годов ограничения избирательного права в отношении тех слоев населения, которые власти считали своими противниками. Накануне очередных выборов списки лишенцев составляли местные партийные и советские органы. Доля лишенцев колебалась в зависимости от этих властей. В 1926 году на выборах местных советов лишенцы составляли 4% в городе и 1% в деревне. В 1927 году цифры подросли до 8% и 3% соответственно.

Отношения власти с деревней в середине 20-х годов были достаточно благополучными, однако с середины десятилетия вновь начали нарастать тревожные симптомы. Выборы 1925 года снизили процент коммунистов среди депутатов в 2 раза до 6,5%. В последующие годы, особенно по губерниям севера России, ОГПУ зафиксировало постепенный рост антисоветских настроений крестьянства.

В 1 половине 20-х годов сильно уменьшилось влияние на жизнь общнества военных. Связано это было с окончанием войны, на первый план вышли проблемы мирного ссроительства и значительным сокращением численности ВС. За 1921 год армия уменьшилась с 5 500 000 человек, до 1 600 000 человек, а к началу 1923 года – до 600 000. минимальный размер армии – 562 000 был достигнут летом 1924 года. В это время РККА была на 180 000 меньше, чем армия Франции. Слабость государственного бюджета не позволяла в тот период много тратить на оборону, боеспособность поддерживалась за счет милиционной системы – ополчения, что позволяло утроить численность резервистов (пушечного мяса, никак не подготовленного).

Зарождение «сменовеховской» идеологии

Меры, предпринятые властями в отношении их противников, привели к тому, что политическая борьба в советском обществе стала менее острой, но не исчезла полностью. Если ранее она была достаточно заметной на поверхности общественной жизни, то теперь деятельность оппозиции приобрела более скрытый или нелегальный характер. Ее главной идеологией стало «сменовеховство». Сам этот термин появился после издания в 1921 году в Праге сборника статей под общим названием «Смена вех». Среди авторов этого сборника писатель кадет Ключников, обер-прокурор Синода Лукьянов и бывший руководитель агитпропа Колчака профессор международного права Устрялов. Устрялов являясь главным идеологом «сменовеховства» выдвигал тезис о непременном становлении России как великой державы. Решить эту задачу способен только большевизм, а потому задача интеллигенции – способствовать этому процессу. В ходе восстановления империи неизбежно перерождение большевизма ин интернационалистического течения в сугубо национальное – национал-большевизм. Из взглядов Устрялова не вытекало с неизбежностью идея буржуазного перерождения советской власти, но многие интеллигенты в России и за ее пределами стали трактовать их именно так, а призыв к специалистам помочь большевикам в строительстве новой советской государственности стали понимать кК задачу вхождения в государственный аппарат с целью подталкивания власти в сторону ее буржуазного перерождения. Это была тактика ползучей контрреволюции, которой способствовал переход страны на путь Нэпа, то есть рыночных полукапиталистических отношений. В принципе одобряя и приветствуя «сменовеховство» и сближении части интеллигенции с советской властью, Ленин вместе с тем сразу указал коммунистам на опасность контрреволюции. Именно по этой причине на протяжении 20-х годов власть, сотрудничая с интеллигенцией, относилась к ней с недоверием. В самой интеллигенции настроения были разными – одни оценили созидательные усилия большевиков и начали сотрудничать с ними искренне, другие оставались аполитичными и ограничивались чисто мещанскими делами и интересами, третьи, пойдя на службу советской власти, мечтал о реставрации капитализма в СССР, либо действовали в этом направлении. Переход к Нэпу породил у политических противников большевизма надежду на мирное перерождение советской власти.

В «Сменовеховстве» существовали две политические тенденции – поддержка государственнических устремлений большевизма и разложение его изнутри в буржуазный строй. Сами эти идеи стали зарождаться еще в годы гражданской войны, особенно после побед большевиков. Милюков еще в 1920 году писал: «Мы перенесли свои надежды на развитие внутренних процессов в самой России, На разложение большевизма внутренними силами». Подобная тактика бралась на вооружение и «сменовеховской» интеллигенцией внутри России и СССР, причем и здесь ее зарождение начиналось еще дол нэпа. То т же Чеянов выступал с соответствующими предложениями в кругу своих коллег-кооператоров еще в 1919-20 годах.

По мнению московского профессора Щагина Чеянов и его единомышленники Макаров, Рыбников и некоторые другие, используя свое положение спецов при соответствующих советских наркоматах и других учреждениях, пытались повторить тактику «обволакивания», которую так удачно реализовала либеральная оппозиция по отношению к самодержавию, прежде чем свалить его в феврале 1917 года. Важнейшим условием успеха такой тактики рассматривалось внедрение своих сторонников во все хозяйственные органы советской власти для оказания давления на их руководителей. Как это формулировал в своих показаниях следователю Николай Дмитриевич Кондратьев, главный тактический принцип, используемый им и его единомышленниками, состоял в ставке на эволюционный путь перерождения и сползания советской власти направо под давлением экономической и социальной необходимости и в использовании легальных возможностей для выяснения и борьбы за необходимость углубления нэпа.

Тенденцию разложения советской власти изнутри поддерживала и политическая эмиграция, а также политики и спецслужбы Запада. В этих целях использовались любые возможности, в том числе и помощь жертвам голода. Советское руководство пришло к выводу о том, что ряд видных членов Помгола, связанные с Западом, намерены использовать этот институт для подрыва советского строя и в сентябре 1921 года Помгол был распущен, а ряд его членов были высланы из России.

Сделав главную ставку на внутреннее разложение политического режима, его противники не отказывались и от таких методов борьбы как засылка диверсантов и подготовка военных заговоров при поддержке зарубежья. Так, в начале сентября 1921 года в прессе было опубликовано следующее сообщение: «ВЧК раскрыт ряд готовящих вооруженное выступление контрреволюционных организаций в Петрограде, на территории Северной и Северо западной областей». Во главе северо-западной боевой организации стояли профессор Таганцев, подполковник Шведов и агент финской разведки Герман. Одновременно с вооруженным выступлением в Петрограде они планировали восстание на станции Бологое с целью отрезать Петроград от Москвы. При ликвидации организации были обнаружены оружие, взрывчатка, литература, подпольные типографии и поддельные документы. Организация состояла из нескольких групп в Ленинграде и Кронштадте. Одним из наиболее влиятельных членов организации Таганцева был Николай Гумилев.

Внутрипартийная борьба в 1921-1927 годах

В политической система СССР правящая партия большевиков играла исключительно важную роль. Не сливаясь полностью с госаппаратом, она значительно срослась с ним в центре и на местах. Высшим органом партии считался партийный съезд, но съезд в первой половине 20-х годов собирался 1 раз в год, с середины 20-х он стал собираться реже – XV – в 1927, XVI – в 1930, XVII – в 1934, XVIII – в 1939 годах. Соответственно росло значение избираемого съездами и собиравшегося чаще ЦК партии, состоявшего из нескольких десятков членов. Однако и ЦК на пленумы собирался лишь время от времени – 3-4 раза в год, поэтому оперативное управление жизнью партии и страны сосредоточилось в руках узкого круга (ограниченных людей) лиц – Политбюро, созданного в 1919 году. В начале 20-х годов Политбюро состояло из 7 человек – Ленина, Троцкого, Сталина, Зиновьева, Льва Каменева, Рыкова, Томского. После ухода Ленина по состоянию здоровья в 1923 году его место занял Бухарин, ранее кандидат в члены Политбюро. Члены Политбюро занимали высокие должности в госаппарате: Ленин, затем Рыков – председатель СНК, Сталин – нарком госконтроля и нарком по делам национальностей, Троцкий, нарком обороны и глава РВС республики, Каменев – председатель Моссовета, Томский – председатель ЦСПС. Подобное совмещение партийных и государственных должностей наблюдалось и на местах, не всегда, но часто – руководители губернских партийных организаций могли быть председателями губисполкомов советов. Помимо Политбюро из состава ЦК выделялись еще две группы лиц – Оргбюро и Секретариат ЦК. Некоторые члены Политбюро были и членами Оргбюро или секретарями ЦК: Рыков был членом Оргбюро, Молотов, не будучи членом Политбюро, являлся секретарем ЦК и членом Оргбюро, Сталин входил во все три структуры, а с апреля 1922 года стал генеральным секретарем. Кроме Сталина и Молотова в секретариат входили Емельянов-Ярославский, Михайлов, позднее Куйбышев. В роли секретарей в предшествующие годы успели побывать Стасова, Преображенский, Крестинский, Серебряков – сторонники Троцкого. В Оргбюро входили Дзержинский, Рыков ,Сталин, Андреев, Куйбышев и Томский. Должности секретарей, а также генсека носили преимущественно вспомогательный характер – они оповещали членов бюро и партийных руководителей о партийных мероприятиях, важных событиях, готовили бумаги для заседаний. Но постепенно Сталин сделал свою должность ключевой благодаря своей кадровой политике и личным деловым качествам. С первых дней советской власти партийные комитеты всех уровней активно занимались расстановкой руководящих работников во всех сферах жизни государства и общства. В 1923 году это дело было упроядочено, в июне Оргбюро ЦК приняло постановление о назначениях ,подготовленное комиссией под руководством Молотова и Кагановича. В октябре ЦК партии вынес решение об основных задачах учетно-распределительной работы, а 16 ноября оргбюро приняло развернутое положение о порядке подбора и назначения работников, предусматривавшее составление номенклатурных списков – перечня руководящих должностей всех уровней, занять любой из которох гражданин лишь с согласия партийного комитета соответсткующего уровня – наркомов назначали в ЦК, губернский прокурор ставился по согласованию с губкомом и так далее. Если должность была выборной, то Губком намечал кандидатуру и старался провести ее на вакантное место с помощью фракции коммунистов из местного партийного органа. Номенклатура делилась на 3 уровня: первый уровень – наркомы, члены ЦК, второй уровень – их заместители, третий уровень – управленцы республиканского и губернского уровней.

Сама система возникла из-за сильного дефицита кадров, соответствующих нужным критериям – политически надежных, компетентных или способных быстро освоить порученное дело, лично честных. Сочетание подобных качеств в одном лице встречалось не часто, потому лица, попавшие в номенклатурные списки, выпадали из них только в крайних случаях – либо в случае смерти, либо в случае ареста. Расстановкой наиболее высокопоставленных работников занимались Политбюро, Оргбюро, Секретариат, а уровнем ниже – секретариат и орграспредотдел ЦК, появившийся в 1920 году. Сталин, возглавляя Секретариат и будучи членом бюро, мог влиять на кадровую политику. Кроме того, ему подчинялся орграспредотдел, во главе которого в 1823 году был поставлен переведенный из Туркестана Лазарь Каганович. С орграспредотделом согласовывались кадровые решения в губерниях, а подбираемые таким образом региональные руководители потом прибывали на партийные съезды в Москву и формировали состав ЦК партии. Многие из них становились членами ЦК. Соответственно на каждом этапе Сталин обрастал своими людьми в центре и на местах (Виссарионыч сволочь, но далеко не дурак). Но влияние и авторитет Сталина росли и потому, что из всех членов Политбюро он был наименее публичным человеком, в отличие от Троцкого или Зиновьева (довыступались). Он редко присутствовал на трибунах, не произносил ярких речей, а много и упорно работал, в том числе и над собой, вникая в сущность самых разных областей жизни. Руководители с мест, приезжая в Москву знали, что быстро и без взяток решить вопрос можно только у Сталина. В годы гражданской войны большевистская партия отличалась большой степенью сплоченность, что способствовало ее победе, и было обусловлено внешней смертельной опасностью. Такой опасностью была рабочая оппозиция Шляпникова, Коллонтай, Медведева, сложившаяся на рубеже 1920/21 годов в ходе дискуссии о роли и задачах профсоюзов в социалистическом строительстве.

РКП(б) была необычной партией не только в плане централизма и ориентации исключительно на парламентскую деятельность, что было свойственно западным социал-демократиям, она отличалась еще и тем, что прошла три революции, победоносную гражданскую войну и отстояла независимость страны от внешних врагов. На новом этапе она реально участвовала в управлении страной, причем в этот процесс включались не только верхи партии ,но и все ее члены. Хотя степень их влияния на власть была различной, тем не менее, чувство собственной значимости было присуще большинству коммунистов. Поэтому руководство партии, чтобы провести на собраниях необходимые решения, должны были убедить своих рядовых членов в своей правоте. Кроме того, с начала 20-х годов компартия осталась единственной легальной партией в достаточно сложном российском обществе и через нее пытались проводить свои интересы в той или иной степени различные слои общества, интересы которых не всегда совпадали. Поэтому внутренняя жизнь партии в 20-х годах была достаточно сложной и бурной – часть партии ориентировалась на рабочих, часть – на крестьян, причем крестьян различного социального положения, кто-то – на интеллигенцию. В партии образовывались различные течения, обычно именуемые «оппозициями».

Первой крупной оппозицией стала рабочая оппозиция рубежа 1920/21 годов. Ее рождение было связано со спорами, возникшими по поводу производственной демократии в промышленности. В первые месяцы советской власти реальное управление предприятиями оказалось в руках выборных рабочих органов – фабрично-заводских комитетов профсоюзов. С началом гражданской войны стало восстанавливаться административное управление через назначаемых ВСНХ директоров, так как фабричное самоуправление углубляло анархию в стране. Однако фактическое отстранение рабочих органов от рычагов управления болезненно воспринималось самими рабочими и членами большевистской партии, связанными с рабочим классом. Масла в огонь подлил Троцкий, когда в опубликованной 5 декабря 1920 года статье потребовал «огосударственнить» профсоюзы, лишив их внутренне демократии, одновременно усилив их роль в управлении народным хозяйством. Лидеры сложившейся на этой почве рабочей оппозиции – Шляпников, Коллонтай, Медведев выразили тревогу по поводу «бюрократического перерождения» советской власти и отстранения рабочего класса от власти и управления. Они считали необходимым отобрать власть над экономикой у ВСНХ и других государственных органов, передав их «съезду производителей» в масштабах страны и выборным профсоюзным органа м на заводах и фабриках. Платформа эта, при всей ее внешней привлекательности для многих рабочих, в случае практической реализации могла еще раз опрокинуть экономику страны в ту анархию, хаос и кризис, из которых она с таким трудом выкарабкивалась с лета 1918 года. Она угрожала и руководящей роли партии в государстве, что могло обернуться повторным его распадом, и что на том этапе было страшнее, чем угроза бюрократизма. Поэтому большевистское руководство в тот период сочло необходимым сохранить ограничения не только демократии в обществе в целом в соответствии с конституцией 1918 года, но и рабочей демократии в сфере производства – той демократии, которая рассматривалась с платформы анархо-синдикализма. На X съезде РКП(б) в марте 1921 года рабочая оппозиция, оказавшись в явном меньшинстве потерпела поражение, а пропаганда ее взглядов была признана несовместимой с пребыванием в партии. Что касается менее радикальных взглядов, то в партии они допускались, обсуждение таковых могло иметь место и в партийной прессе, для чего стал издаваться журнал «Большевик», и на партийных форумах. Но при этом принятые большинством решения должны были безоговорочно проводиться в жизнь, а сторонники альтернативных точек зрения не имели права организационно оформляться во фракции со своим руководством и своей особой идеологической платформой. Одновременно была отвергнута съездом и другая крайность – предложение Троцкого об «огосударствлении» профсоюзов. X съезд утвердил по вопросу о профсоюзах «Платформу десяти», автором которой был Руззурпак, и которую поддержали еще 9 членов ЦК, в том числе Ленин. В соответствии с ней профсоюзы, оставаясь негосударственной организацией с внутренней демократией, должны были брать на себя функции охраны труда, заботиться о повышении жизненного уровня своих членов, развивать систему здравоохранения, включая рекреационную систему, следить за соблюдением трудового законодательства, повышать общеобразовательный и профессиональный уровень своих членов, соучаствовать в управлении производством через выдвиженчество, обсуждение планов развития производства, утверждение норм выработки, расценок, подписание коллективных договоров между трудовым коллективом и администрацией.

Троцкистская оппозиция. В 1923 году инициатором новых споров внутри партии выступил Лев Давыдович Троцкий. 8 октября он отправил письмо в ЦК, поддержанное «письмом 46-и», которое подписали какие люди как Асвинский, Антонов-Овсеенко, И. Н. Смирнов, Шляпников, Серебряков и так далее. В письме шла речь о бюрократизации партийного аппарата, о его наступлении на внутрипартийную демократию, звучал призыв к обсуждению данной проблемы. Однако помимо этого вопроса, Троцкий поднял ряд проблем более широкого плана, главным их которых был вопрос о возможности построения социализма в одной стране, причем в стране невысокого уровня развития, каким было СССР. Троцкий считал, что в подобных условиях социализм построить невозможно, и что он возможен только после победы революции в странах Запада. Отсюда вытекала тактика, сводившаяся к двум основным пунктам: подталкивание любыми способами революции на Западе и внутри страны, чтобы продержаться до начала революции необходимо совершить индустриальный скачок, что должно было увеличить военную мощь страны и расширить социальную базу советской власти. Средства необходимые для индустриального скачка троцкист Преображенский предлагал изыскать в деревне. Основными оппонентами Троцкого на этом этапе выступили Зиновьев и Каменев, считавшие себя истинными вождями и недооценивавшие фигуру Сталина. Вместе с тем, они получили поддержку и со стороны Сталина в данном вопросе. Что касается внутрипартийной жизни, главным устремлением Сталина становится идея о превращении компартии в своеобразный «орден меченосцев» - строго централизованную, обладающую полувоенной дисциплиной и вдохновленную высокой идеей создания справедливого общества организацию. Ядром такой организации должен был стать сплоченный, отлично вышколенный и тщательно подобранный в персональном смысле партийный аппарат. Аппарат, работающий слаженно, без сбоев и четко выполняющий поступающие сверху команды. Это многими понималось как наступление на партийную демократию. Зато такая партия должна была стать тем скелетом, на котором бы выстраивалось мощное российское советское государство и тем инструментом, который должен был завершить модернизацию страны.

Сталин положительно относился к идее мировой революции, но никогда не делал на нее ставку. В 1923 году достаточно ясно обозначился спад мирового революционного движения на Западе, капитализм смог временно стабилизировать ситуацию. Именно в это время Сталин сформулировал свою идею о построении социализма в отдельно взятой стране. По этому вопросу сталинская позиция была явно предпочтительнее троцкистской, поскольку на вопрос «что делать?» Сталин отвечал четко – строить социализм, а Троцкий не давал внятного ответа, уповая на мировую революцию. Партийная дискуссия по поводу бюрократической опасности состоялась на протяжении 1924 года и сыграла определенную положительную роль в жизни партии и государства, но одновременно позиции троцкистов были ослаблены и в чисто административном плане. В январе 1925 года Троцкого на посту председателя РВС и наркома по военно-морским делам сменил его заместитель Фрунзе, который, однако, в 1926 году скончался во время операции, после чего должность занял Ворошилов. Антонова-Овсеенко сняли с руководства политуправлением РККА, его сменил А. С Губ…?, в должности командующего Московским Военным Округом троцкиста Уралова сменил Ворошилов. В роли дипломатов в разные станы отправились видные троцкисты Иоффе в Австрию, Кристинский в Германию, Пороховский в Англию.

Внутрипартийная ситуация еще раз изменилась в 1925 году, когда на XIV съезде РКП(б), провозгласившем курс на индустриализацию страны, проявила себя «новая оппозиция», состоявшая из ленинградской делегации во главе с Зиновьевым, к которой примкнул председатель Моссовета Каменев. Новая оппозиция в основном повторила троцкистские тезисы. После съезда в 1926 году оформилась объединенная троцкистско-зиновьевская оппозиция, основными остались идеи Троцкого. В 1926/27 годах оппозиционеры, создав фракцию в ВКП(б) вели агитацию на заводах и в студенческой среде, в которой нашли поддержку. При этом сталинско-бухаринское большинство в Политбюро вытесняло их из официальной прессы, а кое-где и с руководящих постов – Зиновьев лишился своих постов в Коминтерне и в Ленинграде, где его сменил Киров. В 1927 году оппозиционеры стали переходить к тактике нелегальной борьбы. 7 ноября 1927 года они организовали контрдемонстрации в Москве и Ленинграде, для разгрома которых были задействованы силы ОГПУ и милиции.

В декабре 1927 года на XV съезде партии 75 видных оппозиционеров из троцкистов, зиновьевцев и рабочей оппозиции, в том числе Зиновьев, Каменев, Радек, Смилга, Шляпников, Троцкий были исключены из партии. 20 из них ,включая Зиновьева и Каменева покаялись заблуждениях, надеясь восстановиться в партии после 6-месячного испытательного срока. 30 крупных оппозиционеров были высланы из Москвы в областные центры, где им была предоставлена работа. Троцкий был выслан в Среднюю Азию, а в 1929 году ему была предоставлена возможность выехать за границу. После XV съезда произошли перестановки в Политбюро, куда включили Молотова, Калинина и (???) вместо исключенных Троцкого, Каменева и Зиновьева. Кандидатами в члены Политбюро являлись Каганович Киров, Микоян, Орджоникидзе, Петровский и другие(???).

После этого разгрома оппозиция не исчезла, но затаилась, отчасти ушла в подполье. Члены оппозиции, не меняя своих взглядов, перестали их афишировать. Факторами, дополнительно ослабившими позиции леваков, явились, во-первых, начавшийся в 1927 года перевод рабочих на 6-7 часовой рабочий день, во-вторых, переход на рубеже 20-х – 30-х годов к политике индустриализации, коллективизации и раскулачивания, что фактически означало реализацию части требований троцкистов, что вызвало раскол оппозиции.

Предпосылки и причины отказа от НЭПа

В 1929 году произошел переход от Нэпа к новой экономической, социальной и культурной политике – политике индустриального скачка. Нэп позволил к 1925 году выйти на дореволюционный уровень, но это было «восстановление нищеты». Во 2 половине 20-х годов на базе НЭПа возобновляется процесс индустриализации страны, прерванный войной и революцией. Темпы промышленного развития на этом этапе были неплохими, так по данным историка Болдырева в 1925-30 годах ВВП СССР вырос в 2,2 раза, в то время как в США – в 1,4 раза, в Англии – в 1,8, в Германии – 1,18 раза. Но вместе с тем этот роз углублял диспропорции в развитии народного хозяйства, в экономике страны и в обществе вызревали глубокие противоречия, решить которые в период НЭПа было невозможно. Главным экономическим противоречием было противоречие между ограниченными возможностями мелкого крестьянского хозяйства и быстро растущими в связи с развертыванием процесса индустриализации потребностями страны в сельскохозяйственной продукции. Приобретавший системный характер провал хлебозаготовок в 1925, 1927 и 1928 годах, введение в городах с 1918 года хлебных карточек, очереди за хлебом – наиболее яркие проявления данного противоречия. Как и в годы Первой мировой и гражданской войн проблема заключалась не только и не столько в недостаточном производстве продовольствия, сколько в невозможности извлечь его из деревни в должных количествах рыночными методами. Главный держатель товарного хлеба – кулак, старался придерживать его до весны, когда цены на хлеб поднимались, а государству хлеб необходим был осенью, так как под размер урожая подстраивалась вся плановая работа. По настоящему товарными являются крупные хозяйства, а большая часть произведенного в мелком хозяйстве в нем же и используется. Товарность крупных хозяйств резко снизилась еще после революции, но еще больше товарность упала в 20-х годах по итогам дробления крупных хозяйств.

Чрезвычайные меры хлебозаготовок 1927/28 годов напугали крестьян, напомнив им опыт военного коммунизма и вызвали тенденцию к сокращению посевных площадей, и сокращению поголовья скота, что удалось остановить только к 1934 году. сдерживался рост сельхоз производства и неизжитым товарным голодом. Нужды деревни в инвентаре, изделиях кожевенной промышленности, одежде и обуви удовлетворялись на 50-60%, в том числе и из-за снижения производства товаров народного потребления.

Кроме того, огромное значение имел международный внешнеполитический фактор, а именно угроза новой войны в Европе. Противоречия, созданные Версальской системой, не оставляли иного выхода ,неизвестным оставался только срок начала войны. Советское руководство рассматривало несколько вариантов начала войны, но любой из вариантов грозил войной и СССР. Наихудшим вариантом было создание широкой антисоветской коалиции в Европе, на в любом случае советское руководство верило в неизбежность войны в обозримой перспективе. Но к войне СССР не был готов ни в дипломатическом, ни в военном отношении, он был слишком слаб. В 1929 году производство стали в СССР составляло 4 млн тонн, в Германии – 13,5 миллиона, США – 42 миллиона тонн. В СССР электроэнергии производилось в 1927 году на душу населения – 22 кВт/ч, в Норвегии – 2000 кВт/ч, в США – 700, в Германии – 480 кВт/ч. В то время как западноевропейские армии механизировались, а промышленность Франции по мобилизации могла производить до 1500, а Англии до 2500 танков в месяц, то СССР имел на вооружении около 1000 самолетов и 200 бронеединиц. На Съезде Советов в 1927 году всерьез обсуждался вопрос об усовершенствовании тачанки. Неразвитая химическая промышленность не давала даже потребного количества пороха. Хотя в связи с начавшейся индустриализацией в 1927 году темпы развития были неплохими, но явно недостаточными для XX века. Требовался прорыв, скачек, а НЭП с его рыночными механизмами и пропорциональным развитием всех отраслей экономики не позволял сосредоточить максимум ресурсов в ключевых отраслях – металлургии, машиностроении, химической промышленности.

В феврале 1931 года на всесоюзном совещании ударников промышленности Сталин заявил: «Мы отстали от Запада на 50-100 лет. Либо мы преодолеем этот разрыв за 10 лет, либо на сомнут». Индустриальный скачок требовался не только для создания мощного ВПК, но и для того, чтобы обеспечить техникой все отрасли народного хозяйства, чем радикально повысить производительность труда и на этой базе повысить жизненный уровень населения.

На любом направлении требовалась целая научно-техническая революция. Для создания, например, самолетов, требовалось создание алюминиевой, моторостроительной, резинотехнической, металлообрабатывающей промышленонсти. За период 1922-33 годы страна импортировала 86 000 тракторов, заплатив 200 000 000 рублей. В связи с началом создания МТС требовалось ежегодно экспортировать 2-3 миллиона тонн зерна, чтобы поддерживать поставки техники на уровне 20-х годов, и около 30 миллионов тонн, чтобы иметь в каждой МТС 5-6 тракторов. Но в 1926/27 годах на экспорт ушло 2 100 000 тонн, а в следующем году – всего 200 000 тонн, что привело к полному прекращению ввоза из-за рубежа сельскохозяйственной техники. Правительство, кроме забот об МТС, занималось еще ввозом промышленного оборудования и некоторыми другими закупками. С началом мирового экономического кризиса дополнительно увеличилась база для индустриального скачка, так как появилась возможность закупать на Западе оборудование по падающим ценам.

Наряду с экономическими предпосылками большого скачка, существовали и внутриполитические факторы:

1) Росло недовольство в широких слоях населения. Нэпманы, кулаки были недовольны налоговой политикой правительства, сдерживающей рост капитализма и накопление богатств, а также ограничением политических прав. Деревенские середняки в 1927/28 годах был недоволен товарным голодом и налоговой политикой, в частности освобождением от налогов бедноты. Бедняки и рабочий класс были недовольны низкими темпами роста уровня жизни, не соответствующими ожиданиям. Рабочие к тому же были возмущены сбоями в продовольственном снабжении, введением карточной системы.

2) Против НЭПа работало рожденное рыночными отношениями социальное расслоение в обществе.

Индустриальный скачок предполагал колоссальные финансовые вливания, возникал вопрос, откуда взять деньги?. Определенный доход приносила сама промышленность, особенно легкая, кооперация и внешняя торговля, но для скачка это было явно недостаточно. Поэтому сталинское руководство приняло решение о перекачке средств из деревни в промышленность.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: