Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Понятие и значение объекта преступления




Объект преступления— это то, на что направлено посягательство, че­му причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступления. Объектом преступления признаются важнейшие социаль­ные ценности, интересы, блага, охраняемые уголовным правом от пре­ступных посягательств. В Общей части уголовного закона (ст. 2 УК) да­ется обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны. К ним относятся права и свободы человека и гражданина, собственность, об­щественный порядок и общественная безопасность, окружающая сре­да, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. Этот обобщенный перечень конкретизируется в Особенной части уголовно­го закона, прежде всего в названиях разделов и глав УК, поскольку Осо­бенная часть УК построена по признаку именно объекта преступления. Здесь указываются конкретные охраняемые уголовным законом права и свободы человека и гражданина (жизнь, здоровье, свобода, честь и до­стоинство личности, половая неприкосновенность и половая свобода, конституционные права и свободы граждан и др.), а также важнейшие общественные и государственные интересы, которым причиняется или может быть причинен существенный вред в результате преступных пося­гательств (собственность, экономические интересы общества и госу­дарства, здоровье населения и общественная нравственность, государ­ственная власть и интересы государственной службы, интересы право­судия, порядок управления, порядок несения военной службы и др.).

Понятие «объект преступления» тесно связано с сущностью и поня­тием преступного деяния, его признаками и прежде всего основным ма­териальным (социальным) признаком преступления — общественной опасностью. Преступным может быть признано только то, что причи­няет или может причинить существенный вред какому-либо социально значимому благу, интересу, т.е. то, что, с точки зрения общества, являет­ся социально опасным. Если деяние не влечет за собой наступления кон­кретного ущерба или не несет в себе реальной угрозы причинения вреда какому-либо охраняемому уголовным правом интересу либо этот вред


Раздел третий. Преступление

явно малозначителен, такое деяние не может быть признано преступ­лением. Таким образом, нет преступления без объекта посягательства.

Без объекта преступления нет и состава преступления. Четырехчлен­ная структура состава преступления (объект, субъект, объективная сторо­на, субъективная сторона) требует при квалификации деяния первооче­редного установления объекта посягательства — того, чему этим деянием причинен или может быть причинен существенный вред. При отсут­ствии конкретного адресата посягательства в виде определенной соци­ально значимой ценности, охраняемой уголовным законом, не может ид­ти речь о составе какого-либо преступления.




Понятие «объект преступления» тесным образом связано и с важ­нейшим признаком объективной стороны преступления - обществен­но опасными последствиями. Общественно опасные последствия — это определенный вред, ущерб, причиняемый или могущий быть причиненным какому-либо социально значимому благу, интересу. Об­щественно опасные последствия высвечивают, материализуют (в фило­софском понимании этого слова) сущность и специфику конкретного объекта посягательства.

Глубокая разработка понятия и сущности объекта преступления харак­терна для русского, в том числе советского, уголовного права. Это связано с тем, что русская школа уголовного права уже давно строит концептуаль­ный каркас теории на позиции материального определения преступле­ния, т.е. понятия, опирающегося прежде всего на признак общественной опасности. Хотя в русском уголовном законодательстве начала прошлого века давалось формальное определение преступления1, видные предста­вители российской юридической науки уделяли большое внимание раз­работке понятия объекта преступления (В.Д. Спасович, А.Ф. Кистяков-ский, Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев и др.).

Советская школа уголовного права в течение нескольких десятилетий придерживалась концепции объекта преступления, восходящей своими ис­токами к первым законодательным актам советского государства (в част­ности, к Руководящим началам по уголовному праву РСФСР 1919 г.). Суть концепции заключается в том, что под объектом преступления понима­ются охраняемые уголовным правом общественные отношения2. Эта по­зиция сохраняет свою значимость и сегодня, и даже новейшие учебники



----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- ;--------------------------------------------------------- 1------------------------------------------------- ■><

Статья 1 Уголовного уложения 1903 г. определяла: «Преступным признается дея­ние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания» (Российское законодательство ХТХХ веков. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. М., 1994. С. 275).

Наиболее ярко эту концепцию отразили в своих трудах классики отечественной школы уголовного права советского периода А.А. Пионтковский и Б.С. Никифоров. См.: Пионт-ковскийЛ.Л. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М, 1961; Никифо­ров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960.


Глава DC. Объект преступления

уголовного права по большей части придерживаются данной концепции1. Однако в последнее время наметился некоторый отход от такой однознач­ной трактовки объекта преступления. Так, профессор А.В. Наумов в сво­их работах по Общей части уголовного права отмечает, что теория объек­та преступления как общественного отношения «срабатывает» не всегда и, следовательно, не может быть признана универсальной2. Действительно, понимание объекта преступления как определенных общественных отно­шений вполне справедливо, например, для составов кражи, грабежа и дру­гих хищений, причиняемых ущерб отношениям собственности. Однако о каких общественных отношениях можно говорить, если посягательство направлено против жизни или здоровья человека? Ведь уголовным зако­ном охраняются не общественные отношения по поводу сохранения жизни и здоровья членов общества, а непосредственно жизнь и здоровье челове­ка как первостепенные, наиважнейшие блага и ценности — сами по себе, как таковые. Понимание же жизни и здоровья как совокупности общест­венных отношений, восходящее к марксистской трактовке личности как «совокупности всех общественных отношений»3, сомнительно. Отсюда и наименование глав Особенной части УК — не «преступления против от­ношений по поводу...», а преступления против жизни и здоровья, против половой неприкосновенности, против интересов службы, против основ конституционного строя и т.д.

Появилась и совсем необычная трактовка: объектом преступления яв­ляется «тот, против кого оно совершается, т.е. отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, бу­дучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются пре­ступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда»4. Такое понимание объекта преступле-

См., например: Российское уголовное право: Общая часть / Под ред. B.C. Комисса­рова. СПб., 2005. С. 147-149 (автор главы - СВ. Землюков); Энциклопедия уголовного права. Т. 4: Состав преступления. СПб., 2005. С. 87-103 (автор главы — Н.И. Коржанский); Уголовное право Российской Федерации: Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, ВС. Комиссарова, А. И. Рарога. М, 2009. С. 111-113 (автор главы - А. И. Чучаев); Уголов­ное право России: Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М, 2009. С. 80-84 (автор главы -А.И. Чучаев); и др. Данная концепция сохраняет свои позиции и в новейших моногра­фических исследованиях объекта преступления. См., например: Винокуров В.Н. Объект преступления: история развития и проблемы понимания. Красноярск, 2009.

См.: Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций. В 3 т. Т. 1: Общая часть. М., 2010. С. 303-304; Российское уголовное право: Общая часть: Учебник/ Под ред. В-Н. Кудрявцева и A.B. Наумова. М., 1997. С. 91-92.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 3.

Уголовное право: Общая часть: Учебник/ Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамо-**• М., 1997. С. 135. Этаже позиция отражена в издании: Полный курс уголовного права. "5т./ Под ред. А.И. Коробеева. Т. 1: Преступление и наказание. СПб., 2008. С. 340-343 (автор главы - Г.П. Новоселов).


Раздел третий. Преступление

ния противоречит и позиции законодателя, и здравому смыслу, поскольку меняет местами понятия объекта и предмета преступления, необоснован­но примешивая сюда и категорию потерпевшего; при этом объект — всегда лицо или множество лиц, предмет — определенные материальные или не­материальные ценности этих лиц. Помимо того что не совсем ясен смысл такой «рокировки», данная позиция не отвечает главному требованию по­нятия объекта преступления — определению того, чему именно причиня­ется или может быть причинен вред в результате преступного посягатель­ства. При таком подходе невозможно разграничить отдельные преступления между собой. Например, и диверсия, и террористический акт совершают­ся против «множества лиц», следовательно, разграничить эти преступления можно только по «предмету» (согласно данной трактовке) — тем ценностям, которым причиняется вред. Именно эти ценности и должны признавать­ся объектом преступления. Смешение же объекта и предмета преступления нивелирует сущность и значение как первого, так и второго.

Стоит согласиться с профессором А.В. Наумовым, считающим возмож­ным вернуться к теории объекта как правового блага, созданной еще в кон­це прошлого века в рамках классической и социологической школ уголовного права1. В связи с этим нелишним будет обратиться к «Курсу лекций» вид­нейшего представителя классической школы русского уголовного права, одного из основных разработчиков и составителей Уголовного уложения 1903 г., профессора Санкт-Петербургского университета Николая Степа­новича Таганцева (1843—1923). Представляется, что его рассуждения бли­же других к истине в вопросе о понятии объекта преступления.

В середине XIX в. была довольно распространенной «нормативист-ская теория» объекта преступления, базирующаяся на формальном опре­делении преступления. Согласно этой теории преступление суть наруше­ние нормы права, следовательно, правовая норма и есть объект преступ­ления. В связи с этим Н.С. Таганцев писал: «Норма права сама по себе есть формула, понятие, созданное жизнью, но затем получившее са­мостоятельное, отвлеченное бытие... Всякая юридическая норма, как отвлеченное положение, может быть оспариваема, критикуема, непри-знаваема; но только норма, имеющая реальную жизнь, может быть нару­шаема». Автор считал недопустимым видеть в преступлении лишь пося­гательство на норму, поскольку в этом случае преступление «сделается формальным, жизнёнепригодным понятием»2: "

Помимо нормативистской в прошлом веке существовала и теория субъективного права как объекта преступления, которой придерживал-

См.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 304. См. также: Российское уголовное право: Обшая часть: Учебник / Под ред. B.H. Кудрявцева и А.В. Наумова. С. 92.

Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. В 2 т. Т. 1. М., 1994. С. 29, 33.


Глава DC. Объект преступления

ся, в частности, В.Д. Спасович, писавший: «Преступление есть проти­возаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежи­тия, при недостаточности других средств охранительных, ограждает не-нарушимость его наказанием»1. Н.С. Таганцев в связи с этим отмечал, что «посягательство на субъективное право составляет не сущность, а только средство, путем которого виновный посягает на норму права, на кото­рой покоится субъективное право... Право в субъективном смысле в свою очередь представляет отвлеченное понятие, как и норма, а потому само по себе, по общему правилу, не может быть непосредственным объектом преступного посягательства, пока оно не найдет выражения в конкретно существующем благе или интересе... Для преступного посягательства на такое право... необходимо посягательство на проявление этого права»2.

Концептуальная же црзиция самого Н.С. Таганцева по проблеме объекта преступления, как уже отмечалось, представляется наиболее верной и сохраняющей свое значение в настоящее время. Суть концеп­ции заключается в следующем: «посягательство на норму права в ее ре­альном бытии есть посягательство на правоохраненный интерес жиз­ни, на правовое благо»3.

Такими правоохраняемыми интересами Н.С. Таганцев считал: лич­ность и ее блага - жизнь, телесную неприкосновенность, личные чув­ства, честь, обладание или пользование предметами внешнего мира; проявление личности вовне, свободу передвижения и деятельности в ее различных сферах; возникшие в силу этой деятельности отношения или состояния — их неизменяемость, ненарушимость; различные блага, со­ставляющие общественное достояние, и т.п. Автор полагал, что не вся­кий интерес получает правоохрану, а только тот, который может иметь общественнре значение. При этом охраняемые интересы могут иметь

Спасович В.Д. Учебник уголовного права: Часть Общая. СПб., 1863. С. 84.

По мнению Н.С. Таганцева, «жизненным проявлением нормы может быть лишь то, что вызывает ее возникновение, дает ей содержание, служит ей оправданием, — это ин­терес жизни, интерес человеческого общежития, употребляя это выражение в широком собирательном значении всего того, что обусловливает бытие и преуспеяние отдельного лица, общества, государства и всего человечества в их физической, умственной и нрав­ственной сферах. Жизнь общественная в ее индивидуальных и общественных проявлени­ях творит интересы и вызывает их правоохрану, в силу чего эти интересы получают осо­бое значение и структуру, облекаются в значение юридических благ и как таковые дают содержание юридическим нормам и в то же время служат их жизненным проявлением, образуя своей совокупностью жизненное проявление правопорядка. При этом, обращая интерес жизни в правовое благо, право не только признает бытие этого интереса, не толь­ко дает ему охрану и защиту, но видоизменяет его в объеме, форме, иногда даже в содер­жании, сглаживая его частный, индивидуальный характер и придавая ему социальное, общественное значение» (см.: Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 31-32).

Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 32-33.






Дата добавления: 2015-04-08; просмотров: 785; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 9788 - | 7396 - или читать все...

Читайте также:

 

3.81.28.94 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.004 сек.