double arrow

Ценность и истина

1.

Аксиология (от axio — ценность, logos — слово, учение) — один из самых молодых разделов философии, исследующий категорию «ценность», характеристики, структуры и иерархии ценностного мира, способы его познания, а также природу и специфику ценностных суждений.

Термин «аксиология» был введен в 1902французским философом П.Лапи и вскоре вытеснил своего «конкурента» – термин «тимология» (от греч. τιμή – цена), введенный в том же году И.Крейбигом, а в 1904 был уже представлен Э. фон Гартманом в качестве одной из основных составляющих в системе философских дисциплин.

Вопреки традиционному представлению,— истина в отличие от добра и красоты не является по своей природе аксиологической категорией.

Истина не является ценностью, ибо она не есть "значение для субъекта"; понятие "истина" употребляется и в философии, и в обыденной речи в двух значениях — онтологическом и гносеологическом; в первом она обозначает нечто, действительно существующее, подлинное, форму реального бытия ("это истинное происшествие, а не выдумка"), во втором — адекватное знание субъектом объекта ("объективная истина", в терминологии ученых).

Таким образом, понятия "истина" и "ценность" фиксируют два разных типа отношения. Разумеется, истина, как и ценность, порождается деятельностью субъекта, нов своем содержании она является отражением объективности, очищенным отсубъективной, ибо цельпознания — получение такой информации об объективном мире, которая обеспечила быуспешную практическую деятельность, а для этого субъект должен устранить себя из содержания этой информации, устранить именно как субъекта, со всеми его атрибутивными свойствами, в частности, его "отношением к..." (к тому, что он познает).

Вопределенных социокультурных обстоятельствах истина может обладать ценностью — если социокультурный субъект испытывает потребность в истинности знания как таковойили в некоей конкретной, открытой наукой истине. Так, например, как это было в эпохуПросвещения.

Всредние века истина знания вообще рассматривалась как ценность только в той мере, вкакой она была "истиной вероучения", то есть не истиной в точном, гносеологическомзначении этого понятия, или же если добывавшиеся науками истины не противоречилидогматам веры — потому церковь отвергала на протяжении веков и истинностьгелиоцентрической системы мироздания, и истинность учения Ч. Дарвина; по точномузаключению М. Вебера — а кому не видеть этого с такой отчетливостью, как социологу!—" вера в ценность научной истины есть продукт определенных культур".

Таким образом, истина как таковая — ив гносеологическом, и в онтологическом смыслах — аксиологически нейтральна, ибо теорема Пифагора, закон земного притяжения или закономерность образования прибавочной стоимости не имеют никакого отношения к субъектности человека, ценность же есть именно "субъективированность объекта".

Потому-то в реальной жизни истину могут постоянно, приносить в жертву тем или иным ценностям — религиозным, политическим, нравственным, эстетическим... Великий ученик Пдатона говорил: "Платон мне друг, но истина дороже".

Истина может иметь ценность, а может и не иметь, ибо сама она внеценностна, чисто объективна — оттого понятие это и может иметь одновременно гносеологический и онтологический смыслы; но придать ему аксиологический смысл — значит отрицать возможность верного отражения нашим сознанием объективного бытия, а возможность эта доказывается не подлежащим обжалованию авторитетом практики. Совершенно справедливо поэтому утверждение одного из самых крупных мыслителей XX века Б. Рассела, высказанное им в работе "Почему я не христианин", что вопрос о ценностях, в том числе и религиозных, "находится за пределами знания" и потому "ценность не имеет отношения к истине или лжи".

Включение истины в разряд ценностей правомерно либо для религиозного сознания, либо для научного рационализма, который поклоняется знанию законов природы независимо от того, какие трагические последствия для человечества может иметь реализация этих истин.


Сейчас читают про: