double arrow

Сферы публичного и частного права


В сфере публичного права всегда доминирует государство, так как его нормы выражают прежде всего интересы государства и общества. Что же касается граждан или создаваемых ими организаций, то они, будучи участниками публично-правовых отношений, обязаны следовать устанавливаемым им в законах и подзаконных актах предписаниям. Говоря о соотношении публичного и частного права, древнеримские юристы отмечали: «Jus publicum privatorum pactis mutari поп potest» («Публичное право не может быть изменено соглашением частных лиц»). Поэтому публичное право, как правило, имеет императивный характер, жестко предписывает физическим и юридическим лицам варианты обязательного (иногда и дозволенного) поведения.

В частноправовых отношениях в отличие от публично-правовых вмешательство государства является ограниченным. Это сфера господства доброй воли и частной инициативы лиц — участников правоотношений. Частное право направлено прежде всего на защиту интересов граждан, частных лиц в их взаимоотношениях с государством, выступающим в качестве юридического лица и с другими частными лицами. Оно зиждется на юридически значимом соглашении отдельных лиц.

Сфера частноправовых отношений опосредуется нормами таких отраслей права, как гражданское, семейное, трудовое, земельное, коммерческое право и др. Публично-правовые отношения возникают в результате реализации норм конституционною, административного, уголовного, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права и некоторых других отраслей.

Однако в реальной жизни абсолютной грани между публично-правовой и частноправовой сферами не может быть. Частноправовые элементы нередко имеются в публично-правовых отношениях, и наоборот. Например, в частноправовых отношениях, возникающих в результате реализации норм семейного права, появляются элементы публичного права во всех тех случаях, когда речь идет о расторжении брака, взыскании алиментов и т. п., осуществляемых в строго определенном, предусмотренном нормами публичного права судебном порядке. В предпринимательском праве, например, есть нормы, призванные регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами, имеющие субординационный характер (регистрация, лицензирование и проч.). В государственном (конституционном) праве, наоборот, существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.). Это предопределило различие взглядов на проблему деления права на частное и публичное.

В российской правовой мысли, как и в юридической науке других стран, отношение к делению права на частное и публичное было неоднозначным. До XIX в. этого деления вообще не наблюдалось, что во многом связано с высокой значимостью роли общинного права (а отчасти и обычая). В XIX в. в России ситуация изменилась и деление системы права на публичное и частное признавалось вплоть до Октябрьской революции 1917 г.




С проведением национализации в стране, приведшей к ликвидации института частной собственности и исчезновению основанных на нем общественных отношений, деление системы права на публичное и частное утратило значение. Позиция официальных и с другими частными лицами. Оно зиждется на юридически значимом соглашении отдельных лиц.

Сфера частноправовых отношений опосредуется нормами таких отраслей права, как гражданское, семейное, трудовое, земельное, коммерческое право и др. Публично-правовые отношения возникают в результате реализации норм конституционного, административного, уголовного, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права и некоторых других отраслей.

Однако в реальной жизни абсолютной грани между публично-правовой и частноправовой сферами не может быть. Частноправовые элементы нередко имеются в публично-правовых отношениях, и наоборот. Например, в частноправовых отношениях, возникающих в результате реализации норм семейного права, появляются элементы публичного права во всех тех случаях, когда речь идет о расторжении брака, взыскании алиментов и т. п., осуществляемых в строго определенном, предусмотренном нормами публичного права судебном порядке. В предпринимательском праве, например, есть нормы, призванные регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами, имеющие субординационный характер (регистрация, лицензирование и проч.). В государственном (конституционном) праве, наоборот, существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.). Это предопределило различие взглядов на проблему деления права на частное и публичное.



В российской правовой мысли, как и в юридической науке других стран, отношение к делению права на частное и публичное было неоднозначным. До XIX в. этого деления вообще не наблюдалось, что во многом связано с высокой значимостью роли общинного права (а отчасти и обычая). В XIX в. в России ситуация изменилась и деление системы права на публичное и частное признавалось вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Оно поддерживалось и развивалось такими государствоведами и правоведами, как П. И. Новгородцев, Н. М. Коркунов, Л. И. Петражицкий, Г. Ф. Шершеневич и др.

С проведением национализации в стране, приведшей к ликвидации института частной собственности и исчезновению основанных на нем общественных отношений, деление системы права на публичное и частное утратило значение. Позиция официальных властей по этому поводу была четко сформулирована В. И. Лениным в 1922 г. в письме к Народному комиссару юстиции РСФСР Д. И. Курскому в связи с подготовкой первого советского Гражданского кодекса. Глава Советского правительства писал, что «мы ничего частного не признаем», для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное. Не случайно большинство авторов советского периода к делению права на публичное и частное относились отрицательно.

В конце 80-х — начале 90-х гг. XX в. отношение к этой проблематике изменилось, частное право стало рассматриваться как фактор общественного прогресса. В 1991 г. был создан Исследовательский институт частного права при Президенте РФ — государственное учреждение, осуществляющее научно-профессиональную разработку и экспертизу проектов правовых актов, направленных на установление общих правовых начат гражданского общества и развитие рыночных отношений.

В настоящее время в системе права России при сохранении её деления на отрасли и институты используется классификация права на публичное и частное, как и во многих других странах мира. Тем не менее нашей стране еще предстоит найти оптимальное соотношение между публично-правовыми (т. с. общественно-государственными) и частноправовыми интересами и соответствующим правовым регулированием . С одной стороны, традиционный приоритет публичного начала исторически пронизывает правовую и политическую идеологию (и даже психологию). С другой стороны, в ходе исторического развития грани между публичным и частным правом в ряде областей жизни общества стираются, возникают смешанные публично-правовые и частноправовые отношения (по трудовым вопросам, социальному обеспечению и др.).

66. Юридический процесс: понятие и виды

Если исходить из общего понятия процесса как последовательной смены состояний, каких-либо явлений, хода развития чего-либо80, то можно выделить его типы: химические, биологические, социальные и др. Среди социальных существуют такие родовые общности, как производственные, творческие, юридические и др. процессы. А по другому критерию различают управляемые (организованные) и стихийные (миграционные, рыночные и др.) процессы.

Интересующий нас род характеризуется такими признаками:

• это сознательная, целенаправленная деятельность;

• она состоит в реализации властных полномочий субъектами публичной власти;

• она запрограммирована на достижение определенного юридического результата, решение индивидуально-конкретных дел81 (избрание губернатора, принятие закона, решение спора, наказание виновного и др.);

• она документируется: промежуточные и окончательные итоги процесса отражаются в официальных документах;

• имеется развернутая детальная регламентация этой деятельности юридическими нормами.

Конечно, это очень широкое понимание юридического процесса, но оно все же не включает некоторые виды юридической деятельности, например, договорную, делопроизводство.

Проф. В. И. Леушин определяет его как «урегулированный процессуальными нормами порядок деятельности компетентных государственных органов, состоящий в подготовке, принятии, документальном закреплении юридических решений общего или индивидуального характера»82. Это определение отражает разные подходы к пониманию юридического процесса.

Во-первых, эта деятельность осуществляется в определенном порядке. Порядок, процедура, процессуальная форма — это, хотя и очень важная черта процесса, но она только лишь способ упорядочения главного — властной деятельности.

Во-вторых, принятие решений — правовой фокус процессуальной деятельности. В избирательном, правотворческом и иных процессах принятием акта данный процесс и завершается или это служит основой для начала другого процесса. Но в ряде процессов (гражданском, административно-юрисдикционном и др.) принятый акт должен быть исполнен.

В-третьих, после появления муниципального права, преобразования низовых государственных органов в муниципальные, корректнее говорить о юридическом процессе как о властной деятельности субъектов публичной (государственной и муниципальной) власти. К тому же участниками процессуальных отношений являются и невластные субъекты, интересы которых затрагивает осуществление власти.

Сторонники понимания процесса только как юрисдикционной деятельности всякую иную урегулированную правом деятельность называют процедурами. Возникает вопрос, как соотносятся эти понятия. «Процедура — официальный порядок действий, выполнения, обсуждения чего-либо»83. Это более широкое понятие, чем юридический процесс: она может быть и при ведении не юридических дел, может быть разовой (регламент собрания) и т. д.

Представляется, что юридический процесс — это одна из разновидностей процедуры, причем наиболее совершенная (как, например, самолет среди транспортных средств). Процедура властной государственной деятельности становится ее наиболее совершенной формой — юридическим процессом, когда она регулируется общими правилами, правовыми нормами и, что очень важно, регулируется полно, детально. Наличие отдельных и даже ряда процессуальных норм еще не превращает официальную процедуру в юридический процесс. Диалектическое превращение количества в качество происходит тогда, когда возникает развернутая регламентация властной деятельности системой процессуальных норм. Так за последние годы возникли арбитражный, избирательный, законодательный84 процессы.

Превращение деятельности субъектов государственной власти в упорядоченный процесс принятия решений и их исполнения осуществляется с помощью процессуальных норм. Наличие развернутого процессуального законодательства — главный признак юридического процесса. Чем более детально и полно оно регламентирует функционирование власти, чем дальше идет процессуализация, тем лучше для общества, государства, граждан. Процессуализация создает условия для повышения эффективности всей государственной и муниципальной работы. Почему?

Во-первых, соответствующие правила закрепляют оптимальные (с точки зрения субъектов правотворчества) технологии осуществления публичной властной деятельности, алгоритмы ее функционирования.

Во-вторых, процессуализация означает самоограничение власти, способствует унификации властных процедур, повышению их гласности. Развитие процессуального законодательства — это один из важнейших путей реализации основного принципа правового государства — подчинение власти праву.

В-третьих, процессуальные нормы информируют невластных субъектов о порядке решения вопросов, закрепляют гарантии реализации их прав и законных интересов, право на защиту. Соответственно объекты административного воздействия превращаются в субъектов процессуальных правоотношений.

Юридический процесс можно сравнить с технологией (изготовления продукции и т. п.). Но технология больше зависит от объективных факторов.

Как родовая общность, сложная система юридического процесса состоит из множества элементов. Их группировка может быть проведена по разным критериям.

Большое значение имеет группировка разновидностей процесса по отраслевому признаку. Обычно выделяют уголовный, гражданский, административный процессы.

Также существуют несколько конституционных процессов. Это избирательный, проведения референдумов, законодательный, бюджетный процессы и конституционное судопроизводство. Есть основания выделить индивидуальные конституционные процедуры выражения недоверия правительству, отрешения Президента (губернатора, мэра) от должности как еще один конституционно-юрисдикционный процесс.

По признаку субъекта властной деятельности можно выделить судопроизводство, процессы всенародного голосования (выборы Президента, губернаторов, депутатов и др., проведение референдумов), процессы осуществления представительной (правотворческие, бюджетные и др.), а также государственной исполнительной власти.

По содержанию различаются процессы правотворчества, регулятивного правоприменения (оперативно-распорядительные, правонаделительные) и юрисдикционные. Они отличаются тем, какой акт готовится, принимается, исполняется.

Процессуальное законодательство регулирует основные элементы властной деятельности. Оно закрепляет:

• какие действия, в какой последовательности могут совершать участники властеотношений;

• принципы и цели деятельности;

• круг участников процессуальных отношений, их права и обязанности («процессуальные роли»);

• подведомственность дел, отдельных вопросов, действий;

• в каких документах и как фиксируются властные акты, принимаемые в ходе разрешения юридических дел (в том числе и правотворческих);

• сроки совершения процессуальных действий;

• виды и источники доказательств;

• гарантии соблюдения процессуальных норм, законности и обоснованности принимаемых актов, в том числе процессуальные и иные санкции за нарушение соответствующих правил;

• правила возмещения расходов, связанных с осуществлением процессуальных действий (лицензирования, рассмотрения дел о нарушении таможенных правил и др.).

Названные элементы — конструктивные части процессуальной формы. Вместе они образуют содержание процессуальной формы, ядро процессуального законодательства. Таким образом, процессуальная форма — это система процессуальных норм, закрепляющих совокупность требований, предъявляемых к действиям участников процесса, соблюдение которых способствует принятию эффективных властных актов и их исполнению.

67. Соотношение системы права и системы законодательства

Система права и система законодательства есть тесно взаимосвязанные, но самостоятельные категории, представляющие два аспекта одной и той же сущности – права. Они соотносятся между собой как содержание и форма. Система права как его содержание – это внутренняя структура права, соответствующая характеру регулируемых им общественных отношений. Система законодательства – внешняя форма права, выражающая строение его источников, т.е. систему нормативно-правовых актов. Право не существует вне законодательства, а законодательство в широком его понимании и есть право.

Структура права носит объективный характер и обусловлена экономическим базисом общества. Она не может строиться по произволу законодателя. Ее элементами, как известно, являются: норма права, отрасль, подотрасль, институт и субинститут, которые в своей совокупности призваны максимально учитывать многообразие регулируемых общественных отношений, их специфику и динамизм. Обновление системы права связано прежде всего с развитием и совершенствованием общественных процессов, актуальность которых способствует появлению новых правовых институтов и отраслей.

Вместе с тем структура системы права не может быть раскрыта с достаточной полнотой и точностью, если не видеть ее органического единства с внешней формой права – системой законодательства. Законодательство – это форма существования прежде всего правовых норм, средство придания им определенности и объективности, их организации и объединения в конкретные правовые акты. Но система законодательства – не просто совокупность таких актов, а их дифференцированная система, основанная на принципах субординации и скоординированности ее структурных компонентов. Взаимосвязь между ними обеспечивается за счет различных факторов, главным из которых является предмет регулирования и интерес законодателя в рациональном, комплексном построении источников права.

Отраслевая обособленность венчает систему законодательства. Подобное обособление возможно при условии, если оно отражает особенности содержания правового регулирования. Обособить в законодательстве можно только то, что обособляется в действительности. Строение законодательства понимается как система лишь потому, что оно является внешним выражением объективно существующей структуры права.

Структура права для законодателя выступает как объективная закономерность. Поэтому в его решениях о системе законодательства, строении нормативно-правовых актов неизбежно проявляется реальная, объективно обусловленная потребность существования самостоятельных отраслей права, подотраслей, институтов, юридических норм. В процессе правотворчества законодатель должен исходить из особенностей отдельных подразделений права, своеобразия их соотношения друг с другом.

Однако система права и система законодательства не тождественны. Между ними имеются существенные различия и несовпадения, которые позволяют говорить об их относительной самостоятельности.

Во-первых, это выражается в том, что первичным элементом системы права является норма, а первичным элементом системы законодательства выступает нормативно-правовой акт. Юридические нормы отраслей права – это строительный материал, из которого складывается та или иная конкретная отрасль законодательства. Но при построении каждой законодательной отрасли этот строительный материал может употребляться в разном наборе и в различном сочетании определенного нормативного акта. Вот почему отрасли законодательства не всегда совпадают с отраслями права и такое несовпадение двояко.

В одних случаях мы можем констатировать факт, когда отрасль права есть, а отрасли законодательства нет (финансовое право, право социального обеспечения, сельскохозяйственное право и т.д.). Такие отрасли права не кодифицированы, а действующий в этой сфере нормативный материал разбросан по различным правовым актам, нуждающимся в унификации.

Не исключена и обратная ситуация, при которой отрасль законодательства существует без отрасли права (таможенное законодательство, Воздушный кодекс РСФСР и т.д.).

Может быть и идеальный вариант, когда отрасль права совпадает с отраслью законодательства (гражданское право, уголовное, трудовое, административное и т.д.). Такой вариант наиболее желателен, ибо сближение двух систем, их гармоничное развитие повышает эффективность функционирования всего правового механизма.

Имеются так называемые комплексные отрасли законодательства, которые возникли из сочетания норм административного, гражданского и некоторых других отраслей права. Важнейшим из них является хозяйственное законодательство.

Во-вторых, система законодательства по объему представленного в нем материала шире системы права, так как включает в свое содержание положения, которые в собственном смысле не могут быть отнесены к праву (различные программные положения, указания на цели и мотивы издания актов и т.п.).

В-третьих, в основе деления права на отрасли и институты лежит предмет и метод правового регулирования. Поэтому нормы отрасли права отличаются высокой степенью однородности. Отрасли же законодательства,, регулируя определенные сферы государственной жизни, выделяются только по предмету регулирования и не имеют единого метода. Кроме того, предмет отрасли законодательства включает в себя весьма различные отношения, в связи с чем и отрасль законодательства не является столь однородной, как отрасль права.

В-четвертых, внутренняя структура системы права не совпадает с внутренней структурой системы законодательства. Вертикальная структура системы законодательства строится в соответствии с юридической силой нормативно-правовых актов, компетенцией издающего их органа в системе субъектов нормотворчества. В этом плане система законодательства непосредственно отражает национально-государственное устройство Российской Федерации, в соответствии с которым ведется федеральное и республиканское законодательство.

Единство принципов распределения правотворческой компетенции между государственными органами на каждом из указанных уровней позволяет выделить два субординационных среза законодательства:

1) акты высших органов государственной власти; 2) акты высших органов государственного управления. Вертикальная же структура права – это его деление на нормы, институты, отрасли и т.д.

В основе горизонтальной структуры законодательства лежат горизонтальные связи между элементами системы законодательства, обычно производные от характера взаимосвязей между составными частями предмета регулирования. При таком структурном раскладе отрасли законодательства не совпадают с отраслями права и их число превышает число отраслей права.

В-пятых, если система права носит объективный характер, то система законодательства в большей степени подвержена субъективному фактору и зависит во многом от воли законодателя Объективность системы права объясняется тем, что она обусловлена различными видами и сторонами общественных отношений. Субъективность законодательства относительна, ибо она тоже в известных пределах детерминирована определенными объективными социально-экономическими процессами.

Необходимость проведения различия между системой права и системой законодательства вызывается, помимо прочего, потребностями систематизации законодательства, т.е. деятельностью государственных органов, направленной на упорядочение законодательства, приведение его в стройную, логичную систему.

Установление правильного соотношения между системой права и системой законодательства – важная теоретическая и практическая задача. Надлежащее ее решение призвано обеспечить доступность, сокращение ненужной множественности актов, их согласованность и правильное применение на практике.

68. Правовые отношения: понятие и признаки, структура

Правоотношение - это общественное отношение, урегулированное нормами права, участники которого имеют соответствующие субъективные права и юридические обязанности. Иными словами, правоотношение - это разновидность общественных отношений, юридическая связь между его участниками, которые взаимодействуют посредством реализации гарантированных законом прав и обязанностей.

Понятие «правоотношение» представляет собой отношение между людьми, урегулированное правом. Правоотношения являются юридической формой взаимодействия между их участниками, складываются на основе правовых норм и в результате сознательно-волевых действий. Правоотношение всегда порождается правом, но норма права воздействует не на все отношения, а лишь на социально значимые, которые многократно повторяются и приобретают свойство регулярности. Но правоотношения могут возникать и из фактических отношений, когда норма приобретает сначала прецедентную форму, тип связей институализируется, и лишь затем государство признает наличие у фактического отношения свойств - правового отношения. «Правоотношение имеет двусторонний характер и представляет собой связь управомоченной и обязанной стороны. Двусторонний характер не указывает на количество участников правового отношения. Их может быть не два, а гораздо больше, однако все участники правоотношения обязательно связаны друг с другом взаимными правами и обязанностями, т.е. всегда праву одного соответствует обязанность другого субъекта правоотношения. Очень часто каждая из сторон является и управомоченной, и обязанной». В целом, правоотношение носит предоставительно-обязывающий характер. Проблема изучения правоотношений состоит в понимании способов и результатов воздействия права на поведение людей.

Признаки правоотношений:

-в правоотношении четко определен состав субъектов (правоотношение всегда возникает между конкретными лицами, сохраняется в большинстве случаев субъектный состав (правопреемство), субъекты персонально определены, кроме правоотношений абсолютного характера);

-связь между субъектами правоотношения является двусторонней (у сторон по отношению друг к другу возникают не только права, но и обязанности, если только речь не идет об односторонних сделках - завещании, дарении или отношениях строгого типа «должник - кредитор»);

-правоотношение возникает на основе норм права (но в данном случае происходит индивидуализация абстрактной по характеру изложения нормы права применительно к конкретному случаю на основе правоприменительного акта);

-в правоотношении четко определено взаимное поведение участников или взаимное наделение их правами и обязанностями (эта связь возникает посредством субъективных прав и юридических обязанностей);

-в правоотношениях права и обязанности строго возникают при наступлении определенных юридических фактов (порождающих, изменяющих или прекращающих правоотношение; эти факты должны подпадать под непосредственно предусмотренные составы гипотезы правовой нормы);

-сознательно-волевой характер правоотношения (в конкретные правоотношения, кроме правоотношений общего типа, вступают обычно дееспособные лица; для его возникновения необходимо проявление воли хотя бы с одной стороны);

-правоотношения возникают всегда по поводу реального блага (ценности) или в связи с законным интересом (именно эти блага и интересы и являются конкретным выражением содержания прав и обязанностей);

-правоотношения обеспечиваются возможностью государственного принуждения (они охраняются государством уже в силу того, что как модель, тип, вариант отношений предусмотрены конкретными нормами права; в этом также проявляется свойство правоприменительной способности государства).

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: