double arrow

АНТИЧНАЯ АГРИКУЛЬТУРА

АНТИЧНАЯ АГРИКУЛЬТУРА______________________________________________________ 87

Земледелие Древнего Рима

Древний Рим не имел такого ряда выдающихся математиков и филосо­фов, как Греция. Но от Рима работ по земледелию осталось больше, чем от греков. По этим работам мы можем преимущественно знакомиться с быто­выми и экономическими условиями того времени. Искать в них развития теоретических взглядов на питание растений и животных дело бесполезное.

Греческая культура проникла в Рим за 200 лет до нашей эры в связи с завоеванием Южной Италии и распространением римского влияния в других средиземноморских странах. Это дало толчок развитию римской культуры. И когда Рим победил Грецию, то победители восприняли культуру побежден­ных.

Завоевание Египта римлянами привело к переселению виднейших еги­петских ученых в Рим. В Александрии имелась богатейшая библиотека древ­него мира, насчитывавшая 700 тыс. свитков.*

В Риме происходило накопление знаний, но их трудно было обобщить. Например, древние римляне знали не только действие навоза (нетрудно заме­тить, что если лошадь оставила на лугу испражнения, то на этом месте появ­ляется более темная зелень и наблюдается лучший рост травы), но они знали также действие золы, гипса, знали действие зеленого удобрения (запаханного люпина), вообще улучшающее действие бобовых, хотя они и не догадыва-

* Она погибла в VI в. при нашествии арабов-магометан. Завоевателю Омару приписывает­ся следующее изречение: «Или в этих книгах то же, что в Коране, тогда они излишни, или они противоречат Корану, тогда они вредны, а потому — сжечь их».





лись, что эти растения усваивают азот воздуха. Эмпирически они установи­ли, что на склонах Везувия можно получать хороший урожай, если посеять хлеб по запаханному люпину, но не понимали, почему это не везде повторя­ется. Теперь мы знаем, что почва на склонах Везувия, образовавшаяся из ла­вы, богата калием и фосфором, но в ней не хватает азота, и если прибавляет­ся азот (а его дает люпин), то следующие за этим растения прекрасно разви­ваются. Римляне же еще не могли сделать никакого обобщения.

Историки говорят, что большой интенсивности земледелие достигло в Понтийской низменности между Римом и морем, впоследствии это место было заболочено, но в прошлом это была житница Рима, район интенсивной культуры.



У римлян было понятие о севооборотах, описывается значение бобо­вых, были разные рецепты по животноводству, плодоводству, но создавались они эмпирически, без научного обоснования.

Если для земледелия Греции эпохи Гомера и Гесиода был характерен труд свободных земледельцев, работавших на небольших земельных участ­ках, то в крупных латифундиях труд рабов занимал уже ведущее место, а позднее они стали основной рабочей силой. Образуются крупные латифун­дии-хозяйства, которые насчитывают тысячи рабов. Обширные площади от­водились под оливки, виноград и иные культуры. Продукция крупных по­местий приспосабливалась к потребностям рынка.

Земледелие было основой экономической мощи Древнего Рима. Вид­ный римский политический деятель и землевладелец Катон (234-140 гг. до н. э.) выразил это следующими словами: «Из земледельцев выходят самые мужественные люди и самые дельные воины; доход земле­дельца самый чистый, самый верный и меньше всего возбуждает зависть».

В период расцвета Рима здесь имелась обширная специальная агроно­мическая литература, в том числе переводная - греческих и других авторов. Римский писатель Плиний Старший перечисляет 146 римских и 327 чужеземных произведений, посвященных вопросам сельского хозяйства, которые он использовал при составлении своей «Естественной истории». Из дошедших до наших дней римских агрономических сочинений наибольший интерес представляют принадлежащие Катону, Варрону, Колумелле, Плинию и поэту Вергилию. Они выдвинули много замечательных догадок, правиль­ность которых впоследствии подтвердило развитие естествознания.

Выдающимся агрономом Римской империи был Марк Порций Катон Старший. В своей книге «О делах деревенских» он дает советы, как выбирать имение, как обрабатывать отдельные угодья (причем винограду и маслинам уделяется гораздо больше внимания, чем хлебам), как ухаживать за живот­ными. Далее дается ряд наставлений по домоводству и кулинарному искусст­ву (например, как коптить окорока и сосиски и даже «как готовить сладкую запеканку»). Словом, это было собрание практических советов по разным от­раслям хозяйства, но теоретическая часть отсутствовала. Например, по поле­водству почти все сводилось к совету: во-первых, хорошо пахать, во-вторых пахать, а в-третьих, унавоживать поле. Но, так как в то время благополучие




римлян целиком было связано с земледелием (были и политические деятели, тогда еще не терявшие связи с землей, были случаи, когда народного избран­ника на самый высокий пост в государстве известие об избрании заставало в поле ходящим за плугом), то Катона ценили, и не только как практического хозяина, но и как политического деятеля и писателя, бичевавшего своих со­отечественников за начинавшуюся распущенность нравов, бездельничанье и страсть к роскоши, словом, за отход от простоты деревенской жизни и стремление переселиться в города.

Катон впервые среди современников не только указал на необходи­мость внесения навоза в почву, но и предложил определенную технологию его использования. Удобрения классифицировали по значению, составлены нормы вывоза навоза. Была разработана система хранения его в зацементи­рованных ямах. Лучшим удобрением считался помет птиц, особенно дроздов, а также голубиный и куриный. Все растения он подразделяет на истощающие почву (ячмень и другие зерновые) и обогащающие ее (люпин, бобы и вика).

Но в этот период происходило перенаселение Древнего Рима. Рабы, воины-ветераны, обедневшие и многосемейные граждане Рима, отпущенные из армии вольнонаемники, отслужившие по 20-25 лет в легионах, привык­шие только убивать за деньги, развращенные трофеями, сосредотачивались в Риме. К тому же происходило сведение лесов, ухудшение плодородия почв. Все это требовало перестройки экономики. Крупное сельское хозяйство, ос­нованное на использовании рабов, стало брать верх над мелким хозяйством. Тогда понадобилось такое руководство по сельскому хозяйству, которое, кроме технических методов, показало бы, как следует организовывать труд рабов. Поэтому простые советы Катона уже перестали удовлетворять рим­лян.

Тогда римляне решили учиться сельскому хозяйству у своих врагов, у карфагенян. Незадолго до смерти Катона римский сенат постановил перевес­ти на латинский язык сочинение Магона (28 книг), что и было выполнено особой сенатской комиссией. Книги Магона не сохранились непосредствен­но, однако они послужили материалом для других писателей, прежде всего Варрона, написавшего "Три книги о делах деревенских" (37-й год до нашей эры). Первая была посвящена полеводству и садоводству, вторая - животно­водству, третья - птицеводству, пчеловодству и рыбоводству. Она была рас­считана на владельцев крупных поместий, в которых развивались новые от­расли сельского хозяйства. Он сумел создать систематизированное руково­дство по сельскому хозяйству для высшей римской знати.

В области организации хозяйства Варрон впервые поставил вопрос о сочетании полеводства и животноводства. Он отмечал, что хозяину имения в большинстве случаев выгоднее скормить выращенный корм скоту, чем про­дать его. Кроме того, внесение получаемого от него навоза оказывает поло­жительное влияние на урожайность. Самым удачным удобрением он также называл помет птичников, особенно тех, где содержатся дрозды, поскольку он полезен не только земле, но и животным: поедая его, волы и свиньи жи­реют. Многие зажиточные римляне разводили птиц тысячами. Дрозды счита-







Сейчас читают про: