double arrow

Понятие и значение договора

Лекция № 16. Гражданско-правовой договор.

Гражданско-правовой договор является институтом опосредования хозяйственных правоотношений где излагаются все правила действия участников по осуществлению свих прав и исполнению обязанностей. Именно в этом документе стороны приобретают свои права и создают для себя обязанности.

Договор, наряду с законодательством, представляет собой важнейшее средство регулирования гражданско-правовых отношений. Заключение договора ведет к установлению юридической связи между его участниками. Издание законодательных актов, определя­ющих общие правила поведения, само по себе не порождает взаимо­отношений между субъектами, которым они адресованы. Заключе­ние же договора между конкретными лицами влечет возникновение конкретного отношения между ними. Договор выполняет функцию формирования правовых связей между определенными лицами.

Он не только создает взаимодействие между субъектами, но также определяет требования к порядку и последовательности всех действий, совершаемых участниками договорных отношений. Таким образом, договор выполняет регулирующую функцию - предусмат­ривает правовой режим поведения лиц в рамках возникшей связи.

Следует иметь в виду, что сам термин “договор” - многозначен. Так, договор - это, прежде всего, юридический факт, относящийся к правомерным действиям, направленным на достижение определен­ного правового результата (установление, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей). Договором является также само обязательственное правоотношение, возникшее из соглашения сто­рон (например, договор купли-продажи). Наконец, под договором понимается сам документ, т.е. письменный текст соглашения.

Договор - это наиболее распространенный вид сделки. К договорам применяются общие для всех сделок правила, в частности, об условиях действительности сделок, об их форме и т.д.

В русском гражданском праве под договором подразумевалось такое юридическое отношение, устанавливаемое добровольным соглашением двух или более лиц, в котором одни приобретают право требовать от других совершения или несовершения известного действия. Таким образом, договорное обязательство отличается от других обязательств тем, что возникновение юридического отношения немыслимо без воли, ведома и согласия обеих сторон, а характер отношений должен быть имущественным - приобретение, изменение, прекращение прав, носящих имущественный характер.

Всякий договор, по мнению профессора И.А.Покровского, является осуществлением частной автономии, т.е. “той активной свободы, которая составляет необходимое предположение гражданского права”. Поэтому верховным началом во всей этой области является принцип договорной свободы. Меновое хозяйство, свобода личности, труда, свобода избрания занятий, свобода передвижения, промышленности, рынка и конкуренции -вот те важные факторы, на которых развивались договорные отношения, основанные на принципе свободы договора.

В науке гражданского права этот вопрос рассматривался с положительной и отрицательной сторон. В первом случае принцип означал, что против своей воли никто не обязан вступать в договор. Однако в праве существовали случаи, когда это положение терпело определенные ограничения под влиянием общественных интересов .Так, для предприятий, обладающих монопольными правами в своей области, устанавливалась общая обязанность вступать в договоры, входящие в сферу отведенной им деятельности. Это распространялось на железнодорожные перевозки, почтовые, телеграфные и другие предприятия, предлагающие услуги населению.

Все требования к действительности договора, в том числе и ограничения свободы договора, установленные гражданскими законами Российской империи, можно объединить в несколько групп. Первая группа требований относится к субъектам договорных отношений. По общему правилу договоры должны были заключаться по взаимному согласию сторон, т.е. договор являлся актом выражения свободной воли. Воля человека могла быть признана несвободной по естественным причинам, например, когда его физическое состояние позволяет предположить отсутствие у него ясного сознания своих действий и их возможных последствий. Это относится к детям и к лицам, страдающим умственными расстройствами. Закон устанавливал также ограниченную дееспособность для некоторых категорий граждан по причине расточительства и в случае лишения всех прав состояния.

Вторая группа требований относилась к объектам договорных отношений. Прежде всего, закон позволял заключение лишь таких договоров, предметом которых являлось имущество или действия лиц. Личное неимущественное право предметом договора быть не могло. Однако не любое имущество могло быть предметом договора. Многие вещи в целях охраны интересов государства, церкви или частных лиц закон изымал из гражданского оборота, запрещая их отчуждение и приобретение. Например: имущество предназначенное для защиты государства, дороги, судоходные реки и др.. Также, законом не позволялось приобретать права на некоторое имущество определенным категориям граждан. Например: иностранные подданные не могли приобретать в собственность земельную недвижимость, находящуюся в районе пограничной полосы.

Третья группа требований относилась к условиям договора. 3акон,предоставляя на волю сторон включать в договор условия, ему не противоречащие, находил в некоторых случаях необходимым внести некоторые ограничения. Иногда они делались в форме прямого запрещения: "Недвижимые частные имения запрещается отдавать внаем сроком свыше 12 лет"(ст. 1692 Свода русских гражданских законов). Ограничения были возможны и путем определения условий, изменить которые стороны были уже не вправе. Например: вещь, поступившая покупателю по договору продажи движимости в розницу с рассрочкой платежей, считалась собственностью покупателя, хотя и ограниченной; продавец же имел лишь право требовать преимущественного удовлетворения невнесенных платежей или расторжения договора.

Еще одна группа требований была связана с целью договора. В этом случае предусматривалась невозможность пересечения цели договора с охраной интересов государства и общественного строя, охраной публичных интересов с одной стороны или- с другой стороны-с охраной интересов частных лиц. Различались и основания признания подобного договора недействительным. Договор, заключенный в нарушение закона, охраняющего общественные интересы, признавался недействительным по усмотрению суда; если же противозаконный договор нарушал права частного лица, то только по требованию этого лица договор мог быть признан недействительным.

Последняя, пятая группа требований, установленных законом в отношении свободы договора, была связана с согласием договаривающихся лиц. Под понятием “согласие сторон” закон подразумевал вполне сознательное и свободное волеизъявление каждого из вступающих в договорные отношения лиц. Сознание - это необходимое условие свободы согласия, т.к. при отсутствии сознания воля не может быть признана свободной. Сознание возможно там, где нет ни ошибки, ни заблуждения, которое неминуемо должно заменить сознание и сделать его несвободным. Сознание признается свободным, если оно не принуждено. По закону, наличие принуждения признавалось в случае, если кто-либо находился во власти другого и принуждался к отчуждению имущества или к вступлению в обязательство насильственно, под страхом настоящего или будущего ущерба, которое могло быть причинено данному лицу или его имуществу. Под принуждением понималось не только насильственное физическое действие, наказуемое уголовным законом, но и нравственное принуждение посредством угроз, возбуждающих серьезный страх перед настоящим или будущим действительным ущербом. По закону, свобода воли и согласия нарушалась также обманом, ошибкой или заблуждением. Таким образом, только согласие и подлинная воля сторон могли послужить основанием для возникновения предполагаемых договором прав и обязанностей.

Вот те основные условия, на которых закон ограничивал свободу частных лиц при заключении ими договоров. Все описанные затруднения, связанные с осуществлением принципа договорной свободы, приобретали особенно острый характер, когда дело касалось отношений экономических, т.к. именно в данной сфере злоупотребление принципом свободы договора могло привести к жестокой эксплуатации. При этом сторона экономически более сильная диктовала более слабой стороне свои условия, в связи с чем возникала необходимость защиты последней. Конец 19 века ознаменовался усилением ограничительной тенденции принципа свободы договора. Усиливались не только специальные ограничения, направленные, например, на охрану личности и трудоспособности рабочих промышленных предприятий, но и общее стремление законодательства к защите физических и юридических лиц от экономической эксплуатации.

В течение длительного времени регулирование товарно-денежных отношений в нашей стране осуществлялось на основе сочетания административных плановых актов и гражданско-правового договора. Советское государство устанавливало в плановых актах основные направления деятельности социалистических предприятий и организаций. Договор выступал как юридический инструмент реализации плана в экономическом обороте. В условиях монополии государственной собственности, централизованного планирования и административно-командного управления экономикой учеными-юристами разрабатывалась концепция социалистического гражданско-правового договора. Фундаментальные исследования в области договорного права проводились в разное время многими специалистами, среди которых прежде всего следует назвать М.И.Брагинского, С.Н.Братуся, А.Г.Быкова, В.Г.Вердникова, Ф.И.Гавзе, А.Ю.Кабалкина, Л.А.Лунца, В.В.Лаптева, В.Л.Мозолина, И.Б.Новицкого, О.Н.Садикова, Р.О.Халфину и др..

После октябрьских событий 1917 года усилия ученых были направлены на обоснование возможности использования конструкции договора в новых экономических условиях. Теоретическое обоснование экономико-правовых реалий в советском государстве испытывало влияние коммунистической идеологии и негативного отношения к опыту западного правоведения. Договор в советском гражданском праве рассматривался не только как особый юридический факт возникновения обязательства, но и как средство правового регулирования общественных отношений. Договор в этом случае ограничивался тем, что он обеспечивал реализацию закона в конкретных обязательственных правоотношениях. Подобный подход отражен в определении договора, данном Ф.И.Гавзе. По его мнению, договор - это основная форма экономического оборота социалистического общества в условиях товарного производства, это волевой акт сторон об установлении между ними, изменении или прекращении гражданско-правового обязательства, направляемый планово-регулирующими мероприятиями государства с целью наилучшего удовлетворения потребностей общества и отдельных его членов.

Соглашение сторон, составляющее договор, представляет собой акт свободной воли каждой из сторон. Но если зарубежное гражданское законодательство определяло свободу воли в договорных отношениях как возможность сторон вступать или не вступать в договор, а также по собственному усмотрению определять его условия, то в социалистическом обществе свобода договора носила совершенно иной характер. Вступая в гражданские правоотношения и выражая свою волю, участники договоров вместе с тем должны были выражать волю и социалистического государства в данном конкретном вопросе. Только в том случае, когда воля субъектов договорных отношений выражалась в соответствии с волей социалистического государства, она признавалась действительной и создавала те правовые последствия, на достижение которых эта воля была направлена.

Свобода воли сторон в договоре в советском гражданском праве означала способность принимать решения со знанием дела. Свобода воли понималась в свете “единственно правильного учения” марксизма-ленинизма о свободе воли. Марксистское понимание свободы означало возможность действовать в соответствии с познанными законами природы, с познанной необходимостью. В социалистическом государстве юридически признанная свобода существовала в форме закона. В законе на основе познания экономической необходимости устанавливалась всеобщая, а в акте планирования - индивидуальная юридическая мера свободы как в смысле свободы выбора, так и в смысле свободы действий, что на практике было неотделимо друг от друга.

Таким образом, основным критерием свободы договора в социалистическом государстве была воля этого государства, которая выражалась, во-первых, в законодательных и иных нормативных актах, содержавших общие положения об обязательственно-договорных отношениях и специальных правилах, регулирующих отношения по отдельным договорам; во-вторых, в общих политических и экономических установках, закрепленных в актах Верховного Совета, Президиума Верховного Совета, Совета Министров; в-третьих, в утвержденных народно-хозяйственных планах. Волеизъявления участников договорных отношений не могли противоречить как общим установкам, так и конкретным императивным нормам, содержащимся в этих актах. В противном случае волеизъявления считались незаконными, а заключенные договоры недействительными.

Чрезмерное вмешательство государства во все сферы жизни общества оставляло мало места усмотрению сторон в установлении договорных отношений. Воля участников всегда испытывала на себе в той или иной степени “планирующее воздействие государства”. Договоры между социалистическими организациями не всегда основывались на плановом акте, но всегда в большей или меньшей степени, прямо или косвенно планово-регулирующие мероприятия государства оказывали влияние либо на возникновение договорных отношений, либо на их условия. Бесспорно то, что приоритет государственного планирования влиял и на договоры между социалистическими государствами и гражданами (например, на них влияли планы распределения товаров по районам, утвержденные государственные цены и т.п.). Наконец, нельзя отрицать влияния плановых мероприятий государства на заключение договоров между гражданами. Так, покупка продуктов на рынке зависела от их наличия и цен в государственных магазинах.

В советском государстве, в отличие от стран с развитой рыночной экономикой, договорное прав регулировалось, в основном, императивными нормами. Так, Гражданский Кодекс РСФСР 1964 года, устанавливая порядок заключения и исполнения договора, в отдельных случаях прямо формулировал пункты договора, а также предусматривал последствия нарушения контрагентами принятых на себя обязательств. Установленный Основами гражданского законодательства Союза ССР 1961 года приоритет административного акта над договором подтверждался ст. 159 ГК РСФСР 1964 года, где говорилось, что содержание договора, заключаемого на основании планового задания, должно соответствовать этому заданию. В литературе господствовала точка зрения, согласно которой плановое задание определяло содержание воли социалистической организации, и эта организация не могла иметь какую-либо иную волю, кроме той, что определена плановым заданием.

Важнейшее значение в условиях плановой экономики имел метод обязательственных предписаний, с помощью которого и пытались проводить директивное управление экономикой. Стороны во многих случаях понуждались к заключению договора на основе обязательственных плановых заданий. Да и само возникновение имущественных отношений, заключение договора, его основные условия определялись плановыми актами. Договор в советском гражданском праве носил скорее вспомогательный характер. С его помощью оформлялись плановые задания. Органы государственного управления могли вмешиваться в договорные отношения сторон путем изменения планового акта, что являлось безусловным основанием для внесения изменений в договор, поскольку он не мог противоречить плану.

Поэтому вряд ли можно говорить о свободе договора, т.е. возможности участников по своему усмотрению заключать договор и устанавливать его основные условия в социалистическом обществе. Свобода договора возможна только там, где основной приоритет отдается правам личности, где участники экономического оборота приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своих интересах.

Новый Гражданский кодекс РФ не только провозгласил принцип свободы договора (ст.1 ГК), но закрепил и раскрыл его в конкретных нормах о договорах. Отправные положения о свободе договора даны в ст.421 ГК, где установлено, что стороны свободны как в заключении договора, так и в определении его условий. При этом стороны могут заключать договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом. Договор становится доступен каждому, любой может свободно выбирать контрагента и определять условия договора по соглашению с ним. Таким образом осуществляется одно из основных условий рыночной экономики - свобода договора.

Как и любая сделка, договор представляет собой волевой акт. Однако этот волевой акт обладает присущими ему специфическими особенностями. Он представляет собой не разрозненные действия одного, двух или более лиц, а единое волеизъявление двух или более лиц, выражающее их общую волю. Для того чтобы эта общая воля могла быть надлежащим образом сформирована и закреплена в до­говоре, ст. 421 ГК РФ формулируетпринцип свободы договора.

В соответствии с данным принципом граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Это значит, что они по свое­му желанию могут либо заключать, либо не заключать договор. По­нуждение кого-либо к заключению договора возможно лишь в по­рядке исключения и только в случаях, прямо предусмотренных ГК РФ, иным законом или добровольно принятым на себя обязательством. Так, примером добровольно принятой на себя обязанности заклю­чить договор может служить предварительный договор. Что касается обязательности заключения договора, вытекающей из нормативных актов, то в качестве примера можно привести Федеральный закон от 13 декабря 1994 г. “О поставках продукции для федеральных госу­дарственных нужд”, по которому поставщики, занимающие доми­нирующее положение на рынке определенного товара, могут быть понуждены к заключению договора на поставку для федеральных государственных нужд.

Принцип свободы договора заключается также и в том, что стороны вправе заключить любой договор - как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, одна­ко не противоречащий общим принципам и началам гражданского законодательства. При этом стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотрен­ных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соот­ветствующих частях правила о договорах, элементы которых содер­жатся в этом договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Наконец, свобода договора предполагает свободу усмотрения сторон при определении его условий. Как следует из п. 4 ст. 421 ГК РФ, условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В случаях, когда условие договора предусмотрено диспозитивной нормой (которая применя­ется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. Так, п. 1 ст. 616 ГК РФ установил правило, согласно которому арендода­тель обязан за свой счет производить капитальный ремонт переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором. Таким образом, при за­ключении конкретного договора стороны могут прийти к соглаше­нию, что капитальный ремонт будет производить сам арендатор. Если же такое соглашение отсутствует, то соответствующее условие будет определяться диспозитивной нормой. Если же это не предус­мотрено ни соглашением сторон, ни диспозитивной нормой, оно определяется обычаями делового оборота, применимыми к отноше­ниям сторон.


Сейчас читают про: