double arrow

Целевая структура конфликтной ситуации по Н.В. Гришиной


Мотивация оппонентов в конфликте

Лекция 14. Мотивация конфликтности, взаимосвязь конфликтов и стрессовых ситуаций

2. Оценка образа «Я» и «Он/Она» по Н.В. Гришиной

1. Мотивация оппонентов в конфликте

Мотивы сторон — это побуждения к вступлению в конфликт, связанные с удовле­творением потребностей оппонента; совокупность внешних и внутренних условий, вызывающих конфликтную активность субъекта.

В конфликте часто сложно выявить истинные мотивы оппонентов, так как они в большинстве случаев скрывают их от окружающих, предъявляя в позициях и дек­ларируемых целях мотивировку участия в конфликте, которая в значительной мере отличается от первичных мотивов или вовсе не имеет ничего общего с ними.

Базисным побудителем активности оппонента в конфликте являются его по­требности.Это состояния субъекта, создаваемые испытываемой оппонентом нуж­дой в объектах, необходимых для его существования и развития, выступающих источником его активности. Потребности присущи как отдельному индивиду, так и социальным группам, обществам и государствам.

Анализ причин поведения сторон в конфликтах показывает, что они сводятся к стремлению удовлетворить свои интересы, которые представляют собой осо­знанные потребности, обеспечивающие его направленность на объект конфликта и способствующие реализации его конфликтного поведения.

Близки к интересам оппонентов и ценности, которые они отслаивают в кон­фликте. Это могут быть общечеловеческие ценности (например, истинность суж­дения, идеи, справедливость, решения), ценности, выраженные в каком-то конкрет­ном произведении искусства, а также личностные ценности (чувство собственного достоинства, честь, самооценка и т. п.).

Мотивы индивида или группы не возникают сами по себе и часто определяются ситуацией, условиями, в которых он (она) находится. Зачастую протекающие в об­ществе социально дезорганизующие процессы деформируют общественное созна­ние, которое реализуется и преломляется через потребности, интересы и, следова­тельно, через цели, поступки и действия конкретных людей и групп.

Мотивы противодействующих сторон конкретизируются в их целях.

Цель — это осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлены действия человека.

Целью субъекта в конфликте является его представление о конечном результа­те конфликта, его предвосхищаемый полезный (с точки зрения личности или об­щественной, групповой значимости) результат. Можно выделить стратегические и тактические цели оппонентов. Нередко основная цель оппонента — овладение объектом конфликта, ей подчинены тактические цели. В зависимости от развития конфликта эта основная цель может быть заменена на другую (нанесение макси­мального ущерба оппоненту — материального, морального психологического), которая в начале конфликта выступала как цель-средство.

Видимая часть устремлений человека, социальной группы в конфликте — пози­ция. Это система отношений оппонента к элементам конфликтной ситуации, со­вокупность фактических прав, обязанностей и возможностей оппонента, реали­зующихся в конкретной ситуации в общении, поведении и деятельности. Позиция характеризуется, с одной стороны, динамичностью и гибкостью, с другой — отно­сительной устойчивостью.

Сложность выявления истинных мотивов объясняется тем, что оппоненты в боль­шинстве случаев предъявляют мотивировку участия в конфликте, которая отли­чается от первичных мотивов.

Все выше изложенное можно отобразить на рисунке 29.

Рисунок 29. Мотивация оппонентов в конфликте


2. Оценка образа «Я» и «Он/Она» по Н.В. Гришиной

Пристрастная позиция, занимаемая основными участниками конфликтной ситуа­ции, по отношению к формированию образа оппонента в конфликте является од­ной из фундаментальных характеристик. Учитывая то, что социально-перцептив­ные образы «пристрастны» в принципе, то в конфликтной ситуации, где в основе взаимодействия лежит противоречие, противоположная сторона оценивается еще более тенденциозно. Как отмечает Н. В. Гришина, объектом, вызывающим подоб­ные проявления, может стать любая зона образа другого — интерпретация его по­ведения, его мотивов и личностных особенностей.

Возложение ответственности за конфликт на другого, как и наделение его «не­гативными» чертами, типично для формируемого образа ситуации, на основании которого оппоненты строят свои дальнейшие действия.

Исследование описаний участниками конфликтных ситуаций друг друга, прове­денное указанным выше автором, дает яркое представление о формировании ком­понентов информационной модели конфликта у оппонентов, а именно собственно­го образа и образа другого.

Из психологических составляющих образа другого лишь 24 % от общего числа имели позитивный или нейтральный характер («энергичный», «принципиальная», «рациональная», «сдержанная» и т. д.). Все остальные содержат выраженные нега­тивные оценки. Они могут (с известной долей условности) быть разделены на сле­дующие категории: характеристики эмоционального поведения («вспыльчивая», «эмоционально холодная», «нервный» и т. д.) — 31,2 %; указания на эгоистические черты характера и поведения («не признает позиции другого», «из любых ситуаций старается выйти сухой», «переложить ответственность на другого» и т. д.) — 14,6 %; осуждаемые привычки («любит власть», «любит деньги» и т. д.) — 11,5 %; коммуни­кативные проблемы («не очень разговорчивая», «несколько отстраненная» и т. д.) — 9,3 %; плохие отношения с окружающими («ее больше боятся, чем уважают» и др.) — 6,2 %; и указания на внешние недостатки («внешне непривлекательная») — 3,1 %.

В противоположность «другому» психологические характеристики собствен­ного образа имеют откровенно позитивный характер: «общительная», «доброже­лательная», «веселая», «умная», «интересная», «широкий круг общения и интере­сов», «спокойная», «любит свое дело», «организатор» и др., что составляет 66,6 % от общего числа оценок. Собственные недостатки приводятся в смягчающей фор­ме «да... но...»: «обидчивая, но отходчивая», «легко теряю интерес к делу, если встречаю сопротивление», «уверена в том, что делаю в данный момент, в связи с этим не слышу совета других, даже если не права» и т. д. Такие оценки состав­ляют 18,5 %. Нейтральная самооценка составляет 7,5 %. Однозначно негативную окраску содержат собственные оценки в 7,4 % случаях.

В результате можно еще раз подтвердить, что данные исследований демонстри­руют значительную степень пристрастности в ходе формирования образа «друго­го», отражают тенденцию к неуклонному возложению ответственности за конфликт на этого «другого» и наделению его «плохими» чертами. Такой подход к формиро­ванию образов оппонентов в конфликтной ситуации приводит к обесцениванию позиции противника и усилению своей позиции. Таким образом, можно говорить о реализации защитной функции в ходе противопоставления «Я — Другой» (как и «Мы — Они»).


Сейчас читают про: