double arrow

Социальные последствия


Они трудно исчислимы и не только потому, что регистриру­ются разными службами общества и не обобщаются в дальней­шем. Во-первых, в связи с тем что не всегда четко видна роль наркотизации как таковой. Весьма часто разрушительным дей­ствием обладает совокупный фактор, где наркотизация — лишь составляющая, и весомость ее установить трудно. Можно, на­пример, назвать процент, в котором состояние интоксикации имело место в том или ином виде преступления (воровство, ху­лиганство, убийства и т. д.), но до сих пор нет (и вряд ли будет) итога дискуссии: облегчающую, предопределяющую роль в преступлении играло опьянение или криминальная личность проявила бы себя и вне связи с наркотизацией. В психиатри­ческих исследованиях отмечается, что диагнозы алкоголизма, наркомании, социопатии (антисоциальная личность) нередко Устанавливаются одной и той же личности последовательно или одновременно. Факторный анализ показал достоверную положительную связь каждого диагноза с двумя другими [Weis-пег С., 1992]. Во-вторых, количественно оценить качество все­гда трудно, поэтому многообразные социальные следствия




2* 19

наркотизации подсчитать невозможно. Мы можем исчислить стоимость ДТП и испорченного оборудования. Но как мы оп­ределим, например, неполучение профессии и неквалифици­рованный в последующем труд, падение продуктивности и ряд других потерь, мера которых отсутствует, как отсутствует мера нарушенных отношений с близкими?

Следовательно, наше знание последствий наркомании в основном качественное, основанное на практических наблю­дениях, на тех сведениях, которые накопили психиатры и

наркологи.

Непосредственный социальный результат вызывается сни­жением энергетического потенциала больных наркоманией. Они не в состоянии выполнять свои обязанности не только потому, что поиск наркотика требует отлучек и занимает мно­го времени. Больной способен к продуктивной деятельности, лишь находясь под действием привычного наркотика и только в начале заболевания. Это считанные часы, после чего мысли сосредоточиваются на том, как принять следующую дозу, по­этому большинство наркоманов не работают. Иногда они чис­лятся на работе, изредка на ней появляясь, иногда «оформля­ют» себе некое место работы. В меру бытовой неприхотливо­сти, нетребовательности — предмет расходов совершенно иной — они живут на содержании своих родственников.

Антисоциальность больных предопределена двумя факто­рами. Первый — потребность в деньгах, при том что больной наркоманией, как правило, не имеет легальных заработков. «Семья» — постоянная группа наркоманов — требует взносов, обычно наркотиком, добыча наркотиков — очень больших де­нег. Некоторая часть больных обеспечивают себя и «семью» перепродажей наркотических средств, их перевозкой, переда­чей от производителей торговцам. Однако этот способ чаще, чем другие, заканчивается задержанием и осуждением, поэто­му наркоманы неизбежно становятся на путь других уголов­ных преступлений, более опасных для общества (см. далее).



Второй фактор антисоциальности — личностные измене­ния, наступающие в результате наркотизации (здесь мы не ка­саемся преморбидных особенностей личности, нередко также антисоциальных). Особое значение приобретают искажения эмоциональной сферы, преобладающие злобные чувства, по­требность в мщении, разрушении. Эти чувства легко, взрыво-подобно возникают и выражаются крайними, грубыми фор­мами.

Прозелитизм больных наркоманией известен. Если каж­дый из них «заражает» 5—17 человек, то можно быть уверен­ными, что большая из этих ориентировочных цифр характер­на для среды подростков. При этом играют роль и корыст­ные, и бескорыстные мотивы. Получающий удовольствие от наркотика иногда испытывает потребность «осчастливить»

лоугих. В. А. Горовой-Шалтан хорошо описал это состояние, особенно наблюдающееся у медицинских работников. По данным А. А. Габиани, 78,7 % сиблингов также злоупотребля­ют наркотиками. В наших наблюдениях частыми случаями являются супруги, реже — сошедшиеся пары, употребляющие наркотики; при этом чаще больной муж «заражает» здоровую жену. И, как известно, больные наркоманией ищут близких отношений с медицинскими работниками. Здесь уже про­сматривается корыстный мотив — облегчение совместного до­бывания наркотиков. Корысть и в тех случаях прозелитизма, когда в наркотизацию вовлекается материально обеспечен­ный человек, подросток из обеспеченной семьи.



Прозелитизм определяется средой. Так, в наше время ме­дицинская среда отчуждает больного наркоманией: заболев­ший вызывает или сочувствие, или осуждение, но не желание подражать. Легко распространяется наркотизация в среде пре­ступников, богемы, в группах профессионального риска, где есть соответствие тем побудительным мотивам, которые пред­располагают к злоупотреблению (см. Часть IV). Но особо вы­ражен прозелитизм в среде подростков, в их группах с асоци­альным и девиантным поведением, что также соответствует побудительным мотивам и личностным особенностям таких детей (см. Часть IV).

Оказываются социальными и биологические последствия наркотизации. Ранняя смерть, другие расстройства требуют лечения. Стоимость наркомании только органам здравоохра­нения у нас можно представить по следующим цифрам. Заре­гистрированного больного наркоманией неоднократно в тече­ние года госпитализируют в психиатрическую больницу (это помогает ему уйти от давления со стороны милиции), где он проводит с перерывами иногда и до 200 дней; стоимость дня достаточно высока. При передозировках, отравлении наркоти­ком вытрезвление в токсикологическом пункте обходится до­роже плюс последующее пребывание на койке в течение 2— 5 дней. Незарегистрированный пациент обращается за меди­цинской помощью в больницы другого профиля, в отделения «скорой помощи» или в случае расстроенного здоровья (см. Часть II), или симулируя состояние, при котором требуется введение наркотика. Кроме того, в поисках назначений нар­котически действующих веществ (снотворных, транквилизато­ров), рецептов эти больные являются частыми посетителями амбулаторных приемов. Без сомнения, и острые, и хрониче­ские биологические последствия наркотизации, мимикрируя как расстройства здоровья различной этиологии, есть весомая составляющая в системе здравоохранения — это следует из других данных.

Так, в общей массе лиц, получивших травму (и легкие ам-Улаторные случаи, и летальные), многие находятся в различ-

ной степени интоксикации транквилизаторами; общесомати­ческие больные, госпитализированные в стационар, могут иметь различные наркотики в крови. У поступающих в психи­атрические стационары США в 10 % случаев обнаружена та или иная степень концентрации наркотических веществ. Сре­ди лиц, госпитализированных по поводу острого психоза, час­то оказываются больные наркоманией. Среди больных алко­голизмом, поступающих в стационары общетерапевтического профиля, наркотическая интоксикация фиксируется (там, где проводится соответствующее лабораторное исследование) в 25 % случаев.

Остановка в интеллектуальном развитии подростков ведет к неспособности осуществлять квалифицированную профес­сиональную деятельность (см. Часть II), т. е. ставит проблему социальной полноценности поколения.

Высокая смертность в производительном возрасте, помимо эмоционального впечатления, имеет и экономическое содер­жание (непроизведенный доход). Все больше растет число на­блюдений случайного отравления наркотиками при контра­бандной перевозке в заглатываемых капсулах или в пакетах, помещаемых в прямую кишку. Капсулы вмещают по 3—6 г наркотиков (их число свыше 100), пакеты содержат до 200 г наркотиков. Ожидается выход капсул естественным путем, но вероятна непроходимость кишечника. В связи с тем что эндо­скопическое удаление капсул опасно из-за возможного их по­вреждения, в подобных обстоятельствах необходима хирурги­ческая операция. При их обнаружении дают также рвотные средства (с обильным теплым питьем) или слабительное. Но и при таком удалении не исключены разрывы упаковки. Сим­птомы острого отравления развиваются молниеносно; смер­тельно содержимое даже одной капсулы.

Подсчитываются обычно случаи смерти, последовавшие непосредственно за введением препарата, «на игле». Причины многочисленны (см. главу 4). Смерть может наступить даже при первом введении наркотика из-за индивидуальной непе­реносимости или слабости сердечно-сосудистой и дыхатель­ной систем, аллергии, при привычной наркотизации при аутоаллергии. Нередки случаи фальсификации наркотика, на­личие примесей при кустарных приготовлениях и очистке. Кроме того, причиной смерти «на игле» бывает передозировка при домашней обработке сырья, когда активность вещества определяется на глазок, точнее — на вкус. Поскольку все нар­котики на черном рынке часто фальсифицируются, диагно­стика затруднена. Исследование наркотика, купленного на улице Лос-Анджелеса, показало примесь 15 веществ больше чем в 50 % образцов. Это были ацетилсалициловая кислота, бура (борная кислота), лидокаин, прокаин; героин разводится также тальком, сахаром, антигистаминовыми препаратами,

бензодиазепамом, амфетаминами. Образцы «кокаина» оказа­лись смесью кофеина, эфедрина. В наркотик добавляют суль­фат магния, сульфат бария, соду и даже стиральный порошок. В России в героин добавляют димедрол. Распространено кус­тарное производство. Технология при этом оставляет в препа­рате опасные вещества, более токсичные, чем сам наркотик. Так, следствия как острой, так и продолженной интоксикации наркотиками искажаются технологическим отравлением ук­сусным ангидридом и металлами при кустарной обработке опиатов. Получаемая таким образом «султыга» после несколь­ких инъекций может вызывать токсические гепатит и нефрит. При кустарной обработке эфедрина токсичным, очень актив­ным агентом оказывается марганец.

В результате приема обработанного хлористоводородной кислотой и эфиром карандаша- ингалятора возможны гипер­термия, боль в суставах и мышцах, головная боль, покрасне­ние и боль в глазах, нарастание лейкоцитоза, синовита и хон-дрита во всех суставах, нистагма, атаксии, что объяснить только действием эфедрина затруднительно. Известны случаи отравления свинцом (острый психоз, свинцовая энцефалопа­тия, свинцовый гепатит) не только при вдыхании бензина, но и при использовании кустарно приготовленного метамфета-мина. Даже нерегулярное употребление опия, загрязненного металлами, вызывало гепатотоксические реакции, невропа­тии; исследование некоторых образцов в Индии обнаружило высокое содержание мышьяка как в самом опии, так и в кро­ви, моче, ногтях и волосах заболевших.

В связи с этим во многих случаях точнее было бы свиде­тельствовать об опасных биологических последствиях как о сопутствующих наркотическому опьянению токсических реак­циях на дополнительные вещества.

Экспертные оценки по понятным причинам осложнены. При госпитализации истинная причина расстройства здоро­вья^ прием наркотика или той смеси, которую «попробовав­ший» считал наркотиком, скрывается. Объективный лабора­торный анализ, обязательный в токсикологических центрах, в Других медицинских учреждениях проводится не всегда. " случаях смерти оценка нередко затруднена (наличие микро-Дозы дизайн-наркотика) или поверхностна. Указывается непо­средственная причина летального исхода. Так, по материалам судебно-медицинской экспертизы Москвы, смерть подрост-v°b в опьянении летучими наркотически действующими ве-Ществами проходила по графе «острая сердечная недостаточ­ность».

Отдаленные причины смерти при злоупотреблении наркотиками вызываются не только расстройством соматоневрологических функций, но и расстройством психики. Помимо смер-несчастных случаев в остром психотическом состоянии, здесь следует назвать самоубийства как результат депрессии, дисфории. Больных наркоманией относят в ту же группу рис­ка по самоубийству, что и больных депрессией, пожилых и одиноких лиц, т. е. в группу наиболее высокого риска. Пола­гают, что и для больных наркоманией, и для суицидентов ха­рактерны общие личностные черты — импульсивность, неус­тойчивость психики, интерперсональные трудности. И нарко­мания — это «растянутое» самоубийство. Во многих странах на большом статистическом материале подтвержден паралле­лизм роста алкоголизма, наркомании, убийств и самоубийств. Риск самоубийства возрастает при алкоголизме в 200 раз, при наркоманиях — в 350 раз. Общая летальность при алкоголизме возрастает в 2—10 раз, при наркоманиях — в 30 раз. Злоупот­ребление алкоголем сокращает жизнь на 15—20 лет; злокаче­ственность наркотиков настолько превышает вред алкоголь­ных напитков, что при злоупотреблении наркотиками исчис­ляется не сокращение жизни, а ее длительность и длитель­ность жизни наркомана — 5—10 лет. Различные методы под­счета дают разное освещение смертности.

Искажение семейных связей — обязательное следствие наркомании. Семья для больного наркоманией — источник дохода, крыша над головой. Душевные связи утрачиваются. Отношения становятся в лучшем случае холодными, а при со­противлении семьи наркотизации — враждебными. Это про­исходит тем скорее, чем скорее наступают эмоциональные расстройства у пациента, утрачиваются нравственные крите­рии. Собственную семью больные образуют редко, с прагма­тическими целями. Неслучайна частота связей и браков с ме­дицинскими работниками. При этом больные стараются во­влечь в наркотизацию партнера. Обычная же ситуация — про­живание в семье родителей с повседневными сценами сканда­лов, хищение пенсии, вещей, превращение дома в притон для неизвестных родителям лиц, приносящих, покупающих, при­нимающих наркотики и т. д. В дальнейшем эти сообщества определяются, складываются в «семьи» больных наркоманией. «Семья» здесь также функциональное образование, цель кото­рого — наркотизация в наиболее безопасных условиях, облег­чение в добыче наркотиков. «Семья» имеет свой «дом», кото­рым может быть не только обезлюдевшая квартира, но и под­вал, чердак, изолированное строение, свои пути и связи для доставания наркотиков, свои способы добычи денег для этого. В «семье» возможны и сексуальные отношения, обычен про­мискуитет, нередко гомосексуализм.

Если собственная семья образовалась до начала наркотиза­ции, то с началом злоупотребления она распадается очень бы­стро, если другой супруг наркотиков не принимает.

В силу этих обстоятельств проблема потомства больных нар­команией не стоит так остро, как проблема детей, больных алкоголизмом, и детей из пьянствующих семей. Сами больные наркоманией обычно не хотят иметь детей, хотя инстинкт жен-тин не всегда контролируется разумом. Но в целом их потом­ство численно незначительно, как и патогенное влияние на де­тей обстановки воспитания ввиду скорого развода. Неполная семья для ребенка менее опасна, нежели семья, где злоупотреб­ляют наркотическими средствами. Однако, поскольку растет наркотизация женщин, проблема потомства злоупотребляю­щих наркотиками будет также возрастать. Социальными по­следствиями рождения и воспитания их детей будет снижение интеллектуального, нравственного и экономического потен­циала общества — утраты, которые, как и многие другие, под­счету недоступны. В разрушении семьи, в необразовании семей нужно видеть также уменьшение стабильности общественных отношений, социальной устойчивости, что связано с такими нежелательными явлениями, как бродяжничество, незанятость, подверженность криминальным влияниям и многими другими.

Рост заболеваемости наркоманией, образование черного рынка наркотиков вызывают глубокие социально-экономиче­ские изменения в обществе не только потому, что общество теряет граждан, которые лишаются здоровья, производитель­ных функций, становятся преступниками, но и потому, что это пагубно действует на окружающих. Изменения в обществе в связи с наркотизмом разнообразны и наблюдаются на всех уровнях. Например, в Боливии, Афганистане, Таджикистане резко сократилась продукция сельского хозяйства, так как многие крестьяне переместились в районы выращивания нар­котика1. Во всех случаях итогом роста наркотизма являются искажение традиционных нравственных ценностей, образа жизни, разрушение семьи и потеря работы, накопление «гряз­ных» денег, теневая экономика, коррупция. Доходы мировой наркотической мафии, как полагают экономические эксперты ЕЭС (1989), равны военному бюджету США или половине го­сударственных расходов Франции. Терроризм в мире матери­ально подпитывается торговлей наркотиками и наркотизацией террористов. Лица, по должности борющиеся с наркотиче­ским бизнесом, нуждаются в телохранителях. В некоторых странах ведется война между армией государства и частной армией торговцев. Другие уже потеряли экономическую и по­литическую стабильность вследствие подчинения государст­венного аппарата наркотической мафии через коррупцию.

Тяжелейшим социальным следствием наркотизации явля­йся рост преступности в населении.







Сейчас читают про: