Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Павел Николаевич Милюков (1859 - 1943)




Краткая биография.Родился в Москве семье архитектора и преподавателя. С ранних лет у Милюкова возник устойчивый интерес к поэзии и музыке. Он рано начал писать стихи, любовь к музыке пронес через всю жизнь: у него был абсолютный музыкальный слух, и он прекрасно играл на скрипке.

Обучаясь в 1-й московской гимназии, проявил незаурядные лингвистические способности и свободно овладел пятью языками. В 1877 г. поступил на историко-филологический факультет Московского университета, где слушал лекции В. О. Ключевского и П. Г. Виноградова. В 1881 г. был арестован за участие в студенческом движении и исключен, но на следующий год завершил обучение. Был оставлен в университете на кафедре русской истории под руководством В.О. Ключевского, одновременно преподавал в гимназии и на Высших женских курсах. Успешно сдав магистерские экзамены, Милюков стал в 1886 г. приват-доцентом Московского университета. В 1885 г. он был избран членом корреспондентом, а в 1890 г. - действительным членом Императорского Московского археологического общества. В 1892 г. получил степень магистра за диссертацию «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого», удостоенную премии С.М. Соловьева.

В рамках просветительской деятельности Милюков прочитал в Нижнем Новгороде курс лекций «Об общественном движении в России». Следствием этого было распоряжение департамента полиции от 18 февраля 1895 г. об устранении историка от любой педагогической деятельности вследствие крайней политической неблагонадежности. Он был административно выслан в Рязань. В 1897 г. был приглашён возглавить кафедру всеобщей истории в Софийском Высшем училище (Болгария). В 1898 г. обвиненный по ничтожному поводу в недостаточной почтительности к Николаю II, по требованию русског правительства, был отстранен от преподавания. Участвовал в археологической экспедиции в Македонии.

В ноябре 1898 г. Милюкову было разрешено проживать в Санкт-Петербурге. В 1901 г. за участие в собрании, посвященному памяти Лаврова Милюков вновь арестован и посажен в тюрьму Кресты. После полугодового нахождения в ней, он поселился на станции Удельной под Петербургом.

В 1903 - 1905 гг. путешествовал в Англии, на Балканах, в США, читал лекции, встречался с русскими эмигрантами П.А. Кропоткиным, Е.К. Брешко-Брешковской, В. И. Лениным и др. В 1905, узнав о революции, вернулся в Россию. Он стал одним из организаторов и лидеров конституционно-демократической (кадетской) партии, председателем ее ЦК (с марта 1907 г.), редактором газеты «Речь». После роспуска Первой Государственной думы в 1906 г. — один из авторов «Выборгского воззвания», в котором содержался призыв к гражданскому неповиновению. Возглавлял кадетскую фракцию в III и IV Государственной думе (1907 - 1917). В 1915г. Милюков стал инициатором создания «Прогрессивного блока», требовавшего включения своих представителей в правительство для обеспечения победы и проведения либеральных реформ. 1 ноября 1916 выступил в Думе с громкими обвинениями (так и оставшимися недоказанными) в измене премьер-министра Б.В. Штюрмера и окружения императрицы Александры Федоровны.




Февральскую революцию Милюков предвидел и считал ее неизбежной. В первом составе Временного правительства он занимал пост Министра иностранных дел.

Октябрьскую революцию историк воспринял враждебно. Все его действия были направлены на создание единого фронта для борьбы с Советской Россией. После краха антибольшевистского движения Милюков эмигрировал в сначала Англию, а с января 1921 г. - во Францию.

В эмиграции он разрабатывает новую тактику борьбы с Советской Россией. В Париже Милюков был учредителем и председателем: Общества русских писателей и журналистов, Клуба русских писателей и ученых, Комитета помощи голодающим в России; одним из организаторов Русского народного университета; редактором газеты «Последние новости»; он постоянно выступал с докладами и лекциями.

Во время второй мировой войны Милюков пристально следил за ходом военных действий и страстно желал победы СССР. В 1943 г. писал, что за разрушительной стороной русской революции нельзя не видеть ее творческих достижений в укреплении государственности, экономики, армии, управления, и даже находил, что в народе пробудилось чувство независимости и достоинства. В эти последние годы жизни историк писал свои «Воспоминания», которые он так и не успел закончить. Умер во Франции 31 марта 1943 г.



Основные труды.

«Государственное хозяйство России в первой половине XVIII столетия и реформы Петра Великого» (1892),

«Очерки по истории русской культуры» (Вып. 1 – 3, 1896 - 1903),

«Главные течения русской исторической мысли» (1896),

«История второй русской революции» (Т. 1 – 2, 1921 - 1923),

«Россия на переломе» (1927),

«Прогрессивный блок в 1915-1917 гг.» (1932 - 1933),

«Воспоминания (1859-1917)» (1955).

Теоретико-методологические взгляды историка. В теоретико-методологических взглядах Милюкова преломились три методологические системы - позитивизм, неокантианство и марксизм. Он не приемлет эмпиризм позитивизма и абсолютизацию экономического фактора в социологических схемах марксизма. Свою позицию он представляет как нечто среднее между идеализмом и материализмом.

В качестве собственной исследовательской программы Милюков избирает разновидность психологического монизма: «Материальный характер экономического фактора есть только кажущийся: на самом деле явления человеческой экономики происходят в той же психической среде, как и все другие явления общественности Можно в известном смысле согласиться, что весь процесс человеческой эволюции совершается под влиянием могущественного импульса, необходимостью приспособиться к окружающей среде. Но отношение человека к окружающей среде не ограничивается одной только экономической потребностью. В человеческой психике отношения эти являются настолько уже дифференцированными, что историку приходится отказаться от всякой надежды свести их к какому-то первобытному единству. Ему остается лишь следить за параллельным развитием и дальнейшим дифференцированием многоразличных сторон человеческой натуры доступном его наблюдениям периоде социального процесса». Практически это означало, что Милюков решил проследить внутреннюю эволюцию различных аспектов человеческой культуры, нежели связь между ними.

В «Очерках по истории русской культуры» историк указывал, что на смену истории описательной, заполненной рассказами - повествованиями о героях и вождях событий (прагматической, политической), пришла история, главной задачей которой является изучение жизни народных масс, т.е. история внутренняя (бытовая или культурная). Таким образом, согласно Милюкову, история становится «предметом, способным возбудить научный интерес и принести практическую пользу». По Милюкову, в объяснении исторического процесса должна лежать идея закономерности. Причем: «Мы принимаем закономерность исторических явлений совершенно независимо от того, может ли история открыть нам эти искомые законы».

Милюков различает в историческом результате три группы производящих его условий: «Первое условие заключается во внутренней тенденции, во внутреннем законе развития, присущем всякому обществу и для всякого общества одинаковом. Второе условие ... в особенностях той среды, обстановки, среди которой данному обществу суждено развиваться ... Третье условие... во влиянии отдельной исторической личности на ход исторического процесса.

Первое условие сообщает различным историческим процессам характер сходства в основном ходе развития. Второе условие придает им характер разнообразия. Третье, наиболее ограниченное в своем действии, вносит в историческое явление характер случайности». Таким образом, Милюков в первом и во втором условиях видит объективный ход эволюции истории, который, несомненно, предполагает наличие определенных закономерностей вообще, и в отдельно взятой стране, в частности. Третье условие предполагает альтернативность, возможность выбора, сила его воздействия может быть совершенно разнообразной, и именно оно вносит в исторический процесс элемент случайности. Эти представления о социологии исторического процесса М. дополнит несколько позже, исходя из опыта русских революций и, в качестве фактора случайности, кроме роли отдельной человеческой личности, признает роль масс.

Милюков пытался улучшить классический позитивизм. Не случайно некоторые авторы причисляют М. к представителям «критического позитивизма».

Изучение петровских реформ. В своей магистерской работе «Государственное хозяйство России в первой половине XVIII столетия и реформы Петра Великого» Милюков рассматривал реформы Петра I в области государственного устройства в связи с государственным хозяйством первой четверти XVIII в., податной системой, деятельностью административных органов. Административная реформа Петра I была представлена в виде трех проблемно-хронологических периодов: приказного (1682-1709), губернского (1710-1718), и коллежского (1719-1725) хозяйства. Время разрушения старого государственного порядка сопровождается кризисом государственного хозяйства. Этапы преобразования рассматривались Милюков в связи с военными нуждами государства, тесно связанными с проблемой финансов. Согласно Милюкову, Московское государство болело типичной и для Европы болезнью роста - переходом к регулярной армии, решительным переломом этой болезни и стало у нас правление Петра Великого.

Историк рассматривал петровские реформы с точки зрения их подготовленности. Петровская эпоха дала только последний толчок давно совершавшемуся процессу. По Милюкову, не личная инициатива, и не исторические прецеденты вызвали эту реформу, хотя тот и другой элемент в ней соединились; ее вызвали текущие потребности минуты, в свою очередь созданные и личными инициативами и историческими прецедентами. Таким образом, реорганизация государственного строя проводилась Петром I в первую очередь исходя из внешнеполитических потребностей и представляла собой не цель само по себе, а лишь средство достижения цели - возведение России в ранг европейской державы. Одним из важных выводов труда Милюкова был вывод об ограниченности влияние Петра I на выработку и проведение реформы. Причем в критической оценке царя-реформатора он пошел дальше своего учителя Ключевского. Существенный недостаток реформы - отсутствие в ней необходимого элемента - мысли: лишенная мысли она разрушала старое только по необходимости, не решаясь ни на шаг ступить далее, чем требовала нужда текущей минуты. Главный итог, к которому пришел Милюкова: «Политический рост государства опередил его экономическое развитие. Ценой разорения страны Россия была возведена в ранг европейской державы.

Обозначенные подходы позже оформились в законченную общеисторическую концепцию наиболее полно представленную в «Очерках по истории русской культуры». Осуществляется широкий охват разнообразных сторон общественной жизни России на огромном хронологическом этапе от древнейших времен до ХХ в. Автор предложил «культурную историю», охватывающую все стороны истории – экономическую, социальную, государственную, умственную, нравственную, религиозную. Первая часть «Очерков» содержит основную смысловую нагрузку: в ней заложены «общие понятия» об истории, ее задачах и методах научного познания, определены теоретико-методологические подходы автора к анализу исторического материала; здесь же очерки о населении, экономическом, государственном и социальном строе. Во второй и третьей части рассматривается собственно культура России – роль церкви, веры и школы.

Факторы развития России. Общая историческая концепция Милюкова строилась на позитивистском многофакторном подходе к анализу исторического материала. Особое значение Милюков придавал фактору народонаселения. Процессы народонаселения в России он постоянно сравнивал с аналогичными процессами в странах Западной Европы. Милюков выделил два типа стран: страны с низким благосостоянием, и слабым развитием индивидуальности, с наличием неизрасходованных источников жизненных средств. В этих странах возрастание населения будет наиболее значительно. Для второго типа характерна высокая степень благосостояния населения, личность имеет большой простор для развития, а производительность труда может быть увеличена искусственными средствами, и, соответственно, прирост населения тормозится. Россию М. относит к первому типу стран. Для России был характерен низкий уровень благосостояния, обособленность низшего общественного строя, слабое развитие индивидуальности, и, соответственно многочисленность браков и рождений.

Экономическое развитие России, по Милюкову, было запаздывающим по сравнению с Западной Европой. Запоздалость исторического процесса объясняется Милюковым климатическими и географическими причинами. Русская равнина освободилась от сплошного ледяного покрова гораздо позже, чем западно-европейская территория. «На Западе передвижения этнографических масс улеглось в общих чертах в VIII-XI веке; таким образом, Европа уселась на месте к тому времени, когда только что началась наша история», - писал Милюков. С течением времени эту запоздалость не удалось преодолеть, так как она углублялась взаимодействием целого ряда местных условий.

Милюков рассматривает развитие товарности в русской истории и выделяет следующие стадии экономической жизни:

- Натуральное хозяйство (производит свои продукты для самого себя и само все их потребляет);

- Меновое или денежное (производитель выбирает одну специальность и обменивается с представителями других специальностей; деньги служат необходимым орудием общего обмена).

Россия по сравнению с Западной Европой запоздала в переходе от натурального хозяйства к меновому. Начало промышленного развития России Милюков связывал с деятельностью Петра I. Второй этап развития промышленности исследователь начинается при Екатерине II. Новый тип вполне капиталистической фабрики, по Милюкову, развивается в XIX в., особенно после 1861 г. Причем традиционное покровительство государства достигло к концу XIX в. своего апогея. Новые типы производства (фабрика, мануфактура) были созданы правительством искусственно - перенесены с Запада в готовом виде. Домашнее производство и кустарная промышленность не исчезают, а существуют параллельно с капиталистической. Живучесть и жизнеспособность их Милюков связывал с рядом как географических, так и внутренних, экономических - в частности финансовых причин. Историк считает, что каждый тип производства, в конце концов, будет поглощен капиталистическим.

Милюков, делая общий вывод из изучения экономической истории России, писал, что «отстав от своего прошлого, Россия далеко еще не пристало к европейскому настоящему».

«Изучая культуру любого западноевропейского государства, - писал Милюков во введении к разделу о государственном строе, - мы должны были бы от экономического строя перейти сперва к социальной структуре, а затем уже к государственной организации. Относительно России удобнее будет принять обратный порядок, т.е. с развитием государственности познакомиться раньше, чем с развитием социального строя. Дело в том, что в России государство имело огромное влияние на общественную организацию, тогда как на Западе общественная организация обусловила государственный строй... У нас же, особенно в северо-восточной Руси, общество строилось сверху вниз». Милюков, соответственно, первым делом дал описание развития государства в России и только затем перешел к разделу, посвященному сословному строю.

Элементарность экономического развития и редкое население вследствие сравнительно неплодородной почвы и плохих климатических условий, объясняет преобладающую роль государства в русской истории, наряду с наличием внешних угроз и географическими условиями, способствовавшими непрерывной экспансии. Не объяснимое процессом внутреннего развития, появление этой верхней государственной надстройки - военно-национального государства объясняется причинами внешними. Эти причины суть - частью стихийная потребность самозащиты и самосохранения, частью сознательная политика территориальных захватов, руководимых идеей национального объедения.

Суммируя свои аргументы в заключении к первому тому «Очерков», Милюков писал: «Если захотим формулировать общее впечатление, которое получается при сравнении всех затронутых нами сторон русского исторического процесса с теми же сторонами исторического развития Запада, то, кажется, можно будет свести это впечатление к двум основным чертам. В нашей исторической эволюции бросается в глаза, во-первых, ее крайняя элементарность, во-вторых, ее совершенное своеобразие». Позже в тезис о своеобразии развития русской истории Милюков, стараясь приглушить контрастность между Россией и Европой, внес изменения.

Милюков выделяет три ступени развития общественных форм, которые проходит каждая цивилизованная нация: племенной быт; феодальный строй; национально-военное государство, из которого развился современный конституционный порядок. В России развитие этих форм несло печать государственного, а не органического происхождения. По мере удаления от берегов Атлантического океана к Уралу процесс политического развития становится все более и более запаздывающим, считает историк. Государство на востоке появилось слишком поздно, чтобы вести свое происхождение исключительно изнутри, из стихийного процесса органического внутреннего развития. Оно было перенесено в Россию извне викингами. Причины позднего политического развития М. видел в слабости или отсутствии «внутренних пружин, приводящих в движение» весь процесс политической эволюции, которые коренились в развитии экономического и социального строя. На Западе общество и государство строилось снизу вверх: из примитивной стадии племенной жизни через промежуточную ступень феодальной аристократии. На Востоке социальное расслоение племен еще не успело развиться, как уже появилась потребность в государстве. За отсутствием элементов местной национальной государственности, государственные учреждения здесь просто были положены сверху, над учреждениями племенными.

Историк подчеркивает такую особенность России как отсутствие «плотного непроницаемого слоя» между властью и населением; т.е. феодальной верхушки. Это привело к тому, что общественная организация на Руси была поставлена в прямую зависимость от государственной власти. В России, в отличие от Запада, не было самостоятельного землевладельческого дворянского сословия, по своему происхождению оно было служилым и зависимым от государства.

Всю историю русского дворянства (также как и горожан и крестьянства) Милюков делит на четыре периода: до XV в. дворяне-вольные слуги; в течение XVI-XVII вв. они сделались невольными слугами и были прикреплены к своему занятию (военная служба становится обязательной и связывается с владением земельным участком); в XVIII в. - дворяне раскрепощены, но сохранили за собой даровой труд и сделались привилегированным сословием; четвертый период начинается с 1861 г. - с этого времени дворяне нуждались в опеке и покровительстве правительства, в связи с разрушением их экономической основы и привилегий. Таким образом, дворянство России, по Милюкову, не являлось самостоятельной силой, с которой могло бы считаться государство, потому что оно никогда не было в оппозиции. Городскому населению, считает историк, также присуща аморфность. Раньше, чем город стал нужен населению, он понадобился правительству. Это был военный оборонительный пункт. Городское население приходилось создавать насильно.

Культурная история России. Существование культуры, по Милюкову, - процесс рецепционный, который транслируется школой, церковью, литературой, театром. Одна из особенностей русской культуры, считает историк, - отсутствие культурной традиции, которую он определяет как «единство общественного воспитания в известном определенном направлении». Старая допетровская традиция, по мнению Милюкову, была прочной и крепкой, но, сложившись в форме житейских привычек, а не в результате сознательного действия общественного воспитания, она была разрушена самой жизнью. Решающую роль в этом процессе сыграло внешнее культурное воздействие, весьма значительное уже с самых ранних ступеней российской государственности. Первоначально доминировало влияние Византии с наибольшей силой проявившееся в отношении русского общества к религии, затем, начиная с эпохи петровских преобразований, Россия испытывает решительное воздействие немецкой и французской культур.

Милюков отмечает постепенное проникновение в русское общество сначала чужеземного быта, обстановки высшей культуры, затем влияние западных идей и знаний. Единственной силой, которая могла выступить в защиту старины был раскол. Он, по мнению Милюкова, большим шагом вперед для религиозного самосознания народной массы, так как впервые будил ее чувства и мысль. Однако этого не случилось, т.к. «чтобы принять ... под охрану националистической религии всю вообще национальную старину, нужно было, чтобы вся она подверглась преследованию... Пока этого не случилось раскол не мог сделаться знаменем националистического протеста».

Реформа Петра I - первый шаг в формировании новой культурной традиции, преобразования Екатерины - второй. Эпоха Екатерины II, по мнению Милюкова, это эра в истории русского национального самосознания, именно в это время кончается «доисторический, третичный период» русской общественной жизни, старые формы окончательно вымирают или эмигрируют в низшие слои общества, новая культура окончательно побеждает.

Характерная черта русской культуры, по Милюкову, духовный разрыв интеллигенции и народа, который обнаружился в области веры. В результате слабости и пассивности русской церкви, отношение интеллигентного человека к церкви было уже изначально безразличным, в то время как для народа была характерна религиозность, безмерно усилившаяся во времена раскола. Но окончательный рубеж между интеллигенцией и народом пролег в результате возникновения новой культурной традиции: интеллигенция оказалась носителем критических элементов, в то время как народная масса националистических.

Судьба русской веры и отсутствие традиции, считает Милюков, определила собой и судьбу российского творчества: «... самостоятельное развитие национального творчества, как и национальной веры, было остановлено в самом зародыше». Историк выделяет четыре периода развития литературы и искусства:

Первый период характеризуется механическим воспроизведением византийских образцов.

Второй период - XVI-XVII вв. - период бессознательного народного творчества с активным использованием местных национальных особенностей. Но под давлением ревнителей настоящей греческой старины всякое национальное творчество подвергается преследованию.

Поэтому, во время третьего периода искусство стало служить высшему классу и заниматься копированием произведений западных образцов. Все народное в это время становится достоянием низших слоев общества.

С наступлением четвертого периодаискусство сделалось истинной потребностью русского общества, в нем обнаружились попытки самостоятельности, целью которых стало служение обществу, а средством - реализм.

В самой тесной зависимости от истории русской церкви стоит и история русской школы. В результате неспособности церкви устроить школу, знания стали проникать в общество вне ее. Поэтому приступив к созданию школы государство не встретило конкурентов, что и предопределило в дальнейшем очень сильную зависимость русской школы от настроений русской власти и общества.

Милюков считает, что на смену простому заимствованию приходит творческое осмысление. Изменение состава участников диалога способствует, по Милюкову, уничтожению некоторых исторических предрассудков. Так, например, давая оценку юридической школе в русской историографии, он делает акцент не на заимствование, а на соединение идей исторической школы и немецкой философии Гегеля и Шеллинга. Диалог культур проходит, по М., определенные стадии - прием чужой культуры (переводы); инкубационный период, сопровождаемый компиляциями и подражаниями чужому; вполне самостоятельное развитие русского духовного творчества и, наконец, переход в стадию общения с миром как равноправное и влияющее на чужие культуры.

По Милюкову, европеизация не противоречит процессу саморазвития культуры и науки, а лежит в существе саморазвивающегося культурного процесса. Рассматривая процесс заимствований, Милюков прибегает к образному сравнению его с фотографией, а точнее, с проявителем, без которого уже существующее в потенции изображение не воспринимается человеком. Картина была, собственно говоря, до своего проявления в растворе. Но всякий фотограф знает, что не только необходим проявитель для обнаружения картины, но и что до известной степени можно повлиять на распределение света и теней на картине, видоизменяя состав раствора. Иностранное влияние обыкновенно играет роль такого проявителя созданной исторической картины - данного национального типа.

Тема революции прошла через судьбу и жизненный опыт Милюкова. Первую русскую революцию Милюков осмысливает в ряде публицистических работ. Рассматривая историю первой русской революции, оценивает ее как закономерное явление. Она была призвана осуществить реформистским путем преобразование царизма в правовое буржуазное государство в форме конституционной монархии. Причины революции 1905-1907 годов Милюков сводил к констатации политических предпосылок при явной доминанте психологического фактора. Суть революционных потрясений в начале ХХ века он видел в конфликте власти и общества по поводу конституции, а все фазы первой русской революции считал фазами борьбы за конституцию. Для Милюкова был характерен политико-правовой подход к первой русской революции.

Второй русской революции он посвящает большую работу «История Второй русской революции». Существенно дополняет его видение революции работа «Россия на переломе. Большевистский период революции» (Париж, 1927, Т.1-2). Работу над «Историей Второй русской революции» Милюков начал уже в конце ноября 1917 г. Вновь к работе над Историей Милюков приступил осенью 1920 г. Он получил доступ к обширной коллекции русских периодических изданий, хранящихся в Париже. Практический опыт второй русской революции (Милюков рассматривал Февраль и Октябрь как единый революционный процесс) способствовал существенному расширению прежнего видения. Он осмысливал революцию как естественный процесс, заключающийся в постепенной смене настроений в широких социальных слоях, как насильственный переворот, как революцию социальную. Русская революция, по Милюкову, процесс подготовленный всей предшествующей политической эволюцией России, и следовательно - закономерный. Анализируя причины революции, Милюков обращает внимание на сложную систему взаимодействия географических, экономических, политических, социальных, интеллектуальных, культурных, психологических факторов. Это обстоятельство вызвало критику среди его ближних сподвижников, в частности - Струве, который называл его фактопоклонником. Но это же обстоятельство (позитивистский стереотип жесткой причинной связи, целесообразности и закономерности исторического процесса, преклонение перед фактом) послужило основой для научного признания свершившегося исторического факта. Любопытно, что эта общая тенденция имела и индивидуальное лицо, которое определялось субъективным фактором, ведущими личностями и народными массами. Национальное лицо русской революции Милюков видел: в самобытном анархизме масс, удерживавшихся режимом насилия в состоянии пассивного подчинения, в упадке влияния падающего класса, осужденного на гибель и цепляющегося за самодержавие, в теоретическом максимализме революционной интеллигенции, склонной к утопическим решениям и лишенной политического опыта, в сепаратистских настроениях вождей национальных меньшинств. В годы катастрофических перемен проявления этих черт становились особенно яркими.

Большой вклад в становление историографии как науки внес П.Н. Милюков. В его работах впервые была широко поставлена и получила разработку проблема эволюции методологических основ русской исторической науки. Развитие исторической науки по Милюкову - процесс закономерный. Это развитие всегда обусловливалось некоторыми основными взглядами, теориями, и системами, и всегда находилось в более или менее тесной связи с развитием общего мировоззрения.

В основу периодизации русской исторической науки он положил смену теоретико-методологических взглядов. Это обстоятельство отмечают все исследователи творчества Милюкова. Но Милюков, в своей историко-научной концепции фиксировал связь исторической мысли и социальной среды, социального заказа эпохи. Так, например, характеризуя русских историков XVIII века, он отмечал как безусловно положительный момент, присущие им чутье реальности, широкое понимание явлений общественной и политической жизни, живую связь с исторической традицией и внесение опыта государственной деятельности в изучении прошлого Под тяжеловесными, устаревшими фразами историков XVIII века - писал Милюков - мы чувствуем биение жизни. Как своеобразную грань в историографии он отмечает восстание декабристов, появление в науке разночинцев. Поэтому, трудно согласиться с современными историографами, которые полагают, что Милюков отрывал идеи от формирующих их основ (А.М. Сахаров, Р.А. Киреева).

Милюков делал шаг вперед по сравнению со своими предшественниками в более широком понимании предмета историографии, он рассматривал ее в контексте культуры.





Дата добавления: 2015-02-24; просмотров: 3428; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Учись учиться, не учась! 10537 - | 7954 - или читать все...

Читайте также:

 

18.205.60.226 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.006 сек.