double arrow
I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ДОКАЗЫВАНИИ

§ 1. Понятие судебного доказывания

Понятия доказывания и субъект доказывания относятся к числу наиболее важных в теории гражданского и арбитражного процессуального права вопросов, тесно взаимосвязанных между собой, при этом ключевым, определяющим является понятие судебного доказывания, от которого зависит правильное разрешение вопроса о субъектах доказывания, - отмечает С.П. Рогожин. Естественно, что эти проблемы решаются с помощью научных исследований. Например, в процессуальной литературе высказаны различные точки зрения на понятие "субъект доказывания" <2>.

--------------------------------

<2> Рогожин С.П. Процессуальные особенности доказывания по делам, возникающим из таможенных правоотношений: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 160.

И действительно, в науке насчитывается множество точек зрения в отношении понятия "судебное доказывание".

Так, видный российский ученый - процессуалист Е.В. Васьковский абсолютно справедливо заметил: "Суд не вправе верить сторонам на слово. Он не может удовлетворить исковое требование на том только основании, что считает истца честным человеком, неспособным предъявить неправовое требование, и точно также не может отказать в иске, руководствуясь тем, что возражения ответчика заслуживают внимания ввиду его нравственных качеств, полного доверия. Суд принимает в соображение заявления и утверждения сторон лишь в той мере, в какой установлена их истинность. Доказывание в процессуальном смысле представляет собой установление истинности утверждений сторон перед компетентным судом в предписанной законом форме" <3>.




--------------------------------

<3> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 215.

Близкое по смыслу определение дает и К.С. Юдельсон, отмечая, что под судебным доказыванием следует понимать "деятельность субъектов процесса по установлению при помощи указанных законом процессуальных средств и способов объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения спора между сторонами..." <4>.

--------------------------------

<4> Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. М., 1951. С. 33.

Схожесть предлагаемых в юридической науке определений заключается в оперировании ключевым термином "истинность", предопределяющим всю сущность доказывания.



По мнению автора, судебное доказывание - это основа любого судебного разбирательства, иначе говоря, все действия лиц, участвующих в деле, так или иначе сводятся к тому, чтобы доказать те или иные обстоятельства, установить наличие тех или иных правоотношений.

Если же абстрагироваться от поиска наиболее точного определения понятия "доказывание" и перейти к изучению сущности самого процесса доказывания как определенной деятельности лиц, участвующих в деле, то доказывание представляется сложнейшим процессом, результатом которого в конечном счете становится судебный акт, разрешающий дело по существу.

Так, например, В.А. Новицкий под целью доказывания понимает "получение релевантного судебного акта", а для достижения упомянутой цели субъекту доказывания следует:

- доказать наличие состава фактов суду;

- получить информацию о факте (познать факт), произвести их анализ (понять факты);

- представить их в выгодном свете суду (убедить суд в наличии или отсутствии фактического состава) <5>.

--------------------------------

<5> Новицкий В.А. Цель и задачи судебного доказывания // Общество и право. 2010. N 1.

Однако представить факты "в выгодном свете суду" не всегда означает стремление заинтересованного лица к тому, чтобы суд установил истину. "В выгодном свете" - это значит с выгодой для себя, а не для правосудия, то есть, возможно, и в ущерб последнему. Теория В.А. Новицкого в этой связи выглядит довольно смелой. В то же время, по мнению автора, личные корыстные интересы одной из сторон спора ни в коем случае нельзя ставить выше интересов правосудия.

С другой же стороны, следует признать, что в большинстве случаев именно так действуют истец и ответчик по делу - с выгодой для себя, стремясь получить, как указывает В.А. Новицкий, именно "релевантный", а не законный судебный акт.

Интересной также представляется теория А.Н. Сухомлинова, в соответствии с которой "доказывание обстоятельства лицом, участвующим в деле, имеет три стороны:

- фактическую - представление доказательств;

- юридическую - обоснование относимости (либо неотносимости) и допустимости (либо недопустимости) доказательств;

- психологическую - убеждение арбитражного суда в достоверности, достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности для установления обстоятельства (либо в недостоверности, недостаточности и отсутствии взаимной связи доказательств в их совокупности для установления отсутствия обстоятельства)" <6>.

--------------------------------

<6> Сухомлинов А.Н. Преюдиция в арбитражном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.

При всем уважении автора к А.Н. Сухомлинову, его теория представляется несколько неполной, так как он не указывает в этом процессе четвертую сторону, которая по праву должна занимать первое место в приводимой выше последовательности. Речь идет об определяющей роли арбитражного суда в процессе доказывания. Ведь именно суд, а не лица, участвующие в дела, в соответствии с ч. 2 ст. 65 АПК РФ определяет обстоятельства, имеющие значение для дела, подлежащие установлению в процессе судебного доказывания, предлагает лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, в определенных случаях истребует доказательства и назначает судебную экспертизу по собственной инициативе, оценивает доказательства в соответствии с правилами ст. 71 АПК РФ.

По мнению М.К. Треушникова, роль арбитражного суда в процессе доказывания не сводится только к отстраненному наблюдению за состязанием сторон. В АПК РФ 2002 г. по сравнению с АПК РФ 1995 г. существенно усилен элемент инициативного поведения суда в процессе доказывания. Другими словами, стороны убеждают арбитражный суд в наличии или отсутствии искомых фактов, но суд должен убедиться в этом сам в результате познания фактических обстоятельств дела <7>.

--------------------------------

<7> Треушников М.К. Арбитражный процесс: Учебник. 3-е изд. Городец, 2007.

Таким образом, первая сторона доказывания обстоятельств может носить название "определяющая", то есть определяющая весь дальнейший процесс судебного доказывания, его приоритетные направления, иными словами, это определение обстоятельств, имеющих значение для дела и подлежащих обязательному установлению (опровержению) в процессе судебного доказывания.

В юридической литературе встречается много иных подходов к определению понятия "судебное доказывание" в арбитражном процессе. Так, например, Д.М. Чечот процесс доказывания разделяет на стороны, направления доказательственной деятельности <8>, А.К. Сергун - на действия по представлению, собиранию, исследованию и оценке доказательств <9>, Ю.К. Осипов - на группы действий по определению фактов, подлежащих доказыванию; по выявлению и собиранию доказательств; по исследованию и оценке доказательств <10>, В.А. Азаров - на компоненты по собиранию, проверке, оценке и использованию судебных доказательств <11>, С.В. Никитин - на процессуальные действия (операции) заинтересованных лиц с судебными доказательствами <12>. Можно встретить в литературе отождествление таких понятий, как "стадия" и "элемент доказывания" <13>.

--------------------------------

<8> Гражданский процесс: Учеб. / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 2000. С. 216, 224; Советский гражданский процесс: Учеб. / Отв. ред. Н.А. Чечина, Д.М. Чечот. Л., 1984. С. 145.

<9> Гражданский процесс: Учеб. / Под ред. М.С. Шакарян. М., 1993. С. 176.

<10> Гражданский процесс: Учеб. / Отв. ред. Ю.К. Осипов. М., 1996. С. 172.

<11> Азаров В.А. Оценка как элемент механизма судебного контроля качества доказательств // Правовые аспекты. 2007. N 2. С. 7.

<12> Никитин С.В. Доказывание по делам об оспаривании нормативных правовых актов // Российская юстиция. 2009. N 12. С. 46.

<13> Гражданский процесс: Учеб. / Отв. ред. В.В. Ярков. М., 2001. С. 188; Орлов Ю.К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2009. С. 32 - 33, 109 - 110.

В свою очередь, нельзя не согласиться и с тем, что деление процесса доказывания на стадии условно <14>. Процесс доказывания - это крайне сложное и субъективное явление, и здесь не может быть четких границ.

--------------------------------

<14> Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс: Учеб. М., 2006. С. 189.

К тому же, юридическая наука не является точной наукой, а значит, не способна с точностью подобно математической формуле выделить все этапы, стадии, иные составляющие судебного доказывания и получить в итоге максимально точное (истинное) значение.

Как справедливо утверждает О.В. Бабарыкина, приравнивать судебное доказывание к математическому доказыванию представляется ошибочным, поскольку математические и юридические задачи имеют различный характер суждений. Суждения являются объективными в математической задаче, для юридической же задачи они имеют преимущественно субъективный характер <15>.

--------------------------------

<15> Бабарыкина О.В. Факторы, влияющие на исследование и оценку доказательств в гражданском судопроизводстве. М.: Волтерс Клувер, 2010.

Тем не менее из процесса доказывания наиболее целесообразно выделять по крайней мере стадию раскрытия доказательства, что не одно и то же с представлением доказательств. Последующие стадии четко выделять уже не столь важно, так как они и без того очевидны, хотя иногда на практике и происходит их смешение. Однако именно процесс раскрытия доказательств должен быть максимально обособлен от всех последующих стадий доказывания, так как его результаты должны предопределять то, с какими доказательствами далее (на последующих стадиях) будет работать суд.

§ 2. Предмет доказывания

Предмет доказывания представляет собой юридические значимые факты, которые должны быть установлены с целью правильного рассмотрения (разрешения по существу) арбитражным судом дела.

В процессуальной науке, по мнению М.К. Треушникова, традиционно сложившаяся точка зрения состоит в том, что предметом доказывания является совокупность обстоятельств (юридических фактов) основания иска и возражений против него, на которые указывает норма материального права, подлежащая применению <16>.

--------------------------------

<16> Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 15.

Кроме того, автор отмечает также, что юридически значимые факты, входящие в предмет доказывания, образуют фактический состав по делу, который, в свою очередь, формируется на основе иска и возражений ответчика, норм материального права, подлежащих применению <17>.

--------------------------------

<17> Треушников М.К. Арбитражный процесс: Учебник. 3-е изд. Городец, 2007.

С.В. Курылев считает, что предметом доказывания являются факты, имеющие значение для дела. Эти факты определяются на основе подлежащей применению нормы материального права. При этом автор отмечал, что требования и возражения сторон определяющего значения не имеют <18>.

--------------------------------

<18> Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969. С. 38 - 39.

Однако не всегда предмет доказывания может и должен быть точно определен истцом или ответчиком по делу. М.К. Треушников и С.В. Курылев считают, что утверждения сторон не формируют предмет доказывания, а лишь позволяют суду определить нормы, относящиеся к делу, и факты, подлежащие установлению судом <19>.

--------------------------------

<19> См.: Треушников М.К. Указ. соч. С. 17; Курылев С.В. Указ. соч. С. 39.

В соответствии с ч. 2 ст. 65 АПК РФ на арбитражный суд возложена обязанность определения круга юридически значимых фактов - предмета доказывания по делу. Это связано с тем, что лица, участвующие в деле, самостоятельно далеко не всегда могут правильно определить предмет доказывания <20>.

--------------------------------

<20> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. М.С. Шакарян. С. 165.

Я.Х. Беков справедливо отмечает, что формирование предмета доказывания по делу является одним из результатов подготовки дела к рассмотрению. Отсутствие такого результата нередко влечет за собой отложение рассмотрения дела по существу и, как следствие, приводит к нарушению сроков рассмотрения гражданских дел <21>.

--------------------------------

<21> Беков Я.Х. Подготовка дела к судебному разбирательству в гражданском судопроизводстве: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2010.

По мнению Я.Х. Бекова, с которым следует согласиться, определение предмета доказывания чрезвычайно важно и непосредственно связано с задачей представления доказательств по делу. Для представления доказательств стороны должны понимать, что им предстоит доказывать, какие обстоятельства носят характер необходимых для подтверждения истцом своих требований, а ответчиком - возражений <22>.

--------------------------------

<22> Беков Я.Х. Указ. соч.

В этой связи ошибочным представляется подход С.П. Рогожина, который указывает на то, что "при рассмотрении спора по существу суд окончательно определяет предмет доказывания по делу, т.е. те обстоятельства, которые имеют значение для дела, вынося эти обстоятельства на обсуждение сторон, даже если стороны на них не ссылались" <23>.

--------------------------------

<23> Рогожин С.П. Процессуальные особенности доказывания по делам, возникающим из таможенных правоотношений: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 160.

При разрешении спора по существу суд должен оценивать и исследовать доказательства, исходя уже из сформированного предмета доказывания. В противном случае смысл стадии подготовки дела к судебному разбирательству утрачивается, становится простой формальностью, которую суд обязан соблюсти. Такого происходить не должно. Суд обязан определить предмет доказывания на стадии подготовки дела, и если этого не сделано, но суд тем не менее перешел к разбирательству дела по существу, это становится первой предпосылкой для принятия незаконного судебного акта и его отмены в суде вышестоящей инстанции.

Анализ судебной практики как раз и указывает на то, что причиной отмены судебных актов нижестоящих инстанций зачастую является нарушение судами положений АПК РФ об определении предмета доказывания. Это свидетельствует о том, что данный вопрос не является исключительно теоретическим и второстепенным, напротив, является ключевым и может повлиять на исход всего дела.

Так, например, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа (далее - ФАС ВСО), отменяя постановление суда апелляционной инстанции, в Постановлении от 20 декабря 2010 года по делу N А58-1249/10 указал, что дело по иску о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества и применении последствий недействительности сделки передано на новое рассмотрение, поскольку суд не установил обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу.

В рамках дела N А33-3359/2010 ФАС ВСО, вынося Постановление 29 марта 2011 года об отмене судебных актов нижестоящих инстанций и направлении дела на новое рассмотрение, указал, что дело по иску о признании права собственности на обыкновенные и привилегированные акции открытого акционерного общества передано на новое рассмотрение, поскольку суд, наряду с иными процессуальными нарушениями, не установил обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу.

Однако вопрос правильного установления предмета доказывания не всегда связан исключительно с рассмотрением дела по существу. При решении отдельных процессуальных вопросов предмет доказывания также может играть ключевую роль, в том числе в контексте определения оснований для приостановления производства по делу.

Подтверждением тому является Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа (далее - ФАС ЗСО) от 28 сентября 2010 года N А66-1848/2010, которым суд кассационной инстанции поддержал доводы суда апелляционной инстанции, отменившего определение суда первой инстанции о приостановлении производства по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК РФ. В обоснование вынесенного судебного акта ФАС ЗСО указал, что обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, не связаны с обстоятельствами, подлежащими установлению в рамках другого дела, и результаты его рассмотрения не могут повлиять на выводы суда о правомерности оспариваемого распоряжения, в связи с чем апелляционный суд обоснованно отменил определение о приостановлении производства по делу и направил дело в суд первой инстанции для рассмотрения заявления по существу.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что вопрос правильного и своевременного определения судом предмета доказывания по делу не является исключительно теоретическим и/или второстепенным, а напротив, несет в себе реальный практический смысл, является ключевым как в контексте разрешения дела по существу, так и при разрешении судами отдельных процессуальных вопросов.

§ 3. Обязанность (бремя) доказывания

Ключевой нормой главы 7 АПК РФ, по мнению автора, является ст. 65 АПК РФ, устанавливающая обязанность доказывания лицами, участвующими в деле. Эта норма является своего рода отправной точкой для большинства последующих действий суда и лиц, участвующих в деле, связанных с представлением, оценкой, истребованием, исследованием доказательств, осуществлением иных процессуальных действий, направленных на установление истины по делу.

В соответствии с общим правилом, установленным ч. 1 ст. 65 АПК РФ, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Бремя доказывания в условиях состязательного процесса охватывает все виды действий, которые необходимо предпринять стороне для подтверждения истинности своих утверждений и опровержения заявлений своего противника. Вначале оно существует в виде бремени утверждения фактов и указания на подтверждающие их доказательства, затем оно выражается в предоставлении соответствующих средств доказывания противной стороне и суду, изучении вне судебного заседания результатов судебной экспертизы и доказательств, поступивших от противника, активном исследовании доказательств в судебном заседании, подведении итогов исследования в ходе прений <24>.

--------------------------------

<24> Елисеев Н.Г. Основные понятия доказательственного права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 1.

Та же норма закона содержит исключение из общего правила. В частности, обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующий орган или должностное лицо. Тогда как на практике в большинстве случаев бремя доказывания неправомерно перекладывается судом на заявителей. Выявить причины такого явления достаточно сложно. Можно лишь предположить, что происходит вследствие восприятия заявителей по таким делам главными инициаторами всего процесса: по принципу - лицо, обратившееся в суд за восстановлением нарушенного права (т.е. лицо, инициировавшее судебный процесс), должно доказать, что обжалуемые действия (решения) незаконны и действительно нарушают права.

Судебная практика по данному вопросу также не отличается единообразием, особенно когда речь заходит о возмещении ущерба, причиненного в результате решений, действий государственных органов: в одних случаях судебные инстанции исходят из того, что бремя доказывания противоправности как необходимого условия гражданско-правовой ответственности возлагается на истца с учетом общих положений процессуального законодательства <25>, в других - на государственный орган, принявший акт <26>.

--------------------------------

<25> Постановление ФАС ВВО от 6 марта 2007 года по делу N А82-2285/2006-17; Постановление ФАС ЦО от 22 октября 2008 года по делу N А36-262/2008.

<26> Постановление ФАС ЦО от 19 февраля 2008 года по делу N А36-2378/2006.

Следует отметить, что и в юридической науке не существует единства по вопросу о распределения бремени доказывания при установлении противоправности акта государственного органа.

Так, например, И.А. Тактаев утверждает, что противоправность в данных отношениях не может презюмироваться, как это происходит по общему правилу. Она выступает в качестве позитивного условия, должна устанавливаться в первую очередь и доказываться потерпевшим <27>.

--------------------------------

<27> Тактаев И.А. Ответственность публично-правовых образований за вред, причиненный их органами и должностными лицами: Дис. ... канд. юрид. наук. М.: РГБ, 2003. С. 164.

Ю.Н. Андреев, напротив, ссылается на принцип генерального деликта, который гласит, что всякое причинение вреда предполагается противоправным, и возлагает на причинителя вреда обязанность возместить этот вред, если только он не докажет свою управомоченность на его причинение <28>.

--------------------------------

<28> Андреев Ю.Н. Гражданско-правовая ответственность государства по деликтным обязательствам: теория и судебная практика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. С. 74.

С Ю.Н. Андреевым соглашаются А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой <29>. В основе позиции - положения ст. 200 АПК РФ, которой предусмотрено, что обязанность по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия акта, его законности, возлагается на орган, должностное лицо, принявшие этот акт. Вместе с тем изложенные правила действуют в случае, когда разрешается спор, возникший из публичных правоотношений по заявлениям об оспаривании нормативных правовых актов, об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, должностных лиц, что подтверждается расположением ст. ст. 191, 197 АПК РФ. Рассмотрение дел по заявлениям о взыскании убытков либо о возмещении вреда, причиненного в результате решений, действий (бездействия), в том числе в результате издания актов государственных органов, производится в порядке искового производства, где действуют общие правила о распределении бремени доказывания.

--------------------------------

<29> Гражданское право: Учебник. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. С. 718.

В этой связи М.В. Зуева полагает, что бремя доказывания должно распределяться по правилам, содержащимся в процессуальном законодательстве, в зависимости от того, какие требования заявлены истцом. В случае, когда потерпевший обращается в порядке искового производства за возмещением вреда, не оспаривая при этом сам акт государственного органа, то именно на него возлагается обязанность по доказыванию противоправности поведения государственного органа в соответствии с общими положениями процессуального законодательства о распределении бремени доказывания. В случае соединения требований о признании акта власти недействительным и о возмещении вреда, причиненного таким актом, действуют положения п. 3 ст. 189 АПК РФ, и бремя доказывания законности акта возлагается на государственный орган <30>.

--------------------------------

<30> Зуева М.В. Ответственность за вред, причиненный в результате издания актов государственных органов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту // Российский судья. 2010. N 12. С. 17 - 20.

Абстрагируясь от доктринальных суждений о бремени доказывания в спорах с государственными органами (должностными лицами) и возвращаясь к анализу практики применения рассматриваемой процессуальной нормы, автор приходит к выводу, что многочисленная практика свидетельствует о том, что нарушение установленных принципов распределения бремени доказывания все же может явиться основанием для отмены вынесенных по делу судебных актов.

Так, например, по одному из дел суд кассационной инстанции, пересматривая судебные акты по заявлению налогового органа к арбитражному управляющему о взыскании убытков, в мотивировочной части постановления указал, что при принятии решения арбитражные суды неверно распределили бремя доказывания, возложив на истца обязанность доказывания вины ответчика в причинении истцу убытков в виде выплаты арбитражному управляющему вознаграждения за процедуру конкурсного производства, возникших в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим своих обязанностей <31>.

--------------------------------

<31> Постановление ФАС ЦО от 21 декабря 2010 года по делу N А35-2463/2010.

К такому же выводу суд кассационной инстанции пришел в рамках другого дела, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав при этом, что суд в нарушение правил ст. 65 АПК РФ возложил обязанность доказывания обстоятельств, связанных с наступлением ответственности за поврежденный груз, застрахованный ответчиком, на страхователя <32>.

--------------------------------

<32> Постановление ФАС МО от 24 марта 2011 года N КГ-А40/1501-11 по делу N А40-60054/10-43-491.

В судебной практике прослеживается также тенденция, когда в судебных актах суды прямо указывают на то, кто и какие обстоятельства должен доказать, то есть указывается на распределение бремени доказывания, в том числе с целью сделать вывод о том, что обязанность по доказыванию лицом не была выполнена.

Так, например, суд кассационной инстанции, действуя в рамках упомянутой тенденции, пересматривая дело по иску акционера АО об оспаривании договоров займа, сославшись на ст. 65 АПК РФ, указал, что на истца возлагается бремя доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы. При этом далее суд сделал вывод о недоказанности материалами дела того, что в результате заключения спорных сделок АО причинен существенный материальный ущерб, об убыточности для АО данных сделок и об ухудшении финансовых результатов деятельности АО <33>.

--------------------------------

<33> Постановление ФАС СЗО от 17 февраля 2011 года по делу N А66-185/2010.

В деле по иску МУП к ООО о взыскании задолженности по оплате услуг по содержанию общедомового имущества суд, распределяя бремя доказывания, сославшись на ст. 65 АПК РФ, указал, что МУП (истец) должно доказать, что оказывало услуги по ремонту и содержанию общего имущества спорного многоквартирного дома и понесло соответствующие затраты <34>.

--------------------------------

<34> Постановление ФАС ВВО от 14 февраля 2011 года по делу N А29-883/2010.

В то же время обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом исключительно на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.

Арбитражный суд в рамках распределения между сторонами бремени доказывания самостоятельно не осуществляет сбор доказательств (за исключением некоторых категорий дел <35>). Как уже было отмечено ранее, суд определяет основные направления доказывания, указывая на те обстоятельства, которые должны быть установлены и исследованы судом.

--------------------------------

<35> См., напр., ч. 5 ст. 66 АПК РФ, ч. 6 ст. 200 АПК РФ, ч. 5 ст. 210 АПК РФ, ч. 5 ст. 215 АПК РФ, ч. 3 ст. 254 АПК РФ.

Суды, как правило, способствуют лицам, участвующим в деле, в сборе доказательств, имея на то определенный процессуальный инструментарий. В качестве примера здесь можно привести обеспечение доказательства, истребование доказательств и судебные поручения. Совершить эти процессуальные действия суд побуждают определенные обстоятельства, которые находятся вне пределов воли лица, которое обязано представить соответствующее доказательство. Иначе говоря, лицо, заинтересованное в представлении доказательства, не может по независящим от него причинам обеспечить сохранность доказательства без привлечения суда, зафиксировать наличие обстоятельства без привлечения суда или получить доказательство самостоятельно (в том числе вследствие установленных законом ограничений).






Сейчас читают про: