double arrow

ЛЕКЦИИ по ИСТОРИИ ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА


III СЕМЕСТР

Фрактальность как количественная и качественная характеристика в изобразительном искусстве

Прорастая сквозь парадигматические трещины «традиционного» искусства (каким к концу ХХ века стал уже и авангард, и сюрреализм, и весь постмодернизм), фрактальная живопись и графика с их сложными паттернами «упорядоченного» хаоса, которые воспринимаются как красивые и интуитивно относятся к категории искусства, все настойчивее требуют философской и искусствоведческой рефлексии.

Первым методологическим инструментом, заимствованным гуманитарными науками из фрактальной геометрии, стала фрактальная размерность. В отличие от урбанистики, в которой вычисленное значение фрактальной размерности городских территорий пока никак не конвертируется в категории художественного описания пространства, в искусствознании был найден способ создания корреляционных связей между произведением изобразительного искусства и его фрактальной размерностью. Так, согласно данным специальных экспериментов, эстетическим предпочтениям зрителей может соответствовать определенная величина фрактальной размерности живописного образа (возможно, 1,5[23]). Или изменения величины фрактальной размерности могут соотноситься с разными периодами творчества художника, возрастая, к примеру, у Джексона Поллока (Рис. 9) от значения, близкого к 1 в 1943 году до 1,72 в 1954 году, что предлагается в качестве объективного основания для датировки и подтверждения подлинности его работ [5]. Или же фрактальная размерность и ее динамика во времени может служить характеристикой целой художественной эпохи, например, раннекитайской пейзажной живописи [48].

Рис. 9. J.Pollock, Convergence, 1952

С другой стороны, фрактальность и ее типы все чаще рассматриваются как особая качественная (эстетическая и/или семантическая) характеристика произведения изобразительного искусства, независимо от способа его создания. В целом фрактальная образность анализируется с одной из двух инверсивных позиций: 1) приводятся характеристики, позволяющие отнести фрактальную компьютерную графику к категории искусства или 2) выявляются фрактальные структуры в произведениях традиционного искусства разных эпох и направлений (Д. Веласкеса, Дж. Поллока, М. Эшера, Х. Гриса, Дзж. Балла, С. Дали, Л. Уэйна, Г. Климта, Ван Гога, П. Филонова, А. Родченко и др.).

Среди наиболее значимых зарубежных работ по «фрактальной эстетике» – известная книга Дж. Бриггса «Фракталы: Узоры хаоса» [25], исследования Л. Кочик [31], Р. Абрахама, Дж. Спротта и их коллег [26], статьи Дж. Парк, Э. Келли (в т.ч. в специальном выпуске журнала «Ylem» – «Fractals as Art») [40, с. 40]и др. [39; 9]

В последние годы к алгоритмическому искусству и к фрактальному искусству в частности как предмету междисциплинарных исследований стали обращаться и отечественные философы, математики, художники и искусствоведы (А.В. Волошинов [3], С.В. Ерохин [6], В.В. Тарасенко [17], И.А. Евин [5], П.П. Николаев [12], В. Рибас [14] и др.[8; 9; 16]). Необходимо, однако, признать, что в российском научно-художественном дискурсе собственно тема фрактальной образности в искусстве еще недостаточно разработана.

  Лекционные занятия III СЕМЕСТР
№ п/п Наименование раздела дисциплины, входящей в данный модуль. Содержание раздела аудиторная работа Содержание раздела - аудиторная работа
1. История возникновения поселений, как формы эволюции бытия, сознания, цивилизации. Первобытно-общинный строй. Первые поселения и города древности.
2. Градостроительство рабовладельческих цивилизаций Востока. Древний Египет. Особенности формирования городов Древнего Египта. Стоечно-балочная структура. Ордер. Комплекс в Гизе.
3. Градостроительство рабовладельческих цивилизаций Востока. Двуречье. Иран. Особенности формирования городов Двуречья. Вавилон. Сады «Семирамиды».
4. Градостроительство стран античного мира. Древняя Греция. Особенности формирования городов античности. Афины, Олимпия. Греческая ордерная система. Храмовые комплексы.
5. Градостроительство стран античного мира. Древний Рим. Республиканский и императорский периоды. Общественные комплексы.
6. Градостроительство Византии Особенности формирования городов Византии. Константинополь.
7. Градостроительство Киевской Руси Храмовое каменное и деревянное зодчество.
8. Градостроительство Московского Княжества Московский Кремль. Соборная площадь.
9. Градостроительство Средневековья. Средневековая Европа. Романский и готический стили.
10. Градостроительство эпохи Возрождения. Понятие об «идеальном» городе. Ренесcанс Рима.
11. Градостроительство С.-Петербурга Петропавловская Крепость. Соборы С.-Петербурга  
12. Градостроительство Франции 17 - 18 в.в Париж, Версаль.
  Перспективы развития градостроительной науки. Теории градостроительство будущего. Города сегодня и завтра.  
     
1. Расселение. Основы регионального расселения и районной планировки. Градостроительная организация территории поселений. Зонирование.
2. Социально-экономические, экологические инженерно-технические, эстетические основы градостроительной теории. Критерии оценки качества мест расселения.
3. Планировочная структура и развитие города. Типологические признаки и типы планировочной структуры города.
4. Транспортная система города. Транспортная инфраструктура. Поперечные профили дорог и проездов.
5. Селитебная территория города. Размещение, состав, типы и приемы жилой застройки.
6. Общественный центр города и система озелененных пространств.   Характеристика центра города. Классификация озелененных территорий.
7. Промышленные и внеселитебные территории города Размещение, состав, приемы застройки.
8. Городская инженерная инфраструктура. Виды и приемы проектирования подземных инженерных систем.

ТЕМА № 1. История возникновения поселений, как формы эволюции бытия, сознания, цивилизации.

1.1 Первобытно-общинный строй.

Первобы́тное о́бщество (также доистори́ческое о́бщество) — период в истории человечества до изобретения письменности, после которого появляется возможность исторических исследований, основанных на изучении письменных источников. Термин доисторический вошёл в употребление в XIX веке. В широком смысле слово «доисторический» применимо к любому периоду до изобретения письменности, начиная с момента возникновения Вселенной (около 14 млрд лет назад), но в узком — только к доисторическому прошлому человека. Обычно в контексте дают указания, какой именно «доисторический» период обсуждается, например, «доисторических обезьян миоцена» (23-5,5 млн лет назад) или «Homo sapiens среднего палеолита» (300-30 тыс. лет назад). Поскольку, по определению, о данном периоде нет письменных источников, оставленных его современниками, информацию о нём получают, опираясь на данные таких наук, как археология, этнология, палеонтология, биология, геология, антропология, археоастрономия, палинология.

Поскольку письменность появилась у разных народов в разное время, ко многим культурам термин доисторический либо не применяется, либо его смысл и временные границы не совпадают с человечеством в целом. В частности, периодизация доколумбовой Америки не совпадает по этапам с Евразией и Африкой (см. месоамериканская хронология, хронология Северной Америки, доколумбова хронология Перу). В качестве источников о доисторических временах культур, до последнего времени лишённых письменности, могут быть устные предания, передававшиеся из поколения в поколение.

Поскольку данные о доисторических временах редко касаются личностей и даже не всегда говорят что-либо об этносах, основной социальной единицей доисторической эпохи человечества является археологическая культура. Все термины и периодизация этой эпохи, такие как неандерталец или железный век являются ретроспективными и в значительной степени условными, а их точное определение является предметом обсуждения.

Термин «культурный материал» не следует путать с «материальной культурой». Он относится исключительно к объектам, созданным благодаря человеческой деятельности, обычно (но не всегда) целенаправленно изготовленным людьми. Чаще всего археологи используют термин «культурный материал» по отношению к своим находкам. Кроме данного термина говорят также об «антропогенном материале».

К культурному материалу относят:

  • артефакты — объекты, созданные или измененные людьми,
  • искусственные особенности рельефа — курганы, рвы, ямы,
  • биофакты и экофакты — одомашненные растения, кости домашних животных или объектов охоты, древесина, использованная в постройках и т. п.,
  • перемещенные людьми объекты — минералы, раковины и др., оказавшиеся далеко от места своего происхождения.

1.2 Первые поселения и города древности.

Первые попытки внести определенный порядок в застройку и планировку поселений относятся к середине 3-го — началу 2-го тыс. до н. э. Города древней цивилизации в долине р. Инд (2500—1500 до н. э.) Мохенджо-Даро и Хараппа имели прямоугольную сеть улиц и благоустройство. В Древнем Египте, Двуречье и других районах древнего мира при строительстве городов применялись разбивка города на геометрически правильные кварталы, зонирование застройки по социально-имущественному признаку (город Кахун в Древнем Египте, начало 2-го тыс. до н. э.), выделялась главная улица (дорога процессий богини Иштар в Вавилоне, 7—6 вв. до н. э.), создавались простейшие системы водопровода и канализации. В книге "Чжоу ли" (3 в. до н. э.) есть сведения о Г. Китая 11—3 вв. до н. э.; указано, что столичный г. Лои (Лоян) был квадратным в плане, девять широтных и девять меридиональных улиц делили его на кварталы, а в центре города находился дворец правителя. В градостроительстве Древней Греции в планировке городов хорошо учитывались местные природные условия и подчёркивалось значение агоры и акрополя (мест сосредоточения политической и религиозной жизни) как композиционных центров городов; возникшие, вероятно, на Востоке приёмы регулярной планировки городов сложились в стройную градостроительную систему (т. н. "гипподамова", см. Греция Древняя), которая получила широкое распространение в эпоху эллинизма, лишившись, однако, своей демократической направленности. В градостроительстве Древнего Рима регулярная планировка стала господствующей (города Помпеи, Тимгад, Остия и др.). Римляне создавали крупные системы водоснабжения и канализации, мостили и озеленяли улицы. Зарождается теория Градостроительства: в трудах Витрувия (1 в. до н. э.) были сформулированы отдельные вопросы греко-эллинистической и римской теории Г. и архитектуры. По определённому плану создавались культурные центры в древних индейских государствах доколумбовой Америки (архитектурный комплекс Теотнуакан в Мексике, 2 в. до н. э. —9 в. н. э.). Примерно в 5—12 вв. н. э. в Индии был создан трактат "Шилпашастра", служивший руководством и при строительстве городов. Уже в государствах древнего мира выдающиеся по архитектурно-художественным качествам ансамбли символизировали незыблемость господства правящих классов. В средневековых западноевропейских городах на территории, опоясанной мощными крепостными стенами, складывалась сеть кривых и узких улиц вокруг замка, собора или торговой площади. Жилые районы, выросшие за пределами городских стен, окружались новым поясом укреплений. Вдоль или на месте прежних стен образовывались кольцевые улицы, которые в сочетании с радиальными улицами, идущими от центра к воротам городских укреплений, определили формирование характерной радиально-кольцевой (реже веерной) структуры городов. Большинство средневековых городов Европы первоначально было лишено всякого благоустройства. Ограниченность территории, защищенной городскими укреплениями, приводила к высокой плотности застройки города многоэтажными жилыми и общественными зданиями. В русских городах большое градоформирующее значение имели кремли ("детинцы"). В отличие от западно-европейских замков — укрепленных жилищ феодалов, русские кремли, гораздо более обширные (например, наиболее древний новгородский кремль занимает площадь 10,5 га,в то время как Тауэр в Лондоне — около 4 га, замок Сфорца в Милане — около 2 га),были административно-политическими и религиозными центрами городов, где, кроме хором феодалов и высшего духовенства, размещались главные соборы, приказы, склады оружия и продовольствия. Строительство кремлей (а также монастырских комплексов, игравших важную роль в структуре древнерусских городов) получило в России особенно широкий размах в 15—17 вв., в период становления централизованного государства; кремли, имея большое оборонительное значение, кроме того, определили планировочную основу центров многих рус. городов (Москвы, Тулы, Нижнего Новгорода и др.). В Китае в средневековый период в застройке многих городов применялась регулярная планировка; регулярный план имели крупные дворцовые комплексы (ансамбль т. н. пекинской оси в Пекине, 15—16 вв.). В др. странах Востока в средневековый период наряду со свободной планировкой (например, Фатихпур-Сикри в Индии, создан между 1569—84) также использовалась регулярная планировка (например, Джайпур в Индии, основан в 1728). В Западной Европе в эпоху Возрождения новые экономия, требования и условия общественной жизни привели к попыткам упорядочения застройки городов. Архитекторы Возрождения разрабатывали новые приёмы построения ансамблей площадей (ансамбль площади Капитолия в Риме, с 1546, архитектор Микеланджело). Развивалась теория архитектуры и Градостроительства (трактаты Л. Б. Альберти, Палладио), разрабатывались проекты т. н. идеальных городов (В. Скамоцци и др.), в которых учитывались не только задачи обороны, ремесла и торговли, но и повседневные удобства жизни горожан. На практике было сделано сравнительно мало. В Центральной и Южной Америке после испанского завоевания города, возникавшие в колониях — Мексике, Перу и др., — застраивались согласно "Законам для Индий", установленным испанским императором в 1523 (прямоугольная сеть улиц, в центре города — главная площадь с собором и административными зданиями). Сосредоточение политической власти и крупных материальных ресурсов в руках абсолютных монархов в ряде стран Европы в 17—18 вв., а также превращение папского Рима в столицу абсолютистского государства (см. Папская область)и центр европейской феодально-католической культуры позволили развернуть большие по масштабам градостроительные работы, создать крупные архитектурные ансамбли, призванные олицетворять силу и величие власти королей и католической церкви. В Г. получают распространение парадные приёмы планировки и застройки [ансамбль площади св. Петра (Пьяцца Сан-Пьетро) в Риме, 1657—63, архитектор Л. Бернини]: в планировке городских и дворцовых ансамблей применяется лучевое расположение улиц (Версаль; Пьяцца дель Пополо в Риме). В Г. 18—1-й трети 19 вв. сложились новые приёмы построения городских ансамблей, основанные на идее красоты больших архитектурно организованных пространств, в которых органично сочетаются городская застройка и элементы природы. В отличие от замкнутых парадных площадей 17 в., площадь приобретает "открытый" характер, получает пространственное сочетание с улицей, набережной (площадь Людовика XV, ныне площадь Согласия, в Париже, 1753—75, архитектор Ж. А. Габриель). В США и ряде др. неевропейских стран большинство городов застраивалось на основе однообразной прямоугольной сетки улиц, образующей мелкие близкие по размерам кварталы. После реформ Петра I большой размах получило русское Градостроительство. Началось строительство Петербурга (основан в 1703); были построены Петрозаводск, Нижний Тагил, позднее — Одесса, Екатеринбург (ныне Свердловск), Екатеринослав (ныне Днепропетровск), Севастополь и др. Быстро развивались Архангельск, Воронеж, Тула. Новые города строились по регулярным планам. На протяжении 2-й половины 18 — 1-й половины 19 вв. на основе специально разработанных генеральных планов были перестроены Тверь, Ярославль, Кострома, Псков, Калуга, Полтава и многие др. города. Русские Г. отличалось многообразием приёмов регулярной планировки городов, пространственной взаимосвязью и художественным единством архитектурных ансамблей, в которых обычно старая застройка гармонично сочеталась с новой. В Петербурге, Ярославле и др. городах применялась лучевая система улиц, которые являлись основой всей планировочной композиции и были направлены к центральному ядру города. Но наряду с парадными центрами росли и убогие, неблагоустроенные городские окраины, где ютилась городская беднота. Наиболее выдающийся пример русского Г. — Петербург, где к 1830-м гг. была создана стройная система обширных пространственно-взаимосвязанных архитектурных ансамблей центра. В развитии русского Г. большую роль сыграло творчество выдающихся русских зодчих М. Г. Земцова, И. К. Коробова, П. М. Еропкина, А. И. Квасова, В. И. Баженова, М. Ф. Казакова, И. Е. Старова, А. Д. Захарова, А. Н. Воронихина, К. И. Росси, О. И. Бове, В. П. Стасова и др. Новое развитие систем пространств, построения архитектурных ансамблей, громадные масштабы перепланировки и застройки рус. городов имеют мало аналогий в предшествующей истории мирового Г. Промышленный переворот в конце 18— 19 вв. вызвал интенсивное развитие капитализма и быстрый рост городов во многих странах мира. Но прогресс строительной техники и городского благоустройства сопровождался упадком Г. В условиях интенсивного роста городов частная собственность на землю и недвижимое имущество породила чрезмерную плотность застройки и массовую спекуляцию земельными участками. Это усугубило стихийность застройки и привело к хаотическому размещению в городе жилья и загрязняющих воздух, реки и почву заводов, фабрик, ж.-д. линий и сооружений, портов, складов. Транспорт, заполнивший улицы и площади городов, усилил шум и опасность для передвижения пешеходов. Издание ряда законодательных и муниципальных актов, регламентирующих застройку, отдельные градостроительные работы (например, реконструкция центра Парижа по плану префекта Ж. Османа в 1853—96) не могли изменить общего стихийного характера застройки капиталистических городов. Кризис капиталистического Г. стимулировал развитие градостроительных теорий, выдвигавших новые системы расселения. К концу 1920-х гг. окончательно сформировались такие теоретические направления Г., как дезурбанизм (связанный с конца 19 в. с идеей города-сада) и урбанизм (широкую известность получили проекты лидера этого направления архитектора Ле Корбюзье). Под влиянием борьбы рабочего класса за свои права буржуазия вынуждена была решать отдельные вопросы Г. С конца 19 в. и особенно с начала 1920-х гг., главным образом в Европе, строились рабочие посёлки и жилые комплексы "дешёвых" жилищ для средне- и низкооплачиваемых категорий трудящихся. В этом строительстве вырабатывались прогрессивные приёмы Г.: функциональная планировочная схема комплекса в целом, наиболее выгодная ориентация зданий, устройство озеленённых участков для отдыха и площадок для игр детей, плановое строительство некоторых общественных зданий и предприятий бытового обслуживания. Эти тенденции получили дальнейшее развитие после 2-й мировой войны 1939—45. Учитывая опыт и прогрессивные идеи сов. Г., передовые архитекторы Запада разрабатывают крупные градостроительные проекты (восстановление и реконструкция Гавра, 1947—56, проект архитектора О. Перре). Архитектор Л. П. Аберкромби создал план реконструкции и развития Большого Лондона (1944). В целях ограничения роста населения английской столицы в послевоенные годы началось строительство 8 городов-спутников. Однако строительство спутников не сопровождалось ограничением роста города, а их сравнительно небольшие размеры и медленные темпы строительства не соответствовали масштабам естественного прироста населения Лондона. В результате это градостроительное мероприятие не достигло цели. Опыт современного Г. используется при строительстве многих новых городов в развивающихся странах Азии и Латинской Америки (Чандигарх в Индии, 1951—56, архитектор Ле Корбюзье и др.; г. Бразилия в Бразилии, архитектор Л. Коста). Различный уровень комфорта в новых жилых массивах обычно закрепляет социальное и имущественное неравенство жителей, т. к. высокая квартирная плата за хорошие квартиры делает их недоступными для многих категорий трудящихся. В начале 1920-х гг. возникает новая область Г. — территориальное планирование, или районная планировка (например, проект планировки угольного района вокруг г. Донкастера в Англии, 1921—22, архитектор Л. П. Аберкромби и Т. Джонсон). Однако в капиталистических государствах проекты районной планировки могут иметь лишь некоторое регулирующее значение. К середине 20 в. быстрый стихийный рост городов в сочетании с бурным развитием автомобильного движения вызвал новый кризис Г. капиталистических стран. Поиски преодоления этого кризиса привели к созданию новых теорий т. н. динамического Г., авторы которых видят причины кризиса не в социально-экономической природе капитализма, а в том, что планировочная структура городов статична и не учитывает динамики стремительного роста населённых мест. В 1950—60-х гг. появилась теория "экистики" (греческий архитектор К. А. Доксиадис и др.). Авторы этой теории пытаются обосновать неограниченный рост городов в виде непрерывных линейных городских полос, протянувшихся вдоль транспортных путей по всей территории земного шара; они считают колоссальную агломерацию населённых пунктов на восточном побережье США и в районе Великих озёр положительным прообразом будущего человеческого расселения. В 1960-х гг. получили распространение японские теории метаболизма (архитектор К. Тангэ и др.) и европейские — мобильного строительства и пространственного (трёхмерного) развития городов (французский архитектор Э. Альбер, И. Фридман и многие др.). Несмотря на различия предложенных решений, градостроителей этого направления объединяет стремление покончить с традиционной распластанностью городов на земной поверхности и перенести Г. в пространство путём создания искусственных ярусов над старыми городами, строительства постоянно растущих вверх гигантских сооружений древовидного характера или в виде конусов, а также городов над морскими заливами, плавающих в океане, и т. д. Однако эти теории во многом нереальны, а проведение отдельных градостроительных мероприятий не меняет сущности капиталистического Г. в целом и имеет ограниченный и непоследовательный характер. Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новый этап развития Градостроительства. В первые годы Советской власти началась разработка новых приёмов планировки и застройки городов, жилых кварталов и улиц, а также новых типов жилых и общественных зданий. Уже в середине 20-х гг. начались преобразования рабочих окраин Москвы, Ленинграда, Баку и др. крупных промышленных центров, ликвидация громадной разницы в качестве застройки и уровне благоустройства центральных (бывших буржуазно-аристократических) районов и неблагоустроенных пролетарских окраин. Так, например, была реконструирована бывшая Нарвская застава (ныне в Кировском районе) в Ленинграде (1925—27, архитекторы А. И. Гегелло, Г. А. Симонов, А. С. Никольский и др.). Застроенная до Октябрьской революции убогими деревянными домами и рабочими казармами, она стала красивой и благоустроенной частью социалистического города; на Тракторной улице были построены новые кварталы, удобные для жизни трудящихся; были также сооружены школы, дошкольные детские учреждения, Дворец культуры им. А. М. Горького и др. Строились рабочие посёлки при Каширской ГРЭС, Волховской ГЭС и др. Индустриализация страны вызвала необходимость строительства новых городов (Запорожье, Комсомольск-на-Амуре, Магнитогорск и многие др.). Развитие Г. в свою очередь вызвало подъём теоретической мысли. Н. А. Ладовский в конце 1920-х гг. разработал принципиально новую схему "развивающегося" города: парабола с растущим по её оси общественным центром, который последовательно огибают жилая, промышленная и зелёная зоны. Н. А. Милютин выдвинул предложение (1930) о параллельном развитии промышленных и жилых городских зон (т. н. поточно-функциональная схема), которое было использовано, в частности, при строительстве района Харьковского тракторного завода. Была закончена разработка и началось успешное осуществление генерального плана реконструкции Москвы (утвержден в 1935; архитекторы В. Н. Семенов, С. Е. Чернышев и др.). В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 10 июля 1935 были определены конкретные мероприятия по коренному переустройству старой Москвы в Москву социалистическую и изложены принципы сов. Г., положенные в основу переустройства др. советских городов. Одновременно были начаты разработка и осуществление генеральных планов Ленинграда, Харькова, Баку, Горького, Еревана, Новосибирска, Тбилиси, Хабаровска, Челябинска, Ярославля и многих др. городов. Историческим трудовым подвигом советского народа стали восстановление и реконструкция сотен городов и посёлков и десятков тыс. сельских населённых мест, разрушенных немецкими фашистами в период Великой Отечественной войны 1941—45. Это был творческий процесс, в результате которого города стали более совершенными в функциональном и архитектурно-художественном отношении. В результате осуществления генерального плана восстановления Волгограда (архитекторы К. С. Алабян, Н. Х. Поляков, В. Н. Симбирцев и др.) город получил архитектурно оформленный выход к берегу Волги; в Минске по новым проектам были сооружены архитектурные ансамбли центра (архитекторы М. П. Парусников, В. А. Король, Б. Р. Рубаненко, Г. В. Заборский и др.); в Киеве проведена радикальная перестройка главной улицы — Крещатика (архитектор А. В. Власов, А. В. Добровольский, Б. И. Приймак и др.); в Ленинграде в соответствии с генеральным планом восстановления и дальнейшего развития города (1945—48, архитектор Н. В. Баранов, А. И. Наумов, В. А. Каменский и др.) были созданы новые архитектурные ансамбли (площадь Ленина, площадь Революции), перестроены районы Инженерного замка и площади Искусств, созданы Приморский и Московский парки Победы и началось развитие центра города вверх и вниз по Неве. В Новгороде наряду с восстановлением кремля и др. памятников архитектуры был создан ансамбль новой главной площади (архитектор А. В. Щусев). В послевоенные годы построены десятки новых городов (Ангарск, Братск, Дивногорск, Норильск, Волжский, Дубна, новосибирский Научный городок, Зеленоград, Мончегорск, Навои, Рустави, Сумгаит, Темиртау, Шевченко и др.). В 1950—60-х гг. большого размаха достигла реконструкция старых городов. В Москве продолжалось коренное преобразование центральных районов города, были возведены высотные здания, определившие новый силуэт столицы, созданы архитектурные ансамбли проспекта Калинина (1964—69, архитекторы М. В. Посохин, А. А. Мндоянц и др.), Кутузовского (1957, архитекторы В. Г. Гельфрейх) и др. проспектов, района Зарядья (архитекторы Д. Н. Чечулин и др.). В 1971 утвержден новый генеральный план развития Москвы до 2000 (архитекторы М. В. Посохин, Н. Н. Улласи др.). План предусматривает большое развитие исторического центра города, создание системы архитектурных ансамблей вдоль набережных р. Москвы, вдоль ряда основных магистралей (на Новокировском проспекте, на ул. Димитрова и др.). Создание новых жилых районов, крупные работы по благоустройству городских территорий, дальнейшее развитие транспорта, культурно-бытового и медицинского обслуживания населения значительно улучшат жизненные условия москвичей. В Ленинграде построены новые жилые районы — Автово (въездная площадь, 1954, архитектор В. .А. Каменский) и Дачное (с 1960, архитектор В. А. Каменский и др.). Создаётся система ансамблей приморской части Васильевского острова, благодаря которым город широким фронтом выходит к берегу Финского залива. В Ульяновске в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина перестроен центр города и создан мемориальный комплекс, посвященный основателю Советского государства (проект застройки — архитектор Б. С. Мезенцев и др.). Ликвидированы последствия землетрясения 1966 и сооружен новый общегородской центр в Ташкенте. Крупные архитектурные комплексы создаются в Алма-Ате, Архангельске, Баку, Владивостоке, Горьком, Донецке, Душанбе, Ереване, Киеве, Мурманске, Новосибирске, Перми, Свердловске, Харькове и др. городах. За 50 лет существования Советского государства создано заново и образовано около 900 городов, накоплен громадный опыт Г. и разработаны его теоретические основы. Теория и практика Градостроительства решает две задачи: задачу реконструкции и развития старых городов и задачу строительства новых городов. Быстрый рост производительных сил страны увеличивает размах сов. Г. В конце 1950-х гг. в СССР ежегодно возникало около 20 новых городов и 50 посёлков городского типа, быстро растут многие старые города. Для создания наиболее благоприятных условий жизни населения и функционирования города в целом проводится зонирование городских территорий. Градостроительные решения разрабатываются с учётом создания промышленных и жилых районов (а также зон отдыха и др.) и выполнения санитарно-технических требований (см. Водоснабжение, Воздушный бассейн, Инсоляция, Очистка населённых мест, Санитарно-защитная зона, Шумозащита); они предусматривают инженерную подготовку и благоустройство городских территорий (см. Благоустройство населённых мест), формирование продуманной системы городских дорог (позволяющей быстро достигнуть мест работы и отдыха), а также организацию разветвленной сети культурно-бытового, медицинского и др. обслуживания населения. Вопросы бытового обслуживания, воспитания школьников и дошкольников, организации городского движения решаются созданием жилых районов, которые делятся на микрорайоны. В районах размещаются кинотеатры, клубы, парки, поликлиники, родильные дома, торговые центры и др. пункты обслуживания населения. Для осуществления общегородских общественно-политических, административно-хозяйственных, культурно-просветительских функций создаются городские общественные центры. Важнейшей частью городов являются промышленные районы: здесь работает значительная часть населения, от планировки и застройки этих районов во многом зависят условия труда. При застройке промышленных районов учитывается возможность совместного использования несколькими заводами подъездных ж.-д. линий и сортировочных станций, а также сетей инженерного оборудования и элементов благоустройства территорий. Такое кооперирование даёт экономические и технические преимущества и осуществляется на основе проектов планировки и застройки промышленных районов и узлов. Составную часть единого с городом планировочного комплекса образует пригородная зона. Она является резервом последующего развития города, местом кратковременного и длительного отдыха больших масс городского населения (дома отдыха, туристские базы, пионерские лагеря, водные станции, пляжи и др.), зоной размещения многих жизненно важных коммунальных (водоприёмники, очистные станции и др.) и транспортных (аэродромы, товарные ж.-д. станции, склады) объектов. Чтобы обеспечить успешную планировку и застройку пригородных зон, генеральные планы развития городов и проекты планировки пригородных зон разрабатываются одновременно, и регулирование застройки в этих зонах осуществляется городскими архитектурно-планировочными органами или по согласованию с ними. Современные принципы и приёмы планировки и застройки широко осуществляются при строительстве новых городов на свободных территориях. Требования современного Г. в старых или уже сложившихся городах постепенно выполняются путём их реконструкции. При реконструкции предусматриваются: оздоровление городской территории методом постепенного улучшения инсоляции и проветривания зданий, уменьшения плотности застройки; расширение старых улиц и пробивка новых магистралей для улучшения транспортных связей между различными районами города; обеспечение безопасности городского движения посредством перестройки магистралей и улиц, отделения транспорта от пешеходов (строительство транспортных развязок, транспортных туннелей, переходов и др.). В городах с богатым архитектурным наследием при реконструкции решается задача сохранения их исторического художественного облика и органического сочетания новой застройки с памятниками архитектуры. Реконструкция сопровождается повышением комфортабельности жилых и общественных зданий (водопровод, канализация, теплофикация, газификация и др.) и расширением сети предприятий торговли, культурно-бытового и медицинского обслуживания населения. Повышение архитектурно-художественных качеств застройки достигается сохранением и завершением старых и формированием новых архитектурных ансамблей, созданием наиболее благоприятных условий для обзора скульптурных монументов и памятников архитектуры (снос малоценных зданий, перепланировка окружающей территории), гармоническим сочетанием новой и старой застройки. Архитектурная среда, облик населённых мест влияют на сознание людей на протяжении всей их жизни. Красивые и удобные города способствуют жизнедеятельности населения, формированию его оптимистического мироощущения и повышению культурного уровня, укрепляют чувство любви к Родине. Рациональные и эстетически совершенные планировка и застройка городов создаются путём формирования систем пространственно взаимосвязанных архитектурных ансамблей и всестороннего и наиболее эффективного учёта местных природно-климатических условий. Целостный архитектурный облик малого населённого пункта может быть определён одним архитектурным ансамблем, а единство архитектурного облика крупного города создаётся системой архитектурных ансамблей, пространств, сочетанием различных групп ансамблей. Основными приёмами построения архитектурных ансамблей, широко применяемыми и в современной градостроительной практике, являются: центрический (например, Кремль и Смоленская площадь в Москве, где в первом случае живописная, а во втором симметричная пространственная композиции подчинены вертикалям — колокольне Ивана Великого и административному высотному зданию); анфиладный (пространственная композиция Дворцовой площади и площади Декабристов в Ленинграде, мемориального центра, сквера Н. М. Карамзина и площади им. В. И. Ленина в Ульяновске); осевой (сочетание взаимосвязанных ансамблей площади Ломоносова, ул. Зодчего Росси и площади Островского в Ленинграде, ансамблей Московского университета на Ленинских горах и Центрального стадиона имени В. И. Ленина в Лужниках в Москве); магистральный (система ансамблей Невского проспекта в Ленинграде); панорамно-групповой (сочетание группы трёх ансамблей — Петропавловской крепости, стрелки Васильевского острова и Дворцовой набережной в Ленинграде). Для успешного формирования архитектурных ансамблей, яркого выражения их идейно-художественного содержания большое значение имеет синтез искусств. Большую роль в Г. играют сады и парки. Они имеют оздоровительное значение (см. Озеленение населённых мест) и являются активным средством формирования архитектурных ансамблей. Планировка и застройка городов, их архитектурно-художественный облик складываются постепенно, в результате длительного коллективного труда архитекторов, инженеров и строителей. Поэтому планомерное Г. требует творческой преемственности и градостроительной дисциплины в осуществлении общих целей, общих архитектурных и инженерных замыслов, заложенных в генеральных планах развития городов и проектах застройки отдельных городских районов. Ведущая роль в Г. принадлежит главным архитекторам городов, которые осуществляют творческое и организационно-техническое руководство их планировкой и застройкой. Перед современным Г. стоит ряд сложных проблем. Рост населения земного шара, быстрое развитие производительных сил в ряде стран, громадные достижения науки и техники вызвали небывалый рост городского населения. Особенно быстро растут крупнейшие города мира, достигшие гигантских размеров и огромной численности населения (например, Большой Нью-Йорк — свыше 16 млн. чел., Большой Токио — свыше 11 млн. чел.), превратившись в невиданные ранее города-районы. Вследствие этого процесса рациональное расселение и разумное регулирование роста городов стали очень актуальной проблемой. промышленность, энергетика, транспорт, наука являются главными градообразующими факторами. Поэтому расселение, местоположение, размеры и дальнейший рост городов и посёлков городского типа в основном зависят от размещения и развития существующих и строительства новых промышленных предприятий, научных центров, электростанций, ж.-д. узлов, морских и речных портов. В капиталистических странах стихийность развития городов делает невозможным решение этих важнейших вопросов современного Г. При социализме, в условиях планового хозяйства, возможно рациональное размещение градообразующих объектов, важным средством обоснования которого являются проекты районной планировки, Народно-хозяйственное значение этих проектов доказал опыт Г. многих социалистических стран (застройка Московской обл., Донбасса, Иркутско-Черемховского и др. крупнейших районов СССР, Остравского района в ЧССР, Катовицкого промышленного района в ПНР). Основой планировки и застройки населённых мест является генеральный план. Главные положения проектов районной планировки и генеральных планов развития городов (размещение, профиль и размеры градообразующих объектов, очерёдность и размеры капитальных вложений) определяются народно-хозяйственными планами. Перспективные народно-хозяйственные планы, проекты районной планировки и генеральные планы развития городов, являющиеся надёжной основой сов. Г., обеспечивают правильное размещение новых промышленных, энергетических, транспортных, научных и учебных объектов. Это — главное средство планомерного, регулируемого роста малых и средних городов. Практика Г. показывает, что в крупных городах с численностью населения свыше 1 млн. чел. для обеспечения удобства передвижения и создания необходимого инженерного оборудования требуется постройка сложных, дорогостоящих транспортных сооружений (метро, скоростные дороги), крупных систем водоснабжения и канализации, энергоснабжения и др. Кроме того, высокая концентрация транспорта и промышленности значительно ухудшает санитарно-гигиенические условия жизни населения. В СССР и в др. социалистических странах проводится планомерное регулирование роста крупных городов, которое осуществляется главным образом путём ограничения или запрещения строительства на их территориях новых градообразующих объектов, а также путём размещения этих объектов в малых и средних городах, входящих в состав данного экономического района. При регулировании роста городов существенное значение имеет понятие оптимального размера города. Оно предполагает такую численность населения и такую планировку и застройку, при которых сочетаются лучшие качества крупных (широкая сеть культурно-бытового и др. видов обслуживания) и малых (чистота воздушного бассейна, близость к месту работы, к природе) населённых мест и при которых для сооружения городов требуется относительно меньшее (в расчёте на одного жителя) количество материальных ресурсов и денежных средств. Регулирование роста малых и средних городов в пределах оптимальных размеров имеет существенное народно-хозяйственное значение. Понятие оптимального размера относится и к группе функционально взаимосвязанных городов и посёлков. Оптимальный размер города не является постоянной величиной и зависит от технического прогресса и уровня развития производительных сил (в т. ч. от скорости движения городского транспорта). Одним из средств ограничения роста крупных городов является размещение градообразующих объектов (в производственном отношении связанных с объектами, расположенными в крупном городе) на территории окружающего промышленного района. Одновременно с разработкой генерального плана крупного города разрабатывается и проект районной планировки промышленного района, центром которого является данный город (например, одновременно с генеральным планом развития Москвы была разработана схема районной планировки Московской области; с разработкой генерального плана развития Минска составлена схема планировки Минского промышленного района). Метод размещения производительных сил на территории района является более результативным для регулирования роста крупных городов по сравнению с методом создания городов-спутников. В Японии, где чрезвычайно возросла концентрация промышленности, в районах Токио и Йокохамы для размещения работающих на новых предприятиях строятся города-спальни с численностью населения 150—200 тыс. жителей на расстоянии 40—70 км от предприятий. Эти города неудобны для населения, т. к. основная масса жителей должна ежедневно затрачивать средства и время на дальние поездки от места жительства к месту работы и обратно. В СССР созданы города-спутники Москвы (Дубна, Жуковский, Зеленоград и др.), Баку (Сумгаит) и т.д. В этих городах большая часть населения работает на местных предприятиях или в научных учреждениях. Работа по месту жительства радикально сокращает затраты времени на поездки и уменьшает пригородные пассажирские потоки. Проблема расселения неразрывно связана с проблемой городского движения. Появление автомобиля сделало повседневно доступными многие пригородные территории и способствовало быстрому росту городов. В современном Г. все большее значение приобретает фактор времени. Прогрессивность системы расселения, качества планировки и застройки городов и целых групп населённых мест определяются, в частности, разветвленностью сети и скоростью движения городского транспорта. Протяжённость пути от места жительства к месту работы или к месту отдыха зависит от размещения промышленности, научно-исследовательских и проектных институтов, учебных заведений, административно-хозяйственных, торговых, зрелищных и др. объектов. Поэтому важно правильное взаимное размещение производства, научных, административных и общественных центров и жилищ. Возникновение проблемы городского движения и транспорта, достигшей особой остроты в крупнейших городах США и Западной Европы, является следствием стихийного развития населённых мест и средств транспорта, недооценки в начале 20 в. влияния автомобиля на планировку и застройку городов. В США миллионы частных автомашин заполнили городские улицы. Города перестали быть безопасными для пешеходов и транспорта. Современные виды транспорта и требования к городскому движению не совместимы с исторически сложившейся сетью улиц и площадей. Для обеспечения безопасного, быстрого и удобного городского движения прокладываются новые и реконструируются старые улицы, строятся городские магистрали непрерывного движения, специальные скоростные дороги, изолирующие потоки транспорта от пешеходов, главные улицы и площади освобождаются от транспортного движения. Однако неразрешимой частью проблемы городского движения и транспорта, особенно в крупных американских и европейских городах, является проблема создания в непосредственной близости от места работы временных стоянок автомобилей. Быстрый рост количества автомобилей в СССР вызывает необходимость своевременного проведения мероприятий по реконструкции старых и прокладке новых транспортных магистралей, по строительству дорог непрерывного движения и резервированию территорий для крупных наземных и подземных стоянок автомобилей (рассчитанных на несколько тысяч одновременно стоящих машин) возле заводов и фабрик, больших зрелищных предприятий, вокзалов, стадионов, пляжей и других зданий и сооружений, привлекающих большие массы посетителей. Материальный фонд городов, здания, инженерные сооружения рассчитываются на срок технической амортизации около 80—100 лет, однако часто эти здания и сооружения существуют более длительные сроки. Магистральная сеть города, рассчитываемая только на современные потоки городского транспорта, может оказаться неприемлемой для будущих, значительно больших потоков и новых видов транспорта. Установленные размеры городской территории и мощность инженерных сооружений могут оказаться недостаточными для долговременного развития города. Поэтому особо важной проблемой современного Г. стала разработка научно обоснованных долговременных прогнозов развития как отдельных городов, так и всего Г. в целом. При планировке и застройке городов должны учитываться достижения социального и научно-технического прогресса. Долговременные прогнозы развития городов разрабатываются в СССР по общей программе многими научно-исследовательскими учреждениями и институтами Комитета по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Госплана СССР, министерства здравоохранения СССР, АН СССР. Их исследования основаны на научных прогнозах социального прогресса, перспектив развития культуры, здравоохранения, науки и техники в области промышленности, транспорта, строительных материалов и строительной индустрии, оказывающих влияние на Г. Планировка сельских населённых мест обладает рядом специфических особенностей, однако в будущем все населённые пункты, в том числе и сельские, достигнут городского уровня благоустройства и культурно-бытового обслуживания. Поэтому решение сов. градостроителями стоящих перед ними проблем, касающихся большинства населения страны, приобретает универсальное народнохозяйственное значение. Большие изменения произошли в Г. стран, вступивших на путь социалистического развития. Общественная собственность на землю, средства и орудия производства создали возможность проведения крупных градостроительных мероприятий. С развитием плановых начал в народном хозяйстве практическое значение получили проекты районной планировки (например, реконструкция Верхнесилезского каменноугольного бассейна в ПНР, развитие района Усти-Мост и др. промышленных районов ЧССР, ряда промышленных районов ГДР, ВНР, СРР и НРБ). В послевоенный период одновременно с восстановлением исторических городов проводилась их реконструкция на основе социалистического Г.: зонирование, разуплотнение застройки, упорядочение транспортной сети, ликвидация различий в качестве жилищ, уровне благоустройства и культурно-бытового обслуживания центральных и окраинных районов, строительство новых жилищ для трудящихся и др. (например, осуществление генерального плана восстановления и развития Варшавы, 1946, архитекторы Р. Петровский, З. Скибневский, М. Новицкий, Я. Захватович и др.). Большое внимание уделяется сохранению и использованию с учётом современных требований архититектурного наследия (например, в Праге и Чески-Крумлове в ЧССР), созданию новых и преобразованию старых общественных центров (переустройство центра Софии, конец 1940 — начало 1950-х гг., архитекторы Г. Овчаров, Д. Цолов и др.; реконструкция центра Берлина, 1964—69, архитекторы И. Нетер, Р. Корн и др.). Строятся города-спутники (например, Гавиржов в Остравско-Карвинском бассейне в ЧССР, с 1952, Нове-Тыхы близ г. Катовице в ПНР, с 1952), в которых создаются благоприятные условия для жизни населения. Индустриализация вызвала строительство новых городов (Эйзенхюттенштадт в ГДР, с 1950; Димитровград в НРБ, с 1947; Дунауйварош в ВНР, с 1950). В строительстве многочисленных новых жилых районов и особенно новых городов наиболее полно раскрылись преимущества социалистического Г. Наряду с его общими принципами, характерными для всех стран социалистического лагеря, в Г. отдельных социалистических стран есть свои различия, которые определяются особенностями исторического и экономического развития, местными природными условиями, а также развитием национальной градостроительной науки. Актуальные вопросы современного Г. занимают большое место в деятельности Союза советских архитекторов и Международного союза архитекторов (см. Архитектурные конгрессы МСА). Литература.: Говард Э., Города будущего, СПБ, 1911: Зитте К., Городское строительство с точки зрения его художественных принципов, пер. с нем., М.. 1925; "Строительство Москвы", 1930, № 1 [дискуссия о принципах планировки социалистических городов]; Милютин Н., Соцгород, М. — Л., 1930; Бунин А. В., История градостроительного искусства, т. 1, М., 1953 (библ.); Тверской Л. М., Русское градостроительство до конца XVII века, Л. — М., 1953; Шкварцков В. А., Очерк истории планировки и застройки русских городов, М., 1954; его же. Строительство городов в социалистических странах, М. 1959; Гибберд Ф., Градостроительство, пер. с англ., М., 1959; Всесоюзное совещание по градостроительству. Сокр. стенографический отчет, М., 1960; Транспорт и планировка городов. [Сб.], пер. с нем., М., 1960; Буров А. К., Об архитектуре, М., 1960; Шквариков В. А., Основные задачи планировки и застройки городов, М., 1961; Баранов Н. В., Современное градостроительство. Главные проблемы, М., 1962; Хауке М. О., Градостроительство и районная планировка. Состояние и перспективы развития, М., 1962; Опыт районной планировки и градостроительства за рубежом. [Сб.], М., 1962; Швидковский О. А., Градостроительная культура социалистической Чехословакии, М., 1963: Гршука Э., Развитие градостроительства, Братислава, 1963; Кибл Г., Городская и районная планировка. Принципы и практика планировки городов Великобритании, [пер. с англ.], М., 1965; Основы советского градостроительства, т. 1—4, М., 1966—69; Градостроительство СССР, М., 1967; Рагон М., Города будущего, пер. с франц., М., 1969; Всесоюзное совещание по перспективам развития городов, М., 1970; Garnier Т., Une cite industrielle, P., 1918; Le Corbusier Ch. E., Urbanisme. P., 1924; его же. La ville radieuse, Boulogne, P., 1964; Lavedan P., Histoire de l'urbanisme. v. 1—2, P., 1926—41; Wright F. L., The disappearing city, N. Y., 1932; Saarinen E., The city, its growth, its decay, its future, N. Y., 1943; Abercrombie P., Town and country planning, 2 ed., L., 1944; Totwinski Т., Urbanistyka. t. 1—2, 3 wyd., Warsz., 1947—48; Stein С., Towards new towns for America, N. Y., 1957; Hruza J., Budoucnost mest, Praha, 1962; его же, Theorie inesta, Praha, 1965; Astengo G., Town planning, в кн.: Encyclopedia of world art, v. 14, L., 1967, р. 172—264 (есть библиография по по вопросам градостроительства); Бунин А. В., Саваренская Т. Ф., Градостроительство XX века в странах капиталистического мира, т. 2, [М., 1971]; Берюшев К. Г., Гигиена планировки населённых мест, в кн.: Руководство по коммунальной гигиене, т. 1, М., 1961. ТЕМА № 2.Градостроительство рабовладельческих цивилизаций Востока. Древний Египет. 2.1 Особенности формирования городов Древнего Египта. 2.2 Стоечно-балочная структура. 2.3 Ордер. 2.4 Комплекс в Гизе.  

Сейчас читают про: