double arrow

В.А. ОЗЕРОВ И АКТЕРСКОЕ ИСКУССТВО ЯКОВЛЕВА И СЕМЕНОВОЙ


Актёрское искусство.

В актерском искусстве начала XIX века шел активный процесс разрушения классицистического канона. Современное искусство в большей степени обращено к индивидуальности человека, особое внимание уделяло чувствам героев, проявлениям их эмоций, а от зрителей требовало прежде всего сострадательности и эмоциональных аффектов.

Процессы, протекавшие в петербургском и московском театрах, имели различия. Петербургскому театральному стилю был присущ парадно-представительский оттенок, который в чисто эстетическом плане проявлялся в строгости и отточенности формы, в филигранной выстроенности и декоративной соразмерности мизансцен, в согласованности ролей с идеей и образом целого. И в данном случае школа патриарха российской сцены И. А. Дмитревского оказалась необычайно продуктивной. В ней наряду с порывами истинного вдохновения и страсти, моментами подлинного преображения артиста в образ большое внимание уделялось постижению и совершенствованию техники представления. Именно метод Дмитревского позволил открыть дарования А.С. Яковлева и Е.С. Семеновой.

Целую плеяду молодых актеров воспитал А. А. Шаховской, который в 1810-1820-х годах образовал так называемые «молодые труппы», призванные создать сыгранный ансамбль петербургской сцены. Среди его воспитанников одним из самых популярных актеров в комедии был молодой И. И. Сосницкий (1784—1871). Стал незаменимым исполнителем ролей молодых людей в комеди ях Хмельницкого, Шаховского, Загоскина, в русских и переводных водевилях первой четверти XIX века. Сосницкий был в полной мере мастером «школы представления». Суграл на премьере «Горе от ума» (1829) Чацкого.

Еще представители Петербургской школы: П.А. Плавильщиков, В.П. Померанцев, Я.Е. Шушерин.

Тенденция развития московской актерской школы как школы игры, основанной на спонтанных эмоциональных порывах, на сиюминутности и порой непредсказуемости душевного вдохновения, нашла отражение уже в сценической деятельности С. Ф. Мочалова (1775—1823).

Алексей Семенович Яковлев (1773—1817) — замечательный трагический артист, являл собой образец истинно поэтической личности. Обладая богатой чувствительностью, способен был отдаваться стихийному порыву эмоций. Юный А. С. Пушкин в своих «Замечаниях об русском театре» называл его «диким, но пламенным». И вместе с тем актер обладал врожденной классичностью формы, величавой живописностью жестов, мощной выразительностью и силой интонаций.

Не получив профессионального образования, прошел хорошую школу у И. А. Дмитревского. Яковлев обладал потрясающей зрителей выразительностью мимики, приобретавшей характер драматической пантомимы.

Его творчество обычно разделяют на три этапа. К первому относятся его роли в классицистских трагедиях А. П. Сумарокова и Я. Б. Княжнина, в пьесах сентименталистов и в мелодрамах. Благодаря своей эмоциональной подвижности и стремлению передать богатый спектр чувств героев, Яковлев в значительной степени разрушал канон декламационного классицистского театра и ставил со всей очевидностью проблему естественности актерской игры.

Второй этап его деятельности связан "непосредственно с озеровским репертуаром. В галерею прославивших его образов вошли Тезей («Эдип в Афинах»), Фингал и Димитрий Донской. По словам современников, А. С. Яковлев умел «выразить весь характер представляемого им героя, всю его душу и, может быть, свою собственную».

Последний период творчества А.С. Яковлева связан с его открытиями в шекспировском и шиллеровском репертуаре. Среди его ролей — Отелло и Эдгар («Леар»), Карл Моор в шиллеровских «Разбойниках». Характер исполнения и сценические приемы, использованные артистом, свидетельствовали об удивительно глубоком проникновении во внутренний мир образов.

Екатерина Семеновна Семенова (1786—1849) стала символом русского искусства трагедии. «Одаренная талантом, красотою, чувством живым и верным, она образовалась сама собою, — писал А. С. Пушкин. — Игра её, всегда свободная, всегда ясная, благородство одушевленных движений, орган чистый, ровный, приятный и часто порывы истинного вдохновения, все сие принадлежит ей и ни от кого не заимствовано».

В ролях героинь на протяжении первой четверти XIX века на петербургской сцене бессменно царила Екатерина Семенова. Путем долгого и упорного труда, постоянно повышая свое мастерство, она выработала необычайно совершенную артистическую манеру, органично сочетавшую строгость и величавость стиля с поразительной естественностью, пластичностью и поэтичностью душевной выразительности.

Окончила Петербургское театральное училище, где занималась у И. А. Дмитревского, затем обучалась игре и декламации у А. А. Шаховского, а в дальнейшем проходила свои лучшие роли с большим знатоком литературы и театра Н. И. Гнедичем.

Е. С. Семенова обладала прекрасными сценическими данными. Её крупная величавая фигура, сравнимая с античными статуями, чистый, звучный, необычайно пластичный голос, способный передать тончайшие эмоциональные модуляции, выразительность жеста способствовали созданию масштабных образов.

Легендарные роли в трагедиях В. А. Озерова: Антигона («Эдип в Афинах», 1804), Моина («Фингал», 1805), Ксения («Димитрий Донской», 1807), Поликсена (1809). Своеобразный творческом поединке с прославленной французской актрисой Жорж, гастролировавшей в Петербурге в 1808 году, пальма первенства была единодушно отдана Семеновой.

Актриса создала яркие героические образы в классической трагедии, исполняя Клитемнестру, Гермиону и Федру («Ифигения в Авлиде», «Андромаха» и «Федра» Ж. Расина), Аменаиду («Танкред»), Меропу и Заиру в произведениях Вольтера, Марию Стюарт в переделке трагедии Ф. Шиллера.

В русском театре первой четверти XIX века шел активный процесс интеграции в европейскую театральную систему. Театр активно привносил в свои репертуар произведения, принадлежащие к новейшим европейским литературным течениям


Сейчас читают про: