double arrow

СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВА В СПАРТЕ


Лаконика (Лакедемон) была лакомым кусочком для дорийцев, искавших на юге Балкан плодородные земли и пастбища. Они хлынули на юг Пелопоннеса, вступили в борьбу с местным населением и не без труда сломили их сопротивление. Значительная часть местных жителей (в основном ахейцы) оказалась в порабощении у пришельцев, их стали называть илотами. Те, кто обитал в менее плодородных районах Лаконики, на горных склонах и не очень сопротивлялся, сохранили свободу, но были лишены всяких прав. Их называли периэками (“живущими вокруг”). Как и повсюду в Элладе, в Лаконике начался процесс развития имущественного неравенства, выделения знати и обеднения части общинников. Некоторые из обедневших дорийцев попали в число периэков и даже илотов. Какая-то часть ахейской знати оказалась в составе гражданской общины. Экономическое развитие, демографический рост, обеднение части общества порождали земельный голод. Спарта приняла участие в заморской колонизации, основав две колонии - на о. Фере и в Южной Италии (Тарент). Но на этом ее колонизационная деятельность закончилась, ибо по соседству на западе находилась плодородная область Мессения, за счет которой можно было решить земельную проблему. Начались долгие и тяжелые войны с мессенцами, охватившие VIII - первую половину VII в. Спартанцы старались не разорять Мессению, которую желали превратить в свою собственность. По окончании войн мессенские земли были распределены между ними, а местное население превращено в илотов. Воевали спартанцы и с соседями на севере - аргосцами и аркадянами. Но войны за Мессению отнимали слишком много сил, так что от порабощения земель на севере пришлось отказаться. Бесконечные военные действия превратили спартанцев в профессиональных воинов, о мирном труде некогда было и думать. Между тем местное население издавна занималось сельским хозяйством. Его оставили на своих землях и принудили работать на спартиатов. Произошло своеобразное разделение труда: покоренное (в основном ахейское) население занималось сельским хозяйством (периэки - ремеслом и даже немного торговлей), а члены гражданской общины - спартиаты - военным делом. Даже после покорения Мессении напряженность в отношениях между завоеванными и завоевателями не спала, илоты часто восставали, так что спартиатам приходилось быть постоянно в военной форме. В V - III вв. в Спартанском государстве спартиаты составляли 10% населения, периэки - 20%, илоты - 70%; в целом же население полиса составляло 190 - 270 тыс.




Нельзя не согласиться с утверждением И.А. Шишовой, что в Спарте не произошла победа демоса над знатью, напротив, родовая знать сохранила позиции, так как была сильнее, чем аристократия в других районах Эллады, по той причине, что она располагала дополнительной рабочей силой - местным покоренным населением, ее позиции укрепляло и природное плодородие почв Лаконики и Мессении. Здесь дольше сохранились и специально поддерживались пережитки первобытных времен. Уже древние четко различали в ранней истории Спарты два периода: период смут и беззакония и период благозакония, которое связывали с реформаторской деятельностью Ликурга. Действительно, первоначально здесь развитие общества шло по обычному пути. Раскопки принесли интересные материалы, свидетельствующие, что в Спарте были хорошие мастера, изготовлявшие высокохудожественные изделия из металла, глины, слоновой кости. Такие вещи приносились в святилище Артемиды- Орфии - древнейший спартанский храм. Со второй половины VI в. довольно быстро идет упадок, снижается качество изделий, резко сокращается, а затем и прекращается вообще экспорт лаконской продукции; в Спарту не ввозятся импортные изделия. К концу VI в. полностью затухает художественная жизнь, Спарта замыкается в себе, отгораживается от остального мира, превращается в государство-казарму. Все говорит о том, что здесь произошел политический переворот, растянувшийся на довольно длительный период времени - возможно, столетие. Это была поэтапная реформаторская деятельность, направленная на консервацию общественных отношений, создание внутренне прочной гражданской общины воинов (”общины равных”), способной противостоять огромной массе илотов и периэков. Древние приписали этот переворот Ликургу. Он разделил спартанцев на три колена (филы), состоявшие из 9 - 10 тыс. семей. Уничтожил разницу между бедными и богатыми, всем семьям дав равные земельные участки, которые, впрочем, не принадлежали им, но всей общине граждан. Клеры нельзя было продавать, дарить, они переходили нераздельно от отца к сыну; последний делился своими доходами с младшими братьями. Питались мужчины сообща. Каждый приносил на общий стол продукты, произведенные его илотами, которые тоже не были собственностью отдельных спартиатов, ими владела “община равных” сообща. Питались более чем скромно, особым блюдом была убитая кем-то из спартиатов дичь. Общие трапезы укрепляли мужские товарищества, из которых и состояла “община равных”. Общие трапезы (сисситии) дополнялись государственной системой воспитания детей и молодежи. Все делились на возрастные группы (агелы), и уже с семилетнего возраста дети готовились к будущей жизни воинов. Спартиаты едва умели читать и писать, поэтому здесь и не было достижений в области науки, литературы, искусства. Зато физической подготовке уделялось все внимание. Дети росли неприхотливыми, выносливыми и верными своей родине, всегда готовыми отдать за нее жизнь. Воспитывая в подростках хитрость, изворотливость, умение выйти из любого положения, не гнушались даже тем, что их приучали воровать, убивать самых сильных из илотов (т. н. криптии - запланированные облавы на илотов). Им внушалось, что настоящий воин должен уметь молчать и никогда не отступать, не сдаваться в плен. Древние говорили, что спартанские юноши отличались молчаливостью, из них нельзя было вытянуть слово. Отсюда и выражение “лаконично говорить”, то есть очень коротко. Спартанцы умели отдавать приказы и в нескольких словах докладывать о ходе того или иного дела вышестоящим; им не страшны были ни холод, ни враги. Девочек тоже растили крепкими, обучали спорту, выносливости, ведь им предстояло стать матерями воинов. Женщины мужественно отправляли на войну мужей и сыновей, ожидая их “или со щитом, или на щите”, то есть с победой или смертью.





Илотия - форма эксплуатации, отличная от классического рабства. Положение илотов несколько напоминает положение крепостных крестьян, что еще в прошлом веке породило теорию, по которой илотия - форма крепостной зависимости. Но большинство исследователей склонно видеть в ней особую форму рабства. Это коллективное рабство, возникшее в результате завоевания. Подобные формы зависимости встречались и в некоторых других районах Эллады, например, в Фессалии, на Крите, в Гераклее Понтийской, не исключено, что в Херсонесе Таврическом, то есть в местах обитания дорийцев. Античные авторы говорили о соглашениях между побежденными и победителями, договаривались не отчуждать завоеванных от земли, дать им возможность продолжать ее обрабатывать. Прикрепление илотов к земле порождено неразвитостью частной собственности в формирующейся гражданской общине: раз земля общая, принадлежит всей общине, то и обрабатывающие ее земледельцы должны быть общими, а не частными. На форму эксплуатации рабов влиял характер общественного строя, уровень социально-экономического развития общества. Рабство типа илотии могло возникнуть лишь на ранней стадии развития рабовладельческого общества, когда классического рабства еще просто не существовало, когда еще было много пережитков первобытных времен. Немалую роль играл факт завоевания, подчинения значительной массы местного земледельческого населения пришельцами, стоявшими на более низком уровне развития. Искусственно законсервированное спартанское общество довольно долго держалось, но в IV в. до х.э. начался процесс разложения “общины равных”, выделения зажиточных спартиатов и разорившихся, (“опустившихся”). Начался кризис илотии; часть илотов превращалась в классических рабов, некоторые пополнили ряды населения свободного, но неимущего.

В политическом отношении Спарта представляла собой олигархическую республику. Первенствующая роль в управлении принадлежала узкому кругу лиц - коллегии эфоров (“блюстителей”, “надзирателей”). Аристотель утверждал, что их власть была не просто велика, она подобна власти тиранов, “эфория обнимает собой всю государственную организацию”, “все магистратуры подвластны контролю эфоров”. Эфоры избирались ежегодно из числа спартиатов, контролировали всю жизнь в государстве, зорко следили за исполнением законов, за поведением каждого гражданина. В государстве было два царя, их функции в основном носили военный характер. От имени государства цари совершали жертвоприношения и получали почетную часть жертвенного животного, но не были богаче других, участвовали в общих трапезах. При появлении царя все, кроме эфоров, должны были вставать. Вот собственно и все почести, которые предписывались Ликургом царям. Власть эфоров была несравненно выше царской. Спарта не являлась монархией. Еще функционировал совет старейшин - герусия;еронтов (досл. - стариков) насчитывалось 28. Плутарх уверял, что геронты вставали на сторону народа, чтобы не дать утвердиться тирании. Народное собрание (собрание воинов-спартиатов) не играло существенной роли, никто из народа не мог вносить предложения; по Плутарху, “народ мог только принять или отвергнуть то, что предлагали члены герусии и цари”. Спарта поддерживала олигархию в других полисах, оказывала ей помощь в борьбе с демократией и всегда была главной соперницей Афин, напротив, всюду поддерживавших демократические режимы и настроения. С одной стороны, Спарта отгораживалась от остальной Греции, с другой - активно вмешивалась в дела других полисов, дважды захватывала гегемонию в греческом мире, не раз выигрывала войны. Ее армия была сильна, хорошо подготовлена и опытна. В экономическом и культурном отношении Спартанское государство было отсталым, оно почти ни с кем не торговало, даже не имело собственной монеты (пользовались неудобными железными прутьями), центр государства - собственно Спарта - представлял собой скорее деревню, чем город, спартиаты имели плохое образование, жили бедно, не занимались искусствами и не кичились друг перед другом ораторскими способностями. Во многих отношениях Спарта была полной противоположностью Афин.







Сейчас читают про: