double arrow

ОБЩЕСТВЕННОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА


В первобытном человеческом стаде занятия распределялись в соответ­ствии с естественным разделением труда и способностями каждого члена этого коллектива. Женщины собирали плоды, поддерживали огонь, присмат­ривали за детьми и делали укрытия из прутьев на временных стоянках, из шкур убитых животных изготовляли одежду. Мужчины охотились, защищали свою территорию и изготовляли из камня, дерева и костей животных при­митивные орудия — ножи, копья и дубины, которые вследствие суровых условий жизни приходилось постоянно совершенствовать. Старики и дети помогали собирать плоды.

Уже этот довольно примитивный вид разделения общественного труда представляет собой качественный шаг вперед по сравнению с миром живот­ных. У последних в принципе отсутствует разделение труда между полами. Не бывает так, чтобы, например, у львов самка занималась собирательством, а самец — охотой. Каждое животное — универсальный добытчик пищи. Толь­ко у людей одни особи могут пользоваться плодами чужого труда, обмени­вая их на плоды своего труда.

Разделение труда позволяет человеку собирать или делать только то, что он лучше всего умеет делать, а не то, что ему хочется для удовлетворения биологических потребностей, как у животных. И лев и львица умеют делать одно и то же, кроме единственного различия — рождение и обучение потом­ства. Разделение труда у людей сразу же поставило их на ступеньку выше по лестнице эволюции. Человек стал узкоспециализарованным, а потому и бо­лее эффективным производителем. Специализация мужчин на охоте, а жен­щин на собирательстве позволила примитивной группе не оставаться без пищи. Если мужчины возвращались с неудачной охоты, они могли удовлет­ворить свои потребности плодами, собранными женщинами. У животных такой кооперации нет.




Рис. 25. Общественное разделение труда выступает двигателем социальной и культурной

истории

С момента первого разделения общественного труда сложилась пище­вая специализация людей: женщины преимущественно вегетарианцы, а мужчины — мясоеды. Обмен продуктами труда позволил мужчинам по­лучать необходимые организму растительные витамины и минералы, а женщинам — обеспечивать свой собственный организм и организм буду­щего ребенка витаминами, содержащимися в мясе. Как выяснилось, боль­шинство приматов питаются как мясной, так и растительной пищей. Про­жить исключительно на мясной диете человеку, видимо, невозможно. Обмен разно-ориентированной пищей позволял устанавливать первобыт­ным людям более тесные социальные связи. Чем разнообразнее источни­ки питания и пища, тем гарантированнее их поступление. Но чем разно­образнее питание, тем разнообразнее культурная жизнь общества и тем больше возможностей для развития человеческой личности. Разнообра­зие пищи почти зеркально отражается в разнообразии типов личности и типов поведения.



Чем гарантированнее питание, тем больше численность проживающего на данной территории населения, тем выше вероятность перехода к оседло­му образу жизни и, стало быть, развитию городской культуры. Чем много­численнее население, тем крупнее становятся общества, тем разнообразнее, универсальнее и гибче доминирующая культура, которая окружена широким спектром субкультур. Чем многочисленнее население, тем сложнее им уп­равлять, тем более громоздким становится государственный аппарат, тем больше постановлений, законов и нормативов издается. Следовательно, тем выше вероятность перехода от неписаного к писаному своду социальных

норм. Чем больше размеры группы, тем актуальнее становится поиск под­ходящих правил соединения неженатой молодежи и обучения ее добытым знаниям. Стало быть, тем необходимее совершенствование институтов се­мьи, брака, образования.

С углублением разделения труда в первобытном стаде между полами



весомее становилась роль соци­альных факторов. В стаде животных и стаде предлюдей шансы на спари­вание определялись физической си­лой: более старший и более сильный самец монополизировал это право, отгоняя, выгоняя или уничтожая мо­лодых претендентов. В человеческом стаде на первый план выдвинулись статусные права. Если прежде самец, не спрашивая самку, просто овла­девал ею, то теперь женщина выбирала себе брачного партнера в зависи­мости от того, насколько хорошо он выполняет функцию кормильца и за­ботливого отца. В отличие от самца мужчина перестал воспринимать жен­щину как машину для воспроизводства потомства и передачи его генов следующим поколениям. Она стала его социальным партнером, от взаи­модействия с которым зависели его экономическое выживание и обще­ственное благополучие.

Роль инстинктов, которые прежде толкали друг к другу два противопо­ложных пола, отныне стали выполнять интересы: она заинтересована в нем, а он заинтересован в ней. Причем на каждом следующем витке эволюции количество взаимных интересов возрастало. Инстинкты в принципе не спо­собны становится более разнообразными или возрастать в числе. Иными стали взаимоотношения между двумя мужскими поколениями. Теперь уже мужчина как глава семейства находил своему сыну брачного партнера, го­товил подарки, обучал социальным навыкам.

Разделение труда ведет к усилению различий между членами одной груп­пы, а значит, к повышению уровня социального неравенства и дифферен­циации. Рост уровня социальной дифференциации делал общественную жизнь разнообразнее. Но это одновременно порождало новые задачи, решать которые человечеству еще только предстояло научиться. Прежде всего речь идет о том, чего не было в мире животных. Мать обучала детенышей только навыкам охоты и выживания. Но в человеческом стаде зародились соци­альные отношения, которым тоже необходимо было обучать молодое поко­ление. В одиночку мать не могла справиться, к воспитанию детей и стал привлекаться отец. Социализация превращается сначала в совместное — от-цовско-материнское дело, а затем в коллективно-общинное. Таким образом, на стадии человеческого стада впервые появляется социализация в истинном смысле слова.

Выход за узкие рамки семейных отношений произойдет уже на следую­щем витке эволюции, когда появятся племена, рода и вождества. И вновь дви­жущей силой прогресса выступит знакомое нам разделение общественного труда.







Сейчас читают про: