double arrow

Базисные потребности человека


5.3.

5.2.

5.1.

4.3.

4.2.

4.1.

Раздел IV. НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ, МОТИВАЦИЯ И МОТИВЫ

4.1. Мотив как цель (предмет удовлетворения потребности)

4.2. Мотив как побуждение

4.3. Мотивация, обусловленная потребностями личности

Активность человека невозможно понять, не вы­яснив источники, побудительные силы, мотивы этого явления.

Активность личности достигает высшей эффективности, когда она оптимально организована и целенаправленна, что обеспечивается принципом доминанты, иерархией мотивов ак­тивности личности.

Е.П. Ильин считает, что мотивацией не следует считать лю­бое побуждение, любую детерминацию, он полагает, что при этом нужно отсечь побуждения, связанные с безусловно - и ус­ловно-рефлекторным реагированием на внешние стимулы.

Активность человека, по его мнению, следует связывать лишь с волей (участвует она в инициации активности или нет, противоречит активность воле субъекта или не противоречит). Не случайно мотив и волю часто понимают как синонимы.




Таким образом, можно сказать, что мотивом следует считать такую причинную обусловленность поведения, которая связана свнутренними побуждениями человека.

Вместе с тем до настоящего времени существует терминоло­гическая неясность в определении мотивации и мотива. Эти термины порой используются как синонимы.

Так, А.Б. Орлов (1989) под мотивацией понимает процессы детерминации активности человека и животных или формиро­вание побуждений к действию или деятельности.

В.А. Иванников (1985, 1991) мотивацию связывает с потреб­ностями и мотивами, мировоззрениями человека и особеннос­тями его представлений о себе, личностными особенностями и функциональными состояниями, с переживаниями, знаниями о среде и прогнозом ее изменения, с ожидаемыми последствия­ми и оценками других людей.

Леонтьев писал, что работы по проблеме мотивации почти не поддаются систематизации. И как же при разноплановости в толковании мотива его формировать?

В зарубежной психологии имеется около 50 терминов моти­вации. В связи с таким положением В.К. Вилюнас (1990) выска­зывает сомнение в целесообразности обсуждения вопроса что такое «мотив». Вместо этого он предлагает сосредоточить вни­мание на более отчетливом обозначении и описании отдельных феноменов, принимаемых в качестве побудителей активности.

По мнению В.А. Иванникова (1985), термин «мотив» нужно закрепить за устойчивыми образованиями мотивационной сфе­ры в виде определенных потребностей, а для обозначения ситу­аций, инициирующих деятельность, использовать термин «по­буждение».



В ряде работ мотив рассматривается только как интеллекту­альный продукт.

Так, Ж. Годфруа (1994) пишет, что мотив — это соображение, по которому субъект должен действовать. По X. Хекхаузену (1985), мотив — это лишь «конструкт мышления», теоретичес­кое построение, а не реально существующий психологический феномен. За мотив он принимает либо:

1) потребность (потребность во властвовании, называемая им «мотивом власти», потребность в достижении — «мо­тив достижения»; либо

2) личностные диспозиции (тревожность и др.; либо

3) внешние и внутренние причины того или иного поведе­ния (оказание помощи, проявление агрессии).

Противоречия существуют по вопросу, к чему относятся мо­тивы и мотивации — к действию, к деятельности?

А.Н. Леонтьев писал в 1956 г., что мотив побуждает от­дельное, частное действие, в более поздних работах он утвер­ждал, что термин относится только к деятельности. Это ут­верждение можно считать правомерным, так как каждое дей­ствие в составе какой-то деятельности не имеет собственного мотива, хотя это не значит, что эти действия немотивирован­ны. Однако цели деятельности и каждого действия в ней не совпадают.

Согласно же представлениям Р.А. Пилояна (1984), мотив, наоборот, относится к действиям, деятельность же он рассмат­ривает в контексте понятия «мотивация». В этом он солидарен с М.Ш. Магомед-Эминовым (1987), который связывает моти­вацию не только с подготовкой детальности, но и ее осуществ­лением.

Таким образом, проблема мотивации и мотивов остается остродискуссионной, трудноизучаемой экспериментально, а так как мотивационная сфера является ядром личности, то изучение мотивации человеческого поведения становится на­сущной задачей науки. Тем более без понимания того, чем же мотивировано поведение потребителя в каждом конкретном случае обращения в сервисные службы, деятельность профес­сионала в сфере продаж вряд ли будет достаточно успешной и целенаправленной.



В «Словаре русского языка» СИ. Ожегова говорится, что цель — это то, к чему стремятся, то, что надо осуществить, т.е. целью могут быть предмет, объект, действия.

С.Л. Рубинштейн предмет удовлетворения потребности тоже рассматривает как цель, он говорит, что предметы стано­вятся объектами желаний — возможными целями субъекта, когда он включает их в практическое осознание своего отноше­ния к потребности.

Леонтьев и его последователи отделяют мотив от цели, при­нимая в качестве последней только действие по удовлетворе­нию потребности или вообще не уточняя ее. Мотив у него — это то объектное, в чем потребность концентрируется в данных ус­ловиях и на что направлена деятельность. Воспринимаемый (мыслимый) предмет, приобретая свою побудительную функ­цию, становится мотивом. «Опредмечивание потребности» придает побуждению смысл, побудителем деятельности высту­пает не сам предмет, а его значение для субъекта. Он приписы­вает мотиву смыслообразующую функцию, когда побуждает к действию не желание чем-либо завладеть, а интерес к нему, по­лучение от него удовольствия (например, творческая деятель­ность — снятие психологического напряжения личности, а зна­чит, получение удовольствия).

Манукян поддерживает Леонтьева и считает ошибочной точку зрения философов-материалистов Древней Греции — Аристотеля, Лукренция Кара (в наше время — Л.И. Божович и др.), что нужда заставляет человека создавать предметы удов­летворения потребностей. По мнению Манукяна, потребности с конкретным предметным содержанием порождают опреде­ленные предметы и явления. Он полагает, что не потребность вызывает деятельность, а предмет потребности или его образ. Так, он считает, что биологические потребности вначале высту­пают как психологическое состояние напряжения, при котором человек не знает, чего ему хочется, и лишь встречаясь с объектом, могущим снять напряжение, человек начинает действо­вать, стремясь к этому объекту. При этом автор оказывается на позиции бихевиоризма, который рассматривает детерминацию поведения по типу стимул-реакция (S-R), когда потребность как бы совсем и не нужна.

Более справедливо высказывание И.М. Соченова: «...жиз­ненные потребности родят хотения, и уже эти ведут за собой действия, хотения будут тогда мотивом или целью, а движе­ния — действием или средством достижения цели... Без хотения как мотива или импульса движение было бы вообще бессмыс­ленно» (1952). Предметы могут обладать силой привлекательно­сти, но это, скорее, характеристика стимула, а не мотива. В связи с представлением о мотиве как о предмете говорят, о роли моти­ва в формировании потребностей, а не о роли потребностей в формировании мотива, т.е. процесс мотивации ставится с ног на голову.

Еще с прошлого века так трактовался мотив многими психо­логами, поэтому говорить о «побудительных» мотивах — все равно, что сказать «масло масляное»: мотив всегда побуждает что-либо делать или не делать. Следует обратить внимание на то, что не строгость в терминах привела к тому, что мотив стал пониматься как любая причина, вызывающая побуждение, т.е. мотивами стали стимулы, а «побудитель» и «побуждение» стали синонимами.

Биологи, физиологи и психологи-бихевиористы за мотив в основном принимали внешний стимул. Олпорт справедливо от­мечает, что в качестве объектов, побуждающих деятельность че­ловека, могут выступать и отсутствующие (представляемые) объекты. То есть побудителей поведения может быть много, но не все они могут быть отнесены к мотивам. При этом возникает вопрос, что может служить критерием различения мотивационных и немотивационных детерминант.

В западной психологии решением этого вопроса является различение способа (как) и причины (почему) поведения: к мо­тивации относят только причины. При этом считается, что мо­тивация отвечает за стратегическую направленность поведения на цель, а способ поведения, его тактическая реализация опре­деляется не причиной, а опытом, научением. Вместе с тем, как отмечал В.К. Вилюнас (1990), отдельные механизмы мотивации отвечают именно за способ поведения, т.е. за то, как делается. С.Л. Рубинштейн писал: «Мотивация — через психику реализу­ющаяся детерминация. Большинство отечественных и зарубеж­ных психологов считают, что мотив — это не любое возникшее в организме человека побуждение (понимаемое как состояние), а внутреннее осознанное побуждение, отражающее готовность человека к действию или поступку. Таким образом, стимул вы­зывает (побуждает) действие или поступок — внутреннее осоз­нанное побуждение, принимаемое многими психологами в каче­стве мотива. В то же время ряд психологов (в частности А.А. Файзуллаев, 1985,1987, 1989) не сводят мотив к побуждению и даже, более того, отделяют мотив от побуждения.

Ограниченность этих схем очевидна, так как если оторвать побуждение от мотива, то он теряет побудительную силу. Но в то же время свести мотив только к побуждению также нет дос­таточных оснований.

Во-первых, побудительностью обладает и потребность, при­чем побуждения можно рассматривать как состояние внутрен­него (потребностного) напряжения — состояние, одинаковое для разных мотивов.

Во-вторых, побуждение не раскрывает содержательную сто­рону мотива, не объясняет причину и смысл проявляемой чело­веком активности (если, конечно, не принимать, как В.И. Ко­валев, за побуждение сам мотив). Например, побуждение к за­нятиям спортом может быть сначала обусловлено необходимо­стью укрепления здоровья, затем получением удовольствия от процесса, потом — стремлением достигнуть высот в спорте (так и стремление к отдыху может быть обусловлено желанием, по­требностью в сохранении и укреплении здоровья, с одной сто­роны, а с другой — приобретением новых знакомств, занятием любимыми увлечениями, т.е. получением удовольствия от об­щения, от реализации своих интересов, устремлений).

Таким образом, само побуждение не может дать ответа на вопросы — почему, для чего, из-за чего.

В-третьих, мешает принятию побуждения за мотив и то, что у человека имеются поступки, связанные с обоснованным (мо­тивированным) отказом что-либо делать, т.е. в соответствии с мотивом можно не только действовать, но и бездействовать. Та­кие мотивы называются отрицательными.

Признавая в большинстве случаев за мотивом побудитель­ную силу, психологи различаются во взглядах на истоки побуди­тельности.

Одни считают, что побуждение берется от потребности, дру­гие — от предмета ее удовлетворения. Кроме того, сама роль по­буждения рассматривается по-разному. У одних — это побужде­ние к действию, у других — то, что побуждает к постановке це­лей. В ряде случаев побуждение подменяется его причинами: идеалами, ценностными ориентациями, потребностями, целя­ми, интересами.

Существуют также следующие точки зрения на мотив.

· Мотив как намерение (К. Левин, Л.И. Божович и др.). От­мечается, что намерения возникают на базе потребностей, которые не могут быть удовлетворены прямо, а требуют ряда промежуточных действий, не имеющих собственной побудительной силы, или же когда цель деятельности от­далена, ее достижение отсрочено. При этом намерение является результатом влияния потребности, с одной сторо­ны, и интеллектуальной активности — с другой. Таким об­разом, признание за намерением побудительной силы указывает на его связь с мотивацией и мотивом.

Но намерение не раскрывает первопричину поступка или действия, а в ряде случаев, когда цель, выбираемая человеком, отдалена по времени, не содержит и побуж­дения.

· Мотив как устойчивые личностные проявления (М. Мадсен, 1959; Дж. Аткинсон, 1964; К.К. Платонов, B.C. Мер­лин, М.Ш. Магомед-Эминов). Однако принятие свойств личности за мотив тоже не решает проблемы, так как многие личностные свойства скорее являются потребно­стями, например, стремление к деятельности, к наслаж­дению, к новым впечатлениям, к самосохранению, само­уважению, знаниям, творчеству.

· Мотив как состояние (Философский энциклопедиче­ский словарь — 1983; Р.А. Пилоян, 1984; Дж. Гилфорд, 1956). Е.Р. Хилгард (1957) прямо пишет, что мотивом яв­ляется любое состояние организма, которое имеет влияние на начало или продолжение определенного поведения.

Е.П. Ильин считает, что свести мотив к состоянию также неправомерно, как принять за мотив нужду.

· Мотив как формулировка (К. Обуховский, 1972). Он счи­тает, что мотив — это формулировка цели и средств. Он сужает понятие мотива, не включая в него побудитель­ные факторы, связанные с состоянием напряжения, воз­никающим при потребностях.

В случае биологических потребностей личности этапы фор­мирования мотива следующие:

I -й этап — формирование первичного (абстрактного) мотива.

Этот этап состоит из формирования потребности и побуждения к поисковой активности. Для того чтобы нужда превратилась в потребность личности, надо, чтобы человек сделал значимой для себя ее ликвидацию.

2-й этап — поисковая активность.

При этом:

а) нужда должна быть осознанна (т.е. чтобы появилось чув­ство голода, жажды и т.п.);

б) чтобы это чувство по интенсивности достигло порога, за которым начинается беспокойство, т.е. чувство пережи­вается как неприятное;

в) переживание порождает состояние напряжения и аф­фективное стремление избавиться от него, восстановить равновесие.

Причем вначале у человека появляется лишь обобщенный образ удовлетворения потребности, т.е. абстрактная цель, без ее конкретизации (хочу пить, есть, не задумываясь, что конкретно хочу пить или есть).

Поисковая активность может быть внешней или внутренней.

· Внешняя осуществляется человеком, если он попадает в незнакомую обстановку, не обладает необходимой для принятия решения информацией и должен заняться по­иском во внешней среде реального объекта, который мог бы удовлетворить имеющуюся потребность.

· Внутренняя поисковая активность связана с мысленным анализом и выбором конкретных предметов удовлетво­рения потребностей. Аристотель писал: «Движет то, чего хочется, и благодаря этому приводит в движение рассу­док, так как желаемое представляет исходную точку для практического ума». С.Л. Рубинштейн писал, что мотив формируется по мере того, как человек учитывает, оце­нивает, взвешивает обстоятельства, в которых он нахо­дится, и осознает цель; из отношения к ним и рождается мотив в его конкретной содержательности, необходимой для реального действия.

Задачи второго этапа мотивационного процесса в случае удовлетворения личностных потребностей:

1) определение субъективной вероятности достижения ус­пеха при различных способах поведения и деятельности;

2) предвидение (прогнозирование) последствий выбирае­мого для достижения цели пути.

При этом могут учитываться реакции других людей на ваши действия, нравственные критерии поступков. В мотивации может быть несколько причин, побуждений, поэтому ее правильнее рас­сматривать как совокупность и последовательность ряда причин.

3-й этап — выбор конкретной цели и формирование намере­ний. Вслучае, когда конкретная цель не поставлена, мотивы на­зывают недейственными (А.Н. Леонтьев). Ильин с этим не со­гласен, по его мнению, первичный мотив действенен потому, что вызывает у человека поисковую активность.

Безусловно, первопричиной деятельности человека, его по­ступков являются потребности (правда, люди не всегда это по­нимают). Но вместе с тем нельзя отрицать и роль мышления в активности человека, ведь именно она, по существу, определя­ет, будет удовлетворяться потребность или нет, т.е. роль потреб­ности велика в придании энергии мотиву, в осознании нужды, но в направлении энергии по определенному руслу большее значение имеют мышление и воля человека. То есть третья ста­дия формирования мотива — выбор конкретной цели и форми­рование намерения ее достичь.

После рассмотрения различных вариантов удовлетворения потребности человек должен на чем-то остановиться, выбрать конкретную цель и способ ее достижения.

Рис. 1. Факторы, учитываемые субъектом при определении вероятности достижения успеха

О цели говорят как о структурном психологическом образо­вании (Ф. Хоппе), как об осознанном образе будущих результа­тов (O.K. Тихомиров, 1977), как о сложном многокомпонентном образе того, что человек хочет достичь. Цель характеризуется не только содержанием (чего хочу), но и уровнем качества (какой результат нужен — высокий, низкий). Поэтому ее выбор опреде­ляется имеющимся у человека уровнем притязаний. Субъективная трудность достижения цели определяет степень мобилизации че­ловека, его старания, терпеливость, настойчивость. Уровень при­тязаний определяется имеющейся у человека установкой (по­требностью в достижении успеха или избегания неудач). При этом важно учитывать тип решимости человека. У. Джемс выде­ляет:

· 1-й тип, связанный со страхом и печалью, парализующи­ми легкомысленные фантазии и побуждающими к серь­езным поступкам;

· 2-й тип, когда у человека нет разумного основания к дей­ствию, и оно побуждается усилием воли.

Лица с первым типом правильнее оценивают свои возмож­ности, обладают адекватным уровнем притязания. Люди второ­го типа имеют завышенную или заниженную самооценку, обла­дают неадекватным, завышенным или заниженным уровнем притязаний.

Таким образом, на третьей стадии формирования мотива возникает намерение достичь цели, побуждения воли, выража­ющееся в сознательном, преднамеренном побуждении к дей­ствию. С формированием этого побуждение заканчивается формирование конкретного мотива. То есть побуждение - лишь часть мотива.

Мотив — это системное образование, а побуждение — это его энергетическая сторона, состояние готовности начать дей­ствия. Дж. Роттер (1954) обозначает его как потенцию действия, а Л. Фестингер (1957) как мотивационное давление. В мотиве происходит сознательное отражение будущего на основании использования опыта прошлого.

Однако намерение и побуждение — не одно и то же. Наме­рение— это замысел, предположение сделать что-нибудь. На­мерение может быть и без побуждения, например, когда чело­век намерен что-то не делать, или же при наличии намерения у человека может не хватить решимости осуществить задуманное, т.е. он не сможет проявить силу воли.

Итак, мы изучили взгляды ученых на мотивированность по­ведения человека в реализации его потребностей. Далее рассмот­рим существующие подходы к классификации потребностей.

Вопросы и задания для самопроверки:

1. Охарактеризуйте различия понятий «потребность» и «мотив».

2. Дайте характеристику мотиву как намерению, как состоянию, как устойчивому личностному проявлению.

3. Разноплановость в толковании мотива у В.А.Иванникова, А.Б.Орлова, А.Н.Леонтьева.

4. Охарактеризуйте факторы, учитываемые субъектом при достижении успеха.

Раздел V. Понятие потребностей и их классификация

5.1. Определение потребностей

5.2. Классификации потребностей

5.3. Структурный анализ системы потребностей

В современном естествознании термин «потребность» имеет несколько значений.

«Потребность — в самом общем значении этого слова — су­щественное звено в системе отношений любого действующего субъекта, это определенная нужда субъекта в некоторой сово­купности внешних условий его бытия, притязание к внешним обстоятельствам, вытекающее из его сущностных свойств, при­роды». В таком качестве потребность выступает как при­чина деятельности (шире — как причина всякой жизнедеятель­ности). Этимология данного понятия такова, что оно распространяется на весь мир органической и социальной жизни, как бы указывая на естественную связь между этими двумя высшими формами движения материи. Именно этим обстоятельством объясняется многогранность понятия «потребность».

Более развернутое значение этой категории связано с конк­ретизацией представлений о субъекте деятельности, т.е. носите­ле потребностей. В качестве носителя могут выступать:

· биологический организм;

· человеческий индивид;

· сообщество людей (семья, род, племя, народ);

· социальная группа или социальный слой (класс, нация, сословие, поколение, профессиональная группа).

Специфика социологического анализа проблемы потребно­стей заключается в выяснении взаимоотношений между выде­ленными здесь социальными субъектами. Перекрещивание по­требностей этих субъектов, совпадение между ними, их объеди­нение, сходство и конфронтация образуют сложную систему. Мера «материальности» или «духовности» потребностей, сте­пень их обобщенности, их «приземленность» или «возвышен­ность» определяются не только свойствами субъекта, но и пред­метом потребности.

Потребность есть свойство всего живого, выражающее пер­воначальную исходную форму его активного, избирательного отношения к условиям внешней среды. Потребности организма динамичны, взаимозаменяемы, цикличны. Потребности живо­го организма — это биологические потребности, нас же более будут интересовать социальные потребности. Особенность по­требности как исходного внутреннего стимула состоит в том, что на этом уровне наблюдается зависимость субъекта от опре­деленного круга внешних условий. Посредством удовлетворе­ния потребностей внешние условия переходят внутрь, условия формируют потребность, а она, в свою очередь, замыкается на данных внешних условиях. Потребность связана с деятельнос­тью человека, и эта связь носит двусторонний характер: потребность стимулирует деятельность, но и сама деятельность стано­вится предметом потребности. Кроме того, деятельность вызы­вает формирование новых потребностей, так как она нуждается в средствах, необходимых для ее осуществления. Орудия и сред­ства труда становятся объектом потребностей.

Потребности соответствуют духу времени, в одни эпохи это дух предпринимательства, в другие — дух отчаяния и недоволь­ства, в третьи — дух оптимизма, коллективизма, веры в будущее. Понятие «потребность» обобщает нужды людей, их стремле­ния, притязания, требующие постоянного удовлетворения. Без удовлетворения этих потребностей на уровне, задаваемом куль­турными и историческими стандартами, невозможна жизнеде­ятельность общества, невозможно общественное воспроизвод­ство. При развитии систем производства — средств транспорта, радио, телевидения, телефона и т.д. насущными становятся по­требности в общении, перемещении, образовании, информа­ции и т.д. Общество, не заботящееся о воспроизводстве и разви­тии человеческих потребностей, деградирует. Потребности лич­ности и другие стимулы ее поведения формируются не только под влиянием ее социального положения, но и под воздействи­ем всего образа жизни, духовной культуры общества, социаль­ной психологии различных общественных групп.

Все потребности классифицируются в зависимости от крите­рия, положенного в основу классификации на различные группы:

· материальные — духовные;

· индивидуальные — групповые;

· производственные — непроизводственные;

· рациональные — нерациональные;

· текущие — ожидаемые;

· реальные — идеальные;

· жизненно важные — второстепенные;

· традиционные — новые;

· постоянные — временные;

· возвышенные — низменные.

Чаще всего потребности делятся по происхождению на био­генные (первичные) и социальные (вторичные).

К числу первичныхотносятся потребности в самосохране­нии, т.е. пище, воде, отдыхе, сне, тепле, сохранении здоровья, воспроизведении потомства и др.

К вторичным потребностям относятся потребности в само­утверждении, общении, различных достижениях, дружбе, люб­ви, знаниях, саморазвитии, творчестве, самовыражении. Все потребности человека (первичные и вторичные) носят соци­альный характер, формы их проявления зависят от уровня раз­вития культуры, общества. Само «рождение» различных потреб­ностей человека происходит в процессе общественно-истори­ческого развития. Чем разнообразнее деятельность человека, тем богаче его потребности и тем сложнее система ценностей, так как именно потребности человека являются основами фор­мирования его ценностей.

Многообразие человеческих потребностей обусловлено многогранностью человеческой природы, а также разнообрази­ем условий (природных и социальных), в которых они проявля­ются. Трудность и неопределенность выделения устойчивых групп потребностей не останавливает многочисленных иссле­дователей в поисках наиболее адекватной классификации по­требностей. Но мотивы и основания, с которыми подходят раз­личные авторы к классификации, совершенно разные. Одни основания у экономистов, вторые — у психологов, третьи — у социологов. В итоге каждая классификация оригинальна, но узкопрофильна, не пригодна для общего употребления. Так, на­пример, польский психолог К. Обуховский насчитал 120 клас­сификаций. Сколько авторов, столько и классификаций. П.М. Ер­шов в книге «Потребности человека» считает наиболее удачными две классификации потребностей: Ф.М. Достоевского и Гегеля.

Достоевскийделил множество интересов и потребностей людей по усложнению их содержания на три группы:

1. Потребности в материальных благах, необходимые для поддержания жизни.

2. Потребности познания.

3. Потребности всемирного объединения людей.

Гегель делил потребности на четыре группы:

1. Физические потребности.

2. Потребности права, законов.

3. Религиозные потребности.

4. Потребности познания.

Первую группу, по Достоевскому и по Гегелю, можно на­звать витальными потребностями; третью, по Достоевскому, и вторую, по Гегелю, — социальными. А вторую, по Достоевскому, и четвертую, по Гегелю, — идеальными.

Очевидно, что все категории потребностей можно разделить на две группы:

· потребности существования (в пище, одежде, безопасно­сти, причастности);

· потребности достижения целей жизни (материальные, социальные, интеллектуальные, духовные).

Для потребностей существованияможно выделить два уровня удовлетворения: минимальный и базовый. Минимальный уровень удовлетворения потребностей может быть представлен временем, которое тот или иной индивид затрачивает на удовлетворение по­требностей в пище, одежде, жилье, безопасности (принято считать эти .затраты времени примерно равными половине времени бодр­ствования). У большинства людей уровень удовлетворения по­требностей существования влияет на структуру интеллектуальных, социальных, духовных потребностей. После достижения базовых уровней удовлетворения потребностей существования формиру­ются потребности достижения целей.

При этом такие потребности достижения целей жизни, как материальные,считаются нормой для каждой группы населе­ния, если уровень их удовлетворения равен базовому. При превышении базового уровня потребности могут выступать как по­требности в роскоши.

Социальные потребноститакже можно разделить на две группы:

· преимущественно эгоистические (потребность в славе, власти, признании, уважении и др.);

· преимущественно альтруистические (потребность в благо­творительности, любви к детям, родителям, к другим людям.

Интеллектуальные потребности— это потребности в знани­ях, творчестве.

Духовные потребности— потребности в духовном совершен­ствовании, вере, истине, правде.

Перечисленные потребности достижения целей жизни обыч­но проявляются либо как стремление к большему удовлетворе­нию потребностей существования (потребности в роскоши, при­знании, славе), либо как появление новых групп потребностей (в знаниях, в творчестве, духовном совершенствовании).

Это означает, что данные потребно­сти могут доминировать с равной интенсивностью для разных категорий людей. В то же время потребности существования имеют два уровня, причем базовые уровни удовлетворения по­требностей существования могут иметь значительные индиви­дуальные и групповые различия. Следует еще раз заметить, что потребности достижения целей жизни становятся доминирую­щими на базовом уровне удовлетворения потребностей суще­ствования. В пределах потребностей существования традицион­ная иерархия потребностей (физиологические, безопасности, в причастности) может быть единой для всех людей только в пре­делах минимального уровня их удовлетворения.

Структурный анализ тесно связан с рассмотрением состава системы потребностей, основными элементами которого явля­ются виды, группы, блоки потребностей. Перед наукой стоит важная задача каталогизировать потребности человека. Некото­рые ученые представляют эту каталогизацию как дифференциро­ванную на две или несколько дополняющих подсистем, постро­енных по принципу «вертикаль — горизонталь». Система, раз­вернутая в вертикальной плоскости, включает потребности на всех этапах филогенеза человека, а горизонтальная — полный набор потребностей того или другого субъекта в данный момент времени. Чаще всего встречаются схемы потребностей, постро­енные по принципу происхождения. Выделяются либо две груп­пы потребностей — естественные(низшие, первичные, сомати­ческие, биогенные, висцерогенные, физические) и социальные(высшие, вторичные, социогенные, искусственные), либо три — природные, природно-общественные, общественные (социальные);либо пять, если общественные потребности разделяются на эко­номические, интеллектуальныеи собственно- социальные.

Часто в классификациях социальные потребности не выде­ляются в самостоятельный класс. И.В. Бестужев-Лада предложил разветвленную схему оснований деления потребностей. И.В.Бестужев-Лада классифицирует потребности по их видам:

• по генезису (происхождению) - биогенные и социогенные:

• по сфере жизнедеятельности общества - материальные и духовные;

• по сфере жизнедеятельности личности - физиологические, интел­лектуальные, социальные;

• по субъекту потребности - общечеловеческие, групповые, инди­видуальные;

• по отношению к социальным ценностям - рациональные и нераци­ональные (разумные и неразумные);

• по степени распространения - глобальные и локальные;

• по продолжительности действия - постоянные и временные;

• по возможности удовлетворения - реальные и нереальные;

• по степени настоятельности - жизненные и второстепенные;

• по степени развития - неразвитые, нормальные, чрезмерные;

• по времени появления - традиционные, новые, текущие, предвидимые.

Главными или первыми критериями в этой классификации являются генетический критерий и следующие по значимости сферы жизнедеятель­ности общества и личности. Критерий второго порядка - субъект потреб­ности. Остальные классифицируются как критерии третьего порядка.

Существуют попытки построить структуру потребностей на основе минимального их числа, необходимого для нормального функционирования человека.

Например, К. Обуховский выде­лил нижеследующие типы потребностей, свойственных людям определенного культурного уровня:

1) потребность самосохранения;

2) потребность размножения;

3) потребности, обеспечивающие правильное развитие личности:

· познавательная;

· эмоционального контакта;

· смысла жизни.

На базе этих общих потребностей функционируют группы индивидуальных потребностей, отражающих особенности их носителей, их личностный опыт. Но вместе с тем схема К. Обуховского не выделяет «этажи» потребностей и не может служить основой для построения их иерархии.

Так, Г.Л. Смирнов показал, что любая типологизация соци­альных потребностей должна увязываться с основными характеристиками закономерностей общественного развития. При­няв в качестве критерия необходимость сохранения и развития социального организма и специфику реализации этой необхо­димости через образ и условия жизни личности в истории обще­ства, в системе социальных потребностей личности можно вы­делить два уровня: уровень потребностей существования (ба­зисных) — низший уровеньи уровень потребностей всесторон­него развития — высший уровень.

На основе необходимостей процесса жизнедеятельности личности можно выделить подуровни потребностей с учетом времени и сферы их реализации, а также доминирования.

Таких необходимостей несколько:

· необходимость самосохранения и социализации (под­держание жизнедеятельности организма, воспитание, обучение);

· необходимость трудовой деятельности и самоутвержде­ния (приобретение профессии, социального статуса, уча­стие в жизни коллектива);

· необходимость продолжения рода и упорядочения се­мейной жизни (любовь, супружество, семья, дети);

· необходимость самосовершенствования, развития и са­мовыражения (самообразование, творчество, физкульту­ра и спорт);

· необходимость коммуникации и передвижения.

Две первые необходимости выступают основой потребнос­тей низшего уровня, а необходимость в самосовершенствова­нии, развитии, самовыражении — основой потребностей выс­шего уровня.

Необходимость продолжения рода и упорядочения интим­ной жизни является промежуточной связью между уровнями.

Необходимость коммуникации и передвижения подчинена остальным необходимостям и проявляется в виде соответствую­щих потребностей на всех уровнях. Их можно назвать сквозны­ми по отношению к системе потребностей.

С иерархией необходимостей связаны пять подуровней по­требностей:

Первый— бытовые потребности, потребности в соци­альных гарантиях и обеспечении, потребности в освое­нии и усвоении социальных ценностей.

В первом подуровне можно выявить комплексы потребностей:

а) в товарах народного потребления и услугах (потребность в жилище, в домашнем хозяйстве, питании, гардеробе, отдыхе, передвижении);

б) в функционировании социальных институтов, обеспечи­вающих реализацию прав и обязанностей граждан — по­требность в социальных гарантиях и социальном обеспе­чении (социальное страхование, образование, охрана здоровья и др.);

в) в участии в общественных организациях (потребность в принадлежности).

Второй— трудовые потребности и потребности само­утверждения (потребность в труде, профессии, ква­лификации, продвижении по службе, общении в про­фессиональной среде, в нормальном нравственно-психологическом климате в коллективе, в статусе, в активной жизненной позиции, потребность в уверен­ности в будущем).

Третий— потребности, связанные с интимной жиз­нью и образованием семьи (семейные потребности). Этот уровень потребностей обеспечивает связь между первым, вторым, четвертым и пятым уровнями.







Сейчас читают про: