double arrow

Неожиданное объявление


 

Какое-то время девушки путешествовали по главной дороге и на ланч остановились у небольшой гостиницы. Та стояла на углу просёлочной дороги, по которой им предстояло следовать. Теперь экскурсантки были в гористой местности, а затем, когда они снова отправились в путь, Бесс начала волноваться насчёт узкости дороги.

– Что нам делать, если параллельно объявится некая машина? – спросила она, боясь, что ещё одна авария постигнет автомобиль Нэнси.

Момент спустя Фиона указала на выезд на обочине дороги.

– Вы найдёте множество этих мест для стоянки на всех узких дорогах Шотландии, – сказала она.

Бесс расслабилась и обратила своё внимание на красивый пейзаж. Она упомянула растение с жёлтыми цветами, которые росли вдоль обочины.

– Оно прекрасно. Это что?

– Мы называем его утёсник, – ответила шотландская девушка. Она улыбнулась. – Он цветёт каждый год, и есть старая поговорка, что когда утёсник перестанет цвести, то поцелуи выйдут из моды!

Американки засмеялись, а Джордж отметила с огоньком в глазах:

– Бесс, почему бы тебе не взять домой пару кустиков, чтобы посадить?

Бесс покачала головой.




– А что с поцелуями не так?

В четыре часа Фиона сказала, что, по её мнению, территория дома Дугласов прокладывается прямо впереди. Машина поднялась на особенно крутой холм, который был плоским сверху. На дальнем конце девушки могли видеть множество дымоходов огромной резиденции. Там была обширная область растительности, и пейзаж поместья был усеяны величественными яворами, буками и плакучими берёзами.

Дворцовый дом окружил прекрасный сад. Уже расцвело много цветов. С одной стороны дома располагался небольшой пруд, разделённый Дугласовой пихтой[15].

– Что за изумительное место! – сказала Бесс. – Нэнси, не понимаю почему ты и твой отец не приезжают здесь погостить!

Фиона заговорила.

– Эта пора года красивая, – сказала она. – Но зимой очень уныло, когда завывают ветры и атмосфера сырая и угрюмая.

– Но тебе это нравится, – прокомментировала Джордж.

– Когда вырастаешь в Хайленде, тогда да, – ответила шотландская девушка. – Но если вы не привыкли к суровости, это может вызвать у вас меланхолию.

Нэнси подъехала к главному входу огромного здания из серого камня. Бесс, заинтригованная множеством маленьких окон из свинцового стекла, начала их считать[16]. Она дошла до тридцати, когда входная дверь была открыта мужчиной, который, как предполагали девушки, был дворецким.

– Я очень рад, что вы и ваши друзья добрались в целости и сохранности, мисс Дрю, – сказал он и провёл гостей через просторный центральный зал в гостиную с высоким потолком. – Я сообщу о вашем прибытии леди Дуглас.

Несмотря на то, что впервые Нэнси услышала о доме Дугласов ещё в детстве, она была потрясена его величественностью. На полу были бесценные восточные ковры. Мебель была сочетанием красиво вырезанных дубовых деталей и небольших, изящных французских позолоченных столов и стульев.



Там были две большие, изысканно расписанные японские лампы, а в дальнем конце комнаты был огромный висящий гобелен. Он изображал сцену, где молодая женщина, одетая в свободное платье и чепчик, стоящая наверху, на балконе замка, смотрела на состязание между двумя рыцарями вооружёнными пиками.

– Ах, те захватывающие давние деньки! – пробормотала Бесс.

Через пару моментов дворецкий появился вновь и сказал, что леди Дуглас встретит своих гостей наверху.

Они последовали за ним по сильно устеленной коврами лестнице, для которой была своя площадка размером в комнату на второй этаж.

Там, стены были украшены портретами маслом, по-видимому, усопших членов клана Дуглас. Наконец, девушки остановились перед приятной, элегантно обставленной гостиной комнатой, анфилады леди Дуглас. Судья шагнул внутрь и представил их.

– Спасибо, Твиди, – прозвучал довольно высокий, но мелодичный голос.

«Значит дворецкого зовут Твиди! – подумала Нэнси. – Мне нравится!»

Она вошла в комнату первой и увидела очень худенькую, хрупкую, седую женщину с красивым лицом и величавым видом.

Нэнси сделала лёгкий реверанс и сказала:

– Леди Дуглас, я так счастлива быть здесь.

Пожилая женщина поднялась и улыбнулась.



– Нет нужды в средневековых формальностях, моя дорогая, – сказала она. – Я твоя прабабушка и мне хотелось бы, чтобы ты так меня и называла.

Нэнси была очарована. Она и её прабабушка обнялись. Затем Нэнси повернулась к своим подругам и представила их одну за другой. Они были тепло приняты, и леди Дуглас сказала, что будет очень рада, чтобы Фиона также осталась.

– Теперь, давайте присядем. – Леди Дуглас указала на группку парчовых стульев. – Мораг подаст чай.

Она дёрнула шнур колокольчика на стене неподалёку от неё, а вскоре появилась женщина средних лет, которая напомнила Нэнси об Ханне Груин. Она носила традиционное чёрное платье горничной и небольшой белый фартук, но её головной убор достаточно отличался, от того, что раньше видели американки. Это был рюшистый берет с двумя длинными чёрными ленточками, свисающими вниз по спине.

Горничная ввезла в комнату чайную тележку, на которой были изящные фарфоровые изделия с голубыми цветками, орнаментированный серебряный чайный сервиз и несколько тарелок крошечных сэндвичей и пирожных.

Следующие полчаса группа беседовала и поедала вкусную еду. Нэнси почувствовала, как будто знала свою прабабушку многие годы. Между ними двумя случилось мгновенное чувство близости.

Хотя Нэнси и не терпелось услышать о пропавшей ценности побольше, она не стала поднимать тему. Наконец, леди Дуглас сделала это сама. Было очевидно, что пожилая женщина чувствовала, что Фионе тоже можно было доверить секрет, и сказала:

– Фамильная ценность, которую Нэнси должна была получить, была моим самым ценным владением. Это была брошь с огромным топазом в центре, который окружали бриллианты.

Нэнси ахнула.

– Что за замечательный подарок! Должно быть она прекрасна!

Её прабабушка кивнула.

– Брошь была дана моему предку Красавчиком принцем Чарльзом.

– Ах! – воскликнула Бесс. – Тот красивый, романтичный молодой человек, который бежал в женской одежде?

Леди Дуглас улыбнулась.

– Тот самый. – Затем её лицо приняло серьёзное выражение. – Нэнси, я провела много бессонных ночей, с тех пор как потеряла брошку. Последнее, что я помню, это как я брала её из сейфа, чтобы проверить, была ли она в надлежащем состоянии, чтобы дать тебе. Брошь была в порядке, и я приколола её к своему платью, чтобы посмотреть, как она выглядела.

– В то время комната казалась немного душной, так что я решила выйти на улицу и прогуляться в саду. Когда я вернулась, было моё время ложиться спать. Я сняла платье и повесила его в гардеробе. И лишь следующим утром я вспомнила о броши и решила положить её обратно в сейф. Брошка пропала!

– Какое большое несчастье! – сказала Фиона.

– Так и было, – согласилась леди Дуглас. – Сначала я подумала, что брошь отстегнулась и упала во время моей прогулки. Но каждый угол дома и сада, где я находилась, был тщательно обследован, а брошка не была найдена.

– Ты уверена, что потеряла её? – спросила Нэнси.

Её родственница спросила с кривой усмешкой:

– Думаешь, я могла рассеянно положить её не на место?

– Нет, дорогая прабабушка, – ответила Нэнси. – Я думаю, она могла быть украдена.

Леди Дуглас выглядела несколько испуганной.

– Но здесь не было никого, кроме Твиди и Мораг. Они двое мои единственные слуги, и оба совершенно честны.

– Я думала не о них, – быстро сказала Нэнси. – Быть может, твоя брошь выпала на улице, и некий сторонний человек, который пришёл сюда, нашёл ювелирное изделие и забрал его.

– Это вероятно, конечно, – ответила леди Дуглас. – Но не так много людей приходят на это уединённое место. У меня был прекрасный сторожевой пёс, но милое создание погибло в ту же ночь, когда я потеряла брошь.

Всё это время Нэнси думала о новостной статье «Graphic»в Ривер-Хайтсе. Её не покидала мысль, что ценность была у вора или воров распространил вводящую в заблуждение информацию касающуюся этого. Но она ничего об этом не сказала.

После того, как время чая было завершено, гостям показали их комнаты. Бесс и Джордж начали выкладывать вещи, но Нэнси и Фиона решили выйти на улицу и сделать поиск самостоятельно. Следов броши там не было, но две девушки обнаружили глубокие отпечатки обуви, ведущие от пространства у задней части дома Дуглас и обратно через него.

– Они безусловно были сделаны более крупным и тяжелым чем Твиди человеком, – заметила Нэнси.

Увидев, как он работает над обрезкой некоторых кустов, она подошла к нему поговорить. Он уверил её, что не делал следы, и насколько ему известно, никакого другого мужчины на участке не было.

– Затем некий незнакомец был здесь очень недавно, возможно, даже прошлой ночью, и несомненно шпионил за домом, – сказала Нэнси. – Твиди, вы осознаёте, что эти отпечатки обуви могут принадлежать кому-то, кто был здесь той ночью, когда леди Дуглас потеряла брошь, и тот же человек мог убить вашего сторожевого пса?

Мужчина выглядел напуганным.

– Чемпион не выглядел, как будто ему был причинён вред, и мы не могли понять, что стало причиной его смерти.

Внезапно Нэнси вспомнила свою теорию о том, что воры овец дали украденным животным снотворного. Мог ли быть тот же метод использован на собаке, Чемпионе, чтобы он не смог подать сигнал тревоги людям в доме?

Тревожная вероятность пришла на ум Нэнси.

«Пока вор взял только брошь, – подумала она. – Он мог прийти и второй раз, чтобы провернуть действительно большую кражу!»

Нэнси повернулась к слуге.

– Твиди, – сказала она, – возможно прошлой ночью в доме был вор. Давайте проверим было ли что-нибудь украдено.

 

Глава XIV

Неприятность на горе

 

Твиди с гордостью поднялся в полный рост.

– Мисс Нэнси, с дома Дуглас ничего не было украдено. Все двери и окна подключены к охранной сигнализации. Если бы кто-то попытается проникнуть внутрь, прозвучит звонок и вор вскоре будет пойман.

– Рада это слышать, – ответила Нэнси, – так как здесь несомненно есть некоторые ценные образцы мебели и серебра. Как замечательно только подумать, что туристы со всего мира посетят это место и им будет приятно смотреть на красивый старинный дом, его сад и его сокровища.

– От первых семей Шотландии! – добавил Твиди с гордостью и отошёл, чтобы продолжить обрезку кустов.

Немного минут спустя Джордж и Бесс присоединились к двум другим девушкам. Они все прогуливались по территории, в то же время пересматривая различные точки тайны. Нэнси сказала, что была убеждена: брошь была украдена.

– Но кем? – спросила Бесс. Никто не смог решиться сделать предположение.

– Одна вещь озадачивает меня, – призналась Джордж. – Если вор, взявший брошь, благополучно сбежал, то почему он либо кто-то из его банды так сильно пытался держать тебя подальше от поездки в Шотландию, Нэнси?

– Да, почему? – повторила Бесс. – Не забывай, Джордж и я могли погибнуть вместе с тобой у Лох-Ломонда. И в последней аварии Фиона тоже.

Нэнси сказала, что это говорит об одном.

– Здесь вовлечено что-то большее. Моя фамильная ценность может быть лишь случайной стороной. Я верю в то, что несмотря на то, что происходит, это на самом деле никак не связано с домом Дуглас. С моей стороны, это может быть безумной теорией, но сейчас я верю в то, что те люди, которые крадут овец, взяли мою брошь. Они боялись, что если бы я смогла выследить их, я бы также раскрыла информацию об их мошенничестве.

Фиона восхищённо посмотрела на сыщицу.

– Понимаю, почему ты всемирно известная девушка-детектив.

Бесс задумалась.

– Другими словами, Пол Петри из Ривер-Хайтса, таинственный мистер Дьюар и рыжебородый мужчина вместе в овечьем мошенничестве!

Нэнси кивнула.

У Джордж была ещё одна мысль.

– Нэнси, ты подозревала мужчин, которые выселились из того плавучего дома. Думаешь, украденная брошь могла быть там?

– Возможно, – сказала Бесс, – но ты не можешь спрятать целое стадо овец!

Девушки засмеялись.

Нэнси не была готовой остановить разговор о тайне.

– Поскольку мы подозреваем пропаганду, шерсть и шкуры могли быть спрятаны в плавучем доме, пока не пришло время отправки, возможно, в Соединённые Штаты. Вот где Пол Петри мог появиться на горизонте.

– Это так! – сказала Фиона. – Если власти разыскивают пропавших овец живыми, то, возможно, они бы не стали искать шерсть или шкуры.

Четыре девушки шли вместе в тишине целую минуту. Затем Нэнси сказала:

– Давайте поедем завтра по той дороге, где я слышала блеяние внутри грузовика.

– Ты имеешь в виду вернуться в район около хозяйства миссис Драммонд? – спросила Бесс.

Нэнси кивнула и повернулась к Фионе.

– Откуда бы тот грузовик мог направляться? Если мы отправимся в том направлении, мы могли бы найти улику.

Фиона сказала, что грузовик бы направлялся из узкой горной долины у основания Бен-Невиса. Её лицо засияло в предвкушении.

– У меня идея. Почему бы нам не переночевать на открытом воздухе? Горная долина – это прекрасное место, популярное среди многих горных альпинистов. У них даже есть забеги вверх и вниз по Бен-Невису.

Джордж была заинтригована.

– Как высоко находится гора?

– Около четырёх тысяч четыреста футов.

Бесс была в ужасе.

– Ты сказала, они бегут вверх?

– Это так.

Джордж усмехнулась.

– Я хочу увидеть это место, с тайной или без неё!

Американские девушки были взволнованы идеей кемпинга на природе, и позже Нэнси спросила леди Дуглас о снаряжении, которое они бы могли взять. После ужина прабабушка Нэнси взяла девушек на экскурсию по особняку.

– А закончим наше путешествие на чердаке, – добавила она, – и вы, девушки, можете поискать там должную одежду для пешего туризма и кемпинга.

Когда экскурсия продолжилась, Бесс подумала, что она никогда не видела такого ассортимента доспехов и так много портретов маслом в одном месте. Даже в углу стояли рыцарские доспехи!

Чердак был совсем не таким, каким его ожидала Нэнси. Он был громадным и красиво отделанным. Леди Дуглас сказала, что когда-то он был игровой комнатой, где мужчины дома Дугласов и их гости играли в бильярд. И как обычно, там была коллекция старой мебели, книг и сундуков.

– В сундуках вы найдёте всевозможные одежды и покрывала, – сказала прабабушка Нэнси. – Берите, что понравится.

Гости были заинтригованы содержимым сундуков. Там было много килтовых юбок, белых блузок, длинных чёрных носков и различных видов головных уборов, носимых шотландскими девушками.

Внезапно, у Нэнси появилась идея.

– Они отлично подойдут для маскировки, – сказала она, затем они прекратили разговор, не хотя волновать леди Дуглас, принимая во внимание те мысли, которые уже посетили её голову. Но остальные девушки тотчас же её поняли.

– Давайте примерим несколько! – настаивала Джордж.

К удивлению Нэнси, одежда из тартанов принадлежала различным кланам, и она спросила свою прабабушку об этом. Пожилая женщина улыбнулась.

– Различные родственники из нашей семьи походили из разных кланов и принесли эти наряды с собой.

После примерки нескольких сочетаний Фиона выбрала тартан Огилви в небольшую красную и бледно-голубую клетку с белыми линиями. Чёрные волосы Джордж были подчёркнуты жёлто-чёрной шотландкой клана МакЛауд из Льюиса.

В платье клана тартана Стюарт Бесс выглядела очень мило, это было комбинацией огромных белых квадратов, украшенными бледно-голубой и красной клеткой.

– Нэнси, я рада, что ты выбрала тартан клана Камерон моей матери, – сказала леди Дуглас. – Он идёт тебе к лицу.

Нэнси и вправду выглядела привлекательно в броском тартане из огромных ярко-красных квадратов, на краю которых располагалась тёмно-зелёная клетка.

– Ты уверена, что не против того, чтобы мы позаимствовали их? – спросила она свою прабабушку. – Они могут запачкаться или порваться в нашей кемпинговой поездке.

Леди Дуглас уверила её, что костюмы не были ценными и были надеты много-много раз до этого.

– Мне жаль, что у меня нет спальных мешков или постельных принадлежностей в скатке, но в одном из этих сундуков вы найдёте рюкзаки и тёплые покрывала.

После того, как нужное снаряжение было собрано, группа отправилась вниз по лестнице. Мораг сказали о поездке, и к тому времени, как девушки были готовы выезжать следующим утром, она упаковала достаточно еды для трёх хороших перекусов.

Мораг восхищалась девушками, когда они отправились.

– Да, и будете красотками-девчушками Хайленда, это точно!

Девушки улыбнулись, поблагодарили её и попрощались. Фиона указала Нэнси ехать кратчайшую дорогу, которая шла через хозяйство мисс Драммонд и на Бен-Невис. Четвёрка искала любые возможные улики ведущие к угонщикам скота овец, лагерю или месту, куда мог съехать с дороги грузовик. Ничего важного они не нашли.

Достигнув горной долины, девушки пересекли мост, под которым был водопад, который каскадом ниспадал из хлынущего, заполненного валунами горного ручья.

– Этот вид просто чудесный! – воскликнула Бесс.

С обеих сторон резко, но не слишком круто для восхождения, возвышались горы. Скалы были вкраплены деревьями и кустами. Здесь и там росли участки вереска, его красочный фиолетовый оттенок давал склону дружелюбный вид.

Дорога простиралась вдоль воды. Здесь и там были защищённые зоны, которые, как сказала Фиона, были для отдыхающих. Вскоре они встретили группу спортсменов-ходунов, которые только собирались начать забег вверх на Бен-Невис.

Нэнси подкатила машину к краю дороги и девушки вышли из неё, чтобы понаблюдать. Там было четыре мальчика, одетых в короткие спортивные штаны и майки с их школьным символом. Один мальчик, увидев Фиону, окликнул её.

– Пожелайте мне удачи! – сказал он. – Мы побежим к большому сосновому дереву. Самое быстрое время туда и обратно это двадцать минут.

Она кивнула и сказала девушкам, что он был её дальним родственником. Американки были изумлены ловкостью и быстротой мальчишек, когда те буквально бежали вверх по склону горы. Когда они приближались к дереву, Фиона сказала:

– Да, это хорошо. Мой кузен Иэн впереди!

Иэн был первым, кто стартовал вниз по наклонной. Этот подвиг казался намного больше опасным, чем восхождение. К этому времени все четверо девушек смотрели на свои наручные часы. Фиона воскликнула:

– Думаю мой кузен сравнить счёт!

Что и сделал Иэн. Его время было ровно двадцать минут, в то время как его компаньоны показали время в двадцать пять, двадцать восемь и тридцать минут.

Шотландская девушка представила своего кузена и других мальчишек, которые тотчас пригласили Фиону и её подруг присоединиться к группе отдыхающих вверх по реке.

– Фиона, некоторых девочек ты знаешь, – сказал Иэн.

Предложение было охотно принято, и вскоре Нэнси, Бесс и Джордж встречали других привлекательных шотландских друзей Фионы, большинство из которых носили килты. Некоторые отдыхающие были из острова Скай, а остальные из города Инвернесс. Американкам сразу помогли почувствовать себя как дома.

Пока молодые люди распаковывали провизионные комплекты, между ними проносилось много болтовни и смеха. Вскоре все они ели ланч.

Сквозь гул беседы Нэнси осознала, что вдали звучала музыка. Внезапно, сидя, она выпрямилась. Несколько тактов было снова и снова сыграно на волынке, очевидно где-то высоко на горе. Мелодия была «Scots, Who, Hae»!

Нэнси напрягла свои глаза, чтобы увидеть музыканта, но в поле зрения никого не было. Был ли он прямо за горным хребтом? Молодая сыщица начала вспоминать различные инциденты, и, наконец, её ум посетила поразительная мысль. Не была ли, случаем, та отдельная мелодия наиграна каждый раз, когда она была поблизости?

«И могло ли быть, что она была сыграна мистером Дьюаром, чтобы дать его напарникам знать, что я нахожусь в этой области?» – размышляла Нэнси.

Три её подруги не заметили волыночную музыку, которая резко оборвалась. Она быстро сказала им об этом.

– Мне бы хотелось подняться на гору и поискать улики, ведущие к тому таинственному волынщику!

Наконец Бесс сказала:

– Ты можешь направиться прямо в ловушку.

Нэнси улыбнулась.

– Если вы все пойдёте со мной, никакой опасности быть не должно.

Джордж практично сказала:

– Я бы дала тебе пойти только в таком случае.

Вскоре девушки сказали остальным отдыхающим, куда они собрались, и отправились в путь. Восхождение было жарким и трудным, так что разговора было мало. Нэнси и Фиона продвинулись вперёд, но Бесс и Джордж не преодолевали расстояние так быстро. Наконец, Бесс их догнала.

– Где Джордж? – спросила Нэнси.

Бесс ответила, что её кузина хотела пойти к горному хребту по более быстрому маршруту.

– Она не стала ждать.

В тот момент трио услышало кричащую Джордж. Они обернулись и охнули в ужасе. Недалеко от склона Джордж сильно толкнул незнакомец, который втиснул их машину в воду.

– Опять этот рыжебородый мужчина! – воскликнула Бесс.

Его толчок повалил Джордж на землю. В следующий момент она начала катиться вниз крутого склона горы вверх ногами! Нападавший на неё бежал к склону, находившемуся на вершине горы!

 

Глава XV

Фантомный волынщик

 

Нэнси и Бесс не теряли времени, пробираясь к Джордж, которая теперь быстро катилась и переворачивалась вниз по склону горы.

К счастью, на небольшом расстоянии от них земля была слегка ровнее. Вонзив каблуки, Джордж смогла остановить своё падение. Когда девушки достигли её, Нэнси тревожно спросила:

– Ты ранена?

До того, как Джордж могла ответить, заговорила Бесс.

– Ранена ли она! Посмотри на все эти царапины! Мы должны доставить тебя к доктору прямо сейчас, Джордж.

– Не будь глупенькой, – решительно сказала Джордж. – Я чувствую, как меня только что хорошо толкнули, но более серьёзного со мной не случилось.

Она встала и, с помощью других девушек, отряхнула столько грязи, сколько смогла.

– Когда мы спустимся к реке, приведу себя в старый-добрый порядок. Тогда у меня всё будет нормально, – нахмурилась Джордж. – Мне бы хотелось поймать того рыжебородого товарища, который меня толкнул!

Внезапно все три девушки осознали, что Фиона не следовала за Нэнси и Бесс. В поле зрения её не было, а когда Нэнси позвала ответа не последовало.

Тогда девушкам стало страшно. Пытался ли рыжебородый незнакомец ранить и её?

– Я возвращаюсь назад, чтобы найти Фиону! – заявила Нэнси.

Кузины настояли, что пойдут тоже, и троица поторопилась к склону. Пару раз они позвали Фиону, но ответа не получили.

Тогда Нэнси, стоящая на высшей точке, увидела Фиону на некотором расстоянии ниже дальнего склона, на краю лесистой области. Она вела себя, как будто пыталась от кого-то спрятаться.

Нэнси сделала знак кузинам продолжать движение, затем направилась к Фионе. Достигнув стороны шотландской девушки, Нэнси спросила её, что случилось

Фиона улыбнулась.

– Ты, возможно, учишь меня, как стать детективом, – сказала она. – Как бы там ни было, я посчитала, что если тот рыжебородый мужчина бежал в этом направлении, возможно, он пришёл с этого склона Бена-Невиса. Я подумала, что смогу его увидеть.

– Увидела? – спросила Нэнси, когда Бесс и Джордж поднимались.

Фиона покачала головой.

– Я не видела мистера Красную Бороду, но я хочу, чтобы вы все посмотрели туда вниз. – Указала она.

В узкой долине под ними было стадо овец. Фиона сказала, что пару минут назад она видела пастуха, но теперь его не было.

– Для любого пастуха слишком странно не приводить с собой колли, – сказала она. – Мне пришла мысль, что мужчина, которого я увидела, может быть самозванцем, а овцы могли быть украдены и их привели, чтобы они ожидали транспортировки здесь.

– Фиона, ты чудесна! – воскликнула Нэнси. – Это отличная подсказка, и мы должны сообщить об этом в полицию.

– Отсюда мы не сможем. Придётся дождаться утра.

– Если Фиона права, – сказала Нэнси, – тот рыжебородый мужчина скорее всего следовал за нами по пятам. Возможно, это он первым использовал сигнал волынки «Scots, Who, Hae», чтобы предостеречь своих дружков, когда он узнал что мы собираемся сделать здесь лагерь. Затем, когда мы правда поднимались по склону и подошли слишком близко к этому участку операции, ему пришлось сделать что-то безрассудное.

– И он подумал, – сказала Джордж, – что если бы он столкнул меня вниз со склона, вы все отправитесь мне помогать и остановите восхождение.

– Точно.

Бесс тяжело вздохнула.

– Поскольку ты была предупреждена, Нэнси, Красная Борода не посмеет сделать следующий шаг. Так что какое-то время овец забирать не будут.

Рассуждения Бесс казались правильными, и девушки оставили место, направившись обратно к вершине, а затем вниз к реке. Джордж вымыла свои лицо и руки в холодной воде и почувствовала себя оживлённо.

Тем вечером шотландские кемперы развлекали трёх американских девушек. Сначала выступила группка, поющая шотландские песни, как и старые, так и новые. Нэнси и её подруги смогли присоединиться к нескольким: «Annie Laurie», «My Luve is Like a Red, Red Rose», «The Banks o’ Doon», «Sweet Afton» и «Auld Lang Syne».

Когда с пением было покончено, сначала девушки, а потом и парни танцевали под музыку волынки, которую принёс один молодой человек. Затем две пары исполнили несколько рилов и джиг.

Вскоре, смеясь, Фиона сказала Нэнси:

– Следующий они сделают в твою честь. Это хорошая джига, называется “Miss Nancy Frowned”[17].

– Как весело! – сказала Нэнси и внимательно наблюдала.

Три пары выполнили танец, который выглядел довольно сложно, когда они прошли через ряд переходов и перемен партнёров. Вскоре одна из девушек остановилась и настояла, чтобы Нэнси заняла её место. Американская девушка, хоть и была хорошей танцовщицей, сначала нашла движения немного сложными. Однако все громко аплодировали.

Развлечения закончились прекрасным сольным номером от Фионы. Нэнси, Бесс и Джордж восхитились её ясному птицеподобному голосу, когда она пела очень красивую мелодию.

– «До встречи Хайленду, прощай север мой,

Отчизне Отваги, Земле всей Святой,

Где б я не блуждала, куда бы не пошла,

Холмы из Хайленда всегда люблю я».

Аплодисменты были бурными. Следующей последовала полуночная закуска, затем все отправились спать в палатки, спальные мешки или замотались в плотные одеяла.

Но Нэнси не могла уснуть. Она думала, что звук стремительной воды должен иметь успокаивающий эффект, но вместо этого она как будто говорила с ней. «Я почти могу услышать, как она говорит мне, что я у края большого открытия!»

Примерно через час Нэнси, испугавшись, услышала отчётливый свист, который, по её убеждению, доносился из волынки. Волынщик подавал сигнал! Для чего? Кому?

Нэнси выбралась из своего одеяла, встала и пристально посмотрела на склон горы. Луна же была полной, купая Бен-Невис в сверкающем белом сиянии. На горном хребте, немного ниже высшей точки, частично скрытой туманом, Нэнси увидела силуэт волынщика. Свистящий звук прекратился, и теперь образ исчез.

Был ли волынщик фантомом или реальным человеком?

Нэнси вспомнила, что когда она слышала свист волынок до этого, грузовик, который она подозревала в перевозке овец, с шумом промчался мимо хозяйства миссис Драммонд. Был ли свист, который она только что услышала, сигналом, что для вывоза овец, которых девушки видели в узкой долине, препятствий не было?

– Я никак не смогу их остановить! – уныло сказала себе Нэнси. – Даже если бы все мы, кэмперы, забрались на гору, чтобы разузнать, это так далеко, что мы не успеем.

Она горячилась по поводу своего беспомощного положения, но, наконец, её одолела усталость и она уснула.

Нэнси проснулась рано, пока другие ещё спали. Когда немного позже она увидела Фиону бодрствующей, она рассказала шотландской девушке, что она слышала ночь до этого.

– Пойдёшь со мной к тому самому склоны Бена-Невиса?

– Конечно!

Когда девушки достигли вершины, они поспешили вниз по противоположному склону горы, чтобы заглянуть в узкую долину, находящуюся ниже. В поле зрения не было ни одной овцы!

– О, боже! – воскликнула Фиона. – Твоё вчерашнее подозрение может оказаться правдой, Нэнси.

– Давай посмотрим, удастся ли нам найти какие-либо улики, – настаивала Нэнси.

По пути Фиона отметила, что по склону горы шотландским стадам разрешено бродить как угодно.

– Так что, возможно, мы ещё увидим пропавших овец.

Когда девушки достигли узкой горной долины, в округе всё так же не было никаких признаков животных или людей. Нэнси заметила заурядное небольшое хозяйство и подумала, что, возможно, принадлежало оно пастуху.

– Мы зайдём к нему, – сказала она.

Пара подошла и постучала в дверь, но ответа не последовало. Фиона предположила, что на хозяйстве никого не было, и дёрнула дверь. Она не была заперта. Девушка открыла её, и они вошли. Они увидели раскладушку, стол и небольшое количество еды в буфете. В камине был пепел.

– Кто-то точно здесь задерживался, – заметила Нэнси.

Чувствуя себя незваными гостями, Нэнси и Фиона уже собрались уходить, когда внимание глаз Нэнси привлекла открытая книга на столе. Она ступила ближе, чтобы взглянуть внимательнее. Это был гэльский словарь. На открытой странице было подчёркнутое слово «mall»!

– Фиона, это было одним из слов в том странном сообщении в комнате мистера Дьюара!

Быстро Нэнси просматривала словарь в поисках других слов из сообщения.

– Здесь «rathad»! – взволнованно сказала она. – Оно ещё и подчёркнуто!

Затем она нашла и «dig, glas, slat, long, bean, ball, gun, ail». Все были отмечены!

 

Глава XVI







Сейчас читают про: