double arrow

Отношение к инвалидам в различные исторические эпохи

На ранних этапах своего развития, в силу неразвитости производительных сил, низкого уровня культуры, нравственных и духовных ценностей, отношение к инвалидам было нетерпимым.

В античности в ряде эллинистических государств (Спарта) у отдельных человеческих сообществ, исповедующих культ силы, выносливости, культ человеческого тела, всякие отклонения в физическом развитии, уродство и иные аномалии у детей считалось нежелательными. Первые упоминания о людях с грубыми физическими и умственными нарушениями содержатся в законодательных документах античного мира. С точки зрения закона, властей и общества в целом, лица с выраженными дефектами не считались полноценными гражданами и приравнивались в статусе к рабам и животным. Дети, родившиеся с грубыми недостатками, обрекались на смерть. Закон, сформулированный Аристотелем  в его «Политике», гласит: «Пусть в силе будет тот закон, что ни одного калеки-ребенка кормить не следует».

В Древнем Риме также имело место умерщвление детей-уродов. Римский философ Сенека  писал, что надо убивать уродов и топить тех детей, которые рождаются на свет хилыми и обезображенными. Так надо поступать не из-за гнева и досады, а руководствуясь правилами разума: отделять негодное от здорового. В то же время глухим и слепым, относившимся к классу рабовладельцев, предоставлялись некоторые права. В Римском законодательстве были, например, такие законы: «Слепые, глухие и немые могут быть наследниками»; «слепые, глухие и немые могут делать завещания, но если завещание сделано прежде, то есть до болезни, после которой человек стал слеп, нем и глух, то оно утверждается». Позднее разрозненные положения были объединены в кодексах Феодосия II и Юстиниана. В этих кодексах лицам, имеющим аномалии, было предоставлено право пользования частной собственностью, но право передачи собственности им не предоставлялось. Всем лицам, имеющим нарушение слуха, речи, зрения, другие аномалии, запрещалось принимать участие в общественной жизни. Римское право не признавало аномальных людей полностью дееспособными.

В средние века в связи с распространением в Европе христианства  отношение к инвалидам и взгляды на их положение в обществе существенно меняются. Можно наблюдать как происходит становление и развитие конфессиональных теоретических подходов к проблеме помощи через осмысление важнейших христианских догматов о милосердии. Труды мыслителей церкви оказали большое влияние на формирование общественного сознания в вопросах помощи, поддержки и призрения. Факты милосердного отношения к «убогим» представляли своеобразный общественный благотворительный институт, где на практике реализовывались идеи помощи нуждающимся, но одновременно в обществе росло и число религиозных предубеждений и суеверных опасений. Духовенство, имевшее большую силу, стремилось утвердить в общественном сознании мысль о том, что любое отклонение в развитии человека является проявлением «злого духа». Это суеверное представление римско-католическая церковь старалась закрепить именем Бога и Папы.

Инквизиция стремилась устранить от участия в общественной жизни всех инвалидов, даже независимо от их классовой принадлежности. Средневековое западноевропейское законодательство, следуя традициям римского права, не признает инвалидов дееспособными, светский и церковный законы, народные традиции едины в отношении к «неполноценному меньшинству» как к отверженным, «иным» людям и видит своей задачей ограждение общества от их присутствия. В этих условиях, независимо от сословия, инвалиды становятся изгоями общества. Их удел – просить милостыню, в которой по религиозным канонам общество не только не отказывает, но и вменяет в обязанность государству и отдельному гражданину. Социальные потрясения, войны, крестовые походы, эпидемии способствовали увеличению количества людей, нуждающихся в постоянной общественной поддержке. Постепенно начали открываться первые приюты – «убежища» для слепых (1198 г. – Бавария, 1225 г. – Франция). Конечно, основная масса нуждающихся находилась вне общественной опеки и влачила жалкое существование.

На Руси в эту же историческую эпоху на людей с различными видами нарушений смотрели как на «божьих людей», поэтому их окружали ореолом святости. На ранних этапах развития Киевского государства возникло чисто национальное явление – общественное призрение «убогих». Широкие круги населения, руководимые чувством милосердия, оказывали посильную помощь приютам, богадельням и странноприимным домам. Одним из первых официальных документов на Руси был утвержденный в 996 г. киевским князем Владимиром Святославичем Устав о православной церкви, который обязывал церковь заботиться об убогих, нищих и юродивых. Вследствие этого организация призренческих воспитательных учреждений для убогих детей сосредоточивалась в основном в монастырях и церквах, о чем упоминается и в «Повести временных лет» (1074 г.). Общественное призрение способствовало возникновению в Киевской Руси, а затем и в Московском государстве приютов, воспитательных домов, в которых жили, воспитывались и подготавливались к посильному труду дети с различными видами нарушений. Первый такой дом возник в XI в. при Киево-Печерской лавре.

Эпоха Возрождения является периодом, когда происходят существенные изменения во взглядах людей на природу самого человека, на цель и смысл его жизни. Глубокие преобразования в духовной жизни европейского общества эпохи Возрождения характеризуются появлением новых философских систем, основанных на интересе к реальной жизни, человеку, к его назначению и месту в обществе. Умами людей все более овладевала вера в разум и силы человека. В это время происходят значительные изменения в отношении к инвалидам. Потребовалось более двух тысяч лет для осознания необходимости призрения людей с отклонениями развития и признания их права на существование. Гуманисты эпохи Возрождения сыграли позитивную роль и в изменении отношения общества к человеку, имеющему физические и умственные отклонения. Раньше, чем в других государствах, правовое положение аномальных определилось законодательством в Англии.

Английские законы уже в XIII в. стремились установить разницу между идиотами и помешанными, так как это имело большое значение при решении имущественных вопросов. Впервые высказывается мысль о том, что назначение общества заключается не столько в подаче милостыни, организации приютов для калек и больных, сколько в возможности дать им элементарное образование и воспитать в них «нравственность» и «благочестие». «Можно ли, – справедливо заявляет Ян Амос Коменский, – приобщить к образованию глухих, слепых и отсталых детей, которым органический недостаток мешает воспринимать мир? Ответ: из человеческого образования не исключается ничего, кроме разве что нечеловека».

Следствием социального заказа представителей знати, имеющих детей с сенсорными нарушениями, явились попытки индивидуального обучения глухих (1578 г. в Испании, 1648 г. в Англии) и слепых (1670 г. во Франции). Социальный заказ носил локальный характер и касался небольшого числа конкретных детей. Соответственно и результаты, сколько бы блестящими они не были, не имели смысла вне конкретной ситуации и представляли интерес ограниченного числа людей. Однако двухсотлетний опыт многочисленных энтузиастов-одиночек стал убедительным доказательством возможности оказания социальной помощи людям с отклонениями в развитии и способствовал теоретическому обоснованию необходимости их массового обучения.

В России этот период соответствовал правлению Ивана Грозного. В 1551 г. в «Стоглавый судебник» была внесена статья о необходимости попечения нищих, больных и лишенных разума. Этих лиц рекомендовалось помещать в монастыри, чтобы они не были «пугалом для здоровых». Однако этот закон не получил широкого применения. Первые попытки принять официальные меры по борьбе с нищенством делаются в России в царствование Федора Алексеевича в 1677 г. Был издан указ, регулирующий меры общественного призрения. Этот указ запрещал нищим, убогим и юродивым бродить по улицам и дорогам. Он обязывал открывать для них богадельни, которые стали первыми учреждениями общественного призрения. Этот акт также лишал права управлять своим имуществом глухих, слепых, пьяниц и глупых.

В эпоху Просвещения, благодаря таким мыслителям, как Ж.-Ж. Руссо, Ф. Вольтер, Ш. Монтескье, Д. Дидро и принятой в 1793 г. французским Конвентом «Декларацией прав человека», происходит становление нового, более гуманного и демократического взгляда на гражданские права инвалидов. Новая законодательная политика способствовала развитию общественной мысли в области социальной помощи. Осмысление человека как вневременного и культурно-исторического феномена приводит к понятию права человека и равенства всех людей. На этой идеологической базе появляются гуманистические учения Геллерта, Клопстока, Гердера и других мыслителей, которые влияют на проявление основных направлений общественной помощи и которые окончательно сформируются в XX веке. Впервые определены субъект помощи, его правовые и деятельностные полномочия, а также очерчен круг проблем, требующих вмешательства со стороны государства.

В это же время в Российской империи при Петре I особенно распространился обычай призревать слабоумных в монастырях. Это объясняется тем, что некоторые бояре с целью избавить своих сыновей от государственной службы, к несению которой их обязывал царь, стали под видом «дураков» помещать своих детей в монастыри. Петр I вынужден был принять меры, предупреждающие злоупотребление системой призрения слабоумных в монастырях, содействующей развитию тунеядства среди лиц, пользующихся призрением. В связи с этим Петр I издавал указы, в которых он называл признаки умственно ненормальных людей. В числе таких документов были указы «о дураках», имевшие целью пресечение возможной симуляции. Петр I запретил посылать «дураков» в монастыри без предварительного их освидетельствования. В своих указах он называл признаки, на основании которых следует судить о том, является ли обследуемый действительно умственно ненормальным.

«Дураками» он считал тех, кто «отповеди учинить не могут, не годятся ни в какую науку и службу, недвижимое к пустому приводят, беспутство расточают». Когда и эти меры по борьбе с симуляцией не дали ожидаемых результатов, Петр I ввел запрет «дуракам» жениться и наследовать имущество. По всей видимости, эта мера имела более действенный эффект. Также Петр I разработал проект указа о создании госпиталей для душевнобольных, в которые должны были помещаться и ненормальные заброшенные дети. Но этот указ не был претворен в жизнь. Только в царствование Екатерины II впервые осуществился замысел о создании домов для душевнобольных. В 1775 г. она издает «Указ об учреждении Приказов общественного призрения». Согласно этому Указу в России создается ряд учреждений для ухода за инвалидами, сиротами, душевнобольными. Приказу общественного призрения поручалось попечение и надзор за народными школами, сиротскими домами, больницами, богадельнями, домами неизлечимых больных и сумасшедших.

В XIX веке заметно улучшается общественное положение инвалидов. Французская революция рассматривала общественную помощь не как благотворительность, не как милостыню, а как обязанность государства, что потребовало отражения и в законодательстве. Во второй половине XIX в. бурное развитие промышленности, усиливающаяся потребность в квалифицированных кадрах заставили большинство развитых стран перейти к системе всеобщего начального образования. Это в свою очередь повлекло за собой усиление внимания ученых, педагогов и других к лицам с легкой степенью умственной отсталости, которая обнаруживается либо в процессе обучения, либо в условиях работы на производстве. Эти лица требовали к себе большего внимания, нежели лица с глубокой степенью отсталости, которые, находясь под постоянной опекой, не представляли серьезной опасности для общества. Дети с легкой степенью умственной отсталости не справлялись с программой начальной школы и, отчисляясь оттуда, попадали на улицу, становясь источником пополнения резервов антисоциальных элементов.

Таким образом, помощь слабоумным начинает рассматриваться не только как проявление гуманности, но и как социальная необходимость, как средство самосохранения общества. Все это дало толчок к развитию сети спецучреждений, и в конце XIX в. в ряде стран открываются спецшколы для умственно отсталых детей, а через некоторое время появляются законы, регламентирующие деятельность этих учреждений и устанавливающие критерии отбора детей в эти учреждения. Например, в Англии первые спецшколы для умственно отсталых детей были открыты в 1892 г. в Лондоне и Лейчестере. А в 1899 г. в Англии был принят закон об обучении умственно отсталых детей. Этот закон предоставлял право общинам самим решать вопрос о введении у себя обучения для умственно отсталых. Если община была согласна обучать этих детей, то государство выделяло для этих целей средства и устанавливало обучать умственно отсталых до 16 лет.

Таким образом, мы видим, что векторы развития истории человечества направлены в сторону все более лояльного и гуманистического отношения к инвалидам. Данная тенденция еще более ярко проявилась в прошлом веке.


Сейчас читают про: