double arrow

Возрождение Московского финансово-экономического института в 1930–1934 годах


25 мая 1930 г. начальник планово-экономического управления Наркомфина СССР Д.А. Бутков был назначен директором МФЭИ. Его заместителями стали: по учебно-методической работе – В.П. Дьяченко, по студенческим делам и производственной практике – И.А. Ляпин, по административно-хозяйственной части – Е.И. Домбровский. Все они являлись преподавателями и сотрудниками расформированного МПЭИ. В основу управления институтом лег принцип партийного подбора и расстановки кадров. Отныне его структура утверждалась на коллегии Наркомфина с участием управления (сектора) кадров, которое возглавил И.А. Ляпин.

Летом 1930 г. в журнале «Кредит и плановое хозяйство», органе правления Госбанка СССР, начальник кредитно-планового отдела правления Госбанка А.А. Левин опубликовал программную статью «Какой нам нужен вуз?». В ней говорилось о необходимости создать новую систему подготовки кадров для социалистической экономики. Отраслевое образование должно было отказаться, по мысли автора, от старых университетских традиций, академизма. Нужно было готовить массу узких идейно убежденных специалистов-практиков, поэтому в МФЭИ отказались от факультетов и вернулись к отделениям, которые состояли из кафедр и кабинетов.

Финансовое отделение возглавил Г.М. Точильников, кредитное – А.А. Левин. Было создано шесть кафедр – «Политэкономия и история экономических учений», «Теория советского хозяйства», «Диалектический материализм и ленинизм», «Экономическая география», «Хозяйственное право» и «Прикладные экономики». Из-за повторявшихся «чисток» вуз испытывал нехватку квалифицированных кадров, поэтому на первых порах вместо кафедр организовывались кабинеты. Чтобы возродить институт, к педагогической работе привлеклись не только новые руководители подразделений Нарком­фина и Госбанка – Г.И. Бол­ды­рев, Н.Н. Люби­мов, К.К. Аболин, но и ученые – В.К. Остро­ви­тя­нов и И.А. Трах­тен­берг, будущие академики.

Островитянов Константин Васильевич (1892–1969) – советский экономист, доктор экономических наук, профессор, академик, вице-президент, член президиума АН СССР. В 1930–1940 гг. преподавал в МФЭИ и МФИ.

В 1940–1950 гг. – директор Института экономики АН СССР и заведующий кафедрой политэкономии экономического факультета МГУ. Председатель бюро Научного совета по проблеме «Экономические закономерности развития социализма и его перерастания в коммунизм». Председатель Экспертной комиссии по политэкономии Комитета по делам высшей школы при СНК СССР. Иностранный член многих зарубежных академий, почетный доктор и профессор ряда отечественных и зарубежных университетов. Главный редактор журнала «Вопросы экономики», «Вестник АН СССР». Главный редактор трехтомной «Истории Академии наук СССР». Область научных интересов – политическая экономия капитализма и социализма. Опубликовал более 300 научных работ. В Москве его именем названа улица.




Вернулись к работе профессора МПЭИ, бывших Александровского коммерческого училища и Московского коммерческого института: Г.Я. Сокольников, Л.Н. Юров­ский, Д.А. Лоевецкий, Н.А. Дубровский, Н.Г. Петров, В.В. Ло­зов­ский, А.А. Соколов, Р.Е. Розенберг, Л.Н. Литошенко, К. К. Лу­пан­дин, Е.И. Домбров­ский, Н.А. Кипарисов, Р.Я. Вейцман, К. К. Шма­ков, И.В. Шме­лев, Н.А. Падейский. Но многие из них в эпоху репрессий оказались в ссылке или лагерях, многие погибли.

Кипарисов Николай Аркадьевич (1873–1956) – доктор экономических наук, профессор, в 1920-х гг. преподавал в МПЭИ, в 1931–1945 гг. – заведующий кафедрой «Бухгалтерский учет» МКЭИ. Учился, а затем преподавал в Московском коммерческом институте. В 1916 г. опубликовал фундаментальный труд «Торговое счетоводство и делопроизводство» в двух томах, в 1925 г. – «Сче­то­водство акционерных обществ и паевых товариществ». Был последовательным проводником взглядов немецкой школы бухгалтерского учета. Именно он ввел в употребление термин «бухгалтерский учет». Совместно с А.П.



Рудановским был редактором издававшихся в 1923–1926 гг. журналов «Счетоводство» и «Вестник счетоводства». В книге Н.А. Кипарисова «Анализ баланса» указывалась необходимость анализа деятельности предприятий, подробно рассматривались методы анализа показателей. Широко был известен учебник «Курс бухгалтерского учета» Н.А. Кипарисова. Издание работ «Анализ баланса», «Основы счетоведения», «Общее и торговое счетоводство», «Основы счетоводства» и «Основы балансоведения», «Построение балансов и их анализ» явилось основанием для присуждения ему докторской степени без защиты диссертации. Н.А. Кипарисов активно работал с аспирантами. На кафедре, которой руководил Н.А. Кипарисов, работали ведущие специалисты того времени – Х.И. Брауде, Н. Р. Вейцман, Э.Я. Локшин, С. К. Татур.

В результате в 1931 г. в институте действовало уже 17 кафедр, в том числе кафедры «Деньги и кредит», «Статистика», «Счетные дисциплины», «Финансы», «Финансовое планирование», «Местные финансы», «Кредитная система и кредитное планирование», «Операционная техника и учет в кредитных учреждениях», «Военные науки и физкультура». Новшеством явилось создание кафедры «Математики» и кафедры «Экономика и финансы района», ставшей центром изучения финансирования местного хозяйства. Последнюю возглавил Н.Н. Ро­вин­ский.

В начале 1930-х гг. окончательно утвердился принцип классового набора студентов. В 1930 г. был создан рабфак. Его начальником был назначен М.М. Марин, преподававший политическую грамоту. Первый набор составил 245 человек: 190 рабочих, 25 крестьян, 20 служащих и 10 батраков. В партии и комсомоле состояли 151 человек (62%). Для полного обеспечения «классово выдержанного состава учащихся» мобилизовывались коммунисты. В 1931 г. по партийной разнарядке в МФЭИ поступил А.Г. Зверев, занимавший позже пост министра финансов СССР на протяжении более 20 лет. Одновременно продолжались «чистки» чуждых по происхождению студентов, детей бывших лавочников, торговцев, священников, крестьян, не соглашавших­ся вступать в колхозы.

Зверев Арсений Григорьевич (1900–1969) – государственный деятель, доктор экономических наук, профессор МФИ, депутат Верховного Совета СССР, член ЦК КПСС. С 1913 г. работал на текстильных фабриках, в том числе на «Трехгорной мануфактуре». В 1919 г. вступил в РКП(б) и Красную армию. По поручению уездного комитета РКП(б) в 1922–1929 гг. работал в Клинском уезде, был продагентом, финагентом, заведующим отделом уездного комитета РКП(б). В 1929 г. занимал должность председателя исполкома уездного Совета. В 1925 г. был направлен на учебу на Центральные курсы Наркомфина, в 1932–1934 гг. был студентом МФЭИ. С 1932 г. работал в местных финансовых органах.

В 1936 г. А.Г. Зверев стал председателем Молотовского райисполкома, в 1937 г. – первым секретарем Молотовского райкома РКП(б) в Москве. В 1937 г. он был назначен заместителем наркома, а с 1938 г. – нарком, затем министр финансов СССР. В годы Великой Отечественной войны руководил государственными финансами, обеспечивая необходимые средства для организации военного производства. При нем был налажен выпуск государственных внутренних займов, которые в принудительном порядке размещались среди населения. В 1947 г. руководил подготовкой и проведением денежной реформы. После смерти Сталина, как крупнейший финансист страны, сохранил пост министра финансов. В 1960 г. вышел на пенсию. Оставил книгу «Воспоминания», где в том числе описал свою студенческую жизнь в МФЭИ.

В этот период перед институтом стояли и другие задачи – дать возможность завершить учебу студентам второго и третьего курсов финансового факультета МПЭИ, сделать набор на первый курс. В среднем на первый курс поступало 300–350 человек. За время существования института было проведено пять наборов, которые проходили в сентябре и феврале, т.е. в начале первого и второго семестров. Всего в МФЭИ с учетом рабфака одновременно обучалось от 750 до 900 человек. Это был предел пропускной способности вуза из-за нехватки аудиторий, комнат в общежитии, преподавателей.

Обучение проходило по сокращенной программе в течение семи семестров. Система перевода с курса на курс и летние каникулы отменялись, календарный год разбивался на три семестра, между которыми вводился трехнедельный отпуск. Таким образом, студенты обучались два с половиной года вместо трех с половиной лет. В третьем семестре по инициативе Н.Н. Ровин­ского вводилась производственная практика. Она проходила на предприятиях, в учреждениях и сберкассах Москвы и Московской области.

В начале 1930-х гг. были введены новые методика проведения занятий и форма контроля над успеваемостью студентов. Лабораторный метод предполагал отказ от лекций. От преподавателя требовалось прочитать обзорную лекцию и дать студентам список вопросов и литературу к ним. Образовательные идеи того времени требовали, чтобы студенты в значительной степени самостоятельно приобретали знания в библиотеке. Бригадный метод отменял зачетную и экзаменационную сессии. При выставлении общей для всех членов группы оценки учитывались посещаемость и активности студентов на занятиях.

Окончательный результат определялся на основе отчета бригадира, отвечавшего за всю студенческую бригаду. Предполагалось, что новейшие методы подготовки специалистов послужат эффективными стимулами овладения студентами знаниями. Результат был обратным, качество образования снизилось. Этим были недовольны и сами студенты, считавшие, что кафедры работают «формально, без программы курса, не занимаются научной работой». К середине 1930-х гг. вернулись к испытанной временем системе лекций, семинаров, зачетов и экзаменов.

Серьезной проблемой являлись пропуски занятий. Многие студенты работали, так как стипендии на жизнь не хватало. Приказом директора Д.А. Буткова запрещалось сочетать учебу и работу под угрозой исключения. За прогулы полагались взыскания, вплоть до исключения.

Выпускников финансового отделения распределяли в районные финансовые органы (райфо) по всему СССР – в Башкирию, Белоруссию, Бурятию, Дальний Восток, Закавказье, Казахстан, Поволжье, Сибирь, Таджикистан, Туркмению, Узбекистан, Урал, Чувашию, Якутию. Те, кто уже работали в центральном аппарате, оставались на прежней службе или «выдвигались» в аспирантуру для научной работы. Выпускники кредитного отделения распределялись в системе Госбанка СССР или направлялись в аспирантуру.

В связи с разделением наук по идеологическому принципу на буржуазные и социалистические обновлялись учебные планы и программы. Шла работа над «классово выдержанными» учебниками, а прежние, написанные профессорами дореволюционной формации, изымались.

Так как подготовка учебников была начата еще в МПЭИ, в начале 1930-х гг. преподаватели МФЭИ «ударно» выпустили учеб­ники: «Деньги и кредит при капитализме и в СССР» (З.В. Атлас), «Финансы СССР» (Г.М. Точильников, И.В. Лу­па­чев, А.М. Ляндо, Ф.А. Фотиева, А.М. Гольденберг), «Финансы ка­­пи­та­лис­тических государств», (Н.Н. Любимов, Д.А. Бутков, А.А. Шлы­гин, К.К. Шмаков, Р.Л. Юшков).

Атлас Захарий Вениаминович (1903–1978) – доктор экономических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ. В годы Гражданской войны культпросветработник в Красной армии. В 1924 г. окончил Северо-Кав­каз­ский госуниверситет по специальности «внешняя торговля», работал заведующим финансово-экономическим бюро Госбанка СССР на Северном Кавказе. В 1930 г. опубликовал первый советский учебник «Деньги и кредит при капитализме и в СССР». В 1937–1948 гг. работал старшим научным сотрудником Института экономики АН СССР, преподавал в МКЭИ.

В 1939 г. З.В. Атласу была присуждена степень доктора экономических наук за научные исследования на тему: «Денежное обращение и денежная политика советской власти (1917–1925 гг.)». С 1944 г. З.В. Атлас – заведующий кафедрой «Денежное обращение и кредит» в МФЭИ, а с 1946 по 1963 г. – заведующий кафедрой МФИ «Денежное обращение и кредит СССР и иностранных государств». До конца жизни являлся профессором-консультантом кафедры. Именем З.В. Атласа названа аудитория Финансового университета.

Вышли книга Б.И. Берковского «Очерки по марксистской теории денег», программа дисциплины «Финансы СССР», первый том трудов преподавателей МФЭИ под редакцией Д. Бут­кова, С. Выгодского и И. Пильмейстера. В 1930 г. по инициативе коллегии Наркомфина и правления Госбанка в МФЭИ впервые была создана аспирантура. Руководство научной работой в аспирантуре осуществляли И.А. Трахтенберг, М.И. Бо­голепов, И.А. Шоломович. К 1934 г. в аспирантуре насчитывалось 50 человек.

Боголепов Михаил Иванович (1879–1945) – государственный и общественный деятель, член-корреспондент АН СССР. В 1903 г. окончил Томский университет, где до 1912 г. читал курс науки о финансах. С 1912 по 1917 г. работал в министерстве финансов и одновременно преподавал в Петербургском университете науку о финансах и смежные дисциплины. В 1917–1922 гг. М.И. Боголепов ректор Института народного хозяйства. Наркомат иностранных дел привлекал М.И. Боголепова в качестве эксперта по финансовым вопросам при заключении мирных договоров с Латвией и Польшей после окончания Гражданской войны.

С 1922 по 1937 г. М.И. Боголепов находился на руководящих должностях в Госплане СССР, Госбанке и Всесоюзной торговой палате. Одновременно он преподавал в МФЭИ и МКЭИ. Им было опубликовано более 200 работ по проблемам финансов и народного хозяйства, в том числе «Финансы, правительство и общественные интересы» (1907), «Государственный долг. К теории государственного кредита» (1910), «Бумажные деньги» (1922), «Советская финансовая система» (1945). С 1939 г. возглавлял Комиссию АН СССР по изучению естественных производительных сил, руководил сектором экономики АН СССР.

Здание Александровского коммерческого училища в Бабушкином переулке, где размещался МФЭИ, стало тесным. На средства Наркомфина в 1931–1934 гг. основной корпус МФЭИ был надстроен двумя этажами, также завершалось строительство двух пятиэтажных пристроек. В Сокольниках шло строительство нового общежития на 500 человек. В нем предполагалось устроить комнаты для занятий, библиотеку, столовую, баню, прачечную, физкультурный зал и общую комнату для отдыха. Студенты принимали активное участие в этих работах. Однако все эти строительные работы до конца доведены не были.

В конце 1933/1934 учебного года МФЭИ был переведен в Ленинград. Основанием для этого послужили политические мотивы. К 1934 г. завершилось «дело Академии наук», сыгравшее особую роль в репрессиях сталинского режима против науки. Сопротивление старой интеллигенции антидемократическому переустройству Академии наук СССР было сломлено окончательно, перевод того, что осталось от нее, из Ленинграда в Москву в двухмесячный срок стал заключительным шагом. Под предлогом освобождения места в Москве для Академии наук МФЭИ отправили в Ленинград, несмотря на то что в институте уже была создана приемная комиссия для набора рабфаковцев, студентов и аспирантов на 1934/1935 учебный год.

Неподготовленный в организационном отношении перевод МФЭИ в Ленинград оказался ударом, от которого вуз не смог оправиться. Институт не получил ни помещений для занятий, ни жилья для преподавателей и студентов, отсутствовала учебно-методическая база. С институтом уехал руководитель учебно-методического сектора В.П. Дьяченко и несколько преподавателей – И.А. Трахтенберг, Н.Н. Ровинский, А.Г. Козлов, А.Н. Мол­чанов, М.В.Ермолин. Остальные, работавшие в МФЭИ по совместительству, остались в столице.

Накануне нового учебного года МФЭИ вынужден был обратиться в Ленинградский финансово-экономический институт с просьбой об объединении. В результате МФЭИ включили в состав финансового факультета ЛФЭИ. О том, что перевод МФЭИ в Ленинград был лишен смысла, говорит тот факт, что уже в 1935 г. при Наркомфине РСФСР открылся Московский вечерний финансово-экономический институт.

Московский учетно-экономический институт и Московский кредитно-экономический институт Госбанка в 1930-е годы

В 1931 г. одновременно с МФЭИ был учрежден еще один финансовый вуз – Московский учетно-экономический институт Госбанка СССР. Его созданию предшествовали разногласия между Наркомфином и Госбанком, которые, на первый взгляд, носили ведомственный характер. В 1930 г. Госбанк принял постановление о подготовке кадров кредитных работников в связи с проведением кредитной реформы. В это время уже существовал МФЭИ, имевший в своей структуре кредитное отделение. Дискуссия шла резко, говорилось о недопустимости создания двух параллельных финансово-экономических вузов. Подлинная сущность спора была более глубокой, чем просто столкновение конкурирующих вузов. Основу спора составлял принципиальный вопрос о том, каких специалистов готовить для народного хозяйства. Программа МФЭИ предусматривала подготовку специалистов широкого профиля, а в Госбанке считали, что надо готовить узких профессионалов.

Это «вечная» проблема для высшего профессионального образования. Она обостряется в периоды радикальных изменений социально-экономической системы и отражает попытку государства и общества модернизировать систему образования в соответствии с происходящими переменами. Вопрос этот обсуждается и сегодня в России XXI века, заставляя обновлять и совершенствовать систему подготовки специалистов. Ряд соображений, включая стремление к экономии средств и времени, нередко подталкивают к решениям не всегда продуманным, нацеленным на выпуск узких специалистов. Так произошло в 1931 г., когда Госбанк настоял на организации в Москве и Киеве самостоятельных учетно-экономических институтов «для подготовки исключительно высококвалифицированных работников» и исключительно по банковскому учету.

Создать новый институт «с нуля» – дело непростое. Директором МУЭИ был назначен М.И. Шеронов, возглавлявший одновременно учебный комбинат, куда входили ведомственные курсы и техникумы Госбанка. Его заместителем стал С.Я. По­дой­ницын. Большой вклад в становление института внес А.А. Ле­­вин, участвовавший до этого в организации МФЭИ. Организаторы первого учетного вуза столкнулись с большим количеством проблем, в первую очередь с нехваткой квалифицированных преподавателей, отсутствием методики проведения занятий по профильным дисциплинам, учебников и дополнительной литературы. На работе МУЭИ губительно сказывались репрессии.
В 1931–1934 гг. руководители учебно-методического сектора менялись пять раз.

Несмотря ни на что, МУЭИ работал. Его руководители, участвовавшие в дискуссии по актуальным вопросам советского специального образования, определили главную цель вуза. Институт должен был форсированно готовить квалифицированных учетно-оперативных работников, инженеров-маши­ни­за­то­ров учета, а также преподавателей и научных работников в области учета. Для этого создавались три отделения – учетно-опе­ративное, машинизации учета и иностранное для подготовки сотрудников для зарубежных отделений советских банков. Планировалось открыть аспирантуру и институт повышения квалификации для сотрудников и руководителей подразделений Госбанка СССР.

Поскольку МУЭИ представлял собой узко специализированный вуз, факультетов или отделений в нем не было. Кафедры объединялись в пять циклов (философские, общие и социально-экономические науки, циклы счетных и специальных дисциплин). Первоначально было сформировано 14 кафедр – «Диалектичес­кий материализм», «Ленинизм», «Политэкономия», «Теория со­ветского хозяйства», «Отраслевая экономика», «Хозяйственное право», «Экономическая география», «Статистика общая и эконо­мическая», «Высшая математика», «Счетоведение общее и отраслевое», «Анализ баланса и плана», «Деньги и кредит», «Техника учета и кредитного планирования», «Финансы СССР», а также кафедры «Военная», «Физкультурная» и «Иностранные языки».

В августе 1931 г. состоялся первый набор студентов, и в сентябре 300 первокурсников приступили к занятиям. Открылся рабфак, имевший дневное и вечернее отделения. В мае 1935 г. праздновали окончание института первые 87 выпускников МУЭИ. В связи с этим событием газета «Экономическая жизнь» писала: «Банковская система пополнилась новыми квалифицированными специалистами – управляющими филиалами, старшими экономистами, кредитными консультантами».

Как отмечал современник, МУЭИ еще долго оставался бы «карликовым» вузом, если бы не перевод МФЭИ в Ленинград. Его профессора нашли новую работу в МУЭИ. Положение дел коренным образом менялось – пришли опытные преподаватели, владевшие методикой чтения лекций и проведения практических занятий, семинаров, занимавшиеся научными исследованиями. Это дало основание Всесоюзному комитету по техническому образованию при ЦИК СССР 28 июня 1934 г. реорганизовать Учетно-экономический институт в Кредитно-эконо­мичес­кий институт (МКЭИ), напрямую подчинив его правлению Госбанка. Первым директором нового вуза стал М.И. Шеронов, в 1936 г. его сменил К.П. Ширяев, окончивший в мае 1931 г. кредитное отделение МФЭИ в составе первого ускоренного выпуска. В 1938 г. недолгое время директором был И.О. Вурдов, а после очередной «чистки» его сменил А.М. Халош, бывший до этого заместителем директора. Накануне войны обязанности директора исполнял профессор П.П. Маслов.

Маслов Павел Петрович (1902–1978) – профессор, основатель научной школы статистики МФИ, действительный член Международного статистического института, общественный деятель, литератор. Сын П.П. Маслова, социал-демократа, видного экономиста-аграрника. В 1922–1925 гг. учился в Иркутском университете, а затем на экономическом факультете Московского института народного хозяйства им. Г.В. Плеханова. В 1925 г. поступил в аспирантуру РАНИОН и работал старшим научным сотрудником Комакадемии. В 1928 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Перенаселение русской деревни», опубликовал курс «Сельскохозяйственная статистика».

В 1930-х гг. П.П. Маслов работал в ЦСУ, руководил переписью в Туве и на Крайнем Севере. В середине 1930-х гг. начал преподавание в МКЭИ. С 1937 г. возглавлял кафедру статистики МКЭИ – МФИ. Внес большой вклад в развитие отраслей статистики (общая теория статистики, сельскохозяйственная, финансовая) и социологии в СССР. Его фундаментальные работы «Социология и статистика» (1967) и «Статистика и социология» (1971) посвящены статистическому моделированию социальных процессов. Именем П.П. Мас­лова названа аудитория Финансового университета.

1935 г. стал переломным в истории вуза. Официально признавалось, что выпуск специалистов узкого профиля себя не оправдал. В постановлении Комитета по техническому образованию говорилось, что МКЭИ должен готовить не экономистов-бухгалтеров, а высококвалифицированных специалистов экономистов-финансистов по кредиту, владеющих теоретическими и практическими знаниями в области кредитного планирования, денежного обращения и анализа торговых и промфинпланов. Сложившаяся в 1930-е гг. денежно-кредитная система СССР требовала работников с фундаментальной подготовкой, и МКЭИ перешел с трехлетнего на четырехлетний срок обучения. Спор между сторонниками «узкоспециализированной подготовки» и широкого образования был решен в пользу последних. Дальнейшая работа МКЭИ была посвящена перестройке учебного процесса для осуществления поставленных задач.

Во второй половине 1930-х гг. в МКЭИ были организованы новые кафедры, расширявшие программу обучения, – «Деньги и кредит капиталистических стран», «Деньги и кредит СССР», «Финансы капиталистических стран», «Экономическая политика», «История народного хозяйства России и Запада», «Конструкция счетных машин», «Черчение и начертательная геометрия», «Эксплуатация счетных машин», «Электротехника». В МКЭИ кафедра стала основным подразделением, отвечающим за проведение учебно-методической и научной работы со студентами. Секторы кадров, учебно-методический, административно-хозяйственный выполняли функции обеспечения их работы.

Во главе кафедр стояли ученые, внесшие существенный вклад в развитие экономической науки, – З.В. Атлас, В.В. Икон­ников, А.М. Галаган, Н.Н. Лю­бимов, Я.Е. Винер, В.К. Яцун­ский. В 1936 г. профессор МКЭИ М.И. Боголепов, крупный уче­ный, талантливый публицист, председатель бюджетно-фи­нан­совой секции Госплана, впоследствии академик АН СССР был награжден орденом Трудового Красного знамени. В 1938 г. отмечалось 65-летие старейшего профессора МКЭИ, доктора экономических наук по учету и отчетности Н.А. Кипарисова, начинавшего педагогическую деятельность еще в Александровском коммерческом училище. В 1940–1950 гг. он продолжил работу в МФИ.

Яцунский Виктор Корнельевич (1893–1966) – советский историк, доктор исторических наук, профессор, основатель отечественной исторической географии и демографии, автор трудов по теоретическим проблемам генезиса капитализма в России. В 1915 г. окончил экономическое отделение Московского коммерческого института и в 1916 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета. В 1920-е гг. работал в Главполитпросвете Наркомпрса РСФСР, в возродившейся кооперативной системе. С 1921 г. преподавал экономическую и историческую географию в Коммунистическом университете им. Свердлова, организованном для подготовки управленческих кадров, в Московском финансово-экономическом институте, Московском историко-архивном институте и др.

Результатом научной работы стали атлас «Наглядные пособия по истории народного хозяйства России в XVIII–XX веках», книга «Транспорт СССР. История его развития и современное состояние в связи с краткими сведениями по экономике транспорта»; пособия по экономической географии России, по истории мирового хозяйства, «Справочная книга по народному хозяйству СССР в связи с мировым хозяйством». В 1940 г. получил ученую степень кандидата наук. С 1946 г. – старший научный сотрудник Института истории АН СССР. В 1950 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Историческая география. История ее возникновения и развития в XIV-XVIII веках», посвященную методологии исторической географии и ее развитию. В 1958 г. стал одним из организаторов Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. К 80-летию ученого вышел посмертный сборник избранных трудов. Награжден орденом Ленина.

Ежегодно МКЭИ выпускал от 80 до 100 человек, оставаясь на протяжении всей своей истории небольшим вузом. Качество и развитие учебно-методической и научной работы отличало его от узкоспециализированного МУЭИ. В 1936–1940 гг. преподаватели МКЭИ выпустили ряд учебников: «Кредит и банки современного капитализма» (А. Цаголов, Э. Брегель), «Очерки по истории денежного обращения в СССР» (З.В. Атлас), «Финансы и кредит» (В.П.Дьяченко), «Банковая статистика» (Ф.Д. Лиф­шиц), «Оперативная техника и учет в кредитных учреждениях» (под ред. А.М. Гольденберга).

Шла работа по написанию докторских диссертаций. В 1935 г. определились темы первых докторских диссертаций Н.Н. Лю­би­мова, А.А. Шлыгина и Г.М. Точильникова. Аспирантура, откры­тая еще в 1932 г. в МУЭИ, сумела преодолеть трудности, порожденные частой сменой ее руководителей. В 1937 г. в газете «Экономическая жизнь» было опубликовано объявление о публичной защите первых кандидатских диссертаций аспирантов МКЭИ – Н.Д. Гродко, А.П. Поликарпова и М.С. Ат­лас. В 1940 г. аспирантке МКЭИ С.Б. Барнгольц по опубликованной книге «Анализ финансовой деятельности промартели» была присуждена степень кандидата экономических наук. Впоследствии М.С. Атлас и С.Б. Барнгольц стали докторами экономических наук, профессорами нашего вуза.

Характерной чертой научной жизни СССР в 1930-е гг. было проведение дискуссий. Некоторые из них носили идеологический характер, но некоторые способствовали развитию науки.

В 1936–1938 гг. в МКЭИ шла дискуссия о научном содержании экономического анализа и его месте в системе экономических наук. Предложенное Н.Р. Вейцманом название «Счетный анализ» было отклонено специалистами в области бухгалтерского учета и экономического анализа как узкотехническое и не раскрывающее существа этой дисциплины. Профессор С.К. Татур предложил другое название – «Анализ хозяйственной деятельности», которое вошло в учебные планы всех экономических вузов страны и использовалось на протяжении многих десятилетий. Эта дискуссия нашла отражение в лекциях и семинарских занятиях, проводившихся в МКЭИ.

В ходе научной и учебной работы в вузе обсуждались и другие проблемы экономической науки. Так, в 1930-х гг. по идеологическим соображениям отрицалась возможность применения математики в экономике. В первую очередь это касалось статистики, провозглашенной аполитичной и буржуазной дисциплиной. Между тем, профессор МКЭИ П.П. Маслов в своих блестящих лекциях доказывал, например, необходимость использования теории вероятностей для правильной организации статистических выборочных наблюдений, убеждал, что математическим аппаратом должна пользоваться любая наука.

Взгляды ученых по теоретическим проблемам экономики не всегда совпадали с «генеральной линией» ВКП(б). В 1938 г. они подверглись осуждению как «мелкобуржуазные» и «космополитические». На экономистов обрушилась волна расправ, в результате которой многие преподаватели, в том числе и один из организаторов МУЭИ и МКЭИ А.А. Левин, были репрессированы. Тогда же в МКЭИ прекратился выпуск научной литературы. В 1935 г. вышел первый том научных записок «Материалы по денежному обращению и кредиту капиталистических стран», получивший положительные отзывы. Были подготовлены еще два тома научных записок, однако они не вышли в свет из-за того, что авторы были репрессированы.

Первоначально МКЭИ помещался в здании Госбанка СССР на Неглинной улице. В 1938–1939 гг. по решению председателя правления Госбанка Н.А. Булганина в микрорайоне, примыкавшем к селу Алексеевскому на Ярославском шоссе, был построен новый пятиэтажный корпус института. В строительстве на Церковной горке, д. 30 (ныне ул. Кибальчича, д.1) принимали участие студенты. В начале 1940 г. МКЭИ переехал в новое здание. В нем и поныне студенты Финансового университета готовятся стать высококвалифицированными специалистами.

Испытания в годы Великой Отечественной войны (1941–1945)

С началом войны отечественное высшее образование оказалось в условиях тяжелых испытаний. В три раза сократилось финансирование, было закрыто и объединено порядка 300 и эвакуировано около 150 институтов. Большинство преподавателей и студентов ушли на фронт. На оккупированных территориях фашисты разрушили более 300 советских вузов.

МКЭИ, как и другие московские вузы, пережил эвакуацию, объединение, но работу в годы войны не прекращал. Был назначен новый директор – Д.А. Бутков, возглавлявший в начале 1930-х гг. МФЭИ, а в МКЭИ руководивший кафедрой «Деньги, кредит и финансы СССР». Его заместителем стал П.П. Маслов. Началась перестройка учебно-методической работы в связи с переходом на сокращенный трехлетний срок обучения.

В октябре 1941 г. в условиях резкого ухудшения обстановки на фронте занятия в московских вузах прекратились. 3 ноября 1941 г. Госбанк и Всесоюзный комитет по высшей школе издали приказ об эвакуации института в Саратов, где находился подведомственный Госбанку Саратовский кредитно-экономи­чес­кий институт. Занятия в МКЭИ прекратились, здание было закрыто. 25 студентов IV курса двух отделений – расчетов и банковского учета и кредитного – остались в Москве для завершения обучения. Они доучивались в Московском институте народного хозяйства им. Г.В. Плеханова.

В Саратове занятия возобновились в январе 1942 г. Из 17 кафедр, действовавших в МКЭИ перед войной, в Саратове работали 13 кафедр. В условиях эвакуации вуз сохранился как самостоятельный благодаря тому, что большинство преподавателей уехали вместе с ним. Из СКЭИ были привлечены только четыре человека. Большую роль в организации занятий на новом месте сыграл А.П.Поликарпов, руководитель кафедры «Учет». Объединив усилия, коллектив МКЭИ решил главную задачу – обеспечил выпуск студентов IV курса. Председателем Государственной экзаменационной комиссии был назначен К. Пожитнов, а ее членами – Н.Н. Любимов, А.А. Проселков, А.П. Поли­кар­пов и Б.К. Щуров. В апреле 1942 г. были выданы дипломы 27 молодым специалистам.

1942/1943 учебный год стал самым трудным в истории МКЭИ из-за прекратившегося финансирования. Госбанк потребовал от СКЭИ выполнения работ для МКЭИ без дополнительной оплаты, так как «обучение студентов МКЭИ предусмотрено штатным расписанием и сметой Саратовского института». Это грозило существованию МКЭИ как самостоятельного вуза и могло привести к вхождению его в состав СКЭИ, как это произошло с МФЭИ в Ленинграде до войны.

Однако уже в августе 1943 г., после победы под Сталинградом, правительство приняло решение о реэвакуации в столицу учреждений, предприятий и вузов, в том числе и МКЭИ. Новым директором был назначен П.И. Цветков, а его заместителем по учебно-научной работе А.П. Поликарпов. К октябрю 1943 г. возвращение студентов и преподавателей, возвращение имущества в Москву из других городов было завершено. Были сформированы два самостоятельных курса, и началось обучение студентов на десяти восстановленных кафедрах, возобновила работу аспирантура.

Учебная и научная работа ориентировалась на решение задач по восстановлению народного хозяйства. Первокурсники начали получать стипендию. В 1944–1945 гг. в МКЭИ обучалось более 400 студентов и аспирантов. Вновь были введены конкурсные экзамены, от них освобождались только участники войны и школьники, окончившие школу с отличием. Прием шел на все курсы на протяжении обоих семестров – восстанавливались бывшие студенты, демобилизованные по ранению из Красной армии.

Жизнь вуза возвращалась в привычное русло. Но война продолжалась, и в МКЭИ решались задачи военного времени.

В 1944 г. сформировалось важное направление – ускоренная подготовка кадров военных финансистов, «офицеров запаса пехоты и финансовой службы». Особый вклад в подготовку экономистов-финансистов для фронта внес Н.Н. Ровинский. За эту работу он был награжден орденом «Знак Почета» и удостоен научного звания «Заслуженный деятель науки РСФСР». Налаживалось сотрудничество с финансовой службой Красной армии, разворачивалась сеть финансовых учреждений в действующей армии. Большую роль в регулировании денежного обращения и поддержании его устойчивости сыграла сеть полевых учреждений Госбанка, где служили выпускники финансовых вузов. Впоследствии этот опыт лег в основу организации в 1947 г. военного финансово-экономического факультета.

Особенностью работы МКЭИ военного времени стало активное участие преподавателей в перестройке финансово-кредитной системы СССР на военный лад. Они привлекались для консультаций в Государственный комитет обороны, Совет по эвакуации при СНК, Госбанк, Наркомфин, Госплан, наркоматы и ведомства по вопросам изыскания денежных ресурсов для военной промышленности, оказания помощи эвакуированным предприятиям и учреждениям, обеспечения четких расчетов и строжайшего режима экономии, регулирования эмиссии денежных знаков. Эти меры сыграли важную роль в концентрации ресурсов, налаживанию работы фронта и тыла по разгрому врага.

Война потребовала скорейшего пересмотра народно-хозяйст­венных планов. Для их корректировки привлекались не только партийные, советские и хозяйственные кадры, но ведущие ученые-экономисты. Уже 30 июня 1941 г. мобилизационный народно-хозяйственный план на третий квартал 1941 г. был принят к исполнению СНК СССР. В предельные сроки были разработаны новые военно-хозяйственные планы на четвертый квартал 1941 г. и 1942 год. За эту работу профессор МКЭИ Н.Н. Ро­винский приказами Наркомфина дважды награждался денежной премией.

С 1942 г. до февраля 1945 г. Н.Н. Ровинский являлся заместителем начальника Бюджетного управления НКФ СССР. В 1943–1944 гг. по поручению Политбюро ЦК ВКП(б) выпускник МФЭИ, к тому времени нарком финансов, А.Г. Зверев готовил послевоенную денежную реформу. За свои заслуги в годы Великой Отечественной войны он был награжден орденом Ленина.

Значительная часть преподавателей и студентов МКЭИ ушли на фронт. Многие из них погибли, защищая Родину. Посмертно орденом Ленина была награждена выпускница МКЭИ, кредитный инспектор Волынской конторы Госбанка П.И. Са­вельева, активно участвовавшая в создании и руководстве местным подпольем. Не подлежавшие призыву сотрудники добровольцами записывались в 13-ю московскую дивизию народного ополчения, которая позже влилась в состав общевойсковых стрелковых соединений. Многие получили правительственные награды. За проявленное мужество были отмечены медалью «За оборону Москвы» Д.А. Бутков, Н.А. Кипарисов, Н.Н. Ро­вин­ский, В.В. Щер­баков. Финансовый университет помнит и гордится своими преподавателями и студентами военных лет.

Судьба МФЭИ, входившего в виде финансового факультета в состав ЛФЭИ, складывалась во время войны тяжело. По решению правительства оба вуза были эвакуированы на Северный Кавказ в Ессентуки, где 130 молодых специалистов 2 августа 1942 г. получили дипломы. На Кавказ наступали немцы, и вновь вузам пришлось эвакуироваться, теперь уже в Ташкент. Не все преподаватели и студенты успели уехать из Ессентуков, так как 5 августа 1942 г. город был захвачен немцами. В Ташкенте ЛФЭИ организовать работу не смог «из-за больших кадровых потерь» – некому и некого было учить. Преподаватели были разбросаны по стране и нашли работу в районных финансовых органах Ташкента, Самарканда, Куйбышева, Казани, в многочисленных отделениях Госбанка.

К концу 1943 г. МФЭИ был возрожден в качестве самостоятельного вуза и через десять лет после переброски МФЭИ в Ленинград вернулся в Москву. Его вновь возглавил Д.А. Бутков, заместителем директора стал Н.Н. Ровинский, ученым секретарем – Л.А. Кадышев.

Кадышев Лев Александрович (1908–1999) – профессор МФИ. Окончил МПЭИ в 1929 г., в 1930 г. поступил в аспирантуру МФЭИ по специальности «Деньги и кредит», а в 1934 г. защитил кандидатскую диссертацию. Работать в МФЭИ начал в 1943 г. как заместитель директора по учебной и научной работе и доцент кафедры политической экономии. Л.А. Кадышев принял активное участие в послевоенном восстановлении вуза. В 1947–1951 гг. он был проректором МФИ, а в 1954–1955 гг. – деканом факультета международных отношений. Он стал одним из организаторов деятельности МФИ, занимался подбором профессорско-преподавательского состава, проводил наборы студентов, организовывал учебный процесс и научную работу. В 1968 г. Л.А. Кадышев был избран профессором кафедры политической экономии.

В первом учебном 1943/1944 году в МФЭИ работали уже около 70 преподавателей. Возрождались кафедры, в первую очередь, профильные: «Финансы СССР», «Денежное обращение и кредит СССР», «Финансы и кредит иностранных государств», «Госбюджет, государственные доходы и госстрахование», «Бухгалтерский учет». Их возглавили известные ученые – З.В. Ат­лас, В.П. Дьяченко, Н.А. Кипарисов, Г.А. Козлов, Н.Н. Ровин­ский. В 1944 г. в МФЭИ начала работу аспирантура. Был создан специализированный Ученый совет, в который входили крупные ученые – академики и доктора наук – С.Г. Стру­милин, И.А. Трахтенберг, A.M. Панкратова, М.И. Бого­лепов, З.В. Ат­лас, В.П. Дьяченко, Н.А. Кипарисов, Н.Н. Лю­бимов. Деятельность Совета заметно повысила роль МФЭИ в подготовке специалистов высшей квалификации, заложила основы для превращения МФЭИ (впоследствии МФИ) в «кузницу» кадров финансистов для государственных учреждений и вузов СССР.

В 1945 г. в МКЭИ и МФЭИ вернулись фронтовики, составившие лучшие силы преподавателей и «костяк» студенчества. Оба московских финансовых вуза всегда оставались небольшими, решали одну и ту же задачу – готовили финансистов для послевоенного восстановления народного хозяйства СССР. В них преподавали одни и те же преподаватели, но их не хватало. Так готовились предпосылки для слияния вузов в один крупный – Московский финансовый институт. Начинался новый период истории Финансового университета.

Вопросы для повторения

1. Каковы причины возрождения МФЭИ?

2. Какие задачи в связи с закрытием МПЭИ и воссозданием МФЭИ решал вуз?

3. Укажите и охарактеризуйте обстоятельства перевода МФЭИ в Ленинград.

4. Охарактеризуйте различия в организации и деятельности ведомственных вузов Госбанка СССР – МУЭИ и МКЭИ.

5. Расскажите об организаторах и преподавателях финансовых вузов в предвоенные годы, охарактеризуйте их вклад в развитие финансово-экономического образования.

6. Выделите и укажите основные направления деятельности финансовых вузов в годы Великой Отечественной войны.

7. Расскажите о преподавателях МКЭИ и МФЭИ, участвовавших в защите Отечества в 1941–1945 гг.

8. Охарактеризуйте основные черты процесса восстановления МКЭИ и МФЭИ после Великой Отечественной войны.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: