double arrow

Система и юридическая сущность гражданского права


Лекция № 1-3. Понятие гражданского права. Источники гражданского права. Гражданские правоотношения и основания их возникновения.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Лекция № 1-3. Понятие гражданского права. Источники гражданского права. Гражданские правоотношения и основания их возникновения 5-36
Лекция № 4. Граждане как субъекты гражданского права 37-43
Лекция № 5. Юридические лица и публично-правовые образования 44-62
Лекция № 6. Объекты гражданских прав 63-84
Лекция № 7. Сделки 85-96

Гражданское право России - отрасль российского права, то есть совокупность правовых норм, определяющих правовое положение всех участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и иных вещных прав, права на результаты творческой деятельности, регулирующих обязательственные и наследственные отношения, а также иные имущественные и личные неимущественные отношения, как связанные с имущественными, так и не связанные с ними.

В настоящее время достаточно очевидным является тот факт, что гражданское право, подвергаясь известной дифференциации, одновременно входит в общую систему частного права.




Условно за основание такой систематизации можно принять выделение основных об­щих для всей отрасли положений (общей части) и регулирующих отдельные гражданские правоотношения, обладающие определенной спецификой (особенная часть). Однако подобную классификацию все же не следует воспринимать как деление гражданского кодекса на общую и особенную часть. Никакой “общей” и “особенной” частей гражданского кодекса никогда не существовало и не существует. Нормы “общей” и “особенной” частей гражданского права “разбросаны” не только по соответствующим частям последних гражданских кодификаций, но и содержатся в ряде иных нормативных актов. Прежде всего, это не утратившие до настоящего времени юридической силы Гражданский кодекс РСФСР 1964 года и Основы гражданского законодательства СССР 1991 года. Сюда же следует отнести и ряд федеральных законов (“Об авторских и смежных правах”, “Патентный закон” и др.)

Таким образом, учитывая изложенное выше, можно утверждать, что общая часть граж­данского права традиционно включает основные положения о понятии, возникнове­нии, осуществлении и защите гражданских прав, субъектах и объектах гражданского оборота, а также о сроках и некоторые другие правила общего порядка, применимые ко всем гражданским правоотношениям. Она имеет важное системообразующее, теоретико-познавательное и вместе с тем практическое, правоприменительное значение, ибо со­ставляющие ее правила, так или иначе, учитываются при применении всех других гражданско-правовых норм[1].



Логически вытекает, что все остальные нормы со­ставляютособенную часть гражданского права. Между тем, мно­гообразие составляющих норм этой структурной части настолько велико, что неизбежно тре­бует дальнейшей развернутой дифференциации. Как представляется, тот факт, что понятие “особенная часть” приведенного деления при­менительно к гражданскому праву практически не используется, подтверждает приведенную выше посылку об условности такого деления.

Поэтому более правильным представляется деление граж­данского права не на части, а наподотрасли - наиболее крупные группировки норм, регулирующих однородные группы отношений и имеющих свои общие положения.

До настоящего времени общепризнанное выделение в российском граж­данском праве пяти подотраслей не подвергалось сомнению. Е.А. Суханов, в частности, относит к ним следующие:

Þ вещное право, оформляющее принадлежность вещей (имущества) участникам имущественных отношений в качестве необ­ходимой предпосылки и результата имущественного оборота;

Þ обязательственное право, оформляющее собственно имущественный оборот. Обязательственное право в свою очередь раз­деляется на подотрасли договорного и деликтного права, имея при этом единую для них собственную Общую часть. Договорные обяза­тельства далее дифференцируются на группы обязательств по передаче имущества в вещное право, в пользование, по выполнению работ, по оказанию услуг, по совместное деятельности; выделяются также обяза­тельства из односторонних действий (сделок). Правоохранительные обязательства разделяются на деликтные и на обязательства из неосно­вательного обогащения. В целом обязательственное право представля­ет собой наиболее тщательно структурированную часть гражданского права;



Þ исключительные права, охватывающие институт так на­зываемой интеллектуальной собственности (права, оформляющие при­надлежность и режим использования нематериальных объектов, являющихся результатами творческой деятельности, - произведений нау­ки, литературы и искусства, изобретений и полезных моделей и т.п.) и институт так называемой промышленной собственности (устанавливающий правовой режим промышленных образцов, фир­менных наименований, товарных знаков и т.п.);

Þ наследственное право, регулирующее переход имущества в случае смерти граждан к другим лицам;

Þ защиту нематериальных (личных неимущественных) благ (чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц, жизни, здоровья и личной неприкосновенности граждан, их част­ной жизни и т.п.)[2].

Н.Д. Егоров, выделяя также пять подотраслей права, вместо исключительных прав выделяет право на результаты творческой деятельности, а вместо защиты нематериальных (личных неимущественных) благ называет личные неимущественные права[3]. Однако, это все же больше терминологическая разница, хотя и имеются некоторые отличия в содержании указанных подотраслей.

Между тем, несмотря на явную схожесть во мнениях ряда цивилистов, такой подход все же видится слишком узким. В частности, Е.А. Суханов говорит о “предпринимательском праве”, утверждая при этом, что “специфика выступления в имущественном обороте профессиональных участников (предпринимателей, коммерсантов) не исключает, а предполагает применение к этим отношениям общих положений гражданского права”[4]. Более того, как прямо вытекает из формулировки ст. 2 ГК РФ, взаимоотношения предпринимателей регулируются гражданским правом (абз. 3 п.1 ст. 2 ГК РФ). На роль института гражданского права нормы о предпринимательской деятельности явно не подходят. Кроме того, данные нормы нельзя и однозначно в целом отнести к одной из пяти названных подотраслей гражданского права. Следовательно, предпринимательское право, не обладая признаками самостоятельной отрасли права, с другой стороны характеризуется специфическими особенностями, предопределяющими внутреннюю структурную дифференциацию. А отсюда может вытекать только единственный вывод о том, что предпринимательское право также является подотраслью гражданского права[5].

Таким образом, в современном гражданском праве следует выделять не пять, а шесть подотраслей:







Сейчас читают про: