double arrow

Перестройка. Курс на обновление общества (1985–1991)


Стратегия «ускорения»

В апреле 1985 г. на Пленуме ЦК КПСС М. С. Горбачев изложил стратегический курс реформ. Речь шла о необходимости качественного преобразования советского общества, его обновления, о глубоких переменах во всех сферах жизни.

Ключевым словом реформаторской стратегии стало «ускорение». Предполагалось ускорять развитие средств производства, научно-технический прогресс, социальную сферу и даже деятельность партийных органов. Термины «перестройка» и «гласность» появились позднее. Постепенно акцент был перенесен с «ускорения» на «перестройку», и именно это слово стало символом курса, проводимого М. С. Горбачевым во второй половине 1980-х гг. Гласность означала выявление всех недостатков, препятствующих ускорению, критику и самокритику исполнителей сверху донизу. А перестройка предполагала внесение структурных и организационных изменений в хозяйственные, социальные, политические механизмы, а также в идеологию с целью достижения ускорения общественного развития.

Для обеспечения реализации новых задач была проведена смена части партийных и советских руководителей. Председателем Совета Министров СССР был назначен Н. И. Рыжков, председателем Президиума Верховного Совета СССР – Э. А. Шеварднадзе, бывший до этого первым секретарем ЦК Компартии Грузии. В декабре 1985 г. секретарем Московского городского комитета партии стал Б. Н. Ельцин. В высшую партийную иерархию выдвинулись А. Н. Яковлев, А. И. Лукьянов.




В центр экономических преобразований в 1985 г. была поставлена задача технического перевооружения, модернизации предприятий. Для этого было необходимо ускоренное развитиемашиностроения. Так формулировалась главная цель в народном хозяйстве. Предполагалось опережающее (в 1,7 раза) развитие машиностроения по отношению ко всей промышленности и достижение им мирового уровня к началу 1990-х гг.

Кроме того, была выработана концепция перестройки хозяйственного механизма, которая заключалась в том, чтобы расширить права предприятий, их самостоятельность, внедрить хозрасчет, повысить заинтересованность трудовых коллективов в конечном результате своего труда. В целях повышения качества выпускаемой продукции была введена госприемка. Стали проводиться выборы руководителей предприятий. Руководство страны попыталось покончить с пьянством, следствием чего стала масштабная антиалкогольная кампания, не решившая задачи, а лишь приведшая к многомиллиардным убыткам.  

На XXVII съезде КПСС, состоявшемся в феврале 1986 г.,был подтвержден курс, провозглашенный на апрельском 1985 г. Пленуме ЦК КПСС. Советскому народу были даны обещания: удвоить к 2000 г. экономический потенциал СССР, в 2,5 раза повысить производительность труда и обеспечить каждой советской семье отдельную квартиру. Большинство советских людей поверило генеральному секретарю ЦК КПСС М. С. Горбачеву и с энтузиазмом его поддержало.



 

Курс на демократизацию

В 1987 г. начались серьезные корректировки реформаторского курса. В политическом словаре руководства страны произошли изменения. Слово «ускорение» постепенно вышло из употребления. Появились новые понятия, такие, как «демократизация», «командно-административная система», «механизм торможения», «деформация социализма». Если прежде предполагалось, что советский социализм в основе своей здоров и нужно только ускорять его развитие, то теперь презумпция невиновности с советской социалистической модели была снята, и у нее обнаружены серьезные внутренние недостатки, которые нужно было устранить и создать новую модель социализма. В январе 1987 г. Горбачев признал неудачу проводившихся реформ, а причину этих неудач увидел в деформациях социализма, произошедших в СССР еще в 1930-е гг.

 

Поскольку был сделан вывод о деформации социализма, то предполагалось эти деформации ликвидировать и вернуться к тому социализму, который был задуман В. И. Лениным. Так появился лозунг «Назад к Ленину!». М. С. Горбачев в своих выступлениях доказывал, что начиная с 1930-х гг. происходило постепенное отступление от идей ленинизма.

Особую популярность в это время приобрела ленинская концепция НЭПа. Публицисты заговорили о НЭПе как о «золотом веке» советской истории, проводя аналогии с современным периодом истории. Экономические статьи по проблемам товарно-денежных отношений, аренды, кооперации публиковали П. Бунич, Г. Попов, Н. Шмелев, Л. Абалкин. Согласно их концепции на смену административному социализму должен был прийти хозяйственный социализм, который бы основывался на хозрасчете, самофинансировании, самоокупаемости, самоуправлении предприятий.



Главной, центральной темой перестроечного времени в средствах массовой информации стала критика Сталина и созданной им политической системы в целом, которая велась гораздо более полно и более беспощадно, чем во второй половине 1950-х гг. На страницах газет, журналов, на телевидении начались разоблачения сталинской политики, раскрывалось непосредственное личное участие Сталина в массовых репрессиях, воссоздавалась картина преступлений Берии, Ежова, Ягоды. Разоблачения сопровождались выявлением и реабилитацией все новых и новых десятков тысяч безвинных жертв режима.

Наибольшую известность в это время получили такие произведения, как «Белые одежды» В. Дудинцева, «Зубр» Д. Гранина, «Дети Арбата» А. Рыбакова. Вся страна читала журналы «Новый Мир», «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Огонек», где печатались ранее запрещенные произведения М. Булгакова, Б. Пастернака, В. Набокова,       В. Гроссмана, А. Солженицына, Л. Замятина.

 







Сейчас читают про: