double arrow

Хронология основных событий 7 страница


Смещение Хрущева. Деятельность Хрущева постепенно стала вызывать все большее недовольство почти всех высших чинов партии и государ­ства. Созрел заговор с целью снятия Хрущева. Какими мотивами руко­водствовались заговорщики? Полагаем, что недовольство субъективизмом, волюнтаризмом, поспешностью, единоличными решениями важнейших воп­росов, унижающей человеческое достоинство грубостью Хрущева по от­ношению к членам Президиума ЦК, хотя и имело место, не являлось для участников заговора первостепенным, коренным. Самым важным и глубо- i. ким было другое. Ряд осуществленных и намечавшихся Хрущевым реформ «твердокаменные» цекисты считали ревизионистскими. Сталинский по ! своей сущности ЦК и особенно его верхушку тревожило углубление и развитие Хрущевым критики культа личности. Партийные верхи не могло радовать и введение норм обновления партийных органов, утрата перс- [ пективы оставаться пожизненно на своих постах. Наконец, брежневскую [ клику весьма беспокоило то, что у Хрущева стала все отчетливее прояв- I ляться тенденция к устранению своих ошибок. Об этом свидетельствова- I ли его высказывания о необходимости чистых паров в засушливых зо- I нах, о возможности там, где целесообразно, отдавать предпочтение пшенице I перед кукурузой, о недопустимости вмешательства первого лица партии | и государства в споры между учеными, и т. д.




Заговорщики действовали профессионально. Главным орудием дис- I кредитации Первого секретаря ЦК они избрали кампанию его восхваления, I прекрасно понимая, что на фоне усугубляющихся экономических неуря- I диц это раздражает народ. Они отговорили Хрущева от введения двух I выходных в неделю. Они «приняли меры» к тому, чтобы перед смещени- I ем Хрущева с полок магазинов исчезли продовольственные товары (пос- I ле 14 октября 1964 г., хоть и ненадолго, все сразу появилось).

Существует точка зрения, что антихрущевский заговор возник не в 1964 г., , а в 1962 г. и что именно Шелепин, Брежнев, Подгорный, Семичастный, I Игнатов и другие участники заговора с целью опорочить Хрущева угово- I рили его повысить цены на мясо и масло, спровоцировали и организова- | ли новочеркасские события, расстрел рабочих этого города, добились от Хрущева решения о размещении советских ракет на Кубе, безусловно, [ это пока всего лишь версия.

Брежнев предлагал председателю КГБ Семичастному несколько ва­риантов устранения Хрущева: арестовать по возвращении его из Швеции, < Устроить авто- или авиакатастрофу, отравить. Но Семичастный на это не пошел. В конце концов был избран «легальный» способ смещения. 13- 14 октября 1964 г. на заседании Президиума ЦК КПСС, а затем 14 октября

Р История России: от Рюрика ло Пугина
1964 г. на Пленуме ЦК было принято решение об освобождении Хруще ва от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совет Министров СССР «в связи с преклонным возрастом и ухудшением состо яния здоровья». Если Хрущев преподал народу первые уроки правды, то новый этап в жизни страны начался, таким образом, с бессовестной лжи ЦК КПСС стране и миру.



Первым секретарем ЦК КПСС был избран Л.И. Брежнев.

Деятельность Хрущева оставила глубокий след в жизни народа. Вмес­те с тем многие его начинания были робкими, половинчатыми, нерешитель­ными, часть реформ потерпела неудачу, а сам он был смещен. Причин здесь несколько. Во-первых, огромную роль играла сохранившаяся тота­литарная политическая система. Во-вторых, само общество еще не со­зрело для перемен. В-третьих, как свидетельствуют факты, Хрущев часто уступал давлению своего окружения, а сопротивление окружения было затаенным, но мощным. Инициативы Хрущева нередко вязли в тине ста­рых привычек, заскорузлости, догматизма, отвращения ко всему передо­вому, неумения работать и жить по-новому. В-четвертых, Хрущев был дитя своей эпохи. Верно, что он многое пересмотрел, от многого отрекся, мно­гое проклял. Уже находясь на пенсии, будучи вызван в Комитет партий­ного контроля при ЦК по поводу своих воспоминаний, он гневно бросил в лицо своим обвинителям: «Я освободился от Сталина, а вы нет». Но Хрущев заблуждался. Даже его «Воспоминания» свидетельствуют, что «убить Сталина в себе» до конца он так и не смог.



Пожалуй, самым главным из жившего в Хрущеве сталинского наследия была его переоценка субъективного фактора, его фанатичная вера во всемогущество партии и государства. Отсюда его стремление к беско­нечным реорганизациям аппарата, его уверенность, что он найдет, нако­нец, те оптимальные аппаратные формы, которые позволят ему перевер­нуть все, достигнуть невиданных успехов. Те же корни у убежденности Хрущева во всесилии лозунга, декрета, резолюции.

Хрущев клялся в верности ленинизму. Но он в основном восприни­мал ленинизм в сталинской интерпретации. К тому же он в чисто ста­линском духе отвергал любое покушение на ленинские принципы. Бо­лее того, идеи о возможности возрождения в современных условиях нэпа, кооперации, поддержки частной собственности в деревне казались ему чуть ли не бредовыми. Хрущев, как и Сталин, считал государственный, тоталитарный социализм высочайшим достижением человечества, стро­ем, обладавшим огромными преимуществами перед капитализмом. Имен­но поэтому Хрущев в 1961 г. в программе КПСС выдвинул совершенно нереальную задачу: в 1970 г. превзойти США по производству продук­ции на душу населения, а в 1980 г. подойти вплотную к осуществлению

принципа распределения по потребностям и в основном построить ком­мунистическое общество.

В-пятых, Хрущев был человеком невысокой политической культуры. Это не позволило ему увидеть и взять на вооружение новые явления в капи­тализме, поддержать ряд замечательных творений советских писателей и художников. Наконец, в-шестых, Хрущев как своими прогрессивными ша­гами, так и многочисленными ошибками оттолкнул от себя практически почти все слои общества.

Время — лучший судья. Оно убедительно показало, что эпоха, пришедшая на смену хрущевской, оказалась намного более мрачной, тягостной, безра­достной, заунывной, тоскливой; торжество серости достигло апогея. Время отвергло воскурение фимиама Хрущеву, ореол его непогрешимости, отбро­сило позолоту и мишуру, окружавшую когда-то его личность, сурово осу­дило просчеты. Но оно не зачеркнуло его заслуг, а, напротив, высветило их, позволило по-настоящему оценить то доброе, светлое, что сделал Хру­щев для людей. Поэтому земная слава Хрущева не канула в Лету. Н.С. Хрущев был предшественником грядущего поворота в стране, он : создал для такого поворота немало предпосылок. А то, что он не осме- | лился на более решительные шаги, не столько его вина, сколько беда.

Ю.П. Денисов

Хронология основных событий

1894, 17 апр. Дата рождения.

1918-1920. Участие в Гражданской войне в должности комиссара Красной Армии. 1931. Избрание секретарем Бауманского райкома партии г. Москвы. 1935-1938. Первый секретарь МК и МГК ВКП(б). с 1938. Первый секретарь ЦК КП(б) Украины.

1941-1945. Член военных советов ряда фронтов Великой Отечественной войны. 1953, сент. Избрание Первым секретарем ЦК КПСС

1955. Назначение Председателем Совета Министров СССР.

1956, февр. Выступление с докладом «0 культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС.

1956, нояб. Подавление антикоммунистического путча в Венгрии.

1957, окт. Запуск первого в мире советского спутника.

1961, апр. Полет в космос Ю. Гагарина.

1962, июнь. Расстрел рабочей демонстрации 8 г. Новочеркасске.

1962. Карибский кризис.

1963. Подписание договора о запрещении испытаний ядерного оружия.

1964. окт. Смещение с постов первого секретаря ЦК КПСС и главы правительства СССР.

1971, 11 сент. Дата смерти.


Литература

1. Бурлацкий Ф. Глоток свободы. — М., 1997.

2. Волкогонов Д. Семь вождей. Кн. 1. — М., 1995.

3. Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. — М., 1989.

4. Никита Сергеевич Хрущев. Воспоминания, — М., 1997.

5. Хрущев Н.С. Высокое призвание литературы и искусства. — М., 1963.

6. Хрущев Н.С. О дальнейшем совершенствовании организации управления промыщ. ленностью и строительством. — М., 1957.

7. Хрущев Н.С. Строительство коммунизма в СССР и развитие сельского хозяйства, Т. 1-8. - М„ 1962-1964.

8. XX съезд КПСС и его исторические реальности. — М., 1991.


Леонид Ильич Брежнев

сть в истории деятели, которые становятся лидерами эпохи, воз- J главляют глобальные процессы, реформируют общество или по- ^ S давляют его, выигрывают сражения или на какой-то миг стано­вятся отцами нации. Но есть и такой тип правителей, чья деятельность была полностью адекватна эпохе, что называется, не лучше и не хуже, чем она могла быть. Из государственных лидеров советской эпохи к ним, бес­спорно, относится Леонид Ильич Брежнев.

Крупный организатор, устойчивый, осторожный, спокойный, радушный, хле­босольный, дружелюбный, хороший семьянин, средних способностей, ограни­ченный в плане политической компетентности, хороший тактик, но неважный стратег, до определенного периода очень работоспособный, не чуждый про­стых радостей жизни, не имеющий серьезной гуманитарной марксистской подготовки, с большим опытом бюрократической государственной работы, в том числе со знанием психологии партчиновников и аппаратных интриг, не любящий радикальных перемен и новаций — таким был, по общему мне­нию, Л.И. Брежнев. Этот человек 18 лет руководил страной в самый спокой­ный и стабильный период ее развития, непосредственно предшествовавший эпохе крушения социалистической системы. О жизни генсека написано дос­таточно много работ, научные, публицистические и даже художественные про­изведения. Одни авторы рисуют образ уравновешенной посредственности, осу­ществлявшей общее руководство; другие видят в нем интригана, искусно маскировавшего свои честолюбивые намерения, и законченного подлеца, предлагавшего якобы убить Н.С. Хрущева; наконец, есть исследователи, ко­торые называют Брежнева крупным государственным деятелем, ставшим за­ложником загнивающей политической элиты и собственного здоровья.

Леонид Ильич Брежнев родился 19 декабря 1906 г. в селе Каменском Екатеринославской губернии в семье рабочего-металлурга. Окончив сред­нюю школу в 1922 г., стал рабочим. Однако в этот период металлурги­ческая промышленность переживала тяжелые времена. Начался период осуществления новой экономической политики, предполагавшей первооче­редное развитие сельскохозяйственного производства и легкой промыш­ленности на основе рыночных отношений. Став безработным, Леонид Бреж- нев с Днепропетровщины переезжает в Курск, где учится а Курском землеустроительном техникуме, вступает в комсомол, женится.


В 1927 г. Брежнев окончил техникум и начал продвигаться по земельно* службе. Он работает в Курской области, в Белоруссии, на Урале и везде проявляет себя как квалифицированный работник. В 24 года он стано вится заместителем начальника окружного земельного управления на Урале и занимается организацией завершения коллективизации деревни I в своем регионе. Хотя проблем с землеустройством было предостаточно он неожиданно покидает Свердловск и возвращается на родину, где бук­вально начинает новую жизнь — устраивается рабочим в родном городе Каменском. В своих мемуарах он объясняет этот радикальный поворот а карьере исключительно чувством выполненного долга в сфере сельско­го хозяйства, но совершенно очевидно умолчание о каких-то более кон­кретных и прозаичных мотивах.

Леонид работает слесарем и учится на вечернем отделении метал- I лургического института. Это было время, когда правящая коммунистическая партия форсировала формирование новой технической интеллигенции из рабочих и крестьян, которая должна была прийти на смену так называемой буржуазной интеллиген­ции, потерявшей доверие большевистской партии и попавшей в разряд «вредителей». Леонид Брежнев стал одним из таких новых рабоче-крестьянских выд­виженцев, на которых рассчитывала новая власть. В 1933 г. молодой партгрупорг курса становится ру­ководителем рабочего факультета (рабфака), а по­зднее — директором металлургического технику­ма. Защитив с отличием дипломный проект, Брежнев возвращается на завод инженером — начальникомЩ смены. О его энергии, энтузиазме, трудоспособности, надежности и ком­мунистической преданности писали в заводской многотиражке «Знамя Дзержинки». Учитывая, что тогда Леонид не был не только генсеком, но даже секретарем низового парткома, это свидетельство заслужива­ет доверия.

  Леонид Ильич Брежнев

Леонид Брежнев отслужил год в Красной Армии, где был командиром взвода и политруком танковой роты. Вернувшись в родной Днепродзержинск, он входит в городские и областные структуры власти. Восхождение на политический Олимп будущего генсека началось в трагическом 1937 г., когда молодой по стажу коммунист, вступивший в партию только в 25 лет, занял пост заместителя председателя Днепродзержинского горисполко­ма, заменив репрессированного предшественника. Дальнейшая карьера Брежнева на Украине осуществляется при активной поддержке Первого секретаря ЦК КП(б) Украины Н.С. Хрущева, что сыграло свою роль и в более отдаленном будущем.

В годы Великой Отечественной войны Брежнев — секретарь обкома партии — становится комбригом, полковником, а позднее генерал-майором. Он исправно выполнял функции руководителя партийно-комиссарского аппарата армейских подразделений, ничем особенным не выделяясь. Ког­да осенью 1941 г. Южный фронт потерпел поражение, Брежнев, бывший к тому времени заместителем начальника политуправления фронта, получил назначение на пост начальника политотдела 18-й армии. Это было, ко­нечно, понижение, но лично Брежнев был в этом не виноват. Он делал то, что умел, сообразно обстановке. В личном деле Брежнева сохранилась характеристика, написанная представителем Политуправления Красной Ар­мии по итогам проверки. В ней наряду с позитивными моментами содер­жались такие нелицеприятные оценки: «Черновой работы чурается. Воен­ные знания т. Брежнева весьма слабые. Многие вопросы решает как хозяйственник, а не как политработник. К людям относится не одинаково ровно, склонен иметь любимчиков». Так точно и емко была выражена сущность характера Брежнева задолго до застойных времен.

Единственным ярким пятном в военной биографии Брежнева была оп­ределенная причастность к сражению на Малой земле в районе Но­вороссийска, что в дальнейшем станет важным элементом политики или, точнее говоря, попыток формирования культа Брежнева.

Кстати, следует отметить, что агитационно-пропагандистская кампания вок­руг Малой земли, осуждаемая в современной прессе, не может означать забвения подвига тех, кто сражался и погиб на этом плацдарме. Реаль­ное историческое значение операции заключается в том, что она лишила немецкие войска короткого морского пути поставки ресурсов для армии на Кавказе и сковала значительные силы врага, предназначенные для за­хвата Баку. Брежнев внес свой реальный вклад в эти боевые действия, хотя и не решающий. Спустя годы идеологи власти заставили Г.К. Жуко­ва вписать в свои мемуары фразу о своем «горячем» желании познако­миться с полковником Брежневым на Малой земле, что не могло не выз­вать смеха у всех, кто представлял себе дистанцию между заместителем Сталина и армейским политработником. Для того чтобы «приобщить» Брежнева к разработке войсковых операций уровня фронта и как-то обо­сновать претензии на получение сверхвысокого полководческого ордена «Победа», в пропагандистских изданиях стали подчеркивать его деятель­ность на посту напальника политуправления 4-го Украинского фронта, умолчав о том, что им до 12 мая 1945 г. командовал генерал М.М. Про­нин, а Брежнев возглавил политуправление в мирное время. Единственной заслугой в этом качестве у Брежнева было участие в историческом Пара­де Победы 12 июня 1945 г. в Москве.

После войны Брежнев руководит Запорожским и позднее Днепропетровским обкомом ВКП(б), внеся свой вклад в дело организации восстановления

народного хозяйства. В состав его команды вошли К.С. Грушевой, П.Н. Ц феров, А.П. Кириленко. Возглавив в 1950 г. республиканский ЦК § К давии, Брежнев привел туда многих друзей из Днепропетровска, в том числ» верных сподвижников — К.У. Черненко, С.П. Трапезникова, С.К. Цвигун» Н.А. Щелокова. Надо сказать, что, несмотря на репрессивные кампании того времени, Брежнев не допустил перетряхивания кадров и не был за- мечен в организации репрессий. На XIX съезде ВКП(б) Брежнев неожи­данно для многих становится секретарем ЦК и кандидатом в члены Пре­зидиума ЦК ВКП(6). Сталин предполагал в это время провести очередную террористическую «чистку» и ротацию высших кадров и заблаговремен­но расширил состав секретариата до 10 человек за счет молодых работ­ников, которые должны были заменить подлежащих смене Молотова, Ка­гановича, Ворошилова, Микояна и др. Но смерть Сталина помешала гибели одних и немедленной карьере других. В высшем эшелоне власти проис­ходит новая перестановка кадров. На первые позиции выходят Г.М. Ма­ленков, Н.С. Хрущев и Л.П. Берия, между которыми возникают противо­речия, связанные как со сложностью политической обстановки, так и с претензиями на пост руководителя государства. Брежнев назначается на относительно второстепенный руководящий пост в Главном политическом управлении армии и флота. В этом качестве он пробыл недолго.

В июле 1953 г. в высшей партийно-государственной элите произошел переворот, когда Н.С. Хрущеву удалось отстранить главу карательных ве­домств Л.П. Берия от власти и заложить основу демократизации полити­ческого режима и десталинизации общества. В этом эпизоде принял учас­тие и Брежнев. Он был в составе знаменитой группы маршала Москаленко, арестовавшей в Кремле Берия. Это был, безусловно, достаточно муже­ственный поступок, так как никто не мог знать, чем закончится попытка ареста всесильного хозяина ГУЛАГа. Но генерал Брежнев не прогадал. Хрущев, придя к единоличному руководству партией и страной в 1953 г., не забыл своего верного «политического крестника» и стал постепенно выдвигать его на первые позиции.


В феврале 1954 г. Брежнев избирается вторым секретарем ЦК Компартии Казахстана и становится одним из организаторов освоения целинных и залежных земель. Освоение целины по-разному оценивается в историог­рафии. Одни считают это мудрым шагом, другие глупостью, но в любом случае это, безусловно, было подвигом народа, благодаря которому уда­лось хотя бы на время решить зерновую проблему. Сталинистская груп­пировка в руководстве во главе с В.М. Молотовым предлагала не подни­мать целину в Азии, а направить финансовые и материальные средства на подъем центральных областей России, которые после войны находились в запущенном состоянии. Спустя десятилетия очевидно, что это было не самое плохое предложение, но тогда никто не мог и подумать, как «от­благодарят» национальные республики Москву за ее заботу о подъеме экономики национальных окраин СССР.

Хрущев счел, что распашка абсолютно пустых и безлюдных территорий даст не только экономический, но и идейно-политический эффект, и бро­сил все ресурсы страны в Казахстан — одну из самых бедных республик Союза. Советская молодежь на волне коммунистического энтузиазма обес­печила реализацию замысла. Первоцелинники в сложнейших погодных ус­ловиях при самом минимуме материальных средств и удобств вспахали и засеяли сотни тысяч гектаров степи. И хотя погектарный урожай был ми­зерный, в сумме его хватило, чтобы выйти из зернового кризиса и ликви­дировать угрозу голода.

Вклад Брежнева в решение этой проблемы был замечен, и вскоре он становится Первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, заменив на этом посту П.К. Пономаренко. Это, безусловно, являлось высокой оценкой дея­тельности Брежнева. Энергичный, в то же время уравновешенный и спо­койный, не высказывающий особых претензий и амбиций руководитель пе­ремещается после XX съезда КПСС на работу в ЦК, где становится секретарем ЦК, ответственным за развитие ракетной техники и космонав­тики. Полет в космос первого космонавта планеты Юрия Гагарина стал триумфом не только науки, но и всей социально-политической системы. За определенный вклад в это великое дело Брежнев получил в 1961 г. звание Героя Социалистического Труда.

Во всех внутриэлитных склоках Брежнев решительно поддерживает Н.С. Хрущева. Когда сталинистская группа В.М. Молотова, Г.М. Маленкова, Л.М. Кагановича и других попыталась сместить Хрущева, Брежнев вновь встал на его сторону. Главную роль в победе Хрущева сыграла решительная по­зиция маршала Г. К. Жукова, но и роль Брежнева тоже не осталась не отме­ченной. На июльском 1957 г. Пленуме ЦК он избирается членом Президиу­ма ЦК (тогдашнего Политбюро). В 1960 г. Брежнев замещает К.Е. Ворошилова на почетном посту конституционного главы государства — Председателя Пре­зидиума Верховного Совета СССР. Это была должность, идеально подхо­дившая Брежневу, — он обладал достаточно большими полномочиями, вли­янием, но при этом лично не отвечал за стратегическую линию, которую по политическим традициям советского государства авторитарно определял Пер­вый секретарь ЦК КПСС. Брежнев это прекрасно понимал и на XXII съезде КПСС произнес часовую речь, полную безудержных восхвалений Хрущева. Такая абсолютная, подчеркнутая лояльность Брежнева позволила сделать ему новый шаг в карьере. Хрущев очень часто отсутствовал в Москве. Разъез­жая по миру и стране, он нуждался в квалифицированном и в то же время верном заместителе, повседневно управляющем ЦК и его аппаратом.

Брежнев избирается, точнее, назначается, на очень ответственный пост вто­рого секретаря ЦК КПСС, а на пост советского президента выдвигается


А.И. Микоян, начинавший карьеру при Ленине, продолживший при Стали не и успешно завершивший ее при Хрущеве и Брежневе (как говорили злые остряки, «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича»). Но и Брежнев не был простаком и безобидным исполнителем — такие просто не могли продвигаться в партийном аппарате. В Брежневе была опреде­ленная, весьма удачная мера сочетания карьеризма и здравомыслия, ло­яльности и амбициозности, товарищества и завистливости.

Таким образом, Брежнев успешно работал в партийном и советском ап­парате, ничем не проявляя свои замыслы и внешне не претендуя ни словом ни делом на нечто большее. Вероятно, это устраивало Хрущева, который спокойно держал его при себе в качестве второго лица в государстве, не боясь его интриг. Но Хрущев не учел позиций и амбиций других деяте­лей, которые воспользовались целым рядом серьезных субъективистских просчетов Хрущева и составили заговор руководящих кадров с целью его смещения. Авторитет Хрущева в народе был очень низок, а сам он за­метно устал и стал допускать откровенные сбои и просчеты, в том числе не следил за своими выдвиженцами, не интересовался их мнением, что называется «оторвался от коллектива». Эти обстоятельства благоприят­ствовали замыслу заговорщиков освободиться от зарвавшегося лидера.

По мнению многих исследователей, Л.И. Брежнев играл не самую пер­вую скрипку в организации смещения Хрущева, хотя, без сомнения, прини­мал в этом процессе активное участие. Известно, что он не только со­мневался, но даже впадал в истерику накануне этого события. Еще не были забыты последствия, которые ожидали участников подобных мероп­риятий при Сталине, и не было гарантий, что Хрущев поступит иначе, если сохранит своей пост. В отличие от лета 1953 г. Брежневу было что те- j рять. Если арест Берии занял всего несколько часов, то смещение Хру­щева было значительным политическим актом, зависящим от расстановки ; политических сил в ЦК. Сам Хрущев имел реальные шансы успешно со­противляться, но его погубили самонадеянность и накопившаяся психо­логическая усталость.

Брежнев стал Первым секретарем ЦК КПСС, что было одновременно ло­гичным и неожиданным событием. В состав Президиума ЦК КПСС помимо Хрущева и Брежнева к осени 1964 г. входили Г.И. Воронов, Ф.Р. Козлов,

A. П. Кириленко, А.Н. Косыгин, А.И. Микоян, Н.В. Подгорный, Д.С. Полянс­кий, М.А. Суслов, Н.М. Шверник, В.В. Гришин, Л.Н. Ефремов, К.Т. Мазуров,

B. П. Мжаванадзе, Ш.Р. Рашидов, А.Н. Шелепин, П.Е. Шелест. Из них на пост Первого секретаря могли претендовать Козлов, Подгорный, Суслов и Шелепин. Но первый был болен, второй — малоизвестен в масштабе страны, Суслов желал оставаться главным идеологом партии и не претен­довал на первые роли. Один Шелепин жаждал стать первым лицом и утвердить в стране неосталинский порядок. «Железного Шурика» побаи­валась сама элита и предпочла кандидатуру добродушного Брежнева, от которого не ждали никаких оглушительных перемен. Его воспринимали как промежуточную, временную фигуру, но нет ничего более постоянного, чем временные решения.

Когда на октябрьском Пленуме 1964 г. Брежнев был избран Первым секретарем ЦК, а Косыгин был рекомендован на пост предсовмина, на­ступил период перераспределения кадровых сил и зон их влияния.

Шелепин был вознагражден за антихрущевскую активность и избран членом Президиума ЦК, где он развернул работу по укреплению своих позиций. Шелепин полагал, что, сокрушив Хрущева, ему ничего не будет стоить справиться с аморфным Брежневым. В связи с подготовкой праз­днования 20-летия Победы в Великой Отечественной войне Шелепин пе­редал Брежневу документ, в котором выдвигались требования восстанов­ления «доброго имени Сталина», отказа от ряда положений программы КПСС, ротации кадров, ликвидации совнархозов, установки на жесткую дис­циплину труда; возврата линии на мировую революцию, восстановления дружбы с Мао Цзэдуном, критики идеи общенародного государства и т. д.

Документ по многим позициям был близок Брежневу, но он не спешил его реализовывать, потому что были ясны чрезвычайно авторитарные ам­биции самого Шелепина и, кроме того, Брежнев всегда опасался слиш­ком решительных и однозначных поступков, так как в известной мере он был деятелем центристского плана. Точно так же он отверг плат­форму Ю.В. Андропова, предложившего программу последовательной ре­ализации антисталинских решений XX съезда КПСС. Брежнев выждал не­которое время и постепенно устранил обоих деятелей с определяющих партийно-политических постов. Шелепин возглавил профсоюзы, а Андро­пов занял должность председателя КГБ; хотя это и был важный пост, но он был полностью подконтролен ЦК КПСС. Этими перемещениями Бреж­нев успокоил Косыгина и Суслова. Так наглядно проявилось мастерство Брежнева как аппаратчика — мастера компромиссов и интриг. Это аппа­ратное искусство лавировать между различными силами Брежнев освоил в совершенстве, и оно позволило ему сохранить свой пост на протяже­нии почти двух десятилетий.

В начале своей карьеры Брежнев не только не имел своей программы действий, но даже не стремился ее сформировать, осмыслить, что было достаточно редким случаем даже в отечественной истории. По общему мнению, он был типичным консерватором-традиционалистом в политике. Главная идея, которая пронизывает все решения Брежнева, — это ста­бильность кадров, общества, партии, системы в целом. В беседе с чехос­ловацким деятелем Александром Дубчеком он прямо сказал в ответ на его рассуждения о демократическом социализме: «Не говори мне о со­циализме. Что имеем — держим». Эти слова и деятельность генсека


убеждают в том, что он, по большому счету, не был идейным коммунистом а скорее прагматиком и технократом, работающим в предлагаемых услови ях и волею судьбы попавшим на самый верх политического Олимпа.

Брежнев значительно укрепил власть коммунистической политической ' элиты, официально именовавшейся номенклатурой. Важнейшим элементом системы был партийный аппарат, который подменял выборные партийные и советские органы и руководил всеми политическими организациями. Этот аппарат при ЦК составил более 4 тыс. человек, работавших в более чем i 20 отделах ЦК. Параллельно функционировало около 100 министерств и ведомств. Всего управленческим трудом занималось 18 млн человек, i Советский депутатский корпус всех уровней формировался исключитель­но партийными органами. Советская власть выполняла функцию ширмы \ для всевластия аппарата партии-государства. По многим показателям no- i литическая брежневская система «развитого социализма» весьма напо- I минала сталинскую, но без ее ведущей карательно-репрессивной функ- I ции. Сам Брежнев не был экстремистом или диктатором сталинского образца. Мнение о том, что он реанимировал сталинизм или проводил I неосталинизм, не совсем корректно. Действительно, все, что было апроби­ровано при Сталине и в целом положительно оценивалось, возвращалось немедленно в практику руководства. Но не все хрущевские радикальные реформы были перечеркнуты. Для Брежнева гораздо более важно было j устранить радикальный дух безудержного реформизма, ввести преобра­зования в русло продуманности и постепенности.

В брежневских своеобразных контрреформах особое место занимают решения мартовского Пленума ЦК КПСС 1965 г., положившего начало более или менее научной аграрной политике. Справедливости ради сле­дует подчеркнуть, что эти решения готовились еще при Хрущеве, а при Брежневе парадоксально получили дополнительный импульс как антихру­щевские меры. В результате реализации этого решения крестьяне полу­чили отрезанные ранее у них приусадебные участки, право на пенсию и гарантированную минимальную заработную плату, увеличились закупки сель­хозпродуктов по более высоким ценам, снизилась норма обязательных поставок. Кукурузной эпопее был положен конец, а шарлатана Т. Д. Лы­сенко, наконец, сняли с руководящих научных постов. В целом можно счи­тать, что была предпринята попытка применить на практике идею ленинс­кого продналога к колхозно-совхозному производству.

В сентябре 1965 г. состоялся второй знаменитый Пленум ЦК КПСС, на котором А.Н. Косыгин (Председатель Совета Министров СССР 1964— 1980 гг.) сделал доклад с обоснованием экономической реформы в про­мышленности. Эта реформа также готовилась при Хрущеве на основе идеи экономистов В. Немчинова, В. Новожилова, Л. Канторовича, Е. Либерман& Вдохновленный положительными результатами эксперимента на заводе







Сейчас читают про: