double arrow

Тема 3. Благотворительность и меценатство в сферах культуры, науки и здравоохранения. Русская филантропия в сфере воспитания и просвещения


Российские меценаты. Причины появления меценатства. Выдающиеся меценаты 18 века, конца 19 – начала 20 веков. Третьяковы, Мамонтовы, Морозовы, Щукины, Рябушинские, Бахрушины и другие.

Благотворительность и меценатство в Волго-Вятском регионе.

Династия купцов Стахеевых, Ижболдиных, Щитовых, Курбатовых, Гирбасовых, Черновых, Пушковых.

Благотворительная деятельность предпринимателей-татар: Т.Акчурина, Г.Утямышева, братьев Юнусовых, А.Хусаинова, М.И. Галеева, В.Апанаева, Г.Губайдуллина, З.Рамиева и других.

Русская филантропия в сфере воспитания и просвещения. И.И. Бецкий, Н.А. Найденов, П.А. Демидов, В.А. Тенишев, М.К. Тенишев, А.К. Медведникова, А.Л. Шанявский.

«Советский энциклопедический словарь», напоминает о приближенном императора Августа, выполнявшем его дипломатические, политические, а также частные поручения. Его покровительство поэтам, сделало имя Меценат нарицательным. Включение этого слова в обиход в России, возраст этого понятия не адекватен фактической богатейшей истории отечественного меценатства. Так, в «Толковом словаре» Даля слово «меценат» еще отсутствует. Не найдем мы его и в речи В.О.Ключевского «Добрые люди древней Руси». Выдающийся историк использует другое понятие- «благотворительность». Мысли В.О.Ключевского о принципиальном бескорыстии благотворителя в соответствии с требованиями этики, сложившейся на Руси, очень важны для нас. Во-первых, родство понятий «меценатство» и «благотворительность» позволяют увидеть корни последнего в толще многих столетий. Во-вторых, бескорыстие как обязательное условие истинной благотворительности на Руси позволяет «развести» кажущиеся тождественными понятия: «меценат» и «спонсор».




Функции меценатства

1. Коммуникативная функция

2. Функция формирования социального сознания членов российского общества

3. Функция «Социальной памяти»

Предпосылки развития российского меценатства и благотворительности

- Социально-экономические предпосылки – проведение экономических реформ, благоприятно сказавшихся на финансовом положении купеческих династий. Они сформировали капиталы, впоследствии служившие источником благотворительных вложений в социальную сферу, культуру

- Социально-культурные предпосылки – на макро уровне - культурный подъем, появление новых направлений в различных областях искусства. На микро уровне – влияние культуры на формирование личности меценатов, а также их близость к народной культуре, традициям, обычаям, привычкам, образу мышления отцов и дедов.

- Социально-религиозные предпосылки – многие купеческие династии являлись старообрядцами, имели устойчивые связи с этой общиной. Христианские постулаты как старообрядцев, так и «новой» церкви играли большую роль в семейных традициях российских купцов, особенно первых поколений. Ряд известных меценатов вряд ли можно охарактеризовать как верующих (С.Т.Морозов). Но семьи, родители будущих меценатов наложили отпечаток на эту сторону их сознания и поведения.



- социально-политические предпосылки- некоторые послабления цензуры в период правления Александра II (1825-1855) выражать свои взгляды, в том числе в области театрального искусства и художественного творчества.

Почти все меценаты и коллекционеры конца прошлого-начала нынешнего века были купцами-старообрядцами. И Щукин, и Морозов, и Рябушинский, и Третьяков. Ведь старообрядческий мир традиционен, глубоко связан с истинной культурой- они из века в век научились спасать и сохранять свое духовное наследие, это было заложено в семейных генах.

Причины появления меценатов.

Восемнадцатый-начало девятнадцатого века, отмечены благотворительными делами крупных представителей просвещенной дворянской филантропии. Яркими образцами благотворительных учреждений этого времени являются Голицинская больница, первая градская больница, Шереметевский дом, Мариинская больница и др. Одна из характерных особенностей российского предпринимательства, его определенная историческая традиция – это едва зародившись, оно естественно и надолго связало себя с благотворительностью. Союз предпринимательства и благотворительности убедительно прослеживается на примере многих известных купеческих династий. Такой союз едва ли был случайным. Предприниматели, безусловно, были заинтересованы в квалифицированных работниках, способных овладеть новым оборудованием, новейшими технологиями в условиях все возрастающей конкуренции. Не случайно поэтому огромные средства отчислялись дарителями прежде всего на образование. И особенно на профессиональное.



Были и другие причины, объясняющие появление потомственных благотворителей. Можно с уверенностью сказать, что одни из самых значимых в ряду уже упомянутых - причины религиозного характера, диктовавшиеся давними традициями милосердия и благотворительности на Руси, осознанием потребности помогать другим.

Настоящему меценату (истинному благотворителю) с точки зрения отечественных традиций, не нужна в качестве компенсации реклама, позволяющая с лихвою возместить затраты. Показательно в этой связи, что Савва Тимофеевич Морозов обещал всестороннюю помощь основателям Художественного театра при условии: его имя не должно упоминаться в газетах. Хорошо известны случаи, когда меценаты по призванию, отказывались от дворянства. Один из представителей этой замечательной династии «профессиональных благотворителей» Алексей Петрович Бахрушин (1853-1904)- библиофил и собиратель произведений искусства, завещал в 1901г. свои коллекции Историческому музею, по «формулярному списку», составленному в том же году купеческой управой, в службе не состоял, отличий не имеет. Предположительно, что сумма П.Г.Шелапутина (на его средства были созданы гинекологический институт, мужская гимназия, 3 ремесленных училища, женская учительская семинария, дом для престарелых) превысила 5 млн. рублей, но учесть всех пожертвований было невозможно, так как он скрывал эту сферу жизни даже от близких Ретроспектива благотворительности, милосердия, меценатства велика по времени, богата ярчайшими примерами, позволяет выявить очевидную преемственность добрых деяний, истоки и тенденции отечественного меценатства.

Но и на богатом фоне меценатства в России конец девятнадцатого- начало двадцатого веков могут быть по справедливости названы его «золотым веком», порой его подлинного расцвета. И эта пора была связана, главным образом, с деятельностью именитых купеческих династий, давших «потомственных благотворителей». Только в Москве ими были осуществлены столь крупные начинания в области культуры, просвещения, медицины, самых различных областей науки, что можно с полным основанием утверждать: это был качественно новый этап благотворительности.

По инициативе действительно просвещенных и по-настоящему образованных дарителей, развивались становящиеся приоритетными отрасли отечественной науки, открывались уникальные галереи и музеи, получили заслуженное признание у отечественной интеллигенции театры, которым было суждено осуществить глобальную реформу всего театрального дела. Такими стали Третьяковская галерея, Щукинские и Морозовские собрания современной французской живописи, Бахрушинский театральный музей, Частная опера С.И.Мамонтова, Частная опера С.И.Зимина, Московский Художественный театр, Музей изящных искусств на строительство которого заводчик, крупный землевладелец Ю.С. Нечаев- Мальцев потратил более 2 млн. рублей), Философский и Археологический институты, Морозовские клиники, Коммерческий институт, Торговые школы Алексеевых, Морозовых и т.д. Благодаря пожертвованиям Варвары Алексеевны Морозовой стало возможным создание первой в России бесплатной библиотеки-читальни имени И.С.Тургенева, содержавшей 3279 томов. В этой семье и отец, и дочь были страстными любителями книги и многое сделали для ее пропаганды в стране. Перед нами еще одна династия благотворителей, коллекционеров и меценатов самого высокого стиля. Все приведенные примеры отмечены рядом общих черт: социальной значимостью, демократической направленностью, полнейшим бескорыстием, давними традициями благотворительности, что обусловлено принципами, убеждениями, личностными качествами.

Наиболее выдающиеся меценаты конца 19-начала 20 вв.

С.И.Мамонтов. Меценатство Саввы Ивановича было особого рода: он приглашал своих друзей-художников в Абрамцево, зачастую вместе с семьями, удобно располагал в основном доме и флигелях. Все приезжавшие под предводительством хозяина отправлялись на природу, на этюды. Все это весьма далеко от привычных примеров благотворительности, когда меценат ограничивает себя передачей определенной суммы на доброе дело. Многие работы членов кружка Мамонтов приобретал сам, для других находил заказчиков.

Одним из первых художников к Мамонтову в Абрамцево приехал В.Д. Поленов. С Мамонтовым его связывала духовная близость: увлечение античностью, музыкой, театром. Был в Абрамцеве и Васнецов, именно ему обязан художник своим знанием древнерусского искусства. Тепло отеческого дома художник В.А. Серов найдет именно в Абрамцеве. Савва Иванович Мамонтов был единственным бесконфликтным покровителем искусства Врубеля. Для очень нуждавшегося художника нужна была не только оценка творчества, но и материальная поддержка. С.И. Мамонтов широко помогал, заказывая и покупая произведения Врубеля. Можно сказать вполне определенно, что если бы все достижения Частной оперы Мамонтова были бы ограничены лишь тем, что она сформировала Шаляпина- гения оперной сцены, то и этого было бы вполне достаточно для самой высокой оценки деятельности Мамонтова и его театра.

М.К.Тенишева (1867-1928) Мария Клавдиевна была незаурядным человеком, обладательницей энциклопедических знаний в искусстве, почетным членом первого в России союза художников. Поражают масштабы ее общественной деятельности, в которой ведущим началом было просветительство: ею было создано. «Созидательницей и собирательницей» назвал Тенишеву Рерих. И это действительно так и это в полной мере относится к русским меценатам золотого века. П.М. Третьяков (1832-1898). В.В. Стасов, выдющийся русский критик, в некрологе на смерть Третьякова, писал: «Третьяков умер знаменитым не только на всю Россию, но и на всю Европу. Приедет ли в Москву человек из Архангельска или из Астрахани, из Крыма, с Кавказа или с Амура - он тут же назначает себе день и час, когда ему надо идти в Лаврушинский переулок, и посмотреть с восторгом, умилением и благодарностью весь тот ряд сокровищ , которые накоплены этим удивительным человеком в течение всей его жизни.» Не менее высоко оценивали подвиг Третьякова и сами художники, с которыми он был связан на ниве собирательства. В феномене П.М. Третьякова впечатляет верность цели. Подобной идея - положить начало общественного, всеми доступного хранилища искусства – не возникала ни у кого из современников, хотя частные коллекционеры существовали и до Третьякова, но они приобретали картины, скульптуру, посуду, хрусталь и т.д. прежде всего для себя, для своих частных собраний и видеть принадлежавшие коллекционерам произведения искусства могли немногие. В феномене Третьякова поражает также и то, что он не имел никакого специального художественного образования, но раньше других распознавал талантливых художников. Раньше многих он осознал неоценимые художественные достоинства иконописных шедевров Древней Руси. Меценатство в России в конце девятнадцатого - начале двадцатого веков было существенной, заметной стороной духовной жизни общества; оно в большинстве случаев было связано с теми отраслями общественного хозяйства, которые не приносили прибыли и не имели поэтому никакого отношения к коммерции; само число меценатов в России на рубеже двух веков, наследование добрых дел представителями одной семьи, легко просматриваемый альтруизм благотворителей, удивительно высокая степень личного, непосредственного участия отечественных меценатов в преобразовании той или иной сферы бытия - все это в совокупности позволяет сделать некоторые выводы.

Во-первых, среди черт, определяющих своеобразие отечественной буржуазии, одной из главных и почти типичных была благотворительность в тех или иных формах и масштабах.

Во-вторых, личностные качества известных нам меценатов «золотого века», спектр их ведущих интересов и духовных потребностей, общий уровень образованности и воспитанности, дают основание утверждать, что перед нами подлинные интеллигенты. Их отличает восприимчивость к интеллектуальным ценностям, интерес к истории, эстетическое чутье, способность восхищаться красотой природы, понять характер и индивидуальность другого человека, войти в его положение, а поняв другого человека, помочь ему, обладание навыками воспитанного человека и т.д.

В-третьих, обозревая масштабы сделанного меценатами и коллекционерами в России на рубеже веков, прослеживая сам механизм этой удивительной благотворительности, учитывая их реальное воздействие на все сферы бытия, приходим к одному принципиальному выводу- отечественные меценаты в России «золотой поры»- качественно новое образование, оно просто не имеет аналога в истории цивилизации, в опыте других стран.

У старых меценатов и коллекционеров был глаз, и это, наверное, самое главное - эти люди имели собственное мнение и смелость отстаивать его. Только человек, который имеет собственное мнение, достоин называться меценатом, иначе это спонсор, который дает деньги и верит, что другие их правильно используют. Так что право быть меценатом надо заслужить, деньгами его не купишь.

Всякий ли миллионер может быть покровителем искусства? Сегодня в России вновь появились богатые люди. Настолько ли богатые, чтобы создавать картинные галереи - неизвестно, но все же материальная основа для возрождения широкой благотворительности, наверное, есть. Дающий деньги - это еще не меценат. Но лучшие из современных предпринимателей понимают, что благотворительность - обязательная спутница солидного бизнеса. Они начинают создавать галереи, полагаясь на своих консультантов. К сожалению, у нас сейчас в стране нет культурной среды для развития меценатства, такой, какой была среда старообрядческая.

Меценатами не рождаются, ими становятся. По - видимому нынешние меценаты и коллекционеры должны стремиться прежде всего потратить силы и средства на то, чтобы восстановить созданное их предшественниками сто лет назад.







Сейчас читают про: