double arrow

Антидискриминационная теория


Томпсон (2003а, 19) утверждает, что важным аспектом многих дискри­минаций является история учений, содержавших широко распространенные предположения о неполноценности определенных биологических категорий. Современная социальная наука пытается оспорить ложные биологические теории, являющиеся основой дискриминации различных социальных кате­горий, и осмысливает социальные конструкции, вызывающие дискримина­ционное поведение. В ряде исследований расы и этническая принадлежность рассматриваются как факторы социальных отношений и социальной струк­туры. Бэнтон (1987) показывает, что в Европе понятие «раса» ассоциирова­лось с происхождением. В колониальные времена были предприняты попыт­ки различить расовые типы. В XIX в. расовые типы стали рассматриваться с позиций эволюционных идей в биологии. Считалось, что расы имеют отно­шение к различным эволюционным направлениям развития, ипоскольку они ассоциировались с социальным статусом, то более преуспевающие и доминирующие общественные группы претендовали на превосходство над другими. При межрасовых контактах в обществе превосходство и более низ­кое социальное положение стали связывать с классовыми позициями. Наме­тился переход от теорий, оправдывающих превосходство биологических раз­личий между «расами». Слово «раса» часто заключают в кавычки, чтобы по­казать недостаточную обоснованность его использования в качестве описа­тельного и аналитического термина к осознанию культурных и социальных различий.





Дискриминация означает идентификацию индивидов и групп по опреде­ленным признакам и менее терпимое к ним отношение, чем к лицам и груп­пам с общепринятыми характеристиками. Важным аспектом антидискрими­национной теории является анализ истоков дискриминации. Известны много­численные факты дискриминации и угнетения на основе расовых и этничес­ких признаков по всему миру. И изменения, начавшиеся в 1980-х гг., подчер­кивают это (Пилкантон, 2003). В результате усиления миграции культурные и этнические группы вступают в контакт более экстенсивно. Озабоченность по поводу дискриминации первоначально связывалась с неравенством, особен­но на рынках жилья и занятости, в дальнейшем она стала ассоциироваться с институциональным расизмом. Это указывает на то, что опосредованная дис­криминация в значительной степени обусловлена моделями социальных от­ношений, в которых предпочтение оказывается этническим группам, со­ставляющим большинство. Такое предпочтение отчасти характерно для таких учреждений, как полиция, учреждения здравоохранения и социального обес­печения, школы, правительственные учреждения. Оно проявляется также в сферах трудоустройства, управления и политического руководства. Меньшин­ства могут исключаться из главных экономических и социальных систем и оказаться в экономически и социально изолированных территориальных об­щинах. Зачастую проблемы этнических меньшинств ассоциируются с этни­ческими меньшинствами. Поэтому этнические меньшинства ассоциируются с экономическими и социальными проблемами изолированных общин. Куль­турные представления, распространяемые средствами массовой информации, литературой и кино, связывают изоляцию с жизнью меньшинств.



В современных расовых теориях (Рекс и Мэсон, 1986) представлены мно­гие социологические, психологические и биологические перспективы.

Некоторые теории межрасовых отношений являются по своей сути плюра­листическими, т.е. предполагающими возможность равноправных и справедли­вых отношений между расами и этническими группами. Такие теории зачастую концентрируются не на социальном неравенстве, а на культурных и социальных различиях и многообразии. Следствием теории является практика социальной работы, основанная на уважении и чуткости к культурному и этническому свое­образию. Для такой практики характерно стремление к социальным отношени­ям, основывающимся на культурах различных этнических групп.

Иной позиции придерживаются представители марксисткого, или классо­вого, подхода. По их мнению, социальные отношения должны быть конфлик­тными, так как одна доминирующая группа угнетает другие группы. В связи с этим появилось множество работ по расовым конфликтам и расизму как фе­номену. В основе социологического анализа расовых взаимоотношений лежат классовые и статусные различия. Сторонники марксисткой теории рассматри­вают расизм как совокупность определенных идеологий и социальных процес­сов. Согласно их представлениям дискриминация основана на теориях о раз­личной расовой принадлежности (Соломос, 2003, //). Доминелли (1997) оп­ределяет личностный, институциональный и культурный расизм как элемен­ты таких процессов и идеологий, а Соломос отмечает смещение акцента с биологического превосходства на культурное. Расизм как феномен, существу­ющий на протяжении всей истории (Баузер, 1995), воздействует на различ­ные общества по-разному.




Антирасистские перспективы

В табл. 13.1 представлены антирасистские перспективы, которые можно ис­пользовать применительно к большинству угнетенных групп.

Ассимиляция предполагает усвоение иммигрантами культуры и стиля жиз­ни страны, в которую они иммигрировали. Если вновь прибывшее население доминирует над коренным населением, то ассимиляция будет происходить в направлении первых (например, в Австралии, см. Ле Свер, 1970). Таким обра­зом, главной является доминирующая культура. Смолл (1989) советует им­мигрантам сначала идентифицировать себя со своими культурой и стилем жизни, а затем заменить ее на культуру и стиль жизни новой страны. Херберг (1993) называет это аккультурацией (асси/(игаПоп). Исайи (1997а) отмечает, что термин «ассимиляция» слишком узок и лучше использовать термин «со­циальное врастание».

Исайи упоминает о переплетении социальных структур малых и больших этнических групп, культур и идентичноетей, ведущих к взаимодействию групп меньшинств и доминирующего населения, которое выгодно в экономическом и культурном отношениях.

Перспективы ассимиляции предполагают культурный дефицит, когда пер­воначальная культура не развивает умений и знаний для адаптации в новом окружении. Это делает различия болезненными и приводит к предположению об ущербности культуры меньшинства. К примеру, представители доминиру­ющей культуры могут считать, что в группах этнических меньшинств недоста­точно хорошо ухаживают за детьми или что притеснение женщин в мусуль­манских семьях противоречат образу жизни западного общества. Это ведет к патологизации поведения темнокожего населения (Сингх, 1992). Пример — «обвинение жертвы». Власть используется в данном случае, чтобы снять с по­вестки дня вопрос о притеснении, для того чтобы социальные агентства не трактовали его как проблему. Херберг (1993) считает, что социальные работ­ники должны понимать культурные истоки проблем и работать по изменению и развитию способностей к управлению в новом обществе. Работая с правона­рушителями, социальные работники должны обеспечивать подготовку и со­здание механизмов социального контроля для поддержания аккультурации.

Большинство антирасистских подходов являются структуралистскими, как, например, антирасистская концепция Доминелли (1997). Дженкинс (1998) рассматривает антирасистский подход как конфликтный, поскольку предпо­лагается, что в центре его будет увеличивающийся конфликт между группами за ресурсы и власть. Критика антирасистских подходов имеет много общего с критикой структуралистских перспектив. Перспективы этнической и культур­ной чуткости и перспективы темнокожего населения часто включают в себя элементы структурных перспектив, но фокусируются на культурном и соци­альном доминировании, а не на экономическом и классовом анализе. Струк­турные теоретики считают, что этнокультурные перспективы дают неадекват­ную оценку расизма. Одним из аспектов чуткости является подчеркивание вклада темнокожего населения в историю социальной работы (Карлтон-ЛаНей, 1994, 2001; Мартин и Мартин, 1995). Ахмад (1990. .?) считает, что социальным работникам следует изучать опыт и работы представителей темнокожего насе­ления. Мы должны сконцентрироваться на работах и опыте, которые выража-


го


Таблица 13.1. Антирасистские перспективы (по Дэнней, Доминелли, 1997)


1983, 1991; Эли и Дэнней, 1987; Дженкинс, 1988; Гоулд, 1944;


Перспективы Пояснения Практическое значение
Ассимиляция: мигранты или меньшинства усваивают культуру и стиль жизни большинства Мигранты идентифицируют себя с культурой и стилем жизни страны происхождения и заменяют ее на культуру и стиль жизни новой страны Социальное врастание (Исайи, 1997а) связано с перемешиванием социальных структур меньшинст­ва и большинства, культур и идентичностей, взаи­модействием между группами меньшинств и эт­ническим большинством, что дает экономический и культурный выигрыш. Мод&гъ культурного де­фицита предполагает, что культура иммигрантов не обе-спечила им необходимых навыков для вхождения в новую культуру (например, знание языка, забота о детях), в результате чего происходит патологизация поведения представителей меньшинств Социальные и личностные трудности, с кото­рыми сталкиваются социальные работники, зачастую интерпретируются как неудачи при замене, аккультурации или врастании или считаются результатом культурного дефицита
Либеральный плюрагизж. все группы должны сосуще­ствовать, их равные воз­можности должны обеспе­чиваться законодательны­ми и административными методами Иммигранты и притесняемое темнокожее населе­ние страдают от множества лишений вследствие приниженного положения на рынке труда Зачастую к этническим меньшинствам относятся так же, как к этническому большинству. Это заду­мано отчасти для того, чтобы предотвратить нега­тивную «реакцию белых» на политику выделения социальных субсидий для нужд темнокожего населения и других групп (Эли и Денней, 1987, 77) Социальная работа должна обеспечивать рав­ный доступ к получению услуг и специальной помощи для улучшения социальных условий в виде компенсации за многие лишения
Культурный паюрализж все группы должны сосуще­ствовать, поддерживая культурные традиции Должны поощряться развитие разнообразных культурных моделей, а также распространяться знания, опыт и понимание различных культур Для практики имеют значение мультикульту-рализм, изучение разных культур, этническая и культурная чуткость

Социальные работники изучают собственные проявления расизма, а также анализирует властные отношения в конкретной ситуации При работе с темнокожим населением необходимо воспринимать их социальные ценности и ожидания
Бороться с проникновением расизма в социаль­ные агентства и другие организации; изменять механизм контроля на механизм поддержки, а также практику и ценности социальной рабо­ты, поддерживая антирасистскую практику; выявлять проявления расизма и бороться с ни­ми; работать в союзе с территориальными об­щинами и организациями представителей эт­нических меньшинств, следуя их приоритетам Оказывать помощь представителям темноко­жего населения и территориальным общинам; участвовать в развитии предоставления услуг и практической деятельности; рассматривать перспективы темнокожего населения как до­минирующий фактор в политике при приня­тии решений и практической деятельности; раскрывать вклад темнокожего населения в развитие общества и социальной работы
Структуралистская перс­пектива: этнические и куль­турные различия усилива­ются при экономическом и культурном доминирова­нии групп элиты
 

Этнические и тендерные различия являются осно­вой для экономического и социального домини­рования определенных групп

Власть находится в руках элиты, и политика прово­дится таким образом, что притеснение мень­шинств, ведущее к институцианализации расизма и дискриминации, не признается
Расизм и другие виды дискриминации проникают в общество и влияют на обучение, идеологию и практику социальной работы. Необходимо утверж­дать антирасистский подход (Доминелли, 1997)
 
 
 
Перспективы темнокожего населения: темнокожее насе­ление и этнические мень­шинства развивают само­бытные перспективы в об­ществе на основе своих истории и опыта
 
В направлениях социального развития и предостав­ления услуг следует учитывать перспективы темно­кожего населения. Группы меньшинств имеют «эпистемическую» привилегию, которая предпола­гает, что они наиболее четко осознают жизненный опыт. Другие группы должны бороться за достиже­ние подобного понимания (Нарайян, 1994). Власть проявляется в языке и дискурсах, поддерживающих предположения, связанные с притеснением

и)


ют и разъясняют историю притеснения темнокожего населения, опыт расиз­ма и безвластия, а также достижение расового равенства и справедливости.

Практика должна подчеркивать осознание темнокожим населением своего опыта, особенно при оценке этапов социальной работы. Это должно разъяс­няться агентствам и более широко представляться в рамках социальной рабо­ты. Практическая работа предоставляет возможность активного участия (см. гл. 13). Ресурсы, предлагаемые темнокожими социальными работниками, темно­кожим сообществом и организациями темнокожих, являются источником изменения положения темнокожего населения. Социальные работники долж­ны также проводить исследования и работать над законодательным обеспече­нием и политическим развитием. При таком подходе нужды темнокожего на­селения и территориальных общин смогут быть включены в программы разви­тия, в системы и практическую деятельность. Социальные работники должны быть чуткими к перспективам темнокожего населения и мировому опыту, а также стараться использовать опыт практической деятельности в рамках этих перспектив. Этому могут способствовать практические методы. Например, Мартин (1995) показывает, как процесс исследования «устной истории» от­дельной личности в контексте семьи и микросоциальной среды может вклю­чать перспективы темнокожего населения и микросоциальной среды в про­фессиональную диагностику. Необходимо сосредоточить усилия для того, что­бы развивать и использовать данные социальной науки о темнокожем населе­нии, соответствующие их пониманию мира (Робинсон, 1995). Мы должны избегать мнений о том, что существует лишь одна культура меньшинства, или что каждая группа имеет только одну культуру, и в каждом случае исследовать диапазон взглядов (Гросс, 1995).







Сейчас читают про: