double arrow

Тема 13. Доходы и политика доходов

Распределение доходов и социальная справедливость

Проблема доходов является, пожалуй, наиболее сложной и дискуссионной. Известно, что на определенной ступени развития общество разделилось на различные социальные группы, характеризующиеся существенным экономическим неравенством в доходах, на богатых и бедных. Эта тенденция была обоснована К. Марксом и Ф. Энгельсом в «Манифесте коммунистической партии». Их вывод о том, что богатые становятся богаче, а бедные беднее, по мнению многих современных экономистов, не подтвердился. Однако, несмотря на значительный подъем жизненного уровня большинства населения в развитых странах, существенная неравномерность в распределении доходов сохраняется и сегодня, а благосостояние населения в большинстве стран Азии и Африки в начале XXI в. ниже того, каким оно было в западных странах до промышленной революции.

Современная система распределительных отношений включает в себя два аспекта:

1)распределение произведенного дохода (продукта) между факторами производства и соответственно их собственниками, т.е. функциональное распределение совокупного дохода;

2) персональное распределение доходов.

Персональное распределение доходов представляет собой распределение доходов между различными индивидами и домашними хозяйствами безотносительно к источнику получения этих доходов. Поскольку каждый отдельный индивид или домашнее хозяйство могут одновременно являться собственниками и капитала в той или иной его форме, и труда, персональное распределение является вторичным и находится под влиянием многих институциональных факторов, и в первую очередь института наследования. Оно характеризуется значительным неравенством.

Весь предыдущий анализ позволил нам установить, что совершенная конкуренция на рынках всех благ и ресурсов допускает возможность эффективного распределения экономических ресурсов и произведенных благ. Однако является ли эффективное распределение справедливым? Но что понимать под справедливостью? Истории экономической науки известны четыре подхода к проблеме сочетания эффективности и справедливости.

1. Рыночный подход, согласно которому результаты конкурентных рыночных процессов справедливы, поскольку они награждают тех, кто способнее и трудолюбивее. Иначе говоря, при рыночном подходе более справедливым будет неравномерное распределение в пользу тех, кто вносит больший вклад в конечный результат. Справедливость здесь оценивается исходя из соображений достижения эффективности. Иначе говоря, рыночный способ распределения доходов должен соответствовать эффективности использования определенного фактора производства, которым обладает субъект рыночных отношений. На этой экономически рациональной основе любое распределение признается справедливым и приемлемым. Справедливость рыночного распределения доходов зависит от образа действия его механизма. С максимальной полнотой такой механизм действует в условиях совершенной конкуренции. Господство монополий деформирует рыночное распределение доходов. Соблюдение равных прав, в частности права частной собственности, в рыночных условиях распространяется на изначально разных, «не равных» друг другу людей. Неравные возможности связаны с возрастом, полом, различными физическими и интеллектуальными способностями, обладанием собственностью и т.д., а неравенство возможностей имеет следствием неравенство доходов.

Можно отметить три черты рыночного распределения доходов:

1) оно создает и воспроизводит социально-экономическое неравенство;

2) допускает различные источники доходов;

3) не гарантирует права на жизнь.

Рыночное распределение, таким образом, порождает определенную несправедливость, так как не обеспечивает достойную жизнь вне зависимости от итогов экономической деятельности, хотя и создает сильную мотивацию к труду, инвестированию и предпринимательству. Но как быть со слабыми, инвалидами, пенсионерами, безработными, со всеми, кто не приспособлен к жизни в рыночных условиях? По мнению сторонников этого подхода, перераспределение доходов должно иметь адресный характер, вполне обеспеченные индивиды и домашние хозяйства должны платить за все из своего собственного кармана. Анализ процесса рыночного распределения доходов в развитых странах показывает, что доходы имеют тенденцию к умеренно симметричной кривой, которая получила название «закон Парето».

2. Согласно широко распространенному эгалитарному подходу справедливым считается максимально равномерное распределение благ между людьми (т. е. «уравнительное распределение»). Однако не противоречит ли оно другим целям общественного развития, в частности экономическому росту?

Анализ перераспределительной практики многих стран А. Оукеном показал, что из каждых $3,5 дохода, которых лишаются «верхние» слои населения в результате прогрессивного налогообложения, до «низших» доходит только $1, а $2,5 составляют чистые потери, возникающие по причине снижения эффективности экономики, неоправданно высоких окладов у работников бюрократического аппарата, воровства, расточительства и т.п. «Обремененное многими функциями государство, – отмечает Б. де Жювенель, – в действительности следует принципам перераспределения только при изъятии части высоких доходов, но не при восполнении низких... Чтобы не создавать "привелигированного класса"... государство вынуждено распределять блага и услуги на всех членов общества, дотировать пищу и квартплату как бедным, так и богатым, платить за лечение состоятельных и действительно нуждающихся... Чтобы давать всем, власти должны брать у всех... Низкооплачиваемые семьи в целом получают меньше, чем отдают казне».

Возможности государственного перераспределения таким образом небезграничны. Эти пределы определяются, в конечном счете, суммой двух негативных результатов: а) дефицитом сбережений (и соответственно ограничением инвестиций); б) дефицитом государственного бюджета. Здесь приходится выбирать между двумя по-своему нежелательными последствиями: 1) либо обеспечить решение многих социальных проблем при снижении экономической эффективности рыночного механизма; 2) либо сохранить высокоэффективный, но по-своему несправедливый рыночный механизм. Удовлетворительного для всех решения этой дилеммы нет.

3. Согласно утилитарному подходу, доходы, а значит и товары и услуги, необходимо распределять, максимизируя общую полезность всех членов общества. Данный подход предполагает, что удовлетворенность (извлекаемую полезность из потребления товаров и услуг) разных людей можно измерять, а следовательно, и складывать (кардинализм). Общественное благосостояние равно сумме благосостоянии всех индивидов.

Если допустить, что для каждого индивида известна зависимость его благосостояния от личного дохода, то совокупная полезность общего дохода будет выступать как сумма индивидуальных полезностей, извлекаемых каждым индивидом из своего дохода:

U(I) = U1(I1) + U2(I2) + … + Un(In).

Однако люди различны по образованию, возрасту, воспитанию, опыту, производительности и т.п. Значит, они способны извлекать из одинакового дохода разную по величине полезность. Тогда условием максимизации общей полезности будет неравенство в доходах. Больший доход должен получать тот, кто способен извлечь из него большую полезность.

Данный вариант распределения доходов отвечает достижению высокой экономической эффективности, но не согласуется с социальной справедливостью. К примеру, набор полезностей двух групп населения (59; 1) дает большее общественное благосостояние (хотя благосостояние 1/2 членов общества находится на крайне низком уровне), чем набор (30; 30).

4. В соответствии с роулсианским подходом распределение является справедливым тогда, когда максимизируется полезность наименее обеспеченных лиц. Неравенство в распределении доходов оправдано в той мере, в какой оно способствует росту доходов низкооплачиваемых групп населения.

«Разумное» неравенство в доходах позволяет стимулировать предприимчивых и энергичных людей и на основе возросшего дохода оказывать поддержку социально незащищенным слоям общества. Если благосостояние более обеспеченной группы населения принять за 150 единиц, а наименее обеспеченной – за 50 единиц, то общественное благосостояние, согласно критерию Роулса, равно 50 единицам. Оно будет возрастать лишь по мере увеличения благосостояния наименее обеспеченных граждан вплоть до 150 единиц. Уровень допустимой дифференциации доходов определяется кривой Дж. Роулса.

Измерение неравенства в распределении доходов

Если бы доходы распределялись абсолютно равномерно, то низшая 20%-ная группа населения (нижний квинтиль) получала бы ровно 20% совокупного дохода, 60% населения получали бы 60% дохода, а высшая (тоже 20%-ная группа) ровно такую же долю совокупного дохода – 20%. В действительности же на долю нижнего квинтиля приходилось в США в конце XX в. только 4,2% совокупного дохода, второго – 10%, третьего – 15,7%, четвертого – 23,3%, пятого – 46,9%. При этом высшая группа, состоящая из 5% населения, присваивала 20,1% национального дохода, т. е. больше, чем 40% всех семей, относящихся к нижним группам.

Степень неравенства в распределении доходов демонстрирует кривая Лоренца (рис. 13.1). По оси абсцисс отложим доли групп населения в общей его численности, по оси ординат – доли в национальном доходе.

Рис. 13.1. Кривая Лоренца

Кривая Лоренца представляет собой промежуточную кривую AEFC и дает представление об отклонении от абсолютного равенства, т. е. показывает меру неравенства в распределении доходов. Чем больше изгибается кривая Лоренца, тем сильнее неравенство. Прямая АС, проведенная под углом 45°, говорит об абсолютном равенстве в распределении доходов. Точка В – точка абсолютного неравенства, когда весь национальный доход присваивается весьма узкой группой населения. Самое крайнее положение занимает линия номинального распределения доходов, отражающая наибольшее неравенство. Прогрессивные системы налогообложения обычно смягчают это неравенство.

Количественно степень неравенства в распределении доходов определяют два показателя.

1. Коэффициент концентрации, или коэффициент Джини. Он рассчитывается как отношение площади сегмента, образованного кривой Лоренца и линией равномерного распределения доходов, к половине площади всего квадрата. Чем больше коэффициент Джини, тем больше неравенство. Он изменяется от 0 до 1.

2. Для характеристики дифференциации доходов часто используют разрыв между крайними децильными группами (10% самого богатого населения и 10% самого бедного населения). Отношение уровня дохода лиц, находящихся в верхнем дециле, к. уровню дохода лиц из низшего дециля показывает коэффициент дифференциации доходов.

Экономической науке известны три современные модели распределения доходов (рис. 13.2).

Рис. 13.2. Современные модели распределения доходов

Первая из них (рис. 13.2а) описывает распределение населения по доходам в развитых странах. Это модель демократического рыночного общества, поддерживается мощной социальной группой, обычно называемой средним классом. Графически она напоминает черты одногорбого арабского верблюда: большинство населения имеет средние доходы, а доли бедных и богатых незначительны и равномерно снижаются при удалении от средней.

Общество подобного типа хорошо приспособлено для достижения общественных компромиссов с помощью демократических институтов.

Другая модель (рис. 13.2б) схематично отражает социальное расслоение в странах слаборазвитого капитализма (с диктатурой или неустойчивой демократией). Она имеет вид островерхого треугольника с вогнутыми сторонами, имеющего мощное основание. Ключевая проблема такого общества состоит в трудности создания стабильного механизма выработки общественного согласия. Средний класс там слишком слаб для того, чтобы навязывать всем свое понимание консенсуса, в то время как наиболее бедные слои, хотя и многочисленные, не в состоянии сформировать достаточную политическую силу, способную придать направленность ожидаемым преобразованиям.

Слабость среднего класса приводит к возникновению препятствий для демократических процессов. Выработка общественного консенсуса между богатыми и бедными почти невозможна. Подобная ситуация рождает две объективные тенденции:

1) тенденцию к возникновению диктатуры военного типа, стремящейся реализовать преимущественно интересы высших слоев;

2) тенденцию к революционной диктатуре, реализующей интересы беднейших слоев.

Распределение населения по доходам в современной России с переходной экономикой (рис. 13.2в) напоминает двугорбого верблюда. Первый горб связан с формированием высоких доходов определенных групп населения в советский период. Второй горб появился в результате первоначального накопления капитала. В начале 1990-х гг. он сильно выгнулся потому, что удачные коммерческие сделки в сфере денежного и товарного обращения приносили много больше, чем производственные капиталовложения. Между этими горбами оказалась впадина, куда попала основная часть населения. В результате таких преобразований не только не возник средний класс, но и дифференциация населения оказалась весьма резкой, что значительно сократило социальную базу проводимых реформ.


Сейчас читают про: