double arrow

Непрофессиональный характер социальной работы


Как отмечалось в предыдущих главах, социальная работа является одним из видов человеческой деятельности. Это особый, специфический труд, в основе которого лежат три компо­нента — помощь, поддержка, защита. Такая деятельность была присуща уже первым человеческим сообществам в рамкам сво­его рода, племени. Предтечей этого являются существующие формы помощи, поддержки, защиты в животном мире.

Средства и виды указанных форм в человеческих сообще­ствах развивались, претерпевали изменения, что связано с эво­люцией процесса труда, его общественным разделением. Ис­пользуемые орудия труда (начиная от каменных, медных, же­лезных и до современных) позволяли не только защищать бо­лее надежно своих родичей, соплеменников, но и добывать для поддержки существования все больше разнообразной пищи (пе­реход от собирательства, охоты к земледелию, промышленно­му производству), строить более надежные и комфортные жи­лища и т. д. Все это, естественно, способствовало развитию дея­тельности как осознанного труда, умственному развитию лю­дей, что, в свою очередь, являлось важнейшим фактором совер­шенствования орудий, средств труда и расширения, обогаще­ния форм предметов труда. Кроме того, следует учитывать и превращение индивидуального, группового (коллективного) тру­да в его общественные формы, что связано с формированием все более крупных сообществ, вплоть до государственных. После­днее обстоятельство в конечном счете привело к расширению субъектов деятельности, наиболее важным из которых стало выступать государство, а со временем и межгосударственные организации, образования.




Непрофессиональные формы социальной работы на протя­жении столетий претерпевали изменения — от конкретных ви­дов помощи, поддержки, защиты в рамках небольших сообществ (рода, племени) до более масштабных, цивилизованных, полу­чивших признание (призрение, благотворительность и т. д.).

Благотворительность понимается в двух смыслах. В узком смысле как оказание частными лицами или организациями без­возмездной помощи нуждающимся людям или социальным группам (слоям) населения, а в широком смысле — как безвоз­мездная деятельность по созданию и передаче финансовых, материальных и других ценностей (благ) для удовлетворения насущных потребностей человека, социальной группы, слоя, общностей, попавших в трудную жизненную ситуацию.



Призрение понимается как внимание, участие, сочувствие, милосердие; предоставление кому-либо приюта и пропитания. Появление призрения как социального института, в частности в России, связывают с началом христианства и строительства церковных зданий и монастырей на Руси. Оно получило разви­тие в последующий период. Как можно заметить, призрение тесно связано с благотворительностью.

Различные формы непрофессиональной социальной рабо­ты с учетом применяемых методов широко рассматриваются в литературе, в которой освещается история социальной работы.

Становление и развитие профессиональной социальной работы (осуществляемой систематически людьми, получивши­ми специальное, среднее специальное или высшее образование) в настоящее время также сочетается с непрофессиональной со­циальной работой, которую ведут отдельные люди, те или иные организации и учреждения путем оказания разовой помощи, благотворительности и т. д.

Социальный работник применяет технологии, помогающие достижению локальной солидарности при интеграции в сообще­ство представителей “слабых” слоев. Элементы данной техно­логии содержатся в организации сообществ, обеспечивающих взаимопомощь в самоуправляющихся структурах ветеранов, пенсионеров, инвалидов, мигрантов (особенно беженцев и вы­нужденных переселенцев) и др. Социальная работа становится своеобразной практикой солидарности.

Сообщество с помощью общественной психологии, мора­ли, обычного права, других рычагов традиционной социализа­ции формирует традиционные социально-психологические устои и соответствующую практическую идеологию, ориенти­рованную на обычаи соседского сотрудничества и своеобраз­ного социального обслуживания. Это проявляется также в со­здании инициатив взаимопомощи. В ФРГ, например, консер­вативные политики в 1983 г. уделяли особое внимание таким социальным инициативам, поощряя группы взаимопомощи на соседском уровне, противопоставляя локальную солидарность “обширной” солидарности в больших организациях (профсо­юзах, партиях и т. д.).

В современном западном обществе общественные неправи­тельственные организации (НПО), являясь связующим звеном между государством и отдельными гражданами, частью обще­ственной самоорганизации, играют огромную роль в решении социальных проблем.

Добровольческие ассоциации в России только начали созда­ваться. Тяжелый кризис российского общества 1990-х гг. и раз­вал крупных отраслей промышленности (ВПК, тяжелого маши­ностроения и др.) побудили людей к попытке самостоятельного решения чрезвычайно острых социально-экономических про­блем современной российской жизни: согласно данным репре­зентативного опроса, проведенного среди 3340 респондентов исследовательским центром (Великобритания) в 1998 г., 61% российских граждан в период кризиса полагались только на себя, 14% — на семью, соседей, друзей и лишь 12% — на госу­дарство. Люди начали объединяться, создавая инвалидные, ве­теранские, женские, семейные, образовательные и антикризис­ные центры по оказанию социальных услуг своим членам. Так, по данным Федеральной службы государственной статистики, число общественных объединений, зарегистрированных в Рос­сийской Федерации на 1 января 2010 г., составляло 119 247 и некоммерческих организаций 79 988.

Тем не менее Всероссийский центр изучения общественно­го мнения (ВЦИОМ) обнародовал индексы социального самочув­ствия россиян по итогам 2010 г. Индекс удовлетворенности жиз­нью завершил 2010 г. увеличением доли респондентов, которых устраивает их жизненная ситуация (26%) и устойчивостью до­минирующей группы тех, кого жизнь относительно, но устраи­вает (45-47%), сокращение доли оптимистично настроенных граждан (с 29% в 2009 г. до 26% в 2010 г.).

Принятие федеральных законов “Об общественных объе­динениях” и “О некоммерческих организациях” (январь 1996 г.) способствовало развитию российского “третьего сектора” — об­щественных объединений. Главное в деятельности НПО — ини­циатива граждан, добровольно объединяющихся для решения насущных проблем.

Наряду с трансформировавшимися организациями совет­ского периода (ветеранскими объединениями, профсоюзами, женсоветами, организациями искусства и культуры) возника­ют (как реакция на неспособность государства решить острые социальные проблемы) организации нового типа, объединяющие энтузиастов, которые стараются помочь себе и другим людям справиться с тяжелой жизненной ситуацией. Различные кате­гории людей, нуждающиеся в социальной поддержке и одно­временно способные сами оказать такую поддержку, объединя­ются в общественные ассоциации; некоторые из них становятся крупными общественными структурами с сетью филиалов, объединяются в общественные движения.

Согласно Федеральному закону от 17 июня 1996 г. № 74- ФЗ “О национально-культурной автономии” гражданам, отно­сящимся к национальным меньшинствам, не имеющим админи­стративно-территориальных, национально-государственных образований в Российской Федерации, впервые за постсоветс­кий период были предоставлены юридические гарантии созда­ния национально-культурной автономии (НКА) — обществен­ного объединения с правом юридического лица. НКА действует на принципах добровольного членства, самостоятельности и са­моуправления, уважительного отношения к культуре, языку, религии, традициям других этнических общностей, соблюдения законности. Основная цель создания НКА — мобилизация по­тенциала этнической общности для создания условий, благопри­ятствующих удовлетворению культурных, духовных, соци­альных и экономических потребностей каждого ее участника.

В странах СНГ и Балтии русское этническое меньшинство также консолидируется в общественные объединения и движе­ния для защиты собственных политических, экономических, социальных и национальных прав. В Украине созданы две все- украинские общественные организации “Русское движение Украины” и “Русская община Украины”.

Европейский центр Международного совета женщин, од­ной из старейших женских организаций в мире (существует с 1889 г.), впервые провел свое заседание в Москве, в Российском союзе женщин, в 1999 г. В рамках этого заседания прошел меж­дународный семинар “Политика равных возможностей для жен­щин и мужчин: сравнение законодательных основ и программ Европейского Союза и России”. Опыт Европы показывает, что самой эффективной моделью является создание в европейских странах сети неполитических “зонтичных” женских организа­ций. Женщины, действующие вместе, “под одним зонтиком”, превращаются в реальную силу, с которой невозможно не счи­таться.

Деятельность ассоциаций по защите гражданских, соци­альных и иных прав различных страт женского населения, ко­торая выражается в информировании женщин, обучении их прогрессивным личностным умениям и социальным технологи­ям, включая технологии самозанятости и самообеспечения, име­ет большое значение для социального развития нашей страны.

Участие женщин в местном самоуправлении, а также в мно­гочисленных неправительственных организациях (так же, как и объединение женских общественных ассоциаций в единое женское движение) позволяет:

- помочь власти увидеть в лице существующего интеллек­туально-профессионального потенциала женщин ее кадровый резерв;

- показать самим женщинам то, что они вправе на основе здоровой конкуренции и профессиональной состязательности занимать руководящие должности на всех уровнях власти;

- вселить уверенность в сознание всех, что от совместного созидательного сотрудничества мужчин и женщин, власти и общественности выиграет все общество.

Понятие “партнерство” наиболее точно характеризует иде­альный тип совместной деятельности родителей, имеющих де­тей с ограниченными возможностями, и специалистов. Партнер­ство подразумевает обмен знаниями, навыками и опытом помо­щи детям, имеющим особые потребности в индивидуальном и социальном развитии. При партнерском стиле взаимоотноше­ний членов родительских ассоциаций ими определяются общие цели, которые реализуются в совместной деятельности. Успех родительского партнерства основан на соблюдении принципа взаимного уважения членов ассоциации и принципа равнопра­вия партнеров, поскольку в добровольческой ассоциации отсут­ствует иерархическая структура.

Родители обмениваются информацией, касающейся не только недостатков и проблем, но и успехов и достижений свое­го ребенка. Такая информация помогает разрабатывать и отсле­живать индивидуальные реабилитационные планы. Родитель­ские контакты позволяют им оказывать друг другу поддержку и без участия социального работника:

- развивать сети нянь среди группы родителей;

- организовывать посещение опытным родителем семьи, в которой родился ребенок, требующий реабилитационных услуг;

- организовывать родительскую ассоциацию или группу са­мопомощи;

- привлекать отцов к починке и наладке оборудования;

- добиваться того, чтобы родители были представлены в ко­миссиях и советах школ и реабилитационных центров;

- вовлекать родителей в работу общественных организаций, оказывающих влияние на развитие законодательства и поряд­ка предоставления услуг, на принятие решений психолого-медико-педагогической комиссией;

- помогать родителям организовывать клубы по интересам и мероприятия для детей.

Работа в команде и обмен родительским опытом (при ис­пользовании рекомендаций специалистов) позволяют значи­тельно повысить эффективность участия семьи в процессе реа­билитации ребенка-инвалида.

По данным НИИ детства Российского детского фонда и Ас­социации исследователей детского движения, в настоящее вре­мя насчитывается около 100 федеральных и региональных орга­низаций — детских, детско-юношеских и молодежных — и око­ло 500 собственно региональных организаций. Единение различ­ных детских движений позитивной направленности призвано способствовать преодолению всеобщего равнодушия к детям, их безнадзорности, препятствовать вовлечению детей и подрост­ков в криминальные структуры, в различные религиозные сек­ты.

Для решения своих специфических проблем бывшие воен­нослужащие и сотрудники правоохранительных органов орга­низуют различные общественные ассоциации и ветеранские объединения.

В мире насчитываются тысячи общественных организаций пожилых людей, стремящихся воплотить в жизнь основные по­ложения Принципов ООН “Сделать полнокровной жизнь лиц преклонного возраста” (август 1982 г.). По различным оценкам, в США от 25 до 33% всех пожилых людей работают в доброволь­ческих организациях, оказывая помощь соседям, знакомым, родственникам.

Широкое распространение в России (еще в советское вре­мя) получила клубная работа. Клубы — своеобразные объеди­нения людей, имеющих одинаковые социальное положение, по­литические или религиозные взгляды, — известны со времен Древнего Рима. Хотя еще в позднем первобытном обществе по­явились так называемые общественные дома (чаще — мужские дома, реже — женские). Во многих традиционных обществах длительное время существовал институт общественного дома (кунацкая у народов Кавказа, чайхана в Средней Азии и т. Д.). По мере развития процесса урбанизации появились многочис­ленные виды клубов. В дореволюционной России, например, это были петровские ассамблеи, дворянские собрания, московский Английский клуб, купеческие клубы, офицерские собрания, народные дома.

Клубы для пожилых людей начали появляться после Вто­рой мировой войны. Клубы “Любители романса”, “Просвещение”, “Любители животных” и многие другие существуют при соци­альных службах. Цель работы этих учреждений — организация досуга и общения одиноких пожилых людей, сохранение у них активного интереса к жизни, продление самой жизни. В процессе клубного общения создается определенная социальная среда, изменяются личностные установки, формируется более оптими­стичное самовосприятие, восстанавливаются социальные навы­ки, возникает устойчивый интерес к деятельной жизни, т. Е. на­блюдается позитивное воздействие “эффекта группы”.

В ряде клубов для пожилых создается секция социальной помощи, задача которой — выявление причин бедственного по­ложения отдельных членов клуба. Устанавливается опека над больными и одинокими, организуются консультации в специа­лизированных учреждениях. По мнению Н.П. Щукиной, имен­но клубы для пожилых могут стать эффективным средством возрождения групп самопомощи.

Группы самопомощи — это небольшие, привязанные к оп­ределенному месту группы, члены которых, имея общие соци­альные, психологические, медицинские, экологические пробле­мы (потребности), решают их сообща, помогают друг другу. Эти группы иногда возникают спонтанно, но чаще их организует наиболее активный из будущих членов (реже — социальный ра­ботник). Каждый участник такой группы одновременно и при­нимает помощь от других членов, и сам ее оказывает, воплощая в жизнь принцип взаимопомощи. Цель работы в группе — смяг­чение влияния негативных явлений, а не полное их преодоле­ние (что невозможно), поддержка человека, а не формирование нового стиля жизни, постепенное научение позитивным жизнен­ным навыкам, а не полное отрицание прошлых норм жизни.

Причины создания групп самопомощи: самореализация и развитие личности; кризисная ситуация или горе; плохие соци­альные условия, состояние здоровья, наличие инвалидности; принадлежность к меньшинствам и др.

Развитие групп самопомощи (взаимопомощи), образующих неформальную систему социальной помощи, необходимо для нормального функционирования формирующегося гражданско­го общества. В США более 15 млн человек являются членами групп самопомощи, в Испании — свыше 5 млн человек.

Традиционно наиболее активна деятельность групп взаи­мопомощи среди представителей этнических меньшинств (араб­ской диаспоры во Франции, турецкой — в Германии, китайской и вьетнамской — в США и др.) в многонациональных странах. Во многих странах действуют группы самопомощи для неизле­чимо больных людей, оказывающие психосоциальную помощь.

Поддержка групп взаимопомощи различных страт женс­кого населения имеет важное значение для социального разви­тия российского общества. Для лиц, попавших в трудную жиз­ненную ситуацию, эффективной технологией социальной под­держки является создание терапевтических групп из лиц, пре­терпевших семейное насилие, члены которых поддерживают друг друга в работе по психологической коррекции личности, в защите своих социальных интересов.

Высочайшим уровнем работы терапевтических групп яв­ляется их переход в группы самопомощи, т. Е. в объединения клиентов, существующие в течение длительного времени, ре­шающие более обширный круг проблем, развивающие личность членов группы. Группы самопомощи, несмотря на то, что имеют много общего с терапевтическими группами, отличаются от пос­ледних самоуправлением и самопомощью. В группах взаимопо­мощи отсутствуют иерархия, жесткая дисциплина, закрытость организации, актуализируются внутренние резервы их членов, максимально реализуется их личностный потенциал.

Переход клиентов из разряда объектов воздействия соци­альных служб в разряд субъектов, самостоятельно решающих свои проблемы, равноправно и добровольно взаимодействую­щих друг с другом, является наглядным примером функцио­нирования в современных условиях института взаимопомощи. Однако группы самопомощи нуждаются в специальной поддер­жке социальных работников, работающих в органах самоуп­равления.

Несмотря на утверждения датских специалистов о непро­фессионализме и недостаточной эффективности авторитарной и носящей эксклюзивный характер деятельности групп само­помощи, многие из этих групп охватывают миллионы человек, обратившихся к ним как к последней надежде.

Таким образом, в модернизируемом обществе по мере раз­вития товарно-денежных отношений экономический институт взаимопомощи, регулирующий процессы производства и по­требления, а также обеспечивающий выживание отдельных домохозяйств и мелких товаропроизводителей, постепенно от­мирает, трансформируясь в средство социальной поддержки. Основными организационными формами взаимопомощи в совре­менном обществе являются общественные движения и ассоци­ации, клубы по интересам, группы взаимопомощи. Самостоя­тельное объединение социально нуждающихся в форме груп­пы взаимопомощи — сравнительно новое явление в нашей жиз­ни, хотя многие другие организационные формы института вза­имопомощи существовали в России издавна.

Активное использование в современной социальной работе различных форм института взаимопомощи позволит суще­ственно активизировать процессы общественной самоорганиза­ции, превратить население из пассивного объекта социальной работы (прежде всего социальной помощи и благотворительно­сти) в активный субъект социальной работы (само- и взаимопо­мощи), ускорить формирование в современной России граждан­ского общества.

Вопросы и задания

1. Когда возникла социальная работа? В каких непрофес­сиональных формах она реализовалась?

2. Какие функции выполняет социальный институт взаи­мопомощи в общественной самоорганизации (в третьем сек­торе)?

3. Назовите нетрадиционные новые формы института вза­имопомощи, появившиеся в современном обществе.

4. В чем состоит специфика современной модели института взаимопомощи?

5. Какова роль института взаимопомощи в социальной ра­боте?






Сейчас читают про: