double arrow

Национальной безопасности России

Вопрос 3. Коррупция как фактор внутренней угрозы

Известно, что в основе термина «коррупция» лежит латинское слово «corruptio», означающее в буквальном переводе «порчу, подкуп» (однокоренным в этом смысле является и слово «коррозия»). В целом этот перевод даёт общее представление о сущности коррупции – порче или коррозии власти путем её подкупа. Справочный документ Организации Объединенных Наций о международной борьбе с коррупцией определяет её как «злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».

Нормативное определение коррупции даёт Федеральный закон: коррупция – это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами[29]. К коррупции закон относит также совершение указанных выше деяний от имени или в интересах юридического лица.

О.В. Козаченкова полагает, что проявлений коррупции гораздо больше; к ним можно отнести также, кроме взяточничества, фаворитизм, кумовство, лоббизм, протекционизм, вымогательство, использование личных контактов для решения проблем третьих лиц, противоправное распределение и присвоение общественных ресурсов, незаконную приватизацию, незаконную поддержку и финансирование политических партий и объединений, предоставление льготных кредитов и займов[30].




История коррупции и борьбы с ней насчитывает тысячелетия, не обошла она стороной и Россию[31].

Достоверные данные о масштабах коррупции в любой стране отсутствуют. О ней судят по косвенным показателям – количеству обращений граждан в правоохранительные органы по фактам вымогательства взяток должностными лицами, числу подтверждённых фактов, возбуждённых дел, количеству осуждённых за коррупцию и т.д.

Активная борьба с коррупцией на международном уровне развернулась начиная с середины 90-х годов прошлого столетия, когда были приняты соответствующие документы Организацией американских государств, Европейским Союзом, Организацией экономического сотрудничества и развития, Африканским союзом. В 2003 году соответствующая конвенция была принята Генеральной Ассамблеей Организации Объединённых Наций.



Конвенция ООН отмечает, что коррупция в современном мире уже не представляет собой локальную проблему, а превратилась в транснациональное явление, которое затрагивает общество и экономику всех стран. Коррупция несёт угрозу политической стабильности и безопасности общества, подрывает демократические институты и ценности, этические ценности и справедливость и наносит ущерб устойчивому развитию и правопорядку. Особую обеспокоенность мирового сообщества вызывает связь между коррупцией и другими формами преступности, в частности организованной преступностью и экономической преступностью, включая отмывание денежных средств. Полагая, что коррупция затрагивает общество и экономику всех стран, ООН придаёт исключительно важное значение международному сотрудничеству в области предупреждения коррупции и борьбы с ней [32].

Европейская Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию в свою очередь констатирует: коррупция угрожает верховенству закона, демократии и правам человека, подрывает принципы надлежащего государственного управления, равенства и социальной справедливости, препятствует конкуренции, затрудняет экономическое развитие и угрожает стабильности демократических институтов и моральным устоям общества[33].

В силу своих масштабов, экономических, политических и социальных последствий коррупция расценивается как системная угроза национальной безопасности России[34]. Такая оценка имеет под собой серьёзные основания, о чём свидетельствуют данные Генеральной прокуратуры Российской Федерации[35].

За 9 месяцев 2011 года в суд с утверждённым прокурором обвинительным заключением направлено 8334 уголовных дела коррупционной направленности в отношении 9219 лиц. Основное количество обвиняемых привлекается к уголовной ответственности по фактам мошенничества, присвоения и растраты вверенного имущества с использованием служебного положения.

Среди осужденных за такие преступления 692 человека являлись должностными лицами органов государственной власти и местного самоуправления. Также осуждено 1139 должностных лица правоохранительных органов, в том числе 250 следователей (дознавателей) и 13 прокуроров. Привлечен к уголовной ответственности 1 судья.

Судебные приговоры вынесены в отношении 60 депутатов органов местного самоуправления. В 2010 году было осуждено 7 депутатов представительных органов субъектов Российской Федерации, а в январе – сентябре 2011 года – 6.

За 9 месяцев 2011 года в суды прокурорами было предъявлено более 13 тысяч исков о возмещении ущерба, причинённого в связи с актами коррупции (за 9 месяцев 2010 года – 9280). В 30% случаев виновные в добровольном порядке удовлетворяют требования прокурора. Всего судами удовлетворено более 6,3 тысячи исков на общую сумму свыше 480 миллионов рублей.

В 2011 году Генеральной прокуратурой совместно с правоохранительными органами была проведена проверка исполнения законодательства в части соблюдения установленной законом обязанности представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. По результатам проверки прокурорами выявлено свыше 41 тысячи нарушений. В целях их устранения принесено более 1,5 тысячи протестов, внесено почти 9 тысяч представлений. К дисциплинарной ответственности привлечено свыше 6 тысяч виновных лиц.

Прямую угрозу национальной безопасности несут преступления коррупционного характера, совершаемые в Вооружённых Силах Российской Федерации. Согласно данным Главной военной прокуратуры за последние полтора года (2010 – 2011 гг.) за различные коррупционные преступления осуждены свыше тысячи должностных лиц военных ведомств, в том числе 18 высших офицеров, треть из которых были приговорены к реальным срокам лишения свободы. За 2011 год выявлено 250 случаев взяточничества. Это гораздо больше, чем в 2010 году. Ущерб от преступлений коррупционной направленности превысил 3 миллиарда рублей. Не улучшилось положение дел и в военкоматах. В 2011 году прокурорами было выявлено более 200 преступлений, почти каждое третье из них - это факты взяток. Немало проблем в сфере гособоронзаказа, обслуживания воинских частей коммерческими организациями[36].

Белгородская область не является исключением из общего правила.

В 2011 году осуждены к штрафам за получение взяток двое инспекторов дорожно-патрульной службы ГИБДД УМВД по Белгородской области, преподаватели Белгородского государственного технологического университета им. В.Г. Шухова и Белгородской государственной сельскохозяйственной академии. Осуждён к штрафу водитель транспортного средства за попытку дачи взятки работникам ДПС. Выявлен факт нарушения требований законодательства о противодействии коррупции (конфликт интересов) одним из служащих администрации г. Белгорода.

В 2011 году следственные органы на транспорте возбудили 14 уголовных дел коррупционной направленности. Увеличилось и число зафиксированных фактов дачи гражданами взяток сотрудникам правоохранительных органов на транспорте. В отношении взяточников транспортная прокуратура возбудила в 2011 году семь уголовных дел, ещё четыре возбуждённых дела касаются превышения должностных полномочий сотрудниками поднадзорных правоохранительных органов.






Сейчас читают про: