Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

МЕТОДОЛОГИЯ




Теннис разделил социологию на общую и специальную. Общая социология у Тенниса изучает социальные формы жизни везде, где они встречаются, и не только (и не столько) у людей, но и у животных. Он приписывал социально­сти универсально-историческое значение, полагая, что она зарождается у так называемых общественных животных (прежде всего насекомых). Мы уже рас­смотрели вопросы социальности и эвсоциальности, а поэтому можем считать, что выполнили завет Тенниса начинать социологический анализ с обшей со­циологии. Сюда же относятся проблемы социального дарвинизма и борьбы за существование, которые также затрагивались нами в соответствующем разде­ле. Наконец, третий элемент фундаментальной, или общей, социологии дол­жен касаться биоантропологических, демографических и других аспектов, роднящих поведение людей с действиями и образом жизни животных.

Специальная социология подразделяется у Тенниса на чистую (теоретичес­кую), прикладную и эмпирическую (социографию). Они изучают только социальную жизнь людей. «Социология — это исследование человека, но не его телесного, душевного, а его социального существа, стало быть, телесно­го и душевного лишь постольку, поскольку оно обусловливает социальное». -~

писал Теннис1. Наиболее полное освещение образ жизни, взаимодействие и поведение людей получили в его главном труде «Общность и общество. Рас­смотрение коммунизма и социализма как эмпирических культурных форм» (Gemeinschafl und Gesellschaft, 1887). Во втором издании книги (1912), суще­ственно переработанном и расширенном, появился новый подзаголовок «Основные понятия чистой социологии», который указывал на прямую от­несенность работы к области специальной социологии. Чистая социология по-другому у него называлась теоретической, иначе говоря, по своему сти­лю и содержанию, нагруженной (и перегруженной) философскими рассуж­дениями. Все это не могло не отразиться на манере изложения учения об обществе и общине — крайне витиеватом и мало понятном. Как правильно заметил знаток его творчества А.Н. Малинкин2, Теннис относится к тем признанным классикам, которых больше почитают, чем почитывают. К нему обращаются, на него ссылаются, но последователей и учеников у него прак­тически нет. У него много комментаторов, но мало друзей и противников. Такая же судьба ожидала и учение О. Конта, идеи которого мало кого вдох­новляли на новаторские разработки, зато в каждой монографии и учебнике он занимает почетное место в социологическом партере. Тем не менее как идеи Тенниса, так и идеи Конта оказались чрезвычайно востребованными мировой социологией. В частности, понятия «общности» и «общества» Тен­ниса — в центре социологических размышлений других классиков немецкой социологии рубежа XX в. Г. Зиммеля и М. Вебера.




Главные идеи Тенниса стали досто­янием читательской публики в России только недавно. Опубликованная в 1998 г. статья «Общность и общество»3 была написана Ф. Теннисом для «На­стольного словаря по социологии», а поэтому в простой и доступной мане­ре, присущей словарному жанру, не отягощенная многочисленными снос­ками, подробностями и деталями, излагает суть его главной книги, которая впервые вышла в переводе на русский язык в 2002 г.4. В Германии под эги­дой Общества Фердинанда Тенниса издается полное собрание научных тру­дов выдающегося социолога в 24 томах5.

К наиболее важным категориям, получившим освещение в книге «Общ­ность и общество», относятся: общность и общество; естественная — искус­ственная (или социальная, или коллективная) личность; естественное — со­циальное отношение, социальная совокупность, корпорация; социальная

Теннис Ф. Общность и общество / Пер. с нем. А.Н. Малинкина // Социологический журнал. 1998. № 3-4. С. 207.

Малинкин А.Н. О жизни и творчестве Фердинанда Тенниса // Социологический журнал. 1998. № 3-4.

Теннис Ф. Общность и общество. С. 207-227.

Теннис Ф. Общность и общество: Основные понятия чистой социологии/ Пер. с нем. Д.В. Скляднева. СПб., 2002. Краткое изложение основных положений учения Тенниса дается в статье А.Ф. Филиппо­ва «Между социологией и социализмом: введение в концепцию Фердинанда Тенниса» (с. 386-446). В последние годы вышли в свет следующие тома: Toennies F. Gesamtausgabe. Bd 22: 1932-1936 / Herausgegeben von Lars Clausen. Berlin, 1998; Toennies F. Gesamtausgabe. Bd 9: 1911-1915 / Herausgegeben von Lars Clausen. Berlin, 1999; Toennies F. Gesamtausgabe. Bd 15: 1923-1925 / Herausgegeben von Lars Clausen. Berlin, 2000; Toennies F. Gesamtausgabe. Bd 14: 1922 / Herausgegeben von Lars Clausen. Berlin, 2002.



связанность; социальная сущность, или социальная форма; сущностная воля и избирательная воля; знание другого человека, знакомость — чуждость симпатия — антипатия, доверие — недоверие и др. Проведение различия между общностью и обществом лежит в основании его теоретической соци­ологии. Оба фундаментальных понятия определяют направленность эмпи­рической и прикладной социологии на исследование перехода общества от общинных отношений к отношениям собственно общества.

Большинство из них, хотя и не все, относятся к так называемым идеаль­ным типам — очень распространенному среди немецких социологов методо­логическому инструменту познания общества, составляющих его социальных групп и динамических процессов. У Тенниса идеальные типы были призва­ны служить «масштабом для познания и описания реалий». Они не привяза­ны к эпохе, культуре или конкретной стране, но выражают некую трансис­торическую сущность или социальную универсалию как таковую. Если при­менить характеристики тённисовской общности, скажем, к социальной организации родоплеменной, соседской общины либо к вождеству, пытаясь в них разглядеть те черты, которые пометил немецкий социолог, то у нас ничего не получится. Но и другой идеальный тип Тенниса — общество — ждет та же участь. Его неправильно применять к американскому или китайскому обществу, к западному или восточному. Хотя, несомненно, в том и другом, если речь идет о современном обществе, можно разглядеть множество черт, тонко подмеченных Теннисом еще в конце XIX в., например анонимность, утрату личных связей между людьми, отчуждение.

В отличие от него идеальный тип Маркса и Вебера строился именно для того, чтобы его соотносили с конкретно-исторической реальностью, выяв­ляя главное и второстепенное, случайное и повторяющееся, форму и содер­жание в происходящих процессах. Это емкий и обобщенный образ явления или группы явлений, их теоретический эскиз. Вебер использовал его как эвристический инструмент, с помощью которого он намеревался открыть: сходные черты в исторических событиях, что было первым шагом на пути причинного объяснения; несходство и отличие похожих явлений (отрица­тельное сравнение), что позволяло уйти в сторону от всеобщих универсааь-ных схем эволюционно-прогрессистского образца. Выделяя сходное в исто­рических явлениях, Вебер обнаружил существование феодализма уже в ан­тичности и Средневековье. У него идеальный тип — это мыслительная конструкция, некий абстрактный эталон для измерения событий, процессов или явлений. Такой метод помог Веберу четко ориентироваться в бесконеч­ном многообразии исторического материала, не подгоняя его под произволь­ные или предвзятые схемы. Для Тенниса идеальный тип был важен другой своей стороной, благодаря которой он служил ему своеобразным компасом, верно указывавшим главные тенденции или основные закономерности, по которым развивались объективная реальность, культура и общество.

Идеальный тип — весьма опасный инструмент познания. Пользоваться им надо чрезвычайно осторожно. Дело в том, что он берется не из жизни, а при­думывается ученым как некая мыслительная сетка, набрасываемая на реаль­ность. Когда придуманный конструкт не совпадает с реальностью, от него не отказываются, а пытаются обвинить во всем саму реальность: мол, это она виновата в том, что не вписывается в идеально придуманные законы, посто­янно отклоняется от них. Но именно в этом проявляются богатство и разно-

образие жизни. Тем самым ученый говорит своим критикам: любая научная теория в сравнении с цветущей жизнью должна выглядеть сухопарой старуш­кой, поэтому и менять в ней что-либо бесполезно.

Теннис обезопасил себя еще и тем, что заранее заявил: я изучаю не реаль­ность, а некие чистые формы. В классической физике XIX в. тоже пытались найти чистую, или всеобщую, субстанцию. Назвали ее эфиром. Потом вы­яснилось, что это фикция, которую не подтвердил ни один эксперимент. Тем не менее от идеи эфира не отказались и в XXI в. Утопии, как свидетельству­ет история, чрезвычайно живучи.

Наконец, Теннис принял и неявную по­сылку, которая предоставила ему еще боль­ше свободы для научного маневра. Дело в том, что Gemeinschaft и Gesellschaflне просто идеальные типы, а неравные конструкции. В них есть определенное ценностное сужде­ние: общность по сравнению с обществом, по мысли Тенниса, представляет собой выс­ший способ ассоциации. Теннису явно не нравилось современное громыхающее, сует­ливое и сумасшедшее общество, и он убегал в историческую архаику, идеализируя об­щину и семью. Подобная позиция чем-то напоминает тактику страуса: поскорее за­рыть голову в песок, чтобы не видеть ужа­сы этой гнусной реальности. По-человечес­ки это понятно, но, вступая на путь научной социологии, нельзя нести с собой груз ме­щанских пережитков. Симпатизируя одно­му и отчуждаясь от другого, нельзя оставать­ся беспристрастным ученым, способным на глубокий философский анализ. Возможно, сквозь научную канву тённисовского уче­ния проступили контуры его политических пристрастий: он сочувствовал социалистам и ненавидел националистов, а в результате его концепция принесла пользу идеологии национал-социализма6.

Таким образом, идеальный тип у Тенниса — это политически небесприст­растная, морально асимметричная абстрактная модель, с помощью которой описываются не реальные события, а чистые формы социальных явлений.

К числу методологических вопросов следует отнести трудности перевода на русский язык терминологии Тенниса. Центральное понятие социологии Тенниса Gemeinschaft наши специалисты переводят либо как «община», либо как «сообщество». Если искать наиболее точный с филологической, коррек­тный с логической и наиболее адекватный с социологической точки зрения перевод этого термина, то можно согласиться с вариантом А.Н. Малинки-на, предложившего считать Gemeinschaft «общностью»7. Поскольку община

6 См.: Дюверже М. Политические партии / Пер. с фр. М., 2000.

7 Малинкин А.Н. О жизни и творчестве Фердинанда Тенниса // Социологический журнал. 1998.№ 3-4. С. 228.

означает местное самоуправление и церковный приход, то абстрактны^ одновременно формальный смысл слова «общность» лучше соответстг^ И духу тённисовской «чистой», или формальной, социологии. В свою очепееТ А.Ф. Филиппов, разбирающийся в нюансах немецкой классической социДЬ логии, отвергает все варианты русского перевода и предлагает сл0п" Gemeinschaft оставить в оригинальном написании, поскольку лишь так Мож° но сохранить тот эмоциональный оттенок, душевную привязанность и теп лоту, которые имеет немецкое слово8.

В одном из значений Gemeinschaft понимается как совокупность людей совместно проживающих на данной территории, характеризующаяся по меньшей мере тремя признаками: 1) под общиной понимается совокупность людей, имеющая определенную социальную структуру (т.е. существуют со­вокупности людей, не являющиеся обшинами), в этом случае община отож­дествляется с сельским (доиндустриальным) обществом; 2) понятие общи­ны предполагает наличие определенного чувства принадлежности к общи­не или «духа общины»; 3) все повседневные виды деятельности членов общины, как связанные, так и не связанные с трудом, протекают в пределах одной географической территории, в этом случае община рассматривается как самодостаточная форма взаимодействия людей, основанная на кровном родстве или других родственных чувствах9.

Именно понятие Gemeinschaft («община») Теннис намеревался использо­вать как идеально-типический конструкт для изучения перехода от сельской общины к индустриальному обществу (Gesellschaft).

Поэтому считаем возможным употребление термина Gemeinschaft в зна­чении как «общности», так и «общины», только первая трактовка в русском языке приобретает более обобщенный, теоретический смысл, а вторая — уз­кий. Конкретно-исторический.

В узком смысле слова современный термин «социальная общность», обо­значающий территориальную группу, близок к понятию «совокупность», так как принадлежность к данной территории люди считают «природной данно­стью», их связывают постоянное место жительства и совместная деятельность. В понятие «совокупность» можно также включить «этнические общности», построенные также на основе «природных связей», в данном случае кровно­родственных.

Как общество, так и сообщество дают нам представление о некоторой совокупности социальных связей (по «количественному» признаку: сообще­ство — это лишь ближайшая среда человека либо маленькая модель общества. «субобщество», а общество — и ближайшая, и дальняя среда человека), тог­да как Gemeinschaft и Gesellschaft. Тенниса дают представление об особом ти пе социальных связей, хотя в некоторых случаях понятия сообщества и Gemeinschaft будут совпадать. Например, такая группа, как родственник», понимается как ближайшая среда человека, т.е. сообщество, и при условии. что ее члены в своем поведении руководствуются инстинктом, привычкой и памятью, это и есть Gemeinschaft. Если же вдруг эти родственники решат заняться предпринимательством, договорятся для этого, то это уже будет

8 Филиппов А.Ф. Ф. Теннис как основоположник немецкой социологии // История теоретическомсоциологии: В 5 т. Т. 2: Социология XIX века. Профессионализация социально-научного знанияМ., 1997. С. 315.

9 Социологический словарь // Н. Абекромби, С. Хилл, Б. Тернер. Казань, 1997. С. 197.

скорее сообщество типа Gesellschaft. Как бы то ни было, но понятие «обще­ство» гораздо шире, чем «сообщество», так как сообщество — ближайшая среда человека, к которой относятся семья, родственники, друзья (т.е. те люди, с которыми человек ежедневно вступает в тесный контакт), а обще­ство — ближайшая и дальняя среды (рис. 13).

Иными словами, Gemeinschaft и Gesellschaft — это скорее свойства, типы, характеристики объединений, а не сами названия объединений, которые Теннис называет социальными сущностями, разделяя их на отношения, сово­купности, корпорации. Соответственно, если сообщество является частью общества, то такого не может быть с Gemeinschaft и Gesellschaft. Сообщество не может превратиться в общество (сообщество — часть общества), тогда как существует мнение, что Gemeinschaft может «эволюционировать и изменять­ся», и тогда можно «рассматривать Gesellschaft как извращенный, выродив­шийся Gemeinschaft»^. Важное отличие сообщества от общества заключается в том, что общество — всегда социальная организация, а сообщество тако­вым выступает не всегда.

На наш взгляд, полного аналога немецкому слову Gemeinschaft в русском языке не существует. В зависимости от обстоятельств его смысл можно пе­редавать разными русскими терминами, которые все вместе входят в один и тот же смысловой ряд: общность, сообщество, община.

Другое важнейшее для социологии Тенниса понятие Gesellschaft едино­душно переводится как общество в значении крупномасштабной и сложно организованной ассоциации людей, объединенных социальными институ­тами, общественным разделением труда и профессиональной специализаци­ей, системой экономического обмена, бюрократической иерархией и клас­совой стратификацией.

Рис. 13. Соотношение общества и сообщества

История теоретической социологии: В 4 т. / Отв. ред. и сост. Ю.Н. Давыдов. М, 1997. Т. 1. С. 349.

Перевод Gemeinschaft на английский трудностей не вызывает и неизмен но транслируется как community. Проблемы возникают с переводом термин-Gesellschaft. На английском языке для него подбирают несколько вариантов association, society, civil society. Чаще всего Gesellschaft переводят как associate либо как society-association.

В теоретико-методологическом плане оба понятия выступают как особо го рода абстрактные конструкции — идеальные типы.





Дата добавления: 2015-05-15; просмотров: 656; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома - страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 8771 - | 7143 - или читать все...

Читайте также:

 

35.175.191.72 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.004 сек.