double arrow

ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ


Карабанова О.А.

§ 1. Развитие практики семейного консультирования. Семейная психотерапия и семейное консультирование

Консультирование супружеских пар первоначально осуществлялось по юридическим и правовым, медицинским и репродуктивным, социальным аспектам семейной жизни и проблемам воспитания и обучения детей. Период с конца 1940-х до начала 1960-х гг. отмечен установлением и развертыванием практики оказания психологической помощи семье и супружеским парам. В 1930—1940-егг. возникает особая практика консультирования супружеских пар, в которой фокус работы смещается с психических нарушений личности на проблемы общения и жизни супругов в семье. В 1950-е гг. утверждается практика и термин «семейная терапия». В отличие от психоанализа, где в центре внимания оказывались интрапсихические процессы, семейная психотерапия направлена на межперсональные, интерпсихические процессы и оптимизацию функционирования семьи как единого целого. В 1949 г. в США были выработаны профессиональные стандарты для проведения супружеского и семейного консультирования, а уже в 1963 г. в Калифорнии — введены правила и нормы лицензирования для семейных консультантов [Brammer, Abrego, Shostrom, 1993]. Важным источником развития семейной психотерапии стало междисциплинарное взаимодействие психологии, психиатрии (М. Боуэн, С. Минухин, Дж. Джексон), практики социальной работы (В. Сатир) .

Семейное консультирование представляет собой относительно новое по сравнению с семейной психотерапией направление оказания психологической помощи семье. Первоначально всеми основными открытиями и наработками эта область была обязана семейной психотерапии. Наиболее значимыми для развития семейного консультирования факторами стали: переориентация психоанализа на работу с семьей как в форме детско-роди-тельских отношений, так и в форме совместной супружеской терапии в 1940-х гг.; начало разработки системного подхода Н. Аккерманом; создание Дж. Боулби теории привязанности; распространение бихевиоральных методов диагностики и терапии на работу с семьей и создание совместной семейной психотерапии В. Сатир. Благодаря значительным успехам семейной психотерапии и бурному росту спроса на ее услуги число членов Американской терапевтической ассоциации по браку и семье за десятилетие с 1978-го по 1986 г. удвоилось. Бурное развитие практики сделало востребованным и развитие научных исследований в области семьи, что привело к выделению самостоятельной особой психологической дисциплины — психологии семьи. Параллельно развитию семейной психотерапии и семейной психологии шло интенсивное развитие сексологии, в которой главными вехами стали работы А. Кинси, В. Мастерса и В. Джонсона и начало консультирования в этой сфере семейных отношений [Кон, 1989].

В отечественной науке интенсивное развитие семейной психотерапии началось в конце 1960-х — начале 1970-х гг. Однако еще в конце XIX в. возникло учение о «семейном лечении» различных психических расстройств и необходимости проведения семейной диагностики. Основоположником семейной терапии в России считают И.В. Маляревского, который в своем лечении психически больных детей и подростков исходил из необходимости специальной работы в рамках «семейного воспитания» с родственниками больных детей. Значительную роль в становлении отечественной семейной психотерапии сыграли ученые Психоневрологического института им. В.М. Бехтерева — В.К. Мягер, А.Е. Личко, Э.Г. Эйдемиллер, А.И. Захаров, Т.М. Мишина. Эйдемиллер выделяет три основных этапа в развитии отечественной семейной психотерапии [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999]. На первом — «психиатрическом» — этапе исследователи исходили из представления о семье как совокупности входящих в нее индивидуальностей, учет которых позволяет разработать рекомендации по оптимизации жизни семьи и каждого из ее членов. На втором — «психодинамическом» (психоаналитическом) — этапе фокусом терапии стали сформированные в детском возрасте неадекватные модели поведения, переносимые впоследствии личностью в супружеские и детско-родительские отношения в собственной семье. Наконец, третий этап — системная психотерапия — характеризуется синтезом системного подхода и психологии отношений В.Н. Мяси-щева и созданием оригинальной концепции патологизирующего семейного наследования (Эйдемиллер). Ведущим принципом семейной психотерапии, развиваемой в рамках этого направления, является принцип взаимной акцептации психотерапевта и семьи. Важным фактором развития семейной психотерапии, определившим становление семейного консультирования как особой психологической практики, в нашей стране явились работы В.В. Столина, А.А. Бодалева, А.С. Спиваковской, А.Я. Варги и др.

История семейной психотерапии и история семейного консультирования столь тесно переплетены и взаимообусловлены, что это дает основание ряду исследователей и практиков считать семейное консультирование разновидностью семейной психотерапии, имеющей отличительные признаки, границы и объем вмешательства [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999]. Для реше-

ния вопроса о том, является ли семейное консультирование видом семейной психотерапии или качественно иной практикой оказания психологической помощи, необходимо уточнить содержание самого понятия «психотерапия», выявить сходство и различия консультирования и психотерапии. Проблема социального, научного и прикладного статуса, содержания и перспектив развития психотерапии в контексте становления психологической практики в современном обществе стала предметом глубокого и всестороннего анализа и оживленной международной дискуссии [Brent, Kolko, 1998]. Психотерапия (лечение души) рассматривается как особый вид межличностного взаимодействия, при котором пациентам, страдающим от болезни, оказывается профессиональная помощь психологическими средствами в решении связанных с ней психологических проблем.

Сегодня можно говорить о психотерапии в медицинском, социологическом, психологическом и философском аспектах. В философском аспекте психотерапия выступает как определенный вид общения между людьми, в социологическом — как инструмент социального контроля и манипуляции сознанием и поведением людей, наконец в психологическом — как метод психологического воздействия, обеспечивающий личностный рост, развитие и научение личности. В медицинском аспекте психотерапия есть система лечебного воздействия на психику больного и через психику на соматическое состояние и функционирование организма, а также на психологические проявления человека. Психологическое консультирование рассматривается как особый вид социального и межличностного воздействия, направленного на оказание психологической помощи клиенту, в котором специально обученный, компетентный и облеченный соответствующими социальными полномочиями консультант помогает клиенту в разрешении его проблем и трудностей психологического характера. Диалогическая природа психотерапии, равно как и психологического консультирования, позволяет моделировать в особой ситуации человеческую связь, отношения и взаимодействие как основу формирования психологических новообразований сознания и личности человека. Центральным и определяющим моментом в консультировании, как и в психотерапии, является общение терапевта с клиентом, реализуемое через установление терапевтической связи, помощь в исследовании проблемы и поиске путей ее решения, где мера активности терапевта значительно варьируется в зависимости от теоретической модели механизмов терапевтического воздействия. Принципиальное различие консультирования и психотерапии связано с каузальной моделью объяснения причин трудностей и проблем развития личности, ставшей объектом психологического воздействия. Соответственно, психотерапия ориентируется на медицинскую модель, в которой семья выступает важным этиологическим фактором, обусловливающим возникновение и патогенез личности, с одной стороны, и ее ресурсы жизнестойкости и устойчивости с другой. Так, в медицинской модели болезни акцентируется важность наследственного фактора и конституцио-

нальных особенностей человека, неблагоприятных средовых факторов в возникновении дисфункции семьи. Психотерапевт выступает «посредником» между клиентом (семьей) и проблемой, играя ведущую роль в ее разрешении. В модели консультирования в фокусе внимания оказываются задачи развития семьи, особенности ее ролевой структуры и закономерности функционирования. Консультант создает условия для организации ориентировки клиента в проблемной ситуации, объективирования проблемы, анализа ситуации, планирования «веера» возможных решений. Ответственность за принятие решения и его реализацию составляет прерогативу самого клиента, способствуя его личностному росту, жизнестойкости его семьи.

Цели семейного консультирования могут быть определены как развивающие, коррекционные, профилактические, адаптивные. Развивающие цели связаны с ростом ресурсов семьи в сфере самоорганизации и саморазвития. Итогом психологической работы становится рост компетентности семьи в разрешении нормативных и ненормативных кризисов и проблем. Коррекционные цели предполагают оптимизацию ролевой структуры семьи, повышение уровня ее сплоченности и удовлетворенности браком, улучшение межличностной коммуникации. Профилактические цели связаны с ростом фрустрационной толерантности семьи, адаптивные — с успешным разрешением конфликтов, кризисов, проблем семьи. Очевидно, что разделение всех названных целей возможно лишь на уровне научной абстракции. В реальной консультативной практике достижение их происходит в целостном процессе совместной работы клиента и консультанта над проблемами клиента. Вместе с тем можно говорить и о том, что различные теоретические подходы и школы семейного консультирования фокусируют внимание на различных целях. Например, в поведенческом подходе акцент переносится на адаптацию поведения клиента и, соответственно, на решение адаптивных задач. В гуманистически-ориентированном подходе центром сотрудничества становится личностный рост и саморазвитие клиента, при семейном консультировании — семья в целом.

Важной социальной задачей семейного консультирования является консультирование семьи в трудной жизненной ситуации. Ее признаки: детская дезадаптация и нарушения развития детей, супружеская рассогласованность, неадекватное взаимодействие семьи с социумом (микро- и макросоциум), личностные нарушения и дезорганизация в семье. В процесс консультирования должны быть включены как практические учреждения — центры психолого-социально-педагогической поддержки семьи, учреждения собственно системы образования, отраслей социальной сферы, управленческие и административные учреждения, — так и специалисты, непосредственно работающие с семьей [Евграфова, 2001].

Задачи, формы и методы работы с семьей различаются в зависимости от того, в какой сфере семейных отношений и на каком этапе жизненного цикла развития семьи осуществляется консультирование — в сфере консуль-

тирования по вопросам заключения брака; супружеских отношений, дет-ско-родительских отношений.

Основные задачи семейного консультирования: •психологическое консультирование по вопросам брака, включая выбор брачного партнера и заключение брака;

• консультирование супружеских отношений (диагностика, коррекция, профилактика);

• психологическая помощь семье при разводах; •консультирование, диагностика, профилактика и коррекция детско-родительских отношений;

• психологическая помощь в вопросах усыновления и воспитания приемных детей;

• психологическое сопровождение беременности и родов;

• психологическое сопровождение становления родительства;

•психологическое консультирование по вопросам супружеской измены;

•психологическое консультирование в случаях насилия в семье.

Начиная с 1970-х гг. в нашей стране активно развивается служба психологической помощи семье [Обозова, 1984J. Организационными формами оказания психологической помощи семье стали: психологические центры и консультации по работе с семьей; службы знакомств; консультации по проблемам воспитания и развития детей; региональные центры психолого-пе-дагого-социальной поддержки и реабилитации детей и подростков; школьная психологическая служба; специализированные кризисные центры (по работе с женщинами, перенесшими семейное насилие; по профилактике суицидов); женские консультации (психологическое сопровождение беременности и родов); психологические кабинеты в учреждениях здравоохранения (репродуктивные центры, педиатрические кабинеты «здорового ребенка», психологические кабинеты в поликлиниках и наркологических диспансерах и пр.). Каждый тип перечисленных учреждений решает собственные задачи, обеспечивая оптимизацию различных аспектов функционирования семьи.

Новым направлением консультативной работы, реализующим просве-тительско-информационную функцию, стало консультирование посредством СМИ — ответы на вопросы читателей на страницах газет, журналов, переписка с читателями; тематические страницы, теле- и радиопередачи по актуальным проблемам семейной жизни, супружеских и детско-родитель-ских отношений; сайты в Интернете, включающие интерактивные формы работы с клиентом. «Ахиллесова пята» подобных форм консультативной работы — невозможность индивидуального подхода к каждому случаю и поэтому вынужденное ограничение задач консультирования функцией психологического просвещения. Заочное психологическое консультирование, как и заочные постановка диагноза и лечение в медицине, абсолютно недопустимо, поскольку «цена ошибки» может быть слишком высока.

Трудности развития системы психологической помощи семье связаны как с организационными, так и с содержательными причинами. Поскольку центры и учреждения, работающие с семьей, принадлежат различным ведомствам, возникает необходимость координации их усилий под эгидой соответствующей государственной/общественной структуры. К сожалению, сегодня вряд ли можно говорить о подобном центре, сочетающем функции интеграции, координации, организации и контроля деятельности всех учреждений, работающих в области оказания психологической помощи семье. Серьезной проблемой является также неудовлетворительный уровень подготовки квалифицированных специалистов-психологов для работы в сфере семейного консультирования. Важными шагами для ликвидации недочетов в этой области должны стать подготовка и утверждение учебного плана подготовки психологов по специализации «Семейная психология и семейное консультирование», предусматривающего необходимую практику в области консультирования, а также введение системы лицензирования психологов-консультантов, работающих с семьей. Наконец, актуальной задачей является создание теоретических основ осуществления семейного консультирования как вида психологического консультирования с дифференциацией задач и содержания собственно семейного консультирования и семейной психотерапии.

§ 2. Теоретические основы семейного консультирования

Сегодня можно говорить о плюралистической теоретической основе семейной психотерапии и, соответственно, семейного консультирования, опирающегося на установленные в рамках практики психотерапии законы и правила функционирования семьи. В плюрализме теории как сила семейного консультирования, так и его слабость. Сила в том, что многообразию проблем семейной жизни соответствует многообразие теорий разного уровня, в пространстве которых оказывается возможным найти объяснительную модель практически для любого «единичного, особенного и специфического случая», составляющего объект консультирования. Теории дополняют и развивают друг друга, обогащая арсенал диагностических методов работы с семьей и способов психологического воздействия. Слабость плюралистической основы консультирования в том, что размытость и множественность теоретических постулатов приводит к слабости и неоднозначности выводов и заключений психолога-консультанта, низкой эффективности его работы с семьей. Выход из создавшегося положения большинство семейных консультантов видит в создании интегративного подхода к семейному консультированию.

Критериями дифференциации психотерапевтических подходов к работе с семьей являются:

• «единица» анализа семейного функционирования и проблем семьи. В рамках атомистического аддитивного подхода такой «единицей» может стать любой член семьи как уникальная и неповторимая личность. В этом случае семья рассматривается как совокупность взаимодействующих личностей, определенным образом сочетающихся друг с другом. Жизнедеятельность семьи есть результат простой суммации действий всех ее членов. В рамках системного подхода единицей анализа является семья как целостная система, имеющая функционально-ролевую структуру и характеризующаяся определенными свойствами. Каждый человек в семье, сохраняя себя как личность и не растворяясь в ней, приобретает качественно новые свойства, открывающие возможности личностного роста и саморазвития. Семья рассматривается как полноценный субъект жизнедеятельности и развития;

•учет истории развития семьи, временной ретроспективы и перспективы. Соответственно, можно выделить два основных подхода: генетико-исто-рический и фиксация на актуальном состоянии семьи без учета ее истории;

•направленность на установление причин возникновения проблем и трудностей жизнедеятельности семьи, ее дисфункции. Здесь также можно говорить о двух подходах, составляющих в известном смысле дихотомию. Первый, каузальный подход направлен на выстраивание причинно-следственных связей и установление роли условий и факторов, влияющих на характеристики функционирования семьи. Второй, феноменологический подход переносит акцент на анализ сюжетно-событийного ряда жизни семьи с намеренным игнорированием причин, оставшихся в ее прошлом. «Неважно, какие именно причины привели к трудностям, испытываемым семьей. Причины — были вчера. Трудности — переживаются сегодня». Важно найти пути и средства преодоления этих трудностей — вот основной принцип работы с семьей сторонников феноменологического подхода.

Руководствуясь перечисленными выше критериями, можно выделить определенные подходы в работе с семьей.

Психоаналитический подход. В центре внимания детско-родительские отношения, определяющие развитие личности и успешность ее семейной жизни в будущем. Единица анализа — личность в ее отношениях с партнером, основными паттернами этих отношений выступают эдипов комплекс и комплекс Электры. Предполагается, что в брачно-супружеских отношениях пациенты неосознанно стремятся к повторению базовых моделей отношений с собственными родителями. Кстати, именно это обстоятельство является причиной трансляции семейного опыта и построения семейных событий из одного поколения в последующее. Достижение личностью автономии и перестройка отношений с семьей по происхождению — главная цель терапевтического процесса. Психологическая работа ориентирована на реконструкцию и воссоздание прошлого, осознание вытесненного и подавленного. Симптомы трудностей супружеских отношений рассматриваются как «маркер» прошлых неразрешенных конфликтов и подавленных

влечений в отношениях с родителями. В психоанализе симптомы выступают как основа для выявления причин, большое значение придается прослеживанию клиентом механизма симптомообразования и осознания причин переживаемых трудностей, прокладыванию мостов между прошлыми конфликтами и проблемами семейных отношений сегодняшнего дня.

Бшевиоралъный подход. Подчеркивается важность баланса взаимного обмена (отдать и получить). Единицей анализа здесь выступает личность в отношениях и взаимодействиях с членами семьи. Акцент переносится на умение разрешать проблемные ситуации и формирование специальной исполнительской компетентности (навыков коммуникации и разрешения проблемных ситуаций). Генетико-исторический аспект возникновения проблемы в рамках поведенческого консультирования оказывается незначимым. В центре внимания здесь не глубинные причины, а ошибочное поведение и действия членов семьи, которые выступают помехой и препятствием на пути решения проблемных ситуаций. В рамках поведенческой психотерапии можно говорить о теории социального научения (А. Бандура) и теории оперант-ного обусловливания (Б.Ф. Скиннер). Соответственно, основными механизмами формирования неправильного поведения, приводящего к семейным проблемам, признаны неадекватные социальные модели поведения в семье, неэффективные контроль и подкрепления. Если принять во внимание подобное объяснение возникновения проблем и трудностей в семье, становится понятна ориентированность работы семейных поведенческих психотерапевтов на детско-родительские отношения. Широкое распространение в рамках поведенческого подхода получили разнообразные формы тренинговой работы с родителями. Работа с супругами строится в рамках теории социального обмена, согласно которой каждый индивид стремится к получению максимального вознаграждения при минимальных затратах. Принцип реципрокности — эквивалентности обмена — предполагает, что удовлетворенность супружескими отношениями возрастает, когда число полученных вознаграждений компенсирует затраты. Хорошо разработанная и операционализированная система диагностики особенностей взаимного поведения супругов и родителей с детьми, четкие процедуры модификации поведения, тщательно продуманная система домашних заданий и упражнений обеспечивают достаточно высокую эффективность поведенческого подхода при оказании помощи семьям в решении их проблем. Особенностью поведенческой работы с семьей является предпочтение диадического взаимодействия как единицы психологического анализа и воздействия. Выбор диады (для сравнения — в системной семейной психотерапии работа осуществляется с триадой, включающей супругов-родителей и ребенка) обоснован верховенством принципа социального обмена в анализе закономерностей семейного функционирования.

Феноменологический подход. В качестве единицы анализа рассматривается личность в семейной системе. Основной принцип «здесь-и-теперь» требует сосредоточения на происходящих в настоящий момент событиях

семьи с целью достижения высокого уровня их прочувствования и переживания. Реальность общения и взаимодействия как системы вербальных и невербальных эмоционально нагруженных коммуникативных актов составляет предмет психологического анализа и психотерапевтического воздействия (В. Сатир, Т. Гордон). Выявление содержания, правил построения, воздействия коммуникации на жизнь семьи в целом и на каждого из ее членов составляет содержание работы с семьей. Формирование коммуникативной компетентности, навыков открытого эффективного общения, повышение сенситивности к своим чувствам и состояниям и чувствам партнера, амплификация переживания настоящего составляют главные задачи семейной психотерапии в рамках данного подхода.

Семейная психотерапия, основанная на опыте (К. Витакер, В. Сатир), делает акцент на личностном росте, достижении автономии, свободе выбора и ответственности как цели психотерапии. Дисфункция семьи произ-водна от нарушений личностного роста ее членов и сама по себе не должна быть мишенью воздействия. Межличностные отношения и взаимодействия составляют условия для личностного роста тогда, когда коммуникация оказывается открытой и эмоционально насыщенной. Причины возникновения трудностей в коммуникации оказываются незначимыми, работа концентрируется на пересмотре убеждений и ожиданий, стимулировании их изменений.

Системный подход. Семья рассматривается как целостная система, в качестве основных ее характеристик выделяется структура семьи, распределение ролей, главенства и власти, границы семьи, правила коммуникации и повторяющиеся ее паттерны как причины семейных трудностей, которые прежде всего усматриваются в дисфунциональности семьи и разрешаются в реорганизации семейной системы.

Структурная семейная психотерапия (С. Минухин) как одно из наиболее авторитетных направлений в семейной психотерапии основывается на принципах системного подхода. Семья выступает как система, стремящаяся к сохранению (закон гомеостаза) и развитию отношений. В своей истории семья последовательно и закономерно проходит через ряд кризисов (вступление в брак, рождение ребенка, поступление ребенка в школу, окончание школы и самоопределение, сепарация от родителей и уход и пр.). Каждый из кризисов требует реорганизации и перестройки семейной системы. Семья рассматривается как базисная система, включающая три подсистемы: супружескую, родительскую и сиблинговую. Границы системы и каждой из подсистем представляют собой правила, определяющие, кто и как участвует во взаимодействии. Границы могут быть чересчур ригидными или гибкими, что, соответственно, влияет на проницаемость систем. Излишняя гибкость приводит к диффузии границ, т.е. к нечеткости паттернов взаимодействия, и делает семейную систему или подсистему уязвимой для вмешательства извне. Вмешивающееся из-за размытости семейных границ

поведение приводит к утрате членами семьи автономии и способности самостоятельно решать свои проблемы. Напротив, чрезмерно ригидные границы затрудняют контакты семьи с внешним миром, делают ее изолированной, разобщенной, с ограниченными возможностями контактов и взаимной поддержки.

Дисфункция семьи определяется как неспособность семьи удовлетворить потребности всех ее членов, что находит отражение в симптоматическом поведении кого-либо из них. Нарушения поведения и эмоционально-личностные нарушения одного из членов семьи, согласно структурной семейной психотерапии, есть индикатор дисфункции семьи как единого целостного организма. Внимание терапевта центрируется на происходящих в семье процессах в настоящее время, без далеких экскурсов в прошлое. Путь преодоления проблем семьи — в изменении неадекватных паттернов трансакций, расшатывании старой семейной системы и установлении новых границ, обеспечивающих равновесное ее функционирование.

Стратегическая семейная психотерапия (Д. Хейли) представляет собой интеграцию проблемно-ориентированной терапии с теорией коммуникаций и теорией систем. Единицей анализа здесь выступает семья как целостная система, стремящаяся к сохранению гомеостаза и паттернов взаимодействия. Акцент переносится на настоящее, работает принцип «здесь-и-теперь», поскольку дисфункция системы поддерживается текущими интеракциями. Выявление причин не является задачей терапии, поскольку существование проблем поддерживается текущими процессами взаимодействия, которые должны быть изменены. Симптом — метафорическое выражение проблемы и обозначение определенного стереотипа поведенческих реакций, который по соглашению между членами семьи выполняет определенную функцию в межличностном взаимодействии, — представляет собой одну из форм контроля поведения членов семьи. Роль терапевта активна, в процессе работы он предлагает членам семьи директивы или задания двух видов — позитивные, если сопротивление семьи изменениям невелико, и парадоксальные, поощряющие симптоматическое, т.е. неадекватное, поведение членов семьи, если сопротивление велико и выполнение негативных заданий, скорее всего, будет блокировано. Широкое использование метафор в работе с семьей способствует установлению аналогии между событиями и действиями, которые, на первый взгляд, не имеют между собой ничего общего. Метафорическое осмысление семейной ситуации позволяет выделить и увидеть сущностные характеристики семейного процесса.

Трансгенерационный подход. Направлен на интеграцию идей психоанализа и теории систем. Единицей анализа выступает целостная семья, в которой отношения между супругами строятся в соответствии с семейными традициями родительской семьи и усвоенными в детстве моделями взаимодействия. Выбор партнера и построение отношений между супругами и родителей с детьми основывается там^на механизме проекции чувств и

ожиданий, сформировавшихся в прежних объектных отношениях с родителями, и попытке «подогнать» актуальные отношения в семье к интерна-лизованным ранее моделям семейного поведения (Д. Фрамо). Принцип историзма в рамках трансгенерационного подхода является ключевым. Так, в качестве семейной системы рассматривается межпоколенная семья (М. Бо-уэн), а трудности семейного функционирования связываются с низким уровнем дифференциации и автономизации личности от семьи по рождению. Прошлые взаимоотношения оказывают влияние на текущую семейную динамику. Процессы дифференциации личности, триангуляции как формирования треугольника отношений и семейного проективного процесса, согласно теории Боуэна, определяют возникновение проблем семьи и открывают пути для их разрешения. Интерпретация и анализ переноса как ключевые техники трансгенерационного подхода свидетельствуют о том, что фокусирование на причинах трудностей семейной жизнедеятельности является важным его принципом.

Несмотря на существенные различия перечисленных подходов во взглядах на причины и пути преодоления проблем, в теоретических объяснительных моделях, можно выделить общие цели семейной психотерапии:

•повышение пластичности ролевой структуры семьи — гибкости распределения ролей, взаимозаменяемости; установление разумного баланса в решении вопросов власти и главенства;

•установление открытой и ясной коммуникации;

•разрешение проблем семьи и снижение выраженности негативных симптомов;

•создание условий для развития Я-концепции и личностного роста всех без исключения членов семьи.

Одной из наиболее острых проблем является проблема оценки эффективности консультирования, а потому на первый план выступает вопрос о критериях такой оценки и организации соответствующих ее процедур. Не менее важной, но составляющей перспективу дальнейших теоретических и прикладных разработок семейного консультирования признается проблема определения значения факторов и переменных, влияющих на эффективность консультирования; решение ее позволит прогнозировать эффективность консультирования и придать ему более управляемый, планомерный характер.

Критерием оценки эффективности консультирования является реализация поставленных целей с точки зрения клиента. Однако оценка эта может меняться в зависимости от того, кто из членов семьи ее, семью, оценивает, так как его позиция в значительной мере определяет и итоговую оценку ее успешности. Поскольку каждый из членов проблемной семьи достаточно часто преследует интересы, противоречащие интересам остальных членов семьи, что, собственно говоря, и делает семью проблемной, то оценка итогов консультирования различными членами семьи часто может быть диамет-

рально противоположной. Разрешение указанного противоречия кроется в обращении к работе с семьей в целом как клиентом и требовании к консультанту занимать позицию защиты интересов семьи в целом, а не отдельных ее членов. Это требование может быть реализовано и при работе со всей семьей, и при работе с индивидуальным клиентом. Для консолидации и объединения усилий всех лиц, заинтересованных в благополучном разрешении трудностей, переживаемых семьей, необходимы совместное обсуждение, выработка общего решения о целях и задачах консультирования и заключение терапевтического договора в интересах всей семьи с семьей как клиентом. Эффективность консультирования в значительной степени зависит от времени, прошедшего от момента возникновения проблемы до обращения семьи за психологической помощью, и от истории подобных обращений. Чем раньше семья обращается в консультацию, тем больше вероятность успешного разрешения ее трудностей. Важный фактор, влияющий на эффективность консультативной работы, — психологическая готовность всех членов семьи к совместной деятельности, направленной на поиск путей разрешения проблемы, готовность к саморазвитию и самоизменению.

Содержательным критерием оценки эффективности семейного консультирования является успешность разрешения проблем семьи. Так, по аналогии с параметрами оценки эффективности семейной психотерапии (В.Н. Мясищев) следует считать показателями высокой эффективности консультирования: 1) степень симптоматического улучшения; 2) степень понимания клиентом психологических механизмов порождения трудностей семейного функционирования; 3) степень реконструкции семейных отношений; 4) степень восстановления и повышения эффективности функционирования семьи. Главный же результат, определяющий оценку эффективности консультирования в целом, состоит в росте способности клиента в дальнейшем самостоятельно разрешать возникающие проблемы.

Эффективность может быть оценена также с точки зрения различных уровней функционирования семьи. Во-первых, на уровне долгосрочного эффекта повышения жизнестойкости семьи, возрастания ее устойчивости к воздействию стрессогенных факторов, успешности разрешения нормативных кризисов жизненного цикла ее развития. Во-вторых, на уровне разрешения реальных трудностей и проблем семьи и, в-третьих, на уровне оптимизации ролевой структуры, общения, сотрудничества и более полного удовлетворения потребностей как семьи в целом, так и каждого ее члена, роста сплоченности семьи и субъективной удовлетворенности браком.

§ 3. Основные принципы семейного консультирования

Основными принципами семейного консультирования, как и любого вида психологического консультирования, являются добровольность обращения

клиента, конфиденциальность, личная ответственность клиента, профессиональная компетентность и ответственность консультанта, стереоскопичность диагноза, реконструкция истории семьи, совместная выработка решений, привлечение широкого социального окружения, комплексность в работе с семьей, единство диагностики и коррекции, структурирование позиций в процессе консультирования, выявление подтекста обращения клиента. При отсутствии явных противопоказаний специфическим для семейного консультирования и необходимым условием его высокой эффективности следует считать требование работы с семьей как целостной системой.

Принцип добровольности обращения клиента является важнейшим этическим принципом семейного консультирования. Никто не может быть принужден к психологическому диагностическому освидетельствованию или подвергнут психологическому воздействию без добровольного согласия. Исключением являются ситуации, когда психологическое обследование и воздействие осуществляются по судебному предписанию. Как правило, это запрос на проведение психологической экспертизы по вопросам установления опекунства и определения порядка реализации воспитательной функции в случае развода. Очевидность и безусловность принципа добровольности становится сомнительной в тех случаях, когда мнение о необходимости обращения в консультацию разделяется далеко не всеми членами семьи, а для успешной работы необходимо участие их всех. Тогда задача консультанта состоит в аргументированном обосновании необходимости привлечения к работе всех членов семьи, включая детей. При проведении первичного приема консультанту важно установить, кто был инициатором обращения в консультацию, как отнеслись к этому остальные члены семьи и какова мера их готовности присоединиться к общей работе. В случае индивидуальной работы с клиентом и невозможности либо нецелесообразности привлечения семьи в целом, следует оговорить с клиентом ограничения индивидуальной формы консультирования.

Принцип конфиденциальности гарантирует личностную и социальную безопасность обращения в консультацию клиента и сохранение в тайне всех сведений, полученных в ходе консультирования. Принцип конфиденциальности обеспечивается специальными процедурами хранения полученной информации, анонимностью обращения клиента, профессиональным этическим кодексом и может быть нарушен лишь в тех случаях, когда возникает угроза жизни и безопасности самого клиента или третьих лиц. Но и тогда предоставление информации, необходимой для обеспечения их жизни и здоровья, должно осуществляться в форме, в максимальной степени ограждающей интересы самого клиента.

Принцип личной ответственности клиента означает признание права личностного выбора клиентом того или иного решения проблемы и одновременно ответственности за реализацию принятого решения, его последствия и риски. Обратной стороной медали указанного принципа является

готовность клиента к саморазвитию, рефлексии своих семейных отношений, действий и их причин, «сильных» и «слабых» сторон своей личности. Принцип профессиональной компетентности и ответственности консультанта. Семейное консультирование является чрезвычайно ответственным видом практической деятельности психолога. От его профессиональной компетентности зависит благополучие семьи и ее будущее развитие. Соответственно, требования к профессиональной подготовке и квалификации консультанта должны обеспечить необходимый уровень компетентности в решении проблем развития и функционирования семьи. Принцип стереоскопичности диагноза определяет требование исследования психологических особенностей семьи с позиций всех ее членов, «глазами» всех участников семейного процесса. Образ семейных отношений и семейного взаимодействия у обоих супругов, родителей и детей выполняет ориентирующую функцию, определяет направленность и содержание активности каждого из участников такого взаимодействия. Стереоскопичность диагноза означает построение объемной картины семьи, в которой соотнесены образы семьи у каждого ее члена и объективная ситуация семейного взаимодействия.

Принцип реконструкции истории семьи требует воссоздания генезиса семьи и развития истории семейных отношений. Как правило, реконструкция истории семьи сочетается в семейном консультировании с направленностью на установление причинно-следственных зависимостей. Методическим приемом, позволяющим воссоздать историю семьи, является построение «линии ее жизни» — всех наиболее значимых событий в их хронологической связи и преемственности начиная со знакомства будущих партнеров. Важно выявить не только сами события, но и особенности их восприятия и переживания каждым из членов семьи. Реализация указанного принципа стимулирует развитие рефлексивности партнеров, раскрывает возможности для совместного анализа проблемной ситуации, ее интерпретации и принятия решений.

Принцип совместной выработки решений является логическим продолжением принципов личной ответственности клиента и профессиональной компетентности и ответственности консультанта. Решения и рекомендации нельзя давать клиенту в готовом виде — это основной постулат психологического консультирования. Назовем причины необходимости отказа от готовых рекомендаций:

•консультант и клиент говорят на разных языках — языке «научной психологии» и языке психологии «житейской». Соответственно, возможно разночтение и несовпадение значений основных понятий. Готовые рекомендации могут быть просто неадекватно поняты клиентом и столь же неверно реализованы;

• предложенные рекомендации могут быть не приняты клиентом в силу иного понимания и интерпретации событий и проблем семейной жизни,

чем у консультанта. Актуализация защитных механизмов, сопротивление, вытеснение, селективность восприятия информации и предвзятость ее интерпретации могут стать причиной негативизма клиента в отношении рекомендаций, предлагаемых консультантом;

•готовые рекомендации освобождают клиента от необходимости принятия решения и открывают возможность перекладывания бремени ответственности на консультанта. Уровень психологической готовности клиента к работе над собой снижается, тем самым ограничивая возможности личностного роста клиента в процессе консультирования;

• готовое решение и план и его реализации определенным образом позиционируют отношения консультанта и клиента как отношения «сверху», формируют зависимость от консультанта.

Таким образом, готовые рекомендации и решения, как бы ни были они точны и выверены, в подавляющем большинстве случаев оказываются непродуктивными. Исключение составляют случаи необходимости немедленного принятия решения, когда под угрозой оказывается психологическая и физическая безопасность и здоровье личности. Выработка рекомендаций и принятие решений должно осуществляться в совместной деятельности, где функция консультанта состоит в организации ориентировки клиента в проблемной ситуации; выделении существенных для ее разрешения условий; выявлении их значения и личностного смысла; выборе решения из диапазона совместно выстраиваемых вариантов возможных действий и их последствий; наконец, в разработке плана реализации принятого решения.

Принцип привлечения широкого социального окружения предполагает опору на социальные, межличностные и внутрисемейные ресурсы помощи семье в решении возникающих проблем.

Принцип комплексности в работе с семьей. Очевидно, что далеко не всегда проблемы семьи замыкаются в кругу собственно психологических проблем семейного контекста. В силу этого специалисты по семейной психологии и семейному консультированию, как правило, работают в тесном контакте с возрастными и детскими психологами, социальными работниками, педагогами и воспитателями, врачами, семейными психотерапевтами, юристами, сексологами.

Принцип единства диагностики и коррекции означает, что любая диагностическая процедура имеет несомненное коррекционное значение, представляет собой вид психологического воздействия, обладающего определенным эффектом для личности и семьи. Выполнение любого из предложенных заданий, будь то проективное задание, заполнение опросников или диагностическое интервью, приводит к возрастанию уровня осознания клиентом семейных проблем, условий, их порождающих, их следствий для семейного функционирования. Коррекционное воздействие и его эффект, в свою очередь, предоставляет важную диагностическую информацию для проверки гипотез о причинах возникновения трудностей семейной жизни.

Принцип структурирования позиций в процессе консультирования. Позиционирование консультанта и клиента осуществляется в начале установления контакта и выполняет функцию организации совместной деятельности по анализу проблемы и поиску ее решения. Структурирование позиций определяется мотивационной направленностью клиента, его личностными особенностями и реализуемой консультантом теоретической моделью консультирования, в частности мерой директивности консультанта. Можно выделить следующие варианты соотношения позиций: «на равных», «консультант сверху», и «клиент сверху». Вариант «на равных» предполагает равноправное сотрудничество консультанта и клиента, в котором консультант обладает необходимой компетентностью и предоставляет необходимую и достаточную информацию клиенту для организации процесса принятия обоснованного решения, а клиент является носителем проблемы, отражающей дисфункцию семьи. Вариант «консультант сверху» предполагает неравные отношения директивности—зависимости, когда консультант директивен, является носителем уникального знания, принимает на себя полноту принятия решения и ответственности, а клиент зависим и реализует установку на подчинение и делегирует консультанту право принятия решения. Вариант «клиент сверху» выражает прагматическую ориентацию клиента, предполагающего, что оплата услуг консультанта открывает для него возможность диктовать свои требования и пожелания в отношении воздействия и влияния на третьих лиц. Здесь клиент уже приходит с готовым решением проблемы, а консультанту делегируется обязанность обосновать это решение и обеспечить условия его реализации.

Принцип выявления подтекста обращения клиента. При определении подтекста жалобы следует обратить внимание на характер мотивационной направленности клиента и его отношения с консультантом. Выделяют три варианта ориентации клиента; деловая (адекватная или неадекватная — с преувеличением силы и возможностей консультанта), рентная (направленная на получение выгоды и прибыли от консультирования), игровая (направленная на испытание консультанта и проверку его компетентности) [Семья в психологической консультации, 1989]. В зависимости от преобладания мотивации клиента можно также говорить о различных установках, находящих выражение в подтексте жалобы. Наиболее типичными являются следующие установки: 1) установка «потребителя», реализующая стремление переложить груз ответственности на консультанта и получить «готовый рецепт»; 2) установка тревожно-неуверенного клиента, выражающая мотив получить эмоциональную поддержку и обратную связь, подтверждающую правомерность и целесообразность своего поведения; 3) установка саморазвития, когда ситуация консультирования используется клиентом как ресурс личностного роста; 4) установка зависимости, когда клиент реализует мотив удовлетворения потребности в безопасности, опеке и установления привязанности. Выявление подтекста обращения — необходимое

условие для грамотного построения стратегии и тактики проведения консультации.

§ 4. Основные этапы психологического консультирования семьи

Можно выделить следующие этапы психологического консультирования семьи: предварительный этап записи; этап первичного приема; диагностический этап; этап составления психологического заключения; этап совместного анализа причин возникновения проблемы и определения путей ее разрешения; заключительный этап.

Предварительный этап. Запись. Фиксация обращения. Объективирование жалобы и запроса клиента. Сбор исходной информации о семье и клиенте. Решение организационных вопросов. Ориентация клиента в порядке и регламенте работы.

Первичный прием. Знакомство консультанта с клиентом. Установление контакта с использованием техник присоединения — аккомодации как подражания консультанта стилю и особенностям поведения членов семьи (С. Ми-нухин), активного эмпатического слушания (К. Роджерс), мимезиса как подражания и копирования по типу имитации позы, одежды, мимики и пр. (С. Минухин). Конкретными формами мимезиса являются синхронизация дыхания, «отзеркаливание» позы, мимики, жестов, подражание речи клиента по параметрам скорости, громкости, интонации либо, если работа идет с семьей в целом, речи «идентифицированного пациента», отслеживание глазодвигательных реакций клиента. Представление консультанта и структурирование позиций в консультативном процессе. Установление атмосферы доверия и безопасности. Коммуницирование эмоциональной поддержки и стабилизация эмоционального состояния клиента. Выявление жалобы и запроса. Первичное исследование проблемы. На этой стадии необходимо получить общую информацию о составе семьи, возрасте, образовании, профессии каждого из членов семьи и выявить особенности их отношений и взаимодействия. Оптимальным методом здесь является составление генограммы для трех поколений семьи. Если работа идет с семьей в целом, то необходимо выявить позицию каждого из присутствующих ее членов в отношении проблемы обращения. Переформулирование запроса. Заключение договора (контракта) на проведение психологического консультирования. В рамках договора согласуются цели консультирования и форма психологической помощи, которая будет оказана клиенту. Обсуждаются проблема ответственности клиента и консультанта и их функции в процессе работы. Осуществляется согласование организационных вопросов: количество встреч, их продолжительность и периодичность, состав участников, оплата консультаций.

Диагностический этап. Уточнение проблемы клиента. Направленное ее изучение в соответствии с принципом стереоскопичности диагноза, выяв-

ление ролевой структуры семьи и ее внутренних и социальных ресурсов. Реконструкция истории развития семьи с момента знакомства супругов. Анализ проблемных ситуаций, типовых семейных сценариев, выявление и обсуждение семейных мифов. Формулирование рабочих гипотез о содержании и причинах проблемы. Проведение необходимого диагностического обследования с целью проверки выдвинутых гипотез.

Этап составления психологического заключения. Формулирование психологического диагноза и прогноза. Диагностическое заключение должно содержать описание объективного статуса семьи, вывод о соответствии жалобы объективной проблеме семьи и мере ее обоснованности, позитивную оценку функционирования семьи с выделением ее ресурсов, переформулирование значения симптомов проблемного поведения членов семьи и объективирование механизма симптомообразования; в нем должна быть показана роль симптома в сохранении семейного функционирования. Разработка общего плана рекомендаций по преодолению проблем семьи. Психологическое заключение может быть составлено консультантом вне времени встречи с клиентом, представлять собой результат анализа и интерпретации проблемы консультантом и основу для проведения последующего этапа. В ряде случаев этан составления психологического заключения может совмещаться с этапом совместного анализа проблемы и поиска ее решения.

Этап совместного анализа причин проблемы и определение путей ее разрешения. Направленный анализ проблемы, выделение «сильных», ресурсных, и «слабых» аспектов семейного функционирования. Выявление причин неэффективного функционирования. Обсуждение основных положений психологического диагноза. Совместная выработка условно-вариантного прогноза. Рассмотрение «веера» возможных решений, всесторонняя оценка «плюсов» и «минусов» каждого из них. Принятие решения, выработка плана его реализации. Распределение ответственности и функций между членами семьи. Разработка системы «домашних заданий» для воплощения принятого решения в жизнь.

Заключительный этап. Подведение итогов. Контроль и оценка реализации принятого решения. Завершение совместной работы с консультантом, обсуждение форм и сроков дальнейших контактов. Совместная выработка плана профилактических и превентивных мероприятий по предупреждению возникновения трудностей и проблем в семье.

Даже простое перечисление этапов психологического консультирования семьи обнаруживает то, что они эксплицируют не столько временную последовательность, сколько саму логику и последовательность разрешения задач, обеспечивающих удовлетворение запроса клиента. Сами же этапы могут перекрываться во времени, допускать нарушение линейности продвижения и возвращение с последующего на предыдущий этап. Выделенная последовательность этапов скорее определяет закономерность перехода от выполнения одного вида консультативных работ и процедур к другому.

При определении содержания психологического консультирования на каждом из этапов были использованы понятия «жалоба», «запрос», «психологический диагноз» и «прогноз». Остановимся более подробно на каждом из них.

Жалоба имеет сюжет и структуру [Семья в психологической консультации, 1989]. Сюжет жалобы — это последовательность изложения событий, жизненных коллизий, их содержание и взаимосвязь. Структура жалобы включает локус (субъектный и объектный) и самодиагноз. Субъектный ло-кус характеризует того, на кого жалуется клиент, а объектный — на что именно он жалуется. Субъектный локус может быть направлен на супруга, ребенка, третьих лиц, семейную ситуацию в целом, на самого себя. Объектный может определяться жалобами на ролевое поведение членов семьи, на индивидуальные их особенности, на отношения (отсутствие взаимопонимания, поддержки, любви и т.д.), на объективные обстоятельства (жилищные трудности, чрезмерная занятость на работе), на ненормативные кризисные события (супружеская измена, уход ребенка из дома и пр.). Самодиагноз представляет собой объяснение, которое дает клиент причинам нарушений, отражает особенности реагирования человека на фрустрацию. Самодиагноз может быть выражен в убеждении, что проблема обусловлена «злой волей» (негативными враждебными намерениями определенного лица), индивидуальным своеобразием партнера (психической аномалией или органическим дефектом, «дурным характером»), собственной личностной недостаточностью или собственными неверными действиями, влиянием «третьих лиц» (тещи, свекрови, прежнего супруга, друзей и т.д.), неблагоприятно сложившейся ситуацией (роком, судьбой). Жалоба имеет явное (то, что сообщается, декларируется, обсуждается) и скрытое содержание. Скрытое содержание не является вытесненным или подсознательным, а представляет собой недоговоренную информацию, которую для проведения дальнейшего консультирования необходимо актуализировать как существо жалобы. Далеко не всякая жалоба имеет скрытое содержание. Подтекст ее, в отличие от скрытого содержания, может быть вытесненным, неосознанным и требует специальной работы по достижению осознания.

Запрос конкретизирует ожидания клиента в отношении помощи, которую он предполагает получить в консультации. Можно выделить следующие виды запросов клиента о психологической помощи: информационный запрос; запрос о помощи в обучении навыкам общения, взаимодействия, поведения в проблемных ситуациях; о содействии в анализе и интерпретации событий, поведения, особенностей личности; о помощи в выработке позиции в отношении проблемы; об эмоциональной и психологической поддержке; о содействии в анализе проблемы и принятии решения [Там же]. Все перечисленные виды запросов можно квалифицировать как адекватные. Вместе с тем консультанту в большинстве случаев приходится сталкиваться с неадекватными ожиданиями клиента. Тогда запросы фор-

мулируются по типу манипулятивного запроса или запроса—перекладывания ответственности за решение проблемы на консультанта. Манипуля-тивный запрос состоит в просьбе клиента об оказании влияния на члена семьи и его изменении либо в интересах самого члена семьи («муж пьет — повлияйте на него, чтобы не пил»), либо в интересах клиента. В случае перекладывания ответственности за решение проблемы на консультанта клиент исходит из мифа о всемогуществе консультанта и «волшебной палочке», по взмаху которой все проблемы могут быть разом решены без какого бы то ни было участия самого клиента. Очевидно, что в случае неадекватного запроса должна быть проведена работа по его переформулированию для заключения договора, или так называемого «терапевтического контракта», на проведение консультативной работы.

Понятие психологического диагноза неоднозначно интерпретируется в разных литературных источниках. Первоначально в практической психологии термин «диагноз» получил распространение в самом широком и неопределенном значении — как констатация количественной или качественной характеристики признака [Бурменская и др., 2003]. В зарубежной психологии и психометрии понятие «психологический диагноз» является производным от процедур тестового измерения. Если, вслед за А. Анастази [1982], определять психологическую диагностику семьи как «идентификацию психологических характеристик индивида/семьи с помощью специальных методов», то такое понимание психологического диагноза оказывается непродуктивным для решения задач семейного консультирования. Как указывает Г.В. Бурменская [2003], не случайно в современной зарубежной психологии многие специалисты отвергают термин «диагноз», утверждая, что его следует избегать из-за медицинского, т.е. ориентированного на болезнь, значения. В любом виде психологического консультирования, а уж тем более в семейном консультировании, главная задача состоит в том, чтобы помочь семье преодолеть трудности ее функционирования и создать оптимальные условия для личностного роста и развития как каждого ее члена, так и семьи в целом. Психологический диагноз должен иметь собственное содержание, выходящее за рамка описания трудностей семьи как симптомов ее «болезни» и объективно установленных особенностей ее функционирования. Необходимо выявить механизмы генезиса и формирования трудностей функционирования семьи. Таким образом, этиологический диагноз, выступая важным компонентом психологического диагноза, предполагает выделение причинных каузально-динамических связей, выявленных в ходе психологического обследования трудностей функционирования и развития семьи, с источниками и условиями их образования.

Составление психологического прогноза — главный результат психологического обследования семьи. Важной его характеристикой является степень достоверности. В настоящее время в практике психологического консультирования используются два достаточно близких на первый взгляд

понятия. Это «вероятностный прогноз» и «условно-вариантный прогноз». Однако, считает Бурменская [2003], при обсуждении проблемы диагностики психического развития ребенка понятие вероятностного прогноза представляется неуместным, поскольку в силу открытого характера развития ребенка в принципе отсутствуют основания для определения вероятности того или иного его хода в будущем. Продолжая мысль о роли активности самого субъекта в проектировании и осуществлении своего развития, можно заключить, что делать предсказания относительно вероятности того или иного варианта разрешения семьей своих трудностей и, соответственно, относительно перспектив ее дальнейшего функционирования и развития оказывается задачей не просто неблагодарной, но и практически неразрешимой. В силу этого, по нашему мнению, перспективно и правомерно использовать понятие условно-вариантного прогноза, используемого в рамках возрастно-психологического консультирования развития ребенка [Там же]. Под условно-вариантным прогнозом следует понимать конструирование основных вариантов развития семьи из множества потенциально возможных. Эти варианты определяются с учетом трех возможностей: 1) неблагоприятные условия, ставшие причиной психологических трудностей, сохраняются; 2) причины и факторы неблагополучия семьи будут преодолены или существенно ослаблены; 3) причины и факторы дисгармоничности, напротив, усугубятся. Прогноз дальнейшего функционирования и развития семьи должен представлять собой «веер» вариантов в диапазоне указанных возможностей, а не предсказание с определенной вероятностью однозначного исхода. Таким образом, условно-вариантный прогноз становится основой для разработки стратегии и тактики «самопомощи» семьи в разрешении возникшей проблемы или кризисной ситуации.

Основные формы семейного консультирования

В настоящее время используются следующие формы семейного консультирования: 1) индивидуальное консультирование одного.из супругов; 2) параллельное индивидуальное консультирование обоих супругов одним консультантом; 3) параллельное индивидуальное консультирование обоих супругов разными, но взаимодействующими консультантами; 4) совместное консультирование обоих супругов либо всех членов семьи одним консультантом.

Индивидуальная форма консультирования одного из супругов является наименее продуктивной. В ряде случаев отмечается, что при индивидуальной работе лишь с одним из супругов отношения в семье не только не улучшаются, но значительно дестабилизируются. Эти факты еще раз доказывают, что семья представляет собой целостную систему, а потому именно она должна быть субъектом обращения за психологической помощью. Параллельное консультирование супругов одним или сотрудничающими консультантами, несомненно, является шагом вперед к достижению цели консультирования — повышения уровня эффективности функционирова-

ния семьи. Однако в этом случае «за кадром» остаются общение и формы взаимодействия и сотрудничества супругов, что значительно ограничивает возможности консультирования и коррекции. Признанным фактом является максимальная эффективность консультирования при использовании формы совместного консультирования супругов/семьи.

§ 5. Консультирование по проблемам семьи Консультирование по вопросам вступления в брак

Консультирование по вопросам вступления в брак в нашей стране оказывается относительно редко востребованной формой психологического консультирования. Обычно запрос формулируется клиентом в виде просьбы оценить степень психологической совместимости партнеров как будущих супругов. Выше были определены условия супружеской совместимости, из которых важнейшими для стадии выбора брачного партнера являются степень' согласованности семейных ценностей и ролевых ожиданий в отношении целей и ролевых моделей поведения супругов, а также принятие личностных и поведенческих особенностей партнера и готовность учитывать их в сотрудничестве. Задачей консультирования в этом случае должно стать прояснение семейных ценностей и представлений о принципах и нормах семейного функционирования и ожиданий в отношении ролевого поведения каждого из партнеров и их обсуждение. Вопросы распределения функций в семье, главенства, планирования рождения детей, контрацепции и абортов, сексуальных отношений, супружеской измены, финансовых вопросов и семейного бюджета должны стать предметом открытого и честного обсуждения. Целесообразно использовать формы заданий по характеру распределения бюджета, построению перспективного плана важных жизненных событий семьи с элементами ролевого разыгрывания и творческих заданий проективного типа (например, рисунок «Наша семья через 20 лет») и т.д.

Другим направлением работы с парой, желающей создать семью, должна стать диагностика психологической готовности к вступлению в брак, включая уровень соответствия требованиям экономической и финансовой самостоятельности, эмоциональной автономии от прародительской семьи, достижения необходимой личностной зрелости для осуществления выбора и принятия ответственности.

Важное профилактическое значение имеет выработка программ, направленных на развитие эмпатии, коммуникативной компетентности, умения разрешать конфликтные ситуации методом «семейного совета».

Психологическая помощь семье, ожидающей ребенка

Психологическая помощь семье, ожидающей ребенка, определяется необходимостью реализации главной цели — формирования родительской по-

зиции матери и отца и подготовке к перестройке семейной системы в связи с рождением ребенка. Основные ее задачи:

• формирование родительской позиции на ценностно-смысловом и мо-тивационном уровне, включая родительскую ответственность;

• повышение уровня когнитивной осведомленности о внутриутробном развитии ребенка, течении беременности и родов, их психологическом значении для ребенка и матери;

•повышение уровня психолого-педагогической компетентности в вопросах развития и воспитания детей младенческого и раннего возраста;

•формирование навыков саморегуляции функциональных и психических состояний, поведения в родах, ухода за ребенком;

•оптимизация супружеских отношений, помощь в планировании жизненного стиля семьи, распределении обязанностей после рождения ребенка;

•развитие навыков открытого субъектно-ориентированного эмоционального общения с ребенком в период беременности, помощь в формировании образа ребенка [Ланцбург, 2000; Захарова и др., 2002].

Специальная работа по формированию родительской позиции осуществляется в родительских школах и школах сознательного материнства, где задачи диагностики и коррекции готовности родителей к отцовству и материнству, профилактики деструктивных процессов в семье и развития родительской компетентности могут быть с успехом решены.

Консультирование по проблеме супружеской измены

Супружеская измена может быть разрешена через восстановление супружеских отношений или распад брачного союза. В ряде случаев ситуация измены остается неразрешенной на протяжении ряда лет. Задачи психологической помощи клиенту в случае распада супружеских отношений состоят в построении нового образа жизни, преодолении реакции горя, формировании новых межличностных отношений, которые могут компенсировать утрату. В случае восстановления супружеских отношений задачи консультирования включают: изживание и преодоление реакций ревности, формирование «морали прощения» [Волкова, 1989]; формирование умения контролировать свое поведение и аффективные переживания; анализ причин измены и собственных ошибок; построение новых отношений с партнером. Неконструктивным способом психологической работы является стратегия обесценивания как факта супружеской измены, так и самого партнера. Отвлечение на значимую деятельность — работу, учебу, воспитание детей, хобби и увлечения, — хотя и помогает временно отвлечься, «уйти» от проблемы и снизить интенсивность аффективных переживаний, но является ложной стратегией совладания с супружеской изменой.

Приведем схему психологического консультирования супружеской измены, предложенную А.Н. Волковой.

1. Формирование картины измены:

•выделение и составление психологической характеристики соперника, руководствуясь которой можно составить представление о возможных причинах супружеской измены;

•определение «нормативности» реакций ревности;

• определение уровня активности поведения ревнующего и преобладающих реакций ревности, их трансформация в более конструктивные формы;

•определение интенсивности реакций, их влияния на жизнедеятельность и исход измены.

2. Исследование личностных особенностей участников супружеской измены, в первую очередь ее «жертвы».

3. Выбор методов психологического воздействия с целью оптимизации работы клиента над проблемой преодоления ревности и восстановления супружеских отношений, безусловно, в тех случаях, когда это возможно.

Консультирование по проблеме насилия в семье

Семейное насилие — повторяющиеся во времени с увеличением частоты инциденты множественных видов насилия с целью установления безраздельного ко


Сейчас читают про: