double arrow
В чем средневековый человек видел смысл своей жизни, какие ценности определяли ее?

Сущность культуры любой эпохи во многом выражается в представлениях человека о себе самом, о смысле своей жизни в данном обществе, ее ориентирах, целях, интересах, характеризующих как все общество, так и людей различных соци­альных групп.

В средневековой культуре эти ценности обус­ловлены особенностями феодального земельного хозяйства с его условностью владения землей, лич­ным и экономическим подчинением вассалов, стабильностью взаимных обязательств вассала и се­ньора. Все это создавало экономическую основу для жесткой социальной иерархий, которая уста­навливала строго определенный характер взаимо­действия социальных групп общества, положение человека в нем. Прежде всего они определяются отношениями личной преданности, верности, по­кровительства, закрепляемых договорами (клят­вами), многовековыми традициями. Поэтому глав­ным принципом жизни человека средневекового общества было служение. Именно выполнение сво­их обязанностей, обусловленных положением чело­века в социальной и духовной иерархии, рассмат­ривалось как главная ценность, смысл жизни.

Главным «объектом» служения был Бог. Ему служили все — духовенство, дворянство, народ. Разумеется, главную роль в таком служении иг­рали деятели церкви, для них это призвание со­впадало с профессией. Служение Богу духовен­ства проявлялось как в специфической работе цер­кви — молитвах, соблюдении обрядов, проведе­нии религиозных праздников и т.п. , так и в прак­тике мирной жизни (монастыри). Служение Богу предполагает любовь к нему, принимаемую как духовное устремление к Богу, а также надежду на спасение от мирской греховности с помощью Бога на путях смирения и покорности. Разумеет­ся, в основе любви и надежды лежит глубокая ис­кренняя вера в Бога как особое состояние души человека. Бог обеспечивает единство общества, средневековый человек свою принадлежность к нему ощущает главным образом духовно.




Вторым объектом служения является господин, сеньор, причем вассал гордится личной преданностью ему, находит радость в служении своему гос­подину, а не тяготится им. В этих условиях лич­ная свобода человека — дворянина — не идет дальше свободы выбора своего сеньора. Для ры­царей объектом служения была также и Прекрас­ная Дама: в значительной степени преклонение перед ней было отзвуком почитания Девы Марии — матери Христа, широко распространенное в средние века. Рыцарский идеал жизни предполагает, кроме служения Богу, сеньору и даме, также и другие цели — воинскую доблесть, славу, забо­ту о чести и т.п. Служение простого народа воплощалось, прежде всего, в труде, выполнении раз­ личных феодальных повинностей перед своим фе­одалом, которого он не может и выбирать.



В средние века осуществлялся переход от античного общества свободных, политически равных граждан — к феодальной иерархии сеньоров и вассалов; от служения обществу, государству — к личному служению своему господину. Эта систе­ма находит свое идейное обоснование в христиан­стве, которое объявляет богоугодным сословную организацию жизни общества, ее иерархичность, когда каждый человек имеет свое место в мире, знает предъявляемые к себе требования и живет в строгом соответствии с ними.

Итак, средневековый тип отношения человека к миру, смысл его жизни формируется на основе феодальной собственности, сословной замкнутости, духовном господстве христианства, преобладании духовного целого, вечного над индивидуальным, преходящим. Христианство все идеалы, которые воодушевляли античность, — радость земного бы­тия, чувственное восприятие реального мира, представления о человеке во всей его мощи и славе как о прекраснейшем создании — заменило стремле­нием к загробному существованию, умалением че­ловека, сведением его к греховному существу, осуж­дением всех радостей. Переход от античного атле­та, живущего в гармонии с миром, земными радос­тями, к аскету, устремленному к вероисповедальному единству с Богом, являет собой новый уро­вень духовного самосознания человека. В христи­анстве образцом выступает человек смиренный, ду­ховный, страдающий, жаждущий искупления гре­хов, спасения с Божьей помощью, знающий свое место в мире, свою роль в обществе.

Вместе с тем в этих условиях намечается по­ворот к становлению человека как личности. До XIII века преобладала тяга к общему, принципи­альный отказ от индивидуального, главным для человека была типичность. Европеец жил в обще­стве, в котором человек стремился быть «как все», что олицетворяло воплощение христианской доб­родетели. Средневековый человек выступал как жестко определенная в своей жизни личность, оли­цетворяющая подчинение личного всеобщему, об­щепринятому, освященному религией.

После XIII века намечается мировоззренчес­кий поворот, все более осознаются притязания отдельной личности на признание. Этот процесс идет постепенно, поэтапно, начинается с осозна­ния принадлежности человека не только к христи­анскому миру, но и к своему сословию, где лич­ные характеристики возможны постольку, посколь­ку они приняты и одобрены своим коллективом. Человек становится сословной личностью (в отли­чие от родовой личности античного мира).

Следующий этап - выполнение человеком своих социальных ролей. Собственно говоря, в зрелом средневековье человек выступал не столько как целостная личность, сколько как ее социальная роль (купец, рыцарь, ремесленник), когда жизнь человека есть выполнение своей социальной роли. Человек был тождественен со своей профессией, а не занимался той или иной профессиональной де­ятельностью.

Такое мировоззрение начинает разрушаться в процессе становления буржуазных отношений. Чувствующий свою растущую самостоятельность в экономической сфере, человек все более осозна­ет свое несовпадение с коллективом, стремится к личной свободе, ищет новый смысл жизни.






Сейчас читают про: