double arrow

ХОЛТ—ХОМАНС




ствовавшие новым условиям 20 в. По X., «опыт»—это психология, состояние людей, к-рые в силу заложен­ного в них инстинкта и реакции на окружающую их среду приходят к осознанию «удобного», «выгодного», к-рое в свою очередь превращается в критерий цен­ности как материальных, так и духовных явлений [см. «The common law», Camb. (Mass.), 1963, p. 5]. X. разделял общее негативное отношение прагматизма к нормам права как малодейственным «логич. постула­там». Право как совокупность норм — это не более чем «предсказание того, что в действительности сделают суды» (см. Социология права). Позиция X. открывала возможность гибкого толкования конституции, к кото­рому не раз прибегал и сам X.

Соч.: The dissenting opinions of Mr. Justice Holmes, N.Y., 1929; The mind and faith of Justice Holmes. His speeches, essays, letters and judical opinions, Boston, 1943.

Г. Калямин. Москва. ХОЛТ(Holt), Эдвин Биссел (21 авг. 1873—25 янв. 1946) — американский философ-неореалист. Окончил Гарвардский (1896) и Колумбийский (1900) ун-ты; д-р философии (1901), проф. Принстонского ун-та (1926—36). Взгляды X. формировались под влия­нием идей Маха, Дж. Мура и Джемса, а также бихе­виористской психологии Уотсона. В осн. работах «Новый реализм» («The new realism», N. Y., 1912), написанной совместно с пятью др. амер. неореалиста­ми, и «Понятие сознания» («The concept of conscious­ness», L., 1914) X. развивает идеи радикального нео­реализма. С т. зр. X., представляющего т. и. третью линию в философии, ошибкой и материализма, и идеа­лизма было стремление ограничить бытие одной из субстанций. Дуалистич. философию, основывающуюся на равноправности двух субстанций, X. критикует за то, что она не в состоянии объяснить, каким об­разом сознание может отразить противоположное ему— материальный мир. Согласно X., развивающему идеи «нейтрального монизма», бытие не имеет ни мате­риального, ни идеального характера — оно представ­ляет собой совокупность «нейтральных элементов», к-рые в зависимости от ситуации, т. е. той связи, в к-рую они вступают, приобретают либо физическое, либо психич. значение. Входя в сознание, эти элемен­ты становятся мыслями; выходя из «гносеологической ситуации», они приобретают значение предметов, физи­ческого. На основе этой тождественности физического и психического утверждается возможность адекват­ного «познания». Не будучи в состоянии найти кри­терий разграничения адекватного и неадекватного знания, X. попадает в гносеология, тупик. Тезис X. об онтологич. статусе заблуждений и иллюзий был под­вергнут критике представителем умеренного крыла неореализма У. П. Монтегю. В конце жизни X. от­казался от последоват. проведения неореалистич. идей и перешел к трактовке материи в духе кантов-ской «вещи в себе» (см. «Materialism and the criterion of the psychic», «Psychological Review», 1937, v. 44, .№ 1, p. 33—53).






Соч.: The Freudian wish and its place in ethics, N.Y., 1915; Animal drive and the learning process, N.Y., 1931; Mate­rialism and the criterion of the psychic, «Psychological Review», 1937, v. 44, № 1.

Лит.: Квитко Д. Ю., Очерки совр. англо-амер. философии, М., 1936; Богомолов А. С, Философия англо-амер. неореализма, М., 1962; X и л л Т. И., Совр. теории познания, пер. с англ., М., 1965; Луканов Д. М., Гносеология амер.«реализма»,М., 1968,гл. 1, 2; К г е m e r R., Le пёо-realisme americain. P., 1920; Evans D. L., New realism and old reality, Princeton, 1928; Ray В., Conscious­ness in neo-realism, L.—Oxf.— [a.o.l, 1935; Perry R. В., Present philosophical tendencies, N.Y., 1955.

Д. Луканов. Горький.

XOM(Home), Генри, лорд К е й м с (1696—27 дек. 1782) — англ. философ, представитель шотландской школы. В трактате «Элементы критики» («Elements of criticism», v. 1—3, Edin., 1762) X. продолжает тради­цию англ. эмпирич. психологии и эстетики и дает пси-


хология, анализ эстетич. восприятия — тех атрибу­тов, отношений и обстоятельств, к-рые применяются для пробуждения «изящных движений души» в «изящ­ных иск-вах». «Движение красоты» составляется из массы отд. эмоций, сливаемых в одно мгновение. Эстетия. чувство отличается от страстей тем, что оно свободно от желаний (идея незаинтересованности эсте­тич. чувства, идущая от Хетчесона). Существуют две формы прекрасного — внутренняя (intrinsic .beauty) и внешняя (relative beauty). Первая характеризует чувства, вызываемые объектами как таковыми, и воспринимается непосредственно, вторая опосредст­вуется рефлексивным актом рассудка. X. исследует ми. категории, характерные для англ. эстетики, на­чиная с Шефтсбери: правильность, единство, множе­ство, пропорции, порядок; прекрасное, по X., есть единство в многообразии. Значит, внимание X. уде­ляет математич. закономерностям, строя определ. иерархию красоты (круг нравится больше квадрата, квадрат красивее параллелограмма, т. к. правильнее, и т. д.). X. дает и моралистия., основанное на телео­логии истолкование прекрасного, как и всей психо­логия, жизни яеловека, — любовь к порядку спо­собствует, напр., быстроте понимания. X. оказал большое влияние прежде всего на развитие эстетики в Германии (Мендельсон, Г. Лессинг, Кант, позднее Фехнер).



Соч.: Essays on the principles of morality and natural religion, Edin., 1751.

Лит.: Самсонов Н. В., История эстетич. учений,
ч. 2, [М., б.г.]; Neumann W., Die Bedeutung Home's
fur die Asthetik und sein Einfluss auf die deutschen Asthetiker,
Halle, 1894; Joseph M., Die Psychologie H. Homes, [s. l.j,
1911; R a n d a I 1 H. W., The critical theory of Lord Kames,
Northampton, 1944. Ал. В. Михайлов. Москва.

ХОМАНС(Homans), Джордж Каспар (р. И авг. 1910) — амер. социолог-теоретик, проф. Гарвардского ун-та (с 1953). X.— необихевиорист с ярко выражен­ной функционалистской ориентацией. В ряде работ он применял идеи функционализма к анализу разных этапов истории общества и разных уровней его струк­турной организации: ср.-век. англ. общества («English villagers of the 15th century», Camb., 1942), малых социальных групп, системы родства в примитивных обществах («Marriage authority and final causes», Chi., 1955, совм. с D. M. Schneider).

X. является создателем теории малой группы как яастной социология, «теории среднего уровня» («Че-ловеяеская группа» — «The human group», N. Y., 1950). Под малой группой он понимает группу лиц, к-рые «связаны друг с другом в теяение некоторого периода времени, группу, которая достатояно мала, так что каждое лицо в состоянии поддерживать связь со все­ми остальными не через других, а непосредственно, лицом к лицу» (указ. соч., р. 1). Осн. черты теории X.: 1) групповое поведение анализируется по нек-рому яислу взаимозависимых элементов —обобщенных со-циально-психологич. признаков (взаимодействие, дея­тельность, нормы поведения, чувства, установки, мо­тивы, стимулы); 2) группа изучается как органич. целое или социальная система, существующая в сре­де; 3) динамика системы выявляется путем эмпирич. обобщений, устанавливающих функциональные за­висимости между отд. элементами группового пове­дения.

Хотя X. и признает, что нек-рые положения Маркса «есть чрезвычайно полезное руководство для исследо­вания» («Ашег. Soc. Rev.», 1964, v. 29, № 6, p. 811), однако он исходит из первичности психологич. факто­ров в детерминации социальных систем различного уровня. Предметом его анализа является социальное поведение, т. е. поведение двух или более индивидов в непосредств. контакте в любых социальных ситуа­циях: на произ-ве, в быту, на досуге.


ХОМЯКОВ443


В работе «Социальное поведение. Его элементарные формы» («Social behavior: Its elementary forms», N. Y., 1961), последовательно развивая редукционистскую т. зр. на социологию как вывод из психологии, X. анализирует социальное поведение на основе теорий, заимствованных из психологии поведения (Б. Скин-нер) и экономич. концепций обмена. Экстраполируя на поведение людей закономерности, выявленные в экспе­риментальных исследованиях животных и в экономич. концепциях обмена на товарном рынке, X. рассмат­ривает социальное поведение как обмен материальной и нематериальной деятельности людей в зависимости от количества и вида вознаграждения, к-рое они полу­чают от контактов друг с другом (теория мотивации поведения «нового экономич. человека»). В 60-е гг. X. отходит от функционализма к крайнему соцполо-гич. бихевиоризму. С этих позиций он критикует логич. основы концепции Парсонса.

Соч.: An introduction to Pareto, N.Y., 1934; Fatigue of workers, N.Y., 1941; Sentiments and activities, N.Y., 1962; Contemporary theory oi sociology, в кн.: F a r i s R. E. L. led.], Handbook of modern sociology, Chi., 1964; Bringing men back, «Amer. Soc. Rev.», 1964, v. 29, № 6.

Лит.: L о о m i s С P., L о о m i s Z. K., Modern so­
cial theories, [N. Y.l, 1963. Г. Антипина. Ленинград.

ХОМЯКОВ,Алексей Степанович (1 мая 1804— 23 сент. 1860) — рус. религ. философ, писатель, поэт, публицист, идейный вождь славянофильства 40-х гг. (см. Славянофилы). Род. в Москве в старинной дво­рянской семье. Получил домашнее воспитание, выдер­жал при Моск. ун-те экзамен на степень кандидата математич. наук (1822). В 1822—29 находился на воен. службе; оставив ее, занялся управлением своим име­нием. По собственно филос. вопросам стал выступать гл. обр. с сер. 50-х гг., в связи с публикацией филос. наследства И. Киреевского.

Философия славянофильства выражена у X. наибо­лее полно и систематично; он разработал почти отсут­ствующую у Киреевского онтологию, в основе к-рой лежит идея «волящего разума» (т. е. бога) как перво­начала всего сущего: «мир явлений возникает из сво­бодной воли» (Соч., т. 1, М., 1900, с. 347; ср. также с. 325, 335—45). История человечества также дол­жна быть рассмотрена, исходя из «одного великого на­чала», в ней надлежит отыскать «духовный смысл» (см. там же, т. 5, М., 1900, с. 17—18, 29—30). Таким началом является «народная вера» (см. там же, с. 191), религия, характер и типы к-рой определяются категориями воли — свободы и необходимости (см. там же, с. 217). История знает две осн. формы религии — кушитскую и иранскую: «внутр. зерном» первой является «необхо­димость», второй — «свобода» (см. там же, с. 235). Зап.-христ. церковь, по X., в своем развитии извра­тила принципы иранства, и потому зап. народы зашли в тупик, тогда как вост. христианство (православие) сохранило эти принципы в чистоте. Отсюда —идеи X. об особой историч. миссии рус. народа: «Мы не можем гордиться своим превосходством; оно происходит от милости промысла, позволившего нам почерпнуть веру из ее чистейшего источника — восточной церкви» (там же, т. 3, М., 1900, с. 83, прим.; см. также с. 335—37). На этой теоретич. основе X. строил концеп­цию рус. историч. процесса, к-рая, впрочем, только в деталях отличается от соответствующих взглядов Киреевского.

Зап. церковь, по X., разрушила полноту духовных сил человека; рассудочность, рационализм стали осн. чертами зап.-европ. мышления, всей зап. фило­софии (см. там же, т. 1, с. 177—79, 264—68, 295—99), получив свое завершение в нем. философии, прежде всего у Гегеля. Гегелевская философия началом су­щего объявляет отвлеченную абс. идею, а дух в качестве полноты развития идеи рассматривает лишь как итог развития сущего. (По X., именно дух и есть исходное


начало всего.) С др. стороны, рационализм находит завершение в послегегелевском материализме, гл. обр. у Фейербаха. Материализм, по X., ставит на место геге­левской идеи материальный «субстрат» — начало еще более отвлеченное (см. там же, с. 273, 302—04, а также 93—99, 296-97, 251, прим., 271).

Двигаясь в русле иррационалистич. гносеологии, X. ищет форму познания, к-рая могла бы адекватно по­стигать сущность мира — «волящий разум», и его проявления — действит. мир. Последний познается неким синтезом всех естественных духовных функций человека — «внутренним знанием», «разумной зря­честью», «живознанием». Однако «вся лестница (позна­вательных функций. —З.К.) получает свою характери­стику от высшей степени — веры» (там же, с. 281 — 82).

X. критиковал зап.-европ. историографию (Ранке, Шлоссера, Тьерри и др. — см. там же, с. 36) за ее эмпиризм, потерю «внутренней связи» историч. собы­тий н т. п. Отдавая дань философии истории Гегеля, X. подверг критике и ее (см. там же, с. 36—37, 144— 145). Враждебно относясь ко всем «социалистическим и коммунистическим учениям» (там же, с. 48), X. считал их болезнью зап. духа (см. там же, с. 146, 150—51, 373).

Соцпально-политич. взгляды X. могут быть рас­смотрены как своеобразный рус. вариант феодального социализма. Идеализация патриархальной общины и общинных отношений, к-рые помогли бы, по X., из­бежать «язвы пролетариатства», революц. возмуще­ний народа (см. там же, т. 3, с. 19—20, 64—65, 70—71, 74, 82—84, 335—37, 466; т. 1, с. 92—93, 166—69, 173—74), апологетика православия и на нем основан­ного «просвещения» (см. там же, т. 1, с. 26, 65, 87, 173—74, 244, 392), а также последоват. монархизм — таково самое общее содержание социально-политич. концепции X. В полптич. программе X. содержались нек-рые требования в духе тогдашнего дворянского либерализма (всесословный земский собор, открытый суд с участием выборных присяжных заседателей, упразднение смертной казни, свобода слова и печати и т. д.). Будучи противником крепостного права, X. в период подготовки крест, реформы выдвинул свой проект освобождения крестьян, к-рый, в отличие от проектов революц. демократов, предусматривал пере­дачу крестьянам лишь части земли и взимание с них выкупа.

Неославянофильская традиция видела в X. выдаю­
щееся и оригинальное явление «истинно-русской фи­
лософии». Начало этой традиции положил Ю. Самарин
в предисловии к первому изд. соч. X. (см. Полн. собр.
соч., 3 изд., т. 2,М., 1886); ее продолжили В. Т. Завит-
невпч (А. С. Хомяков, т. 1—2, К., 1902—13), Н. Бер­
дяев (А. С. X. как философ, «Мир Божий», 1904, № 7;
его же, А. С. Хомяков, М., 1912), а также эмигрантская
литература — Н. О. Лосский (История рус. филосо­
фии, пер. с англ., М., 1954, гл. 2), В. В. Зеньковский
(История рус. философии, т. 1, М., 1956, гл. 3), Больша­
ков (Учение о единстве церкви в работах X., Лондон,
1946). Передовые рус. просветители — П. Я. Чаадаев,
Т. Н. Грановский (Ответ г-ну Хомякову, Соч., 4 изд.,
М., 1900) и революц. демократы В. Г. Белинский
(Соч., т. 13, М., 1959, см. указат. имен) и А. И. Гер­
цен (Полн. собр. соч. и писем, т. 22, П.—М., 1925,
см. указат. имен) критиковали взгляды X. С позиций
марксизма Г. В. Плеханов (О книге Н. А. Бердяева
«А. С. Хомяков», Соч., т. 23, М. — Л., 1926) и совет­
ские историки славянофильства подвергли критич.
разбору п оценке как взгляды самого X., так и по­
пытки преувеличить его роль в истории русской фи­
лософии. 3. Каменский. Москва.

Круг умств. и практич. занятий X. чрезвычайно широк: богослов, социолог, историк мировой цивили­зации; экономист, разрабатывавший проекты освобож­дения крестьян, автор с.-х. нововведений и технич.









Сейчас читают про: