double arrow

Дневник наблюдений (продолжение)



2 .01.2006.

Диночка относительно спокойна. Настроение ближе к хорошему. Меня встретила приветливо. Было заметно, как сработала память, связанная с установкой на хорошую речь. Во всяком случае, с момента моего приезда. Она была достаточно хорошей (с негрубыми запинками, в основном клонического типа). Заметное возбуждение и, соответственно, ухудшение в речи, возникало на гендерной теме, особенно с эротическим оттенком. Так, в сообщении, что няня «голая» (подглядела в момент переодевания), запинки существенно усилились. Няня считает, что Диночка ведет себя и говорит лучше после того, как получит справедливый «нагоняй».

3.01.

С утра речь у Диночки намного хуже, чем была накануне вечером. Однако плохого настроения не наблюдалось. Дина спокойно дала ручки для игры «в часики», благодаря чему ее речь удалось быстро нормализовать. Запинки стали очень редкими и гораздо более легкими. Из этого следует, что необходимо применять меры, синхронизирующие работу полушарий мозга, каждый день, делая, по возможности, разнообразным сюжет игры.

Первую половину эффект утренней нормализации речи держался, но оставались определенные трудности формулирования мысли в развернутой речи.




4.12 06.

С утра Диночка говорила очень хорошо. По-видимому, сеансы аутотренинга в просоночном состоянии дали положительный результат. Этот вывод подкрепляется тем, что в момент бодрствования мягкие суггестивные посылы, неосознаваемые ребенком, также оказываются действенными. В частности, сегодня на фоне плавной речи возникли трудности оречевления замысла, относящегося к теме «Одежда и косметика» (Диночка споткнулась на взволновавшем ее словосочетании накладные ногти).

Примечательно, что негативное поведение девочки не мешало хорошей речи. Это позволяет думать, что оно представляет собой некий выход эмоционального напряжения и способствует нервной разрядке. Необходимо проследить, действительно ли имеется такая закономерность. Если да, то время от времени следует «не замечать» негативных выходок ребенка, включая воспитательные моменты постепенно и незаметно.

Замечена еще одна особенность: тихая и громкая речь у Диночки лучше, чем речь средней степени громкости. По всей вероятности, здесь имеет место эффект ухода от речевых стереотий. Желательно также проследить, насколько такое явление закономерно.



х х х

Особую проблему составляет решение о правомерности посещения ребенком школы, в которой преподают только на английском языке. Посещают ее англоязычные дети, несколько латышей и 4 русскоязычных ребенка. Программа рассчитана преимущественно на детей, в какой-то мере адаптированной к языку. Дина чувствует там себя дискомфортно. От детей держится в сторонке, старается помалкивать. У мамы и няни создалось впечатление, что она далеко не всегда вникает в то, что слышит, не пытается понять вопросов, инструкций, сообщений. В эгоцентрическом высказывании сама она так комментирует ситуацию: «Зачем русской девочке быть в этой школе, где все непонятно? Была ведь я в русской: Снежана (бывший педагог) меня понимала и я ее. А тут?...». Однако после некоторого сопротивления в школу идет, как бы понимая, что другого выхода у нее нет. Однако видно, что ребенок нервничает дома и продолжает нервничать в школе. По всей вероятности, присутсвие детей, для которых английский язык родной, оказывает на девочку угнетающее влияние: она понимает, что не может быть лучшей, а это для нее непереносимо. Возможность получить фиаско висит над ней, как домоклов меч и приводит к негативным реакциям, а также вытеснению части того, что она слышит. Последнее выступает как защитная реакция. Дома снимаются «тормоза» и речь ухудшается.

Переводить сейчас ребенка в другую школу не представляется целесообразным с психолого-воспитательной точки зрения, поскольку недавно ее перевели именно сюда из русской школы. Оставлять тоже рискованно: следует обстоятельно поговорить с педагогами, чтобы они помогли создать девочке комфорную обстановку, идя на уступки и уловки. Она должна почувствовать, что состоятельна в языковом плане. Возможно, следует прорабатывать с ней материал урока заранее.

В качестве комментария к факту отрицательного эффекта обучения на иностранном языке следует сказать следующее. Общеизвестно, что переход на неродной язык на многих заикающихся, если это не инициальная стадия, оказывает благоприятное воздействие. Это принято связывать с тем, что на родном языке правильной речи препятствует не неспособность сказать плавно, а патологический стереотип, действующий по типу вредной привычки. На неродном языке его нет. Отсюда и отсутствие запинок или сведение их к минимуму. Очевидно, личностные особенности Диночки «перешивают» закомерность, которая благоприятна для других детей с заиканием. Необходимо объяснить педагогам, преподающим в школе, что основной целью является в данный момент не прибретения языка и знаний, а внедрение ребенка в языковую среду, которая не осложнена прежними патологическими рефлексами.

По словам мамы, девочка метеозависима: перемена погоды отрицательно влияет на ее поведение и состояние речи. В то же время болезнь (простуда или вирус?) не оказали на них такого же действия.

Поведение ребенка, считает мама, ухудшается и на атараксе. Необходимо обсудить это с лечащим врачом - Т.В. Фридман, а также то, каким образом «прикрыть» медикаментозно возникающее в связи с посещением школы нервное возбуждение.

В дальнейшем картина улучшений и ухудшений носит переменный характер. Неожиданно наступают ремиссии, в течение которых речь полностью нормализуется, и так же неожиданно она ухудшается. Выявить какую-либо определенную закономерность не удается. Отмечается, однако, что каждый картина нарушения плавности речи в каждом последующем рецидиве менее грубая и купируется более быстро.

Коррекционные занятия с использованием описанной выше методики дают хорошие результаты, однако окончательного стойкого эффекта нормативной речи достичь не удается.

P.S. Временами создается впечатление, что девочка «не хочет» избавляться от запинок полностью. Такая тенденция отмечена в литературе и трактуется как своеобразная защитная реакция – уловка, являющаяся мерой сохранения привилигированного положения. Это наблюдение требует обдумывания в плане принятия лечебно-коррекционных мер.



Сейчас читают про: