double arrow

БИБЛИОТЕКА


ГОСУДАРСТВЕННАЯ

РОССИЙСКАЯ

приход к власти новой правящей партии может снизить интерес к вещам, характеризующим факты иной политической окраски. Иногда с течением времени форма, до того неразрывно связанная с назначением, воспринимается как самостоятельная эстетическая ценность.

«Вообще, люди и вещи тесно связаны между собой, и в такой согласованности вещи обретают внутреннюю плотность и аффективную ценность, которую принято называть их "присутствием"»76. С одной стороны, предмет сам по себе объективен, то есть является субстанцией, независимой от человека. С другой же стороны, любой имеющий хождение в культуре предмет -это сгусток культурных смыслов, символ отношений между людьми. Согласно концепции К. Помиана, пространство человеческой деятельности расположено вдоль двух осей, одна из которых- «польза», а другая- «значение». Сферы, расположенные ближе ко второй оси, наиболее престижны (это деятельность по производству знания, то есть все профессии, связанные с умственным трудом).

Предметы культуры, как показано выше, отражают человеческие отношения. В связи с этим можно выделить две принципиально различные категории предметов: вещи полезные и вещи «без пользы, но со значением». Вторая категория предметов, несмотря на то, что практически выключена из круговорота утилитарной деятельности, как правило, обладает культурной ценность высшего порядка, определяемой в большей степени тем значением, которым эти предметы наделяются, нежели их иными характеристиками (сложностью, полезностью, материальной ценностью и т.п.). Такие предметы, называемые Помианом «семиофорами», входят в различные, в том* числе музейные, коллекции.

Музей как хранитель и транслятор овеществленной информации осуществляет отбор определенных вещей из бесчисленного многообразия культурных объектов. Предметы, называемые Помианом «семиофорами», отличаются от остальных предметов, имеющих хождение в культуре тем, что исключены из круговорота практической деятельности или никогда не были в него включены. Обособление «полезных» и «бесполезных» вещей произошло в результате разделения утилитарно-практических и символических свойств

75 Соколов Е.Г. Процедурные режимы и метафизические горизонты смыслового пространства культурных феноменов. // Метафизические исследования. 1998. Вып. б. С. 326. Бодрийяр Ж. Система вещей. - М.: Рудомино, 1995. С*. 12.





предметов. Обычно предметы-символы, семиофоры наделяются ценностью высшего порядка, поэтому обладание этими вещами ставит человека на высокие ступени социальной иерархии.

Попадая в музей, предметы «без пользы, но со значением» оказываются вписаны в систему музейных ценностей. Понятие «музейная ценность» означает и определенную знаковую ценность предмета как составной части коллекции, и его собственные характеристики как объекта культуры. Существует точка зрения, что семиотические, аксиологические, гносеологические и иные характеристики самого музейного экспоната имеют подчиненное значение по сравнению с его ролью в системе всего собрания. «Музейный объект конституируется не наделением предмета как такового ценностью, а соотнесением его с другими объектами в пространстве коллекции»77. Такая точка зрения представляется несколько утрированной. Несомненно, любая коллекция стремится обрести возможную полноту и репрезентативность, но и собственные выразительные и прочие свойства любых предметов собрания имеют большое значение. Так, например, одно из самых популярных в наши дни произведений искусства - «Джоконда» Л. да Винчи интересна посетителям Лувра как таковая (в качестве знака Культуры, Искусства). Более того, практически любой музей (по крайней мере, в Европе), заполучивший хоть на время это произведение, мог бы рассчитывать на аншлаг. Даже если бы это был музей конного спорта или горной промышленности, то есть если бы вышеназванная картина вообще не вписывалась бы в систему музейной коллекции.



Кроме информативности, аттрактивности, экспрессивности и репрезентативности для определения музейной ценности вещи большое значение имеет редкость, уникальность данного предмета. Однако все вышеперечисленные характеристики являются субъективными и меняются в зависимости от индивидуальных предпочтений или социальных установок. При этом ценность музейного, как и любого коллекционного предмета, имеет знаковую природу и принципиально отлична от ценности этого предмета как объекта товарно-денежных отношений. .

Беззубова О.В. Проект музея: генезис и структура. // Studia culturae. СПб, 2003. Вып. 5. С. 140.

. 42


Вышеперечисленные информативные (семантические), и экспрессивно-репрезентативные характеристики определяют отличие музейной значимости вещи от ценности архивных и прочих источников. «При определении музейной ценности предмета в совокупности учитываются его подлинность, научное и общественное значение факта, о котором содержится информация, ее доказательность, достоверность, объем, новизна, мастерство исполнения, эстетические особенности, степень сохранности. От материала, из которого сделан предмет, музейная его ценность не зависит»78. Например, ювелирное изделие может иметь музейную ценность гораздо ниже, чем деталь гардероба выдающейся исторической личности, а то и не иметь музейной ценности вообще. Причина этого в том, что мемориальная вещь, как правило, обладает высокими экспрессивными свойствами.

«Вещь, попавшая в музей, приобретая статус музейного предмета, оказывается "маркированной" сообразно определенной системе ценностей, поскольку музей производит отбор событий, явлений и фактов на основе познания действительности и специфического (музейного) отношения к ней»79. То есть музей накапливает прошедшие ценностно-познавательный отбор реалии. Музей- это коллекция предметов, символизирующих ценности высшего порядка, отбираемые для «вечного сохранения». Экспонаты музея самим фактом своего бытования в музейной среде уже попали в вечность. «Сдача чего-то в музей знаменует передачу в высшую инстанцию, в руки потомков. Музей преобразует и смерть, которая для него "не'конец, а только начало"»80.

Как часть музейной коллекции, предмет с течением времени меняет свою знаковую ценность. «Сам факт включения предмета в музейное собрание, его участие в выставках, использование в научных исследованиях и публикациях повышает его знаковую ценность»81. Изъятые из естественной среды своего бытования, экспонаты приобретают новые функции и новую историю в рамках

78 Музееведение. Музеи исторического профиля: Учебное пособие для вузов.- М.: Высшая школа, 1988. С 79.

79-Мастеница Е.Н. Информационный потенциал музейного предмета: этнокультурный аспект // Музей. Традиции. Этничность. - СПб.; Кишинев: Nestor-Historia, 2002. С 328.

80 Волкова Е.В. Зритель и музей. - М., 1989. С. 6.

81 Купина Ю.А. Этнографическое коллекционирование как социальный феномен (по материалам
сибирских коллекций МАЭ РАН) \\ Музей. Традиции. Этничность. XX-XXI вв. Материалы
международной научной конференции, посвященной 100-летию Российского Этнографического музея.
Санкт-Петербург; Кишинев: Nestor-Historia, 2002. С. 43.


музейной культуры. Зачастую утрата информации о предметах (и о роли вещей в культуре их создателей, и об их коллекционной истории) снижает ценность музейных вещей. Интересно при этом, что в современной культурной ситуации возможно появление предметов, для которых их «естественной» средой оказывается музей: не только произведения искусства, но и мебель, одежда, посуда и прочие, казалось бы, вполне практические вещи иногда создаются специально для музея . Тогда на первый план выходят их эстетические, а не практические качества.

Музейные предметы можно разделить на два больших, принципиально различных класса: неповторимые, оригинальные вещи-уникаты и похожие друг на друга, произведенные массовым способом вещи-образцы, произвольно выбранные из ряда идентичных предметов. Уникальными экспонатами комплектуются прежде всего собрания художественных музеев. В мемориальных музеях также основу составляют подлинные вещи, принадлежавшие той или иной выдающейся личности. Даже если это один из продуктов массового производства, то он наделяется особой аурой как вещь, к которой прикасался известный деятель, или же как прижизненные издания произведений, созданных тем человеком, которому посвящена экспозиция. • В большинстве случаев музеи ориентированы на сбор, сохранение, изучение и показ подлинных, уникальных предметов. Но даже если в музей попадает не оригинал, не вещь-уникат, а один из множества сходных, тиражированных предметов (вещь-образец), то этот культурный объект должен удовлетворять качествам информативности, репрезентативности и экспрессивности. Кроме того, любая типичная вещь, попав в музей, обретает свою уникальную индивидуальную «музейную» историю и таким способом выделяется из ряда идентичных вещей.

Культура последних десятилетий скрупулезно собирает различные приметы самой себя, музеефицируя практически все подряд: мелочи и крупные фрагменты реальности, идеи и материальные объекты, уникальные и типические вещи. Этикетки от спичечных коробков и бритвенные лезвия, воздушные змеи и

82 Так, например, у Государственного Эрмитажа существует традиция заказывать современным художникам создание фарфоровых сервизов, которые затем после экспонирования на временной выставке, попадают в фонды музея.


оловянные солдатики- все эти и многие другие предметы становятся экспонатами музеев: Созданные промышленным способом (лишенные индивидуальной истории своего создания) предметы, с одной стороны, будят интерес к старинным вещам, а с другой, сами зачастую становятся объектами коллекционирования. Однако, даже стандартизированные вещи, попавшие в музей, наделяются собственной историей, аурой «высокой культуры». Поэтому они перестают быть точной копией таких же предметов и входят в фонд современной культуры.

.. Все многообразие музейной информации может быть сведено к четырем основным видам, представляющим объекты одной из четырех форм бытия, которые на основании классификации М.С. Кагана определяются следующим образом: 1) информация о природе; 2) информация об обществе; 3) информация о человеке; 4) информация о культуре. Подобная классификация, включающая все формы бытия, охватывает все существующие и возможные музеи. Объединяет все формы музеев не предмет экспонирования, который у каждого музея свой, а культуротворческая функция и функция производства и интерпретации значений. Попав в музей, предмет начинает приобретать новые смыслы, потому что пространство музея является особой средой, соединяющей материальное и духовное,' священное и мирское. Коллекции редких, ценных и священных предметов, собираемые с древности в захоронениях, священных рощах, древних храмах, на античных виллах и т.п. - все эти собрания, к которым генетически восходят многие современные музеи, были посредниками в общении с иными мирами, со временем богов и героев, с единым Богом более поздних монотеистических религий и, в итоге, с вечностью.

Музейная коллекция должна характеризовать определенную сферу действительности и быть открыта для более или менее широкого доступа публики. При этом необходимо обратить внимание, что музей- это не механическая совокупность тех или иных предметов, так же как и не коллекция мыслительных конструкций. «Ведь музей - это коллекция отнюдь не идей, но прежде всего подлинных предметов, мир материальной культуры. Предметы несут в себе идеи, материальный и духовный миры здесь неразрывно слиты, но


вычленить духовную сторону из материальной непросто...» . В этом структура музея изоморфна структуре культуры, ибо и в культуре практически невозможно отделить духовную составляющую от ее материального воплощения.

На основании приводимых в «Российской музейной энциклопедии» подходов к рассмотрению памятников можно выделить несколько концепций выделения музейных предметов из всего многообразия культурных объектов и определения на основании этой классификации социокультурной роли музейных экспонатов. Речь идет об онтологическом, гносеологическом и аксиологическом подходах. Статья в энциклопедии определяет памятник как «социокультурное явление, один из видов культурных ценностей, выделяемый людьми из окружающего предметного мира в качестве необходимого средства преемственности культурного опыта предшествующих поколений и подлежащий освоению с последующей передачей потомкам»84. Музейные вещи целиком подходят под данное определение памятника.

Основанием для онтологического подхода является рассмотрение сущностных характеристик памятников истории и культуры как таковых. Музейными предметами становятся, согласно такому взгляду, выдающие в художественном, технологическом, архитектурном и пр. отношении памятники прошлого или редкие и уникальные образцы природы. В рамках онтологической концепции музей как собрание уникальных, выдающихся по своим характеристикам культурных объектов может по праву именоваться «встречей с подлинностью бытия»85.

Философской базой онтологической концепции музейного экспоната могут служить размышления М. Хайдеггера о художественном творении и о вещи как таковой86. Приступая к исследованию вещи как вещи, философ предлагает просто описывать налично существующие вещи, «оставить за вещью свободное поле, чтобы она в этом поле могла непосредственно выявить свою вещность»87.

83 Ванслова Е. Аудитория 2000-го года. // Советский музей. 1986. № 1 (87). С. 32.

84 Дьячков А.Н. // Российская музейная энциклопедия: В 2 т. - М.: Прогресс, «РИПОЛ КЛАССИК», 2001.
С. 73.

8і.Каган М.С. Музей в системе культуры. // Вопросы искусствознания. 1994. № 4. С. 449.

86 Хайдеггер М. Вешь. // Хайдеггер М. Время и бытие. - М., 1993. С. 316-326; Хайдеггер М. Исток
художественного творения. // Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. - М.: Гнозис, 1993. С. 52-
132.

87 Хайдеггер М. Исток художественного творения. //Работы и размышления разных лет. - М.: Гнозис,
1993. С. 59.


Уникальные «вещи» ■ (артефакты, произведенные людьми) сохраняют в себе тепло рук, сделавших их, а также отражают духовный мир своего создателя. Такие предметы обычно вызывают у зрителей интерес к раскрытию тех тайн бытия, которые стоят за этой вещью. Но даже нерукотворные «вещи» (ель и пруд, цапля и лось, ключ и холм), согласно мысли Хайдеггера, позволяют осуществляться миру как миру. В таких вещах проявляется истина бытия, равнозначная истине человека, человеческой жизни. .. Произведения искусства как феномены, содержащие в себе смысл собственного существования, являются предметом особого интереса немецкого философа. Сущность искусства - не в материальности его воплощения, иначе его ценность сводилась бы к стоимости использованного материала. Но, в то же время, «нельзя отрицать вещное в творении, нужно только, чтобы это вещное, если уж оно принадлежит к бытию творения творением, мыслилось на основе творческого»88. Для Хайдеггера искусство имеет дело с истиной, а не только с красотой, как считали ранее. «Искусство есть... полагание истины в творение»89. Произведение искусства воздвигает собственный самодостаточный мир, и именно в художественном творении мир как таковой может проявиться наиболее полным образом. Рассматривая произведения искусства в качестве формы вопрошания о бытии, равнозначном философствованию, этот мыслитель очерчивает горизонты философских дискуссий о сущности не только творения, вещи, но и музея.как инстанции по сохранению разнообразных предметов. Все музейные предметы в рамках онтологической концепции можно охарактеризовать не столько как предметы как таковые, сколько как феномены, которые открывают нам свой собственный богатый мир.

Онтологический статус произведений искусства в рамках культурфилософского исследования художественного музея предлагает Т.П. Калугина90. Как «некая опредмеченная идеальная сущность»91, уникальное произведение искусства есть квинтэссенция духовности создателя этого произведения. Художественные экспонаты- это ключи, шифры определенных

88 Хайдеггер М. Исток художественного творения. //Работы и размышления разных лет. - М.: Гнозис,
1993. С. 72.

89 Там же.

Калугина Т.П. Художественный музей как феномен культуры. - СПб.: Петрополис, 2001. 91 Там же, с.29.


историко-культурных эпох. Вещи в художественных музеях отличны от предметов в иных музеях, имеющих преимущественно информативную функцию. «Специфика... информации, которую несет о культуре искусство,

состоит в ее принципиальной целостности и нерасчленимости ».

Гносеологическая концепция, предлагаемая «Российской музейной энциклопедией», выделяет в качестве памятника предметы, ценные своим информационным, научным, историческим, эстетическим, просветительным и т.д. значением. В соответствии с этим выделяются социокультурные функции музейных предметов по сохранению и трансляции историко-культурной, научной, эстетической и иной информации, а также реализация образовательных, просветительных, идеологических и информационных задач. Сторонниками подобного взгляда на специфику музейных вещей имплицитно являются большинство музееведов, придерживающихся структурно-функциональных концепций музейной деятельности.

Аксиологический подход видит в памятниках истории и культуры прежде всего ценностную категорию, констатируя, что понимание музейного (и любого иного функционирующего в рамках культуры) объекта зависит от системы ценностей, распространенной в определенный исторический период в данном конкретном обществе. Аксиологическая .концепция музейной вещи является максимально универсальной из всех вышеназванных, ибо имманентно содержит все возможные аспекты отношения социума к предмету (как к раритету, диковинной вещи, источнику знания, средству диалога людей и культур, уникальному или типовому образцу, источнику эмоциональных переживаний и т.п.). Кроме этого, достоинством этого подхода является возможность исследовать все существующие функции музейных предметов и их генезис в соответствии с теми потребностями, которые они реализуют в конкретном обществе в тот или иной исторический момент.

Используя данные о различных подходах к изучению памятников культуры, можно в расширительном смысле уточнить термин «семиофоры»: наделенные не только знаковой, но познавательной и ценностной значимостью предметы становятся экспонатами музеев. Поэтому можно говорить о «гносео-» и

92 Там же, с.35.


«аксеофорах». Подобные предметы попадают в музеи, причем иногда музейной значимостью наделяются обыкновенные, вполне утилитарные вещи, не имевшие особого культурного смысла до их появления в музейном контексте.

Как средство сохранения, интеграции и репрезентации различных культурно-исторических кодов - языков культуры, музейные предметы являются средством наглядно-эмоционального познания действительности, так как общение с подлинными музейными вещами дает посетителям переживания, обогащающие их реальный опыт. Средствами экспозиции музей разрушает узость и ограниченность жизни пространственно-временными рамками, определяемыми как «здесь и теперь».

Любая коллекция визуализирует' и опредмечивает невидимые идеальные сущности. Создавая образ действительности посредством вещей, музей сохраняет для потомков культурные ценности и значения разных народов и эпох. Музейные экспонаты являются не просто предметами, а знаками реальности. При этом без диалога с человеком вещь в музее мертва- «вечная жизнь» музейных вещей превращается в вечную смерть, в иллюзию жизни. «Есть магия музейных вещей: они притягивают к себе, просят, а порой требуют понять их, разрешить их загадку, силятся говорить, поведать. Этим они,как бы стремятся спастись от небытия...»93.

Музейные предметы - это средство общения и взаимообогащения культур. В музее посетитель вступает в непосредственный контакт с опредмеченной культурой, прикасается к историческому опыту человеческого существования. При этом важно, что за счет своей многозначности музейные вещи способны не только консервировать смыслы, присущие определенной культурной ситуации, но в будущем генерировать значения, соответствующие новым социокультурным потребностям.

Итак, анализ различных подходов к рассмотрению культурного статуса музейных экспонатов выявил, что, во-первых, существуют определенные характеристики предметов как культурных знаков, на основании которых те или иные вещи отбираются для музейных коллекций (прежде всего, это информативность, экспрессивность, аттрактивность и репрезентативность). Во-

93 Смотрина М. Истоки \\ Метафизика Петербурга. - СПб, 1993. С. 25-26.


» вторых, культурный статус музейных предметов является переменной

величиной, показывающей различные аспекты отношения социума к экспонату.

Подводя итог аналитике современного музея и суммируя концептуальные
подходы к рассмотрению его функциональной специфики, представляется
необходимым выделить культурологию и целый комплекс используемых ею
методов ' (герменевтического, коммуникативного, семиотического,

социокультурного и пр.) как основы построения теории музея. Среди тенденций,
отличающих современный музей как специфический феномен культуры XX в., в
данной главе выделены следующие: повышение статуса современных музеев за
^ счет заимствования музеями функций некоторых других социокультурных

институтов, расширение понятия музея, превращение музеев в XX в. во все более значимый механизм трансляции культурной информации, заключенной в подлинных предметах.

і*


Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: