double arrow

Язык и мышление

Мысль человеческая всегда оформлена языком. Язык представляет собой систему знаков, используемых для целей коммуникации и познания. Вне языка образы мысли как неясные побуждения, волевые импульсы могут быть переданы только посредством мимики или жестов, которые хотя и важны, однако несравнимы с речью, раскрывающей замыслы, чувства и переживания человека. Речь - это общение между людьми посредством языка.

Мышление неразрывно связано с языком и речью, однако эта связь достаточна сложна.

Язык и мышление образуют единство, которое включает два основных аспекта:

а) генетический - выражающийся в том, что происхождение языка было тесно связано с возникновением мышления, и наоборот;

б) функциональный - с этой точки зрения язык и мышление в их современном состоянии представляют собой такое единство, стороны которого взаимно предполагают друг друга и способствуют взаиморазвитию.

Являясь чувственно воспринимаемой стороной мышления, язык обеспечивает мыслям человека реальное существование. Вне чувственного восприятия мысль недоступна для других. Язык участвует не только в выражении мысли, но и в самом ее формировании. Нельзя противопоставлять «чистое», внеязыковое мышление и его «вербализацию», последующее выражение в языке.

Вместе с тем язык и мышление не тождественны. Каждая из сторон единства, составляемого ими, относительно самостоятельна и обладает своими специфическими законами функционирования и развития. Поэтому характер взаимоотношений языка и мышления в процессах познания и общения может быть различным в зависимости от видов мышления, целей мыслительной деятельности и т. д. Таким образом, между языком и мышлением существуют определенные различия.

Во-первых, отношение между мышлением и языком в процессе отражения человеком мира не может быть представлено в виде простого соответствия мыслительных и языковых структур. Особенно четко это проявляется в выражении мысли на разных языках. Мышление осуществляется в общих для всех людей формах, а естественные языки довольно сильно различаются.

Во-вторых, различие существует в строении языка и мышления. Основными единицами мышления являются понятия, суждения и умозаключения. Составными частями языка являются: фонема, морфема, лексема, предложение (в речи), аллофон (звук) и другие.

В-третьих, мышление отражает объективный мир в идеальных образах с разной степенью глубины и детализации, постепенно приближаясь к более полному охвату предметов и их определенности, к постижению сущности. Язык, в свою очередь, закрепляет полученное знание, он выделяет и подчеркивает в нем то, что ранее было сделано мышлением. Причем делает он это с помощью своих, специально выработанных для этого средств, в результате чего в формах языка достигается адекватное воспроизведение характеристик предметной действительности.

В-четвертых, язык развивается под влиянием предметной деятельности и традиций культуры общества, а мышление связано с овладением понятийным аппаратом и законами логики, с познавательными способностями субъекта. Язык и мышление, находясь в таком противоречивом единстве, оказывают друг на друга взаимное влияние. С одной стороны, мышление воздействует на язык.

Это осуществляется следующим образом:

- мышление предоставляет содержательную основу для языка, для речевых выражений;

- мышление контролирует использование языковых средств в речевой деятельности, саму речевую деятельность, управляет использованием языка в коммуникации;

- в своих формах мышление обеспечивает освоение и наращивание знаний, закрепляемых в языке, опыта его употребления;

- мышление определяет уровень языковой культуры;

- обогащение мышления (изменение и уточнение содержания и объема понятий, обоснование новых понятий и т.п.) ведет к обогащению языка (появлению новых слов и словосочетаний, уточнению их смысла и значения и т.п.).

С другой стороны, язык оказывает влияние на мышление по следующим направлениям:

- язык является средством формирования единиц мысли и их сочетаний во внутренней речи;

- язык выступает по отношению к мышлению в качестве основного средства вызова тех или иных мыслей у партнера, их выражение во внешней речи. Тем самым мысль одного человека становится доступной для других людей;

- язык представляет собой средство для моделирования мысли, работы с мыслью, а также средство моделирования действительности;

- язык предоставляет человеку возможность управлять своими мыслями, так как им придается конкретная форма;

- язык по отношению к мышлению выступает средством воздействия на действительность, средством прямого, а чаще всего - косвенного преобразования действительности через практическую деятельность людей, управляемую мышлением с помощью языка (опредмечивание и распредмечивание, объективация и субъективация мышления);

- язык выступает в качестве средства тренировки, оттачивания, совершенствования мышления.

Таким образом, соотношение языка и мышления разнообразно и существенно: они находятся в единстве, имеют определенные различия и оказывают взаимное влияние друг на друга. Главное в этом соотношении: как для мышления необходим язык, так и для языка необходимо мышление.

Формы и средства мышления, являясь идеальными образованиями, материализуются в языке и могут анализироваться только с использованием речевых средств. Между общими структурами мышления и структурами языкового выражения существует тесная взаимосвязь: каждой мыслительной структуре адекватна определенная языковая структура и наоборот.

Внутренняя речь — скрытая вербализация, сопровождающая процесс мышления. Ее проявления наиболее явны при умственном решении различных задач, мысленном планировании, внимательном слушании речи других людей, чтении текстов про себя, при заучивании и припоминании. В плане внутренней речи осуществляется логическое упорядочивание воспринимаемых данных, включение их в определенную систему понятий, проводится самоинструктирование, осуществляется анализ своих действий и переживаний.

По своей логико–грамматической структуре, существенно определяющейся содержанием мысли, внутренняя речь представляет собой обобщенные семантические комплексов, состоящие из фрагментов слов и фраз, с которыми группируются различные наглядные образы и условные знаки. При столкновении с затруднениями или противоречиями внутренняя речь приобретает более развернутый характер и может переходить во внутренний монолог, в шепотную или громкую речь, в отношении которых проще осуществлять логический и социальный контроль.

Понятие языкового знака

К разработке проблем знаковости языка

Знаковый характер человеческого языка составляет одну из его универсальных черт и основных особенностей; не случайно к понятию знака издавна обращались представители разных научных направлений в целях более глубокого проникновения в сущность языка. Из понятия знака имплицитно исходили в своих научных спорах о сущности вещей и их наименований древние эллины, номиналисты и реалисты — последователи двух диаметрально противоположных философских направлений средних веков, классики сравнительного и типологического языкознания. На понятии знака со времен Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра покоятся все сколько-нибудь значимые теории языка в современной лингвистической науке.

Что в языке принято считать знаковым? Под знаковым аспектом естественного языка понимают обычно соотнесенность языковых элементов (морфем, слов, словосочетаний, предложений и др.), а следовательно и языка в целом, в той или иной форме и степени опосредствованности с внеязыковым рядом явлений, предметов и ситуаций в объективной действительности. К знаковой функции языковых единиц относят, далее, их свойство обобщенно выражать результаты познавательной деятельности человека, закреплять и хранить итоги его общественно-исторического опыта.

Под знаковый аспект языка подводят, наконец, способность языковых элементов, в силу закрепившихся за ними значений, нести определенную информацию, выполнять различные коммуникативные и экспрессивные задания в процессе общения.

Следовательно, термин «знаковый», как и синонимичный с ним термин «семиотический», — многозначны, в него вкладывается разное содержание и, применительно к естественному языку, он может быть отнесен к четырем разным функциям языковых элементов: функция обозначения (репрезентативная), обобщающая (гносеологическая), коммуникативная и прагматическая.

Непосредственная связь языка с мышлением, с механизмом и логикой познания, уникальное свойство человеческого языка служить универсальной системой обозначения всего многообразия объективного мира — все это сделало знаковый аспект языка предметом изучения разных наук (философии, семиотики, логики, психологии, языкознания и др.), в силу общности объекта не всегда четко между собой разграниченных

Язык и речь.

Разница между языком и речью

Основной объект языкознания - естественный человеческий язык в отличие от искусственного языка или языка животных.

Следует различать два тесно связанных понятия - язык и речь.

Язык - орудие, средство общения. Это система знаков, средств и правил говорения, общая для всех членов данного общества. Это явление постоянное для данного периода времени.

Речь - проявление и функционирование языка, сам процесс общения; она единична для каждого носителя языка. Это явление переменное в зависимости от говорящего лица.

Язык и речь - две стороны одного и того же явления. Язык присущ любому человеку, а речь - конкретному человеку.

Речь и язык можно сравнить с ручкой и текстом. Язык - ручка, а речь - текст, который записан этой ручкой.

Язык как система знаков

Американский философ и логик Чарльз Пирс (1839-1914), основатель прагматизма как философского течения и семиотики как науки, определял знак как нечто такое, зная которое, мы узнаем нечто большее. Всякая мысль - это знак и всякий знак - это мысль.

Семиотика (от гр. σημειον - признак, знак) - наука о знаках. Наиболее существенное деление знаков - это деление на иконические знаки, индексы и символы.

Иконический знак (икона от гр. εικων образ) представляет собой отношение сходства или подобия между знаком и его объектом. Иконический знак построен на ассоциации по сходству. Это метафоры, образы (живописные изображения, фото, скульптура) и схемы (чертежи, диаграммы).

Индекс (от лат. index - доносчик, указательный палец, заголовок) это знак, который относится к обозначаемому объекту благодаря тому, что объект реально воздействует на него. При этом значительного сходства с предметом нет. Индекс построен на ассоциации по смежности. Примеры: пулевое отверстие в стекле, буквенные символы в алгебре.

Символ (от гр. Συμβολον - условный знак, сигнал) это единственный подлинный знак, так как не зависит от сходства или связи. Его связь с объектом условна, так как существует благодаря соглашению. Большинство слов в языке представляют собой символы.

Немецкий логик Готлоб Фреге (1848-1925), предложил свое понимание отношение знака к объекту, им обозначаемому. Он ввел различение между денотатом (Bedeutung) выражения и его смыслом (Sinn). Денотат (референт) - это сам предмет или явление, к которому относится знак.

Венера - утренняя звезда.

Венера - утренняя звезда.

В обоих выражениях один и тот же денотат - планета Венера, но разный смысл, так как Венера в языке представлена разными способами.

Фердинанд де Соссюр (1957-1913), великий швейцарский лингвист, оказавший огромное влияние на лингвистику XX века, предложил свою знаковую теорию языка. Ниже излагаются основные положения этого учения.

Язык - это система знаков, выражающих понятия.

Язык можно сравнить с другими системами знаков, такими, например, как азбука для глухонемых, военные сигналы, формы учтивости, символические обряды, оперение самцов, запахи и т.д. Язык только наиважнейшая из этих систем.

Семиология - наука, изучающая системы знаков в жизни общества.

Лингвистика - часть этой общей науки.

Семиотика - синонимичный термин для соссюровского слова семиология, более употребительный в современной лингвистике.

Американский семиотик Чарльз Моррис (1901-1979), последователь Чарльза Пирса, выделял три раздела семиотики:

Семантика (от гр. σημα - знак) - отношения между знаком и предметом, обозначаемым им.

Синтактика (от гр. συνταξις - строй, связь) - отношения между знаками.

Прагматика (от гр. πραγμα - дело, действие)- отношения между знаками и теми, кто использует эти знаки (субъектами и адресатами речи). ункции языка

Основные функции языка следующие:

- Коммуникативная функция

- Язык как средство общения между людьми. Это основная функция языка.

- Мыслеформирующая функция

- Язык используется как средство мышления в форме слов.

- Когнитивная (гносеологическая) функция

Язык как средство познания мира, накопления и передачи знаний другим людям и последующим поколениям (в виде устных преданий, письменных источников, аудиозаписей).

Функции речи

Наряду с функциями языка существуют и функции речи. Роман Осипович Якобсон (1896-1982), русский и американский лингвист (это о нем писал Маяковский в стихотворении о Нетте, пароходе и человеке: …«напролет болтал о Ромке Якобсоне и смешно потел, стихи уча…») предложил схему, где описаны факторы (компоненты) акта коммуникации, которым соответствуют отдельные речевые функции языка.

Схема факторов (комонентов) акта коммуникации

Примером акта коммуникации может служить начало романа в стихах «Евгений Онегин», если лектор его декламирует студентам: «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог…»

Отправитель: Пушкин, Онегин, лектор.

Получатель: читатель, студенты.

Сообщение: размер стиха (четырехстопный ямб).

Контекст: сообщение о болезни.

Код: русский язык.

Единицы языка. Уровни языковой системы

Единицы языка — это элементы системы языка, имеющие разные функции и значения. К основным единицам языка относят звуки речи, морфемы (части слова), слова, предложения.

Единицы языка образуют соответствующие уровни языковой системы: звуки речи — фонетический уровень, морфемы — морфемный уровень, слова и фразеологизмы — лексический уровень, словосочетания и предложения — синтаксический уровень.

Каждый из языковых уровней тоже является сложной системой или подсистемой, а совокупность их образует общую систему языка.

Язык — естественно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система облеченных в звуковую форму знаковых единиц, способная выразить всю совокупность понятий и мыслей человека и предназначенная прежде всего для целей коммуникации. Язык в одно и то же время — условие развития и продукт человеческой культуры. (Н. Д. Арутюнова.)

Низший уровень языковой системы — фонетический, он состоит из простейших единиц — звуков речи; единицы следующего, морфемного уровня — морфемы — состоят из единиц предшествующего уровня — звуков речи; единицы лексического (лексико-семантического) уровня — слова — состоят из морфем; а единицы следующего, синтаксического уровня — синтаксические конструкции — состоят из слов.

Единицы разных уровней различаются не только местом в общей системе языка, но и назначением (функцией, ролью), а также строением. Так, кратчайшая единица языка — звук речи служит для опознавания и различения морфем и слов. Сам звук речи значения не имеет, со смыслоразличением он связан лишь косвенно: сочетаясь с другими звуками речи и образуя морфемы, он способствует восприятию, различению морфем и образуемых с их помощью слов.

Звуковой единицей является и слог — отрезок речи, в котором один звук выделяется наибольшей звучностью в сравнении с соседними. Но слоги не соотносятся с морфемами или какими-либо другими значимыми единицами; кроме того, выявление границ слога не имеет достаточных оснований, поэтому некоторые ученые не включают его в число основных единиц языка.

Морфема (часть слова) — кратчайшая единица языка, имеющая значение. Центральная морфема слова — корень, в котором заключено основное лексическое значение слова. Корень присутствует в каждом слове и может полностью совпадать с его основой. Суффикс, приставка и окончание вносят дополнительные лексические или грамматические значения.

Различают морфемы словообразовательные (образующие слова) и грамматические (образующие формы слова).

В слове красноватый, например, три морфемы:

- корень краен - имеет признаковое (цветовое) значение, как и в словах красный, краснеть, краснота;

- суффикс -оват- обозначает слабую степень проявления признака (как в словах черноватый, грубоватый, скучноватый);

- окончание -ый имеет грамматическое значение мужского рода, единственного числа, именительного падежа (как в словах черный, грубый, скучный).

Ни одна из этих морфем на более мелкие значимые части разделена быть не может.

Морфемы с течением времени по своей форме, по составу звуков речи могут видоизменяться. Так, в словах крыльцо, столица, говядина, палец некогда выделявшиеся суффиксы слились с корнем, произошло опрощение: производные основы превратились в непроизводные. Так же может изменяться и значение морфемы. Синтаксической самостоятельностью морфемы не обладают.

Слово — основная значимая, синтаксически самостоятельная единица языка, служащая для наименования предметов, процессов, свойств. Слово представляет собой материал для предложения, причем предложение может состоять из одного слова. В отличие от предложения, слово вне речевого контекста и речевой ситуации не выражает сообщения.

В слове сочетаются признаки фонетические (его звуковая оболочка), морфологические (совокупность составляющих его морфем) и семантические (совокупность его значений). Грамматические значения слова материально существуют в его грамматической форме.

Большинство слов многозначно: например, слово стол в конкретном речевом потоке может обозначать род мебели, вид пищи, набор блюд, предмет медицинской обстановки. Слово может иметь варианты: ноль и нуль, сох и сохнул, песнь и песня.

Слова образуют в языке определенные системы, группы: на основе грамматических признаков — систему частей речи; на основе словообразовательных связей — гнезда слов; на основе смысловых отношений — систему синонимов, антонимов, тематических групп; по исторической перспективе — архаизмы, историзмы, неологизмы; по сфере использования — диалектизмы, профессионализмы, жаргонизмы, термины.

К слову по его функции в речи приравниваются фразеологизмы, а также составные термины (точка кипения, вставная конструкция) и составные названия (Белое море, Иван Васильевич).

Из слов образуются словосочетания — синтаксические конструкции, состоящие из двух или более знаменательных слов, соединенных по типу подчинительной связи (согласования, управления, примыкания).

Словосочетание наряду со словом является элементом построения простого предложения.

Предложения и словосочетания образуют синтаксический уровень языковой системы. Предложение — одна из основных категорий синтаксиса. Оно противопоставлено слову и словосочетанию по формальной организации, языковому значению и функциям. Предложение характеризуется интонационным строем — интонацией конца предложения, законченности или незаконченности; интонацией сообщения, вопроса, побуждения. Особая эмоциональная окрашенность, которая передается интонацией, может превратить любое предложение в восклицательное.

Предложения бывают простые и сложные.

Простое предложение может быть двусоставным, имеющим группу подлежащего и группу сказуемого, и односоставным, имеющим только группу сказуемого или только группу подлежащего; может быть распространенным и нераспространенным; может быть осложненным, имеющим в своем составе однородные члены, обращение, вводную, вставную конструкцию, обособленный оборот.

Простое двусоставное нераспространенное предложение членится на подлежащее и сказуемое, распространенное — на группу подлежащего и группу сказуемого; но в речи, устной и письменной, происходит смысловое членение предложения, которое в большинстве случаев не совпадает с членением синтаксическим. Предложение членится на исходную часть сообщения — «данное» и на то, что утверждается в нем, «новое» — ядро сообщения.

Ядро сообщения, высказывания выделяется логическим ударением, порядком слов, им завершается предложение. Например, в предложении Пред сказанный накануне ливень с градом разразился утром исходной частью («данным») является предсказанный накануне ливень с градом разразился, а ядром сообщения («новым») выступает утром, на него падает логическое ударение.

Сложное предложение объединяет два или более простых. В зависимости от того, какими средствами связаны части сложного предложения, выделяются сложносочиненные, сложноподчиненные и бессоюзные сложные предложения.

Текст предыдущей статьи разделите на части, сформулируйте вопросы по содержанию каждой части (письменно), подготовьте устные ответы на вопросы.

Вы уже знаете, что язык с течением времени изменяется, развивается, совершенствуется. Прочитайте текст вслух, выделяя интонацией его ключевые положения. Определите главную мысль каждого абзаца и коротко запишите ее.

Подготовьте устное сообщение, отвечая на следующие вопросы:

а) в каком состоянии находится сейчас русский язык и что активизирует его развитие;

б) какие внешние воздействия влияют на происходящие в нем изменения;

в) какие изменения в русском языке происходят наиболее активно, какие, по мнению автора, лишь ожидаются, а о каких трудно что-либо сказать?

В наши дни русский язык, несомненно, активизирует свои динамические тенденции и вступает в новый период своего исторического развития.

Сейчас, конечно, еще рано делать какие-либо прогнозы о путях, по которым пойдет русский язык, служа развитию новых форм сознания и жизнедеятельности. Ведь язык развивается по своим объективным внутренним законам, хотя и живо реагирует на разного рода «внешние воздействия».

Именно поэтому наш язык требует к себе постоянного пристального внимания, бережной заботы — особенно на том переломном этапе общественного развития, который он переживает. Мы всем миром должны помочь языку обнаружить его первоначальную суть конкретности, определенности формулирования и передачи мысли. Ведь хорошо известно, что любой знак — это не только орудие общения и мышления, но также еще и практическое сознание.

Трудно сказать, предстоят ли русскому языку синтаксические, а тем более морфологические сдвиги. Ведь такого рода изменения требуют очень значительного времени и к тому же не напрямую связываются с внешними воздействиями. Вместе с тем можно, видимо, ожидать значительных стилистических перегруппировок. Важными «внешними» стимулами в этих процессах будут такие явления, как научно-технический прогресс, превращение русского языка в мировой язык современности, ставшее одной из глобальных реальностей нашего времени.

На наших глазах идет творение фразеологии, преодолевающей формализм и открывающей возможность прямого, откровенного обсуждения сложившегося положения, реальных дел и задач. Например: убирать завалы (прошлого); искать развязки; прибавить в работе; усилить поиск; оздоровить общество; воспитывать словом и делом и т. п.

Новое политическое мышление требует и новых речевых средств, точного их употребления. Ведь без языковой точности и конкретности не может быть ни подлинной демократии, ни стабилизации экономики, ни прогресса вообще. Еще М. В. Ломоносов высказывал мысль о том, что развитие национального сознания народа прямо связано с упорядочением средств общения. (Л. И. Скворцов.)

Языки мира: генеалогическая классификация.

Флективные языки

Флективные языки, флектирующие языки, одно из основных понятий лингвистической типологии, морфологической классификации языков, объединяющее языки, в которых словоизменительное и словообразовательное значение выражается преимущественно флексией. Понятие Ф. я. введено в 1809 Ф. Шлегелем, который отнёс к Ф. я. семитские, грузинский, некоторые индоевропейские языки. Ф. я. делятся на два подкласса, обычно пересекающихся: с внутренней и внешней флексией. Внешняя флексия (фузия) в отличие от аффикса характеризуется многозначностью (ср. «рук-ой», где морфема «-ой» выражает значения женского рода, единственного числа, творительного падежа), а также спаянностью с основой, что выражается в чередованиях на стыке морфем.

Внутренняя флексия – позиционно необусловленное чередование внутри морфем, обладающее грамматическим значением: нем. geht «идёт» – ging «шёл» – der Gang «ход», ср. араб. thahab-a «ходил» – thihab «хождение». Механизм внутренней флексии особенно наглядно проявляется в морфологии глагола, ср. герм. аблаут, глагольные классы семитских языков. Флексия почти всегда сочетается в языке с др. формальными средствами выражения значения. Флективные языки, например славянские или балтийские.

Для них характерны полифункциональность грамматических морфем, наличие фонетических явлений на их стыках, фонетически не обусловленные изменения корня, большое число фонетически и семантически не мотивированных типов склонения и спряжения. Главной чертой языков флективного типа является то, что формы отдельных самостоятельных слов образуются с помощью флексии. Флексия – это словоизменительный аффикс, обязательно присутствующий во всех формах слов некоторой части речи и выражающий значения одной или чаще нескольких грамматических категорий.

Существенными признаками флективных языков являются цельность и членимость слова. Цельность слова состоит в его воспроизводимости и грамматической оформленности, а членимость – в наличии внутренней структуры слова. Это касается самостоятельных слов, служебные слова бывают как оформленными, так и без морфологической формы.

Важным признаком флективного слова является его многоуровневое строение. В слове выделяется не только уровень морфем, но также уровень основ и морфемных аффиксальных блоков, стоящий над уровнем морфем. С другой стороны, в слове выделяется уровень субморфов, фонетических отрезков, не имеющих морфемного статуса, выделяемых в случае неполной членимости слова.

Важный признак флективности – наличие в языке реляционных форм, указывающих на синтаксические связи слов. При этом формы повторяют уже выраженное грамматическое значение, например: Новые парты были поставлены в коридоре. В этом предложении значение множественного числа подлежащего парты выражено 4 раза, а значение именительного падежа этого слова 2 раза.

Структура самостоятельного изменяемого слова во флективном языке характеризуется наличием как минимум двух морфем – корня и флексии. Флексия по отношению к корню представляет собой меньший звуковой отрезок и состоит обычно из 1 – 2 фонем: спросил+а, лат. quaes+it, исп. pregunt+o, англ. ask+ed.

Языки флективного типа делятся на две подгруппы: синтетические языки и аналитические языки.

В синтетических языках грамматические значения выражаются внутри слова, в аналитических – с помощью служебных слов (артиклей, вспомогательных глаголов, предлогов) и порядка слов в предложении. Синтетический строй имеют древние языки: древнегреческий, санскрит, латынь, старославянский. К синтетическим языкам относятся балтийские, славянские, ирландский и албанский языки. В этих языках есть также аналитические черты.

Значительно больше аналитических явлений в северогерманских (скандинавских), болгарском, македонском и армянском языках, а наиболее высокой степенью аналитизма характеризуются английский и романские языки.

Аналитические и синтетические языки

Слон догоняет Моську. «Источник» действия — слон; действие «приложено» к Моське. Моська догоняет слона. Здесь Моська — источник действия; направлено оно на слона. Как мы об этом догадываемся? По окончаниям в словах. Если Моська — то это подлежащее, источник действия; Моську — это дополнение, не источник действия. Как ни перетасовывай слова в предложении, все равно слово Моську будет дополнением: Моську догнал слон. Догнал слон Моську... Порядок слов не показывает, где подлежащее, где дополнение. Показывают это окончания: -а, -у в слове Моська, нулевое и -а в слове слон.

Вот слово из какого-то нам неизвестного предложения: волну. Подлежащее это или нет? Ясно, что не подлежащее: само слово, своим составом, окончанием -у, говорит, что оно — дополнение.

Итак, грамматические значения могут выражаться в самом слове, в его строении, например с помощью окончаний, или грамматических чередований, или удвоения основы. Но эти же грамматические значения могут находить свое выражение и вне слова — в предложении. Пример — английские предложения: A dog runs down an elephant — Собака догоняет слона; An elephant runs down a dog — Слон догоняет собаку. Кто кого догоняет — узнаем только из всего предложения, об этом говорит порядок слов, и только он.

Есть языки, где грамматические значения выражаются главным образом внутри слова: латинский, древнегреческий, русский, польский, финский... Такие языки называются синтетическими: у них в слове объединяются, образуют синтез, лексические и грамматические значения. Есть языки, где грамматические значения выражаются главным образом вне слова, в предложении: английский, французский и все изолирующие языки (см. Изолирующие языки), например вьетнамский. Такие языки называются аналитическими, у них слово — передатчик лексического значения, а грамматические значения передаются отдельно: порядком слов в предложении, служебными словами, интонацией...

Одни языки явно имеют пристрастие выражать грамматические значения средствами предложения, преимущественно используя аналитические показатели, а другие сосредоточивают эти показатели внутри слова.

Нет абсолютно синтетических языков, т. е. таких, которые бы не прибегали к грамматическому анализу. Так, русский язык синтетический, но в нем используются многие служебные слова — союзы, предлоги, частицы, грамматическую роль играет интонация. С другой стороны, и полностью аналитические языки — редкость. Даже во вьетнамском языке некоторые служебные слова имеют наклонность приближаться к положению аффикса.

Языки изменяются. Например, русский язык, отчетливо синтетический, обнаруживает медленное движение в сторону аналитизма. Это движение микроскопично, оно проявляется в незначительных деталях, но этих деталей — ряд, а других деталей, показывающих проти-водвижение, т. е. действующих в пользу усиления синтеза,'нет. Вот пример: вместо формы граммов, килограммов (родительного падежа множественного числа) в бытовой речи часто употребляется — в роли этого падежа — форма без -ов: триста грамм сыра, пять килограмм картошки. Строгая литературная норма требует в этих случаях граммов, килограммов.

Новые, недавно получившие распространение единицы измерения в системе СИ тоже имеют в родительном падеже множественного числа форму, равную форме именительного падежа: сто бит, эман, гаусс, ангстрем и т. д., причем уже в качестве нормы. Разница как будто небольшая — сказать граммов или грамм. Но заметьте: граммов — сама форма говорит, что это родительный падеж множественного числа. Грамм — это форма именительного падежа единственного числа и родительного падежа множественного числа. Различить их можно только в предложении. Следовательно, точное указание на падеж перелагается с «плеч» слова на «плечи» предложения. Факт частный, это — незначительная деталь, но многие детали слагаются в общую картину: аналитические тенденции в русском языке XX в. усиливаются.

Оказалось, что чем моложе поколение, тем более склонно оно использовать аналитические конструкции — в случаях, когда язык дает возможность выбирать между аналитизмом и синтетизмом. Все это вместе позволяет говорить, что русский литературный язык последнего столетия медленно накапливает черты аналитизма. Как далеко зайдет это движение? Будет ли продолжаться оно в будущем? Предсказать трудно. Но нет сомнения, что — при крайне медленном темпе изменений — наш язык в течение ближайших столетий будет оставаться ярко синтетическим.

Морфологическая (типологическая) классификация языков: флективные, агглютинирующие, корневые, инкорпорирующие языки.

Больше всего в языкознании используется морфологическая классификация языков. Это объясняется тем, что морфологи­ческая система является самым устойчивым ярусом языка, а также тем, что количество морфологических типов языков ограниченно и они обладают устойчивым набором признаков, которые поддаются систематике и классификации.

Морфологическая классифи­кация основана на противопоставлении корней и аффик­сов в строении слова. Выделяются три морфологических типа —изолирующий (корневой), агглютинирующий (агглютина­тивный) и флектирующий (флективный). Строй языка бывает синтетический и анали­тический. Морфологическая классификация Шлейхера сохраняется в своей основе до наших дней, хотя в нее вносились и вносятся уточнения. Наиболее существенные уточнения внес Сепир.

Флективные языки одно из основных понятий лингвистической типологии, морфологической классификации языков, объединяющее языки, в которых словоизменительное и словообразовательное значение выражается преимущественно флексией. Флексия (от лат. сгибание), показатель комплекса грамматических категорий, выражающихся в словоизменении; сама система словоизменения; то же, что окончание. Различаются внутреннюю и внешнюю. Ф. Внутренняя Ф. – это такой способ словоизменения, при котором формы слова образуются изменением звуков внутри основы. Внешняя Ф. – словоизменение, пользующееся синтетическими аффиксами (например, рус. «пол-е», «пол-я», «пол-ей»).

Агглютинирующие языки, языки, в которых формы слов и новые слова образуются путем последовательного присоединения однозначных суффиксов. К А. я. относятся тюркские, финно-угорские, тунгусо-маньчжурские, корейский, японский, часть индейских и некоторые африканские языки. А. я. противопоставляются флективным языкам.

Корневые (изолирующие) языки. Основные признаки И. я. — неизменяемость слов и выражение синтаксических отношений преимущественно посредством порядка слов. Обычно И. я. понимаются уже — к ним относятся только корнеизолирующие языки, т. е. такие, где основа совпадает с корнем. И. я. обычно характеризуются и некоторыми сопутствующими признаками: преобладание однослоговости корня и значительные ограничения, наложенные на структуру слога; наличие слоговых музыкальных тонов. «Чистых» И. я. не существует. Наиболее близки к этому типу древнекитайский (меньше — современный китайский), вьетнамский. Противопоставляются агглютинативным, флективным и полисинтетическим (инкорпорирующим) языкам.

Инкорпорирующие (полисинтетические) языки, структурный тип языков, в которых одним из технических приёмов является инкорпорация (вид подчинительной связи, при котором основы, снабженные аффиксами, оформляют как словосочетания и предложения, так и слова). К И. я. относится ряд палеоазиатских языков (чукотский, корякский, алюторский, керекский, нивхский) и языков североамериканских индейцев (дакота, цимшиан, пают).

Грамматические категории языка.

Грамматический строй языка изучает грамматика – наука об образовании слов, их изменении, классах, сочетаниях и употреблении в предложении и контексте.

Грамматическая категория – это совокупность элементов языка (слов, значимых частей слов и сочетаний слов), объединенная грамматическим значением при обязательном наличии выражающего его грамматического способа. Например, в русском языке глагол имеет Г. к. залога, вида, наклонения, времени, лица, числа, рода.

Категории в грамматике могут быть более широкие, например, части речи, и более узкие, например, явления внутренней группировки в пределах той или иной части речи: в существительных – категории числа; в пределах глагола – категории залога, вида, наклонения.

Если мы сравним словоформы стены, пишут, то обнаружим, что все они имеют значение множественного чис­ла; это их объединяет как формы числа. У этих форм, однако, различна синтаксическая функция: словоформа стены как фор­ма именительного падежа имени существительного способна употребляться в позиции подлежащего, личная форма глаго­ла пишут — в позиции сказуемого.

Следовательно, словоформы объединяются на понятийной и синтаксической основе, образуя однородные функциональ­ные группировки. Группы форм слова, объединенных общно­стью грамматического значения, называются граммати­ческими категориями. Они являются наиболее об­щими понятиями грамматики. Грамматический строй языка — это не просто инвентарь грамматических средств и форм, но это упорядоченная система. Группировка словоформ по граммати­ческим категориям и частям речи — это два основных спо­соба организации грамматической системы языка.

Семантическая природа грамматических категорий связывает грамматику с логикой и психологией. Однако между грамматическими и поня­тийными категориями имеется существенное различие. В отличие от понятийных категорий, которые могут различ­но выражаться при помощи конкретных слов и фраз, граммати­ческие категории — это такие понятия, которые свойственны грамматическому строю языка, его грамматическим формам и находят то или иное средство выражения грамматического значения.

Каждая грамма­тическая категория имеет свою структуру, т. е. определенный инвентарь словоформ, их отношение друг к другу, набор раз­личных средств выражения грамматического значения. Струк­туру грамматической категории называют также парадиг­мой грамматической категории. По количеству словоформ парадигмы бывают двух-, трех- и многокомпонентными. Так, в русском языке двухкомпонентной парадигмой обладает категория числа и вида, трехкомпонентной — категория рода, лица, времени, многокомпонентной — категория падежа.

По своему назначению и связи с единицами языка грамматические категории делятся на два основных типа — морфологические и синтаксические. Морфологические категории подразделяются на словоизменительные и классификационные. Словоизменительные категории объединяют формы слова в пределах одной и той же лексемы. (Например: категория рода имен прилагательных является словоизменительной. При­лагательное согласуется с именем существительным, принимая его грамматический род: белая бумага, белое пятно). Классификационные ка­тегории объединяют лексемы на основе общего грамматическо­го значения. (Категория рода существительных — классификационная. Существительное стол мужского рода, стена — женского, окно — среднего, и эта ро­довая прикрепленность строго обязательна).

Также существуют лексико-грамматические категории (например, категории абстрактности, вещественности, одушевлен­ности существительных, способа действия глаголов, относи­тельности и качественности прилагательных). Такой же смешан­ный лексико-грамматический характер носят словообразова­тельные категории, которые связывают слова с морфологи­ческой структурой, характерной для той или иной части речи, и в то же время связаны с образованием новых лексем и лекси­ческими группировками слов.

Грамматические значения и свойства.

Грамматический строй языка изучает грамматика – наука об образовании слов, их изменении, классах, сочетаниях и употреблении в предложении и контексте.

Грамматическими свойствами слов являются грамматические значения, средства выражения грамматических значений, грамматические категории.

Грамматическое значение это значение, выступающее как добавочное к лексическому значению слова и выражающее различные отношения (отношение к другим словам в словосочетании или предложении, отношение к лицу, совершающему действие, или другим лицам, отношение сообщаемого факта к действительности и времени, отношение говорящего к сообщаемому и т. д ). Обычно слово имеет несколько грамматических значений. Так, слово страна имеет значения женского рода, именительного падежа, единственного числа; слово написал содержит в себе грамматические значения прошедшего времени, единственного числа, мужского рода, совершенного вида.

Грамматическое значение слова не определяется его лекси­ческим значением. Лексическое значение таких, например, слов, как тол и стол, различно, тогда как их грамматическое значение одинаково, поскольку они являются именами существи­тельными одного и того же рода, числа и падежа. Такие слова, как вход, входить, входной, имея одними тот же корень, объе­диняются лишь словообразовательной связью, а грамматическое значение их различно: имя существительное вход обозначает предметность, глагол входить — действие, а прилагательное входной — признак предмета.

Грамматические значения отличаются от лексических тремя основными свойствами:

1. Грамматические значения отличаются от лексических сво­им отношением к слову и строю языка. В отличие от лексического значения, свойственного тому или иному слову, грамматическое значение не сосредоточивается в одном слове, а, напротив, характерно для многих слов языка.

2. Второе отличие грамматических значений от лексических состоит в характере обобщения и абстрагирования. Если лексическое значение связано с обобщением свойств предметов и явлений объективной действительности, их названием и выражением понятий о них, то грамматическое значение возникает как обобщение свойств слов, как абстрагирование от лексических значений слов. Например, формы стол, стена, окно группируют слова (а не предметы, явления и понятия о них). Грамматические значения выражаются при словообразовании, словоизменении и построении сочетаний и предложений.

3. Третье отличие грамматических значений состоит в их отношении к мышлению и объективной дей­ствительности, т. е. к миру вещей, явлений, действий, представлений, идей. Если слова являются номинативным сред­ством языка и в составе конкретных фраз выражают знания человека, то формы слов, словосочетаний и предложений используются для организации мысли, ее оформления.

Синтаксис как раздел языкознания. Определение предложения (предикативность, модальность).

СИНТАКСИС (от греч. 'строй, порядок'), в традиционном понимании совокупность грамматических правил языка, относящихся к построению единиц, более протяженных, чем слово: словосочетанию и предложению.

Предложение является основной коммуникативной единицей языка и речи. Предложение как образец принадлежит языку его реализация принадлежит речи. Предложение является в то же время наиболее сложной единицей, в которой функцио­нируют слова, словоформы и словосочетания. Предметом синтаксиса предложения яв­ляется не конкретное содержание высказываний, а обобщен­ная семантика предложения, его конструк­тивная основа, правила ее распростране­ния и актуализации.

Предикативность имеет две стороны — формально-логическую и модаль­но-смысловую. Иногда эти два свойства рассматривают как два аспекта предложения, называя первое свойство предикатив­ностью, а второе — модальностью.

Семантически предикативность проявляется в наличии со­отношения модели предложения с такой формой мысли, как суждение. Как суждение имеет два основных компонента — субъект и предикат (или атрибут), так и предложение имеет два главных члена пред­ложения— подлежащее и сказуемое. Как семантическая структура предложения, так и особенно его формальное строение могут отличаться от структуры суждения, соотносясь с ним опосредованно, неполно и избыточно.

Вербализация субъектно-предикатной формы мысли порождает двусоставные предложения номина­тивного строя. Однако смысловая структура предложения и ее логическая характеристика и в этом случае не тож­дественны. В предложении Человек пилит подлежащее обозначает не только логический субъект, но и действующее лицо (агенс); в предложении Дом построен подлежащее обозначает логический субъект, который не есть действующее лицо: он пассивное лицо (патиенс). Субъектно-предикатная двусоставность может быть не обязательной.

В языках есть односоставные предложения, т. е. предложения с одним главным членом, который лишь формально совпадает со сказуемым или подлежащим: Светает. Нетождественность структуры предложения и суждения проявляется также в том, что предложение может объединять словосочетания в одну единицу, хотя каждая из частей имеет соотнесенность с формой суждения, правда, с различной степенью актуальности. Так возникают распространенные, осложненные и сложные модели предложений. Распространенное предложение содержит, кроме главных членов предложения, еще второстепенные — дополне­ния, обстоятельства, определения.

Модально-смысловая сторона (модальность) предикативности проявляется в выражении цели высказывания и в оценке содержания высказывания. По цели высказывания предложения делятся на повествовательные, вопро­сительные и побудительные. Эти основные типы предложений по цели высказывания отличаются друг от друга не только по направленности семантики, но и по своему по­строению, интонации и употреблению различных синтаксических частиц.

По оценке содержания высказывания предложения бывают утвердительными и отрицательными, а также содержат значение подтверждения, уверенности или, напротив, значение неуверенности, сомнения и предположения. (слова: конечно, возможно)


Сейчас читают про: