double arrow

Установки русской культуры 7 страница


Структура постмодернистского произведения представляет со­бой сетку, переплетение разных смысловых сюжетов, лабиринт, в котором нет начала и конца. Для характеристики такого рода ис­кусства Ж. Делёз и Ф. Гваттари предложили термин «ризома», который относится не только к характеристике структуры текста, но и к современной культуре в целом. На место «древесной» моде­ли мира (вертикальная связь между небом и землей, линейная одно-


направленность развития, детерминированность восхождения, сугу­бое деление на «левое — правое», «высокое — низкое») выдвигает­ся ризоматическая модель (ризома — особая грибница, являющаяся как бы корнем самой себя). Ризоматическая культура воплощает нелинейный тип эстетических связей.

Вся практика постмодернистского творчества показала, что ху­дожники тяготеют к контрастному сочетанию элементов различ­ных эстетических систем прошлого с настоящим, к использованию традиционно несовместимых материалов, красок, звуков ради со­здания новой художественной целостности, к установлению и фик­сированию диалогических отношений с предшествующими худо­жественными культурами. Все это можно рассматривать не только как небывалую ранее свободу и раскрепощенность человека, но и как интенцию к универсализации современной культуры, к преодо­лению барьеров и границ, к созданию некоего целостного единства с сохранением входящей в него множественности.




Постмодернистское искусство иногда называют «всеядным», по­скольку в нем активно используются всевозможные приемы твор­чества, смешиваются стили, жанры искусства. В этом в какой-то степени находит свое выражение некое игривое сопротивление ка­нонам классического искусства, но главным образом использова­ние разных приемов способствует обогащению настоящего, позво­ляет показать, что все может быть интересным, актуальным, что прошлое существует в настоящем. Такие приемы повторения, воз­вращения к истокам — протест против отжившей идеи прогресса, линейного развития общества и культуры.

В истории художественной культуры не раз было подмечено, что искусство очень быстро схватывает новые тенденции. Обычно художник не стремится сознательно выразить в своем произведе­нии то или иное мировоззрение, однако косвенно оно находит в нем свое воплощение, определяя его внутреннюю форму. На эту особенность художественного творчества обратил в свое время внимание В. Дильтей, отметив, что «типы поэтического мировоззре­ния подготавливают путь метафизике и являются посредниками между ней и обществом»1. Интуитивное видение художника, осво­божденное от каких-либо предписаний и регламентации, быстрее Улавливает те грядущие изменения в культуре, которые еще не ясны, не получили вербального выражения, но уже «носятся в воз-Духе». Неслучайно художников подчас называют «провидцами».



1 Дильтей В. Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизических сис­темах //Культурология. XX век. Антология. М., 1995. С. 231.


Глава 17. Основные тенденции культуры в эпоху глобализма


17.2. Модели культурной универсализации




Плюрализм, нашедший свое воплощение в постмодернистском искусстве, присущ и современной культуре. Существует всегда бе­зусловная соотнесенность между искусством и культурой в це­лом. Способы организации художественных форм (равно, как и наука, философия, религия) строят свою картину реальности. Если оглянуться на прошедшее, то можно заметить, что замкнутая, единая концепция в работе средневекового художника отражала концеп­цию космоса как иерархии установленных, предопределенных зако­нов. Эстетические новшества барокко, присущие ему открытость и динамизм, отражали именно коперниково понимание Вселенной, отказ от геоцентрических конструкций. Мир, описанный Ньютоном, отра­жен в форме романа XVIII в. и в типе организации в нем физи­ческой реальности. Аналогия может быть увидена в том, что рома­нисты, подобно Ньютону, расценивали космос как нечто, лишенное субстанции, как пустой контейнер, в котором содержатся процессы и явления. Поэтому и характеры в романе однонаправленно про­водятся автором через все пространство произведения из прошло­го в будущее.



XX в. с изменением прежней картины мира и представлений о времени и пространстве изменил былую детерминированность и ста­бильность, присущую художественному творчеству, и ввел сюжеты, характеризуемые открытостью и многочисленными линиями разви­тия, что легко соотносится с современной физикой и космологией. На это обращает внимание известный бельгийский физик И. Приго-жин. Добавим, что характеристики современного романа, а также многих других художественных практик, о которых шла речь выше, соотносимы не только с представлениями о природном мире, но и со сложившейся культурной ситуацией.

Главной отличительной чертой современного мира, несмотря на присущие ему противоречия, конфликты, кризисы, является неук­лонное продвижение человечества к взаимопониманию и продук-' тивному общению, к сотрудничеству во всех сферах духовной жизни и материального производства, к передаче и усвоению культурного опыта, активному реагированию на внезапные ситуации, взаимопо­мощь и поддержка. Люди все более осознают свою принадлеж­ность не только к региональной культуре или субкультуре, но и ко всему человечеству. Человек живет в многообразном мире, и это многообразие должно выполнить не деструктивную роль, а, напро­тив, творческую, конструктивную, с тем чтобы каждый смог ош.У" тить потребность в духовном обогащении, испытать полноту жиз­ни, радость творческого поиска, которые.могут возникнуть только при разнородности культурных ценностей, а не при их унифика-


ции. Построение такого мира зависит от способности человека перестроить свое сознание, от умения достойно пережить пере­ходный период и проделать огромную работу по адаптации к ус­ловиям жизни при формировании единого поля универсальной культуры.

-Универсальный В современном мире человек оказался в ситуа-
человек ции насыщенного информационного пространства.

Для него открылись небывалые доселе возможно­сти стать поистине всесторонне образованным человеком, усвоить информацию, которая достигла невиданных масштабов и благодаря техническим средствам преодолевает все границы; причем она не подвластна никаким цензурам и регламентациям. Исходя из этого некоторые теоретики полагают, что сбывается наконец-то мечта об Универсальном человеке — Homo Universalis, которая созрела еще в эпоху Возрождения в умах гуманистов.

Современный социолог А. Шафф предлагает программу непре­рывного образования для населения, сочетающую учебу с воспита­тельной деятельностью, которая помимо непосредственной задачи формирования универсально образованного человека ориентирова­на на решение целого ряда других важнейших задач. На личност­ном уровне такое времяпрепровождение призвано способствовать формированию смысложизненных установок, освободить человека от скуки; на уровне социума — решить проблему подготовки высо­коквалифицированных специалистов, а также проблему занятости, ибо в связи с усиливающимися в производстве процессами авто­матизации и роботизации, ростом информационных технологий и уменьшением доли физического труда возникает огромная армия незанятых в производстве людей. Эта программа уделяет внима­ние вопросам социально-экономической сферы, однако мало что про­ясняет в проблеме усвоения человеком безмерного потока инфор­мации. Она составлена в русле просветительских тенденций и, бе­зусловно, утопична по ряду признаков.

Иначе подходят к данной проблеме другие ученые. М. Эпштейн фиксирует возросшую диспропорцию между человечеством как совокупным производителем информации и отдельным человеком как ее потребителем и пользователем. Он формудИрует «основной закон истории», который может прояснить особенность текущего момента, —- «отставание человека от человечества». Действительно, Диспропорция между человеком, ограниченным биологическим воз-Растом, и социально-технологическим развитием человечества, для которого не видно предела во времени, очевидна. С каждым поколе-


422 Глава 17. Основные тенденции культуры в эпоху глобализма

нием на личность возлагается все более тяжелый груз знаний и
впечатлений, которые были накоплены за предыдущие века и кото­
рые она не в состоянии усвоить. Сумма информации, вырабатывае­
мой человечеством, становится все менее доступной отдельному
индивиду. Чтобы усилить свои возможности по усвоению- инфор­
мации, люди прибегают к усиленному созданию «протезов»: прибо­
ров, подсоединенных к органам чувств (телефонов, компьютеров,
факсов и пр.). По мере «встраивания» человека в грандиозное
информационное тело культуры неизбежно будут возрастать удли­
нители и заменители телесных человеческих органов, травмирован­
ных избытком информации. Такова версия М. Эпштейна. Из ска­
занного вырисовывается стержневая сюжетная коллизия ближай­
шего столетия: «искусственное — естественное». Ученые полагают,
что вокруг этой оси и будут складываться основные глобальные
проблемы XXI в. ' ■■ . "

Сегодня трудно сказать, существует ли предел расширения чело­веческих возможностей посредством техники. Тенденция к уни- , версализации человека поддерживается техническим прогрессом, однако соответствуют ли ему интенции человека? И тут неизбежно возникает вопрос о дифференциации человечества: кому-то это нужно, а кому-то нет. Среди разнообразных мотивов, по которым человек ограждает себя от ненужного ему знания, может быть со­знательно аргументированное или интуитивно осознаваемое нали­чие других, инокультурных ценностей, не отвечающих его менталь-ности, убеждениям, интеллектуальным возможностям. На этом ос­новании могут возникнуть явления нетерпимости, враждебности и прочие негативные реакции. Поэтому так важно в современной культурной ситуации формирование различных видов толерантно­сти (терпимости). Среди их разнообразия выделяют толерантность как безразличие, толерантность как невозможность взаимопонима­ния, толерантность как снисхождение, терпимость как расширение собственного опыта и критический диалог. В истории культуры имело место доминирование разных видов толерантности, сегодня актуальным становится последний из них, так как мир вступил в процесс интенсивных культурных контактов, наблюдается стреми­тельная диффузия ценностей, сложившаяся ситуация требует рас­ширения собственного опыта и выработки продуктивных стратегий управления этими процессами.

В поисках путей к универсальной модели человека знание сле­дует рассматривать как средство, но не как цель. Универсальная образованность станет достоянием немногих, и, очевидно, не только в критериях образованности следует искать ключ к универсализа-


17.2. Модели культурной универсализации

ции человека. Кроме того, в современную эпоху представление о знании подверглось существенным коррективам. Знание может быть научным и ненаучным, верифицированным (подвергнутым опыт­ной проверке) и неподдающимся верификации, логически обосно­ванным и полученным интуитивно, поэтическим, мистическим, ми­фологическим и пр. Очевидно, главная проблема определения пози­ции человека в информационном пространстве должна сводиться не к объему получаемой им информации и способности к ее усво­ению, а к характеру выбора информации и умению ее эффективно и продуктивно использовать.

Синергетика рассматривает процессы не только в природе и со­циуме, но и в когнитивных системах. Согласно этому развивающе­муся направлению в науке гармония рождается из хаоса. Хаос так­же необходим, как и космос, ибо он может быть продуктивным, творя­щим. Из всего потребляемого человеком информационного богатства человек задействует не все, а только то, что отвечает его интенциям, интересам, потребностям, склонностям и пр. При этом он может стать универсально-мыслящим, т.е. мудрым человеком. Когда-то фиксиро­вали путь восхождения по ступеням от мудрости к знанию, от знания к информации. Сегодня актуальным представляется путь в обрат­ном направлении — от информации к мудрости.

Такой путь не имеет линейной направленности; в мышлении происходят сложные процессы отбора информации, подверженные случайным факторам. Поэтому сложились понятия, которые фик­сируют характер этих происходящих в мышлении человека нели­нейных процессов. Некоторые из них касаются логики, другие — философии, но все они выходят в сферу этики. Как мыслить чело­веку в мире, где существует, на первый взгляд, множество ценнос­тей, идеалов, взаимоисключающих оценок; как систематизировать знание: по принципу «новое — старое», или «известное — неизвест­ное», или же категоричнее: «свое — чужое», т.е. принадлежащее к Данной культуре и инокультурное?

Следует осознать зависимость собственного мышления от сте­реотипов своей культуры, от особенностей личного социокультур­ного опыта. Процесс восприятия и оценивания культурных феноме­нов — это не простое приписывание им привычных значений, а это еще и позиция, которую мы занимаем. В культурной антропо­логии различают понятие культурной относительности («культур­ный релятивизм»), которое означает «понимание культуры с точки зрения ее носителей». Может быть точка зрения инсайдера («свое­го человека») на собственную культуру. Возможен и другой взгляд на культуру — с внешней стороны — с позиций аутсайдера («сторон-



Глава 17, Основные тенденции культуры в эпоху глобализма


17.2. Модели культурной универсализации




него наблюдателя»). Взаимодополнительность (комплиментарность) взглядов инсайдера и аутсайдера (участника и наблюдателя) спо­собствует целостному восприятию культурных артефактов.

Эту проблемную ситуацию восприятия инокультурных ценностей, способов их оценивания разрабатывают также в рамках логики. Отечественный мыслитель B.C. Библер, продолжая идеи М.М. Бахти­на и продуктивно разрабатывая обоснование мышления как формы диалога, в результате которой только и может возникнуть творче­ское мышление, вводит понятие «парадоксальность логики». Если в культуре Нового времени познание было ориентировано на на­уку, в которой решающим оказывалось стремление к обнаруже­нию единственной истины, то уже в XX в. логика мышления тяго­теет к другому прообразу -*- к искусству, в сфере которого не стоит вопрос об истинности или неистинности. Каждое художе­ственное произведение, каждый предмет культуры,.каждое новое культурное событие,, новый образ культуры выходят за пределы познавательно-ориентированного разума и представляют собой са­моценный факт, равноправный с другими. Такой тип мышления, не­обходимый для понимания иных культурных ценностей, представля­ет собой диалог логик, обеспечивающий общение разных культур.

Прежде чем такое диалогическое общение с фактом иной куль­туры может состояться, в мышлении человека должна быть подго­товлена основа для этого процесса, для встречи с «другим», которого он рассматривает как равноправного партнера в общении. Такого рода диалогическое общение может происходить как восприятие человеком ценностей иных культур при непосредственном комму­никативном контакте с другим человеком, в результате чего воз­никает взаимопонимание и расширение собственного опыта. Ито­гом такого диалога неизбежно является возникновение нового яв­ления культуры (знания, впечатления, артефакта, ценности). Это новое явление возникает как бы между находящимися в диалогических отношениях феноменами культуры, между полюсами дуальной оп­позиции. Тем самым исчезает внутренняя раздвоенность сознания, снимается противостояние двух встречных логик, наступает взаи­мопонимание. Так мыслящий человек идет по пути формирования универсального мышления, ибо, будучи приверженцем своей куль­туры, оказывается способным понимать как равноценные ценности иных культур. В основе такого понимания непременно лежат те универсалии культуры, которые являются общим связующим зве­ном для всего человечества и позволяют найти «единый язык» между культурами.


Современному человеку необходимо обладать способностью пре­одолевать рамки сложившейся культуры, искать эффективные ре­шения, отвечающие сложным вызовам меняющейся реальности, выходить в новые логические пространства формирования смысла. Со временем стало ясно, что в системе мировых взаимодействий возрастает роль субъектных отношений и целенаправленного уп­равления. Именно интеллектуальный фактор будет решающим в выборе не только приемлемых вариантов для продолжения жизни на Земле человеческого сообщества, но и выхода человеческой ци­вилизации на новые рубежи.

Поскольку в реальный процесс общения людей вовлечено мно­жество культурных феноменов, то следует признать непрерывное протекание в мышлении человека некоего полилога. На смену диалогической логике приходит плюралистическая методология, стре­мящаяся охватить множество культурных смыслов, ценностей, зна­чений и представить мир во всей его многообразной целостности. Подводя итог рассматриваемой проблеме, еще раз подчеркнем, что в современной эпохе вырабатываются некие структурирующие принципы, которые стали определять общее для всего мира состоя­ние. Вместе с тем в мире существует множество особых культур и цивилизаций, значительно отличающихся друг от друга. Согласно нашему подходу нет никаких оснований утверждать, что эти не­сходства просто нивелируются и на смену современной придет не­кая единая глобальная цивилизация. Тем не менее наша современ­ность — это общемировое состояние, которое влияет на все наши действия, интерпретации и обычаи поверх национальных границ и вне зависимости от того, каковы наши реальные культурные исто­ки или предполагаемые цивилизационные корни. В этом смысле и следует понимать взаимодействие проявляющихся в современном мире универсалистских и партикуляристских тенденций. Это со­стояние современности мы должны постичь, ибо внутри него мы

живем и действуем.

Необходим поиск некоего оптимального баланса данных тен­денций, в связи с чем неизбежен пересмотр ряда политико-теоре­тических и культурных реалии, таких как гражданское общество, государство, суверенность, власть, право, патриотизм, национализм, национальная идентичность, культурная идентичность и др. Как след­ствие их практических корректив возникли глобальные проблемы. Универсальность в контексте глобальности понимается как резуль­тат усложнения межцивилизационных связей. Глобальность позво­ляет определенным образом преодолеть оппозицию цивилизацион-



Глава 17. Основные тенденции культуры в эпоху глобализма


17.3. Культура и глобальные проблемы современности




ного и универсалистского подходов к пониманию современного этапа социокультурного развития. Подлинная универсальность куль­туры проявится в том, что культура будет более чем европейской или западной, более чем американской или восточной. Она станет просто человеческой — проявлением человека независимо от мно­гообразных форм его выражения.

17.3. Культура и глобальные проблемы современности

Глобализм В XX в. земной шар-стал «меньше», а любые рас-

как феномен стояния «короче». Путь, который раньше занимал современности много лет, сейчас преодолевается за несколько ча­сов. Развиваются средства коммуникации, возрас­тает скорость и улучшается качество' передачи данных. Человече­ство с неизбежностью осуществляет глобализацию любой сферы нашей реальности: от экономики и политики до нравственности и сферы развлечений. Глобализация всех сфер и областей жизнедея­тельности — одна из основных тенденций развития в современ­ном мире.

Глобализация (от лат. globus — шар) — это процесс перераста­ния какого-либо явления в явление мирового масштаба и его тран-формации во всемирную целостную среду.

Процессы глобализации становятся возможными, когда создают­ся предпосылки для возникновения единой мировой инфраструкту­ры, когда достигается определенный наднациональный уровень стан­дартизации и унификации, позволяющий местным, национальным и региональным образованиям интегрироваться по единым основа­ниям в единую взаимосвязанную мировую суперструктуру. Про­цесс глобализации сопровождается созданием различных наднаци­ональных институтов, обеспечивающих и облегчающих процесс взаимодействия между национальными структурами, а также выра­батывающих нормативную базу для нормального и результативно­го взаимодействия любых национальных образований.

В сфере современной экономики реализация процессов глоба­лизации стала возможной лишь тогда, когда возникли общее сво­бодное рыночное пространство, единая всемирная инвестиционная среда, предельная интеграция национальных рынков капиталов, ког­да была принята унифицированная законодательная база в сфере экономики в различных странах, когда произошла селекция единой наднациональной валюты (ею является сегодня доллар), и т.п. Гло-


бализационные процессы в области экономики ведут.к созданию единой унифицированной и стандартизованной среды экономиче­ской деятельности — мировой вненациональной и международной среды активности. В отличие от национальных, региональных эко­номических образований, функционирование которых имеет доста­точно длительную историю, единая мировая среда начала создавать­ся относительно недавно и до сих пор находится в стадии форми­рования, сама единая мировая экономика еще не сложилась. Однако созданы различного рода социальные и политические институты, обеспечивающие оптимальное взаимодействие на различных уров­нях отношений: от неформальных встреч национальных руководи­телей до деятельности структур, обеспечивающих общее планиро­вание и арбитраж.

Другой пример — сфера политической глобализации. Наиболее ярким проявлением глобализационных процессов представляется создание единой европейской политической суперсистемы, призван­ной не только повысить политический и экономический рейтинг европейских держав, но и создать общее единое пространство с едиными правилами во всех сферах: от налоговых ставок, общей валюты (евро) до таможенных правил и экологических норм. Соз­дание «единой Европы» заняло не один десяток лет, при этом струк­туры, которые должны были стать ее координирующими структура­ми (Совет Европы, Европарламент и др.), первоначально скорее си­мулировали результативность, чем осуществляли реально значимую деятельность. Указанные процессы глобализации мы можем на­блюдать и на мировом уровне, где также явственно проступают черты общего политического унифицированного пространства, су­ществующего под мощным влиянием США и промышленно разви­тых стран.

Сами по себе процессы глобализации представляются, без со­мнения, достаточно оптимальным и логическим следствием интег­рационных процессов прошлого столетия. Те процессы, которые в свое время создали общенациональные структуры, стремятся при­обрести наднациональный и межгосударственный характер. Но для того чтобы процессы развития приобрели форму глобализации, не­обходимы унификация и стандартизация. На роли унификации и стандартизации мы сейчас и остановимся.

Стремление к глобализации во всех сферах жизнедеятельности Человека — отличительная черта современной культурной ситуа­ции. Это стремление действует во всех сферах жизни: от навязыва­ния единых стандартов и возникновения транснациональных кор-



Глава 17. Основные тенденции культуры в эпоху глобализма


17.3. Культура и глобальные проблемы современности




пораций в сфере промышленного производства до внедрения еди­ных норм и ценностей морали и единой модели государственного устройства. В этом отношении мировое пространство становится единообразным и унифицированным. Без унификации и стандарти­зации, т.е. без выработки законодательно закрепленных единых норм и стандартов, говорить о глобализации не имеет смысла. Глобализа­ция основывается именно на указанных процессах. Унификация представляет собой внедрение и использование комплекса проце­дур, решений и норм, призванных создать единую «систему коорди­нат», единое взаимосвязанное однородное пространство в той сфе­ре, где она осуществляется. Стандартизация же — это процесс введения единой сетки общеобязательных стандартов. Таким обра­зом, процессы стандартизации и унификации тесно связаны между собой и дополняют друг друга.

Конечно,'в некоторых сферах, особенно в сфере промышленнос­ти, унификация и стандартизация — оптимальное решение многих проблем. В самом деле, можно представить, с какими бы сложнос­тями мы столкнулись, если бы в каждой стране действовали свои, национальные, стандарты, например, на напряжение электросети или состав бензина!

Как мы указывали, процессы глобализации представляются се­годня оптимальными для решения многих проблем,, с которыми стал­кивается человечество, и именно поэтому они оказываются реали­зованными. Но как и все в этом мире, глобализация имеет и обрат­ную сторону. Процессы глобализации ставят ряд проблем, прежде неизвестных человечеству. Всеобщая взаимосвязь, возникающая, например, в сфере экономики, приводит к тому, что кризисная ситу­ация в одной стране или регионе, вызывает цепную реакцию кри­зисов в десятках стран. Конечно, человечество уже сталкивалось с промышленными кризисами, однако современные кризисы обла­дают своей спецификой. Например, они могут быть вызваны не только реальным ухудшением динамики развития, но и ожиданием ухудшения, т.е. могут быть спровоцированы субъективным настро­ем «игроков» на бирже.

Процессы универсализации и глобализации ведут к исчезнове­нию или умалению не вполне «вписывающихся» в единую «ли­нию» явлений и стандартов, которые, возможно, оказались бы бо­лее перспективными и продуктивными в будущем. Глобализаци-онные тенденции по своей сути напоминают монополизацию, осуществляемую в мировом масштабе и во всех сферах жизни человека. Подобные тенденции, естественно, приводят к стихий-


ным движениям протеста антиглобалистов. Глобализация, наконец, не снимает, а иногда увеличивает диспропорции в развитии раз­личных стран и даже целых регионов, например до сих пор акту­альна так называемая проблема «Север — Юг» (под «Севером», как говорилось выше, понимаются промышленно и экономически развитые страны, понятие «Юг» объединяет в себе страны, отста­лые в экономическом отношении). Инерция диспропорционально­го развития целых регионов и стран, «утечка мозгов», протекцио­низм и пр. создают ситуацию, которую можно назвать новым коло­ниализмом. Процессы глобализации в этом отношении не снимают противоречия и диспропорции, а лишь закрепляют сложившийся status quo.

Единое глобаль- Современный мир стал таким, какой он есть, во
ное коммуника- многом благодаря развитию и интенсификации
тивное простран- средств коммуникации и информационных тех-
ство нологий, поэтому особое внимание при анализе

современных процессов мы обратим на пробле­му коммуникации и проблемы, связанные с компьютеризацией и Интернетом, который также, по сути, выполняет роль средства мас­совой коммуникации. Глобальные изменения, носящие подчас ката­строфический характер, во многом стимулируются именно развити­ем коммуникационных возможностей и освоением виртуального пространства.

Коммуникация —- это общение, связь, отношение. Онавозможна лишь тогда, когда есть передаточный механизм, средство коммуни­кации. Даже в непосредственном общении, которое может рас­сматриваться как коммуникация, мы можем выделить несколько составляющих коммуникативного процесса — это индивиды, кото­рые беседуют, например, по дороге на работу, и язык как средство коммуникации, способное доносить до собеседника то, что другой собеседник желает сказать. Понятно, что средство коммуникации, в данном случае язык, должно быть соответствующим коммуници-Руемым субъектам, т.е. понятным как говорящему, так и слушаю­щему, и способным осуществить перенос, курсирование коммуника­тивного содержания, объекта коммуникации. Объектом коммуни­кативного процесса может стать все, что угодно: от товаров и услуг Д° моральных ценностей и мыслей. В этом отношении человечес­кая жизнь — постоянный процесс коммуникации. Она происходит Даже тогда, когда человек, находясь в одиночестве, меньше всего Думает об этом. Дело в том, что любой акт, жест, любое действие


430 Глава 17. Основные тенденции культуры в эпоху глобализма

могут стать объектом для другого индивида, который, вступая в ком­муникативный процесс, поневоле втягивает в него первого индиви­да. Мы будем рассматривать коммуникацию как отражение про­цессов жизнедеятельности человека. В этом отношении совершен­но справедливы выражения «транспортные коммуникации», «электрокоммуникации» и др.; в процесс коммуникации может вклю­чаться любое явление, относящееся к сфере обмена, перемещения, передачи и т.п.

Составляющие процесса коммуникации — это субъекты комму­никации, средство коммуникации и объект коммуникации. Каковы же состояние и специфика современных коммуникативных процес­сов? Та коммуникация, которая осуществляется в межличностном плане общения, не претерпевает существенного содержательного изменения: в современном мире объект коммуникации остается примерно таким же, каким он был сто или даже тысячу лет назад. Люди так же говорят друг с другом о погоде, о близких, о событиях повседневности. Тем не менее изменения в содержании коммуни­кации, безусловно, есть, но они не носят революционного характера: в самом деле, писатель, живший, например, двести лет назад, с тем же негодованием говорил о сломавшемся во время «приступа вдох­новения» гусином пере, с каким современный будет говорить о вышедшей из строя в самый неподходящий момент видеокарте до­машнего компьютера, выполняющего в данном случае роль «силь­но модернизированного» гусиного пера.







Сейчас читают про: