double arrow

Восстановление разрушенных войной городов 1940-е, первой половине 1950-х. Проектирование и застройка центра Киева


Жилищное строительство 2 и 3 пятилеток

(1933-1941 гг.)

В разработке и реализации жилищной политики СССР уже в 1930-е годы достиг заметных успехов, опередив в некоторых аспектах социальной защиты многие индустриально развитые страны Запада. Общие социальные требования к жилищу выражали необходимость соответствия жилища достигнутому уровню социально-экономического развития страны, образу жизни и быта советских людей. В те годы 70% квартир заселялись покомнатно и лишь около 30% - посемейно. Огромное жилищное строительство развернулось в годы предвоенных пятилеток (1929—41) В эти годы были заложены основы типового проектирования и индустриализации строительства, велись поиски экономичных и удобных планировочных решений квартир.

Большое жилищное строительство развернулось в Москве, Ленинграде, др. промышленных городах РСФСР и в братских союзных республиках; в строительстве учитывались климатические и бытовые особенности. Новые благоустроенные жилые массивы в Москве строились как ансамбль однотипных по конструкции, средней этажности, разнообразных по объёмному построению зданий и системы озеленённых дворов. В новых жилых районах одновременно с жильём сооружались детские дошкольные учреждения и школы, предприятия коммунально-бытового обслуживания и учреждения культуры, что стало характерным для всего сов. жилищного строительства. Стремление создать Ж., способствующее преобразованию быта на социалистической научной основе и коллективистских началах, вызвало разработку различных проектов и строительство экспериментальных домов с комплексом общественного обслуживания. В таких домах наряду с квартирами (или комнатами) минимальных размеров, предназначенными для отдельной семьи, создавались помещения для столовых, детских садов, прачечных, для культурно-массовой работы и др. строительство домов-коммун не получило широкого распространения.

Над восстановлением разрушенных войной городов работали практически все ведущие архитекторы того времени. В процессе возрождения городов преодолевались многие стихийно сложившиеся в прошлом дефекты планировки и застройки. Размах реальных восстановительных мероприятий нарастал одновременно с мощными наступательными операциями советских войск.

Растущие объемы строительства требовали заводского производства элементов, типизации проектов. В послевоенный период была разработана новая методология типового проектирования — серийный метод, идея которого родилась еще в 1938 г. Широко внедрялись серии типовых проектов малоэтажных домов в строительстве РСФСР, Украины, Белоруссии, Казахстана и других республик. Разворачивалось экспе­риментальное строительство первенцев крупносборного домостроения. Однако не эти тенденции определяли развитие архитектуры послевоенного десятилетия. Естественная после победы тяга к триумфальности вырождалась в ряде работ в поверхностную стилизацию. Даже в наиболее значительных объектах типа высотных зданий Москвы проявились противоречия направленности архитектуры того периода. Тем не менее, высотные здания, бесспорно, величественный жест большой архитектуры. Они «говорили» и продолжают «говорить» патетическим, энергичным языком, который, не в пример некоторым новым высотным зданиям, находит отклик в широких массах, созвучен мировосприятию и понятен этим массам. По-видимому, не случайно всеобщее оживление интереса к ним в последние годы.

В это же время были построены в Москве жилые дома по проектам И. Жолтовского на Смоленской площади и Большой Калужской улице, решенные на основе разработки тем классики. Дом на Смоленской площади наделен легкими, облегчающимися кверху пропорциями, основанными на отношениях золотого сечения и его функций. Посредством этих пропорциональных отношений достигнута гармоническая согласованность всех элементов архитектурной композиции здания. Дом на Большой Калужской занимает встроенное положение в системе улицы. Поэтому его главный фасад сделан плоским, что хорошо согласуется с градостроительным характером большой транспортной магистрали.
В многоэтажных домах, построенных по проектам И. Жолтовского, на фасадах с равномерной сеткой окон воссоздана структура ренессансного палаццо. При этом архитектор использовал чистоту ренессансной системы при организации современного жилища.
Важную роль в послевоенной архитектуре сыграло типовое проектирование, получившее развитие в 1945-1954 гг. Это было время создания новой методологии типового проектирования - серийного метода при централизованном изготовлении унифицированных элементов. И. Жолтовский считал, что массовое типовое строительство в первую очередь должно быть прекрасным. Поэтому необходимо было создавать типы удобного, экономичного, красивого жилья и разрабатывать грамотные, высококачественные стандарты конструкций и архитектурных деталей.

На Софийской стороне Крещатика на протяжении километра не сохранилось ни одного дома, на противоположной, на участке от площади Калинина до улицы Ленина — всего два здания. Стоял вопрос о создании нового Крещатика. Значительным архитектурным событием последнего года войны стал конкурс на проект настройки Крещатика. В нем приняли участие много архитекторов. При всем разнообразии решений в представленных проектах ясно выявилось стремление сохранить исторически сложившиеся композиционные узлы, использовать специфические особенности рельефа местности. На общем фоне предложений сплошной застройки обеих сторон улицы резко выделялся проект А. Тация и Н. Иващенко, предложивших сплошную застройку зданиями лишь на Софийской стороне магистрали, а на крутом склоне противоположной стороны предусматривавших отдельно стоящие объемы зданий с большими зелеными разрывами между ними. Этот прием раскрытия пространства улицы на зеленый склон Липок был в известной степени применен потом главным архитектором Киева А. Власовым при разработке окончательного варианта застройки. Большое внимание уделялось во всех проектах художественно-образным исканиям. Предпринимались попытки в различных стилевых направлениях. Наиболее яркое, насыщенное романтикой образное решение архитектуры Крещатика предложил Г. Гольц — тонкий художник и знаток классического наследия. Оригинальные творческие идеи, полученные в результате конкурса, во многом повлияли на дальнейший ход работы. В окончательном проекте застройки, созданном в 1949 г. А. Власовым, А. Добровольским, В. Елизаровым, А. Заваровым, А. Малиновским и В. Приймаком, была преодолена характерная для градостроительства послевоенных лет концепция плотно обстроенной парадной улицы-коридора. Широкая, решенная в нескольких уровнях новая магистраль, выполняющая своеобразную роль столичного форума, объединяет пространственно развитую систему площадей с многоплановым раскрытием живописного рельефа со стороны Липок и организацией зрительной связи с ансамблем Софийского собора и другими элементами исторической и новой городской застройки. Реконструкция Крещатика, невзирая на декоративную перегруженность отдельных зданий, относится по объемно-пространственной композиции к числу бесспорных удач послевоенного градостроительства.

20. Развитие гралостроительства 1955-1970г. Строительство новых городов.

§ В 1954-1955 гг. были приняты меры для развития строительной промышленности, создавались предприятия по производству железобетонных изделий и легких материалов, совершенствовались и внедрялись в практику крупноблочные, крупнопанельные и сборные железобетонные конструкции. Развитие машиностроения позволило использовать при возведении зданий и сооружений разнообразные механизмы и машины. Новая техника создавала предпосылки для перехода в широких масштабах к сборному строительству, к превращению строительной площадки в монтажную.

§ Больших успехов достигла архитектура промышленных зданий и сооружений. Для их возведения стали широко внедряться сборные железобетонные конструкции, что создавало предпосылки для высокой степени механизации строительных процессов. В целях рентабельности заводского производства сборных изделий проводилась унификация конструктивных и планировочных элементов зданий. Преодолевались также трудности на пути изменения установившихся приемов объемно-пространственной композиции.

§ Одноэтажные промышленные здания сооружать проще, и обходятся они дешевле многоэтажных. Кроме того, во многих случаях производственные процессы технологически легче осуществлять при работе в одном уровне. Но современные одноэтажные цехи весьма велики по площади. Это обстоятельство в совокупности с разбросанностью заводских корпусов на промышленной площадке, приводит к чрезмерному расходу территорий. При инженерном освоении территории в нее вкладывается человеческий труд. Кроме того, земля - ценнейшее народное достояние, и ее нужно беречь, ибо земельные ресурсы имеют предел. Удельный вес многоэтажных производственных зданий с конца 50-х гг. значительно возрос.

§ В промышленное строительство 60-х гг. внедрялись новейшие конструкции и передовые методы производства работ. Многие промышленные комплексы этого времени могут служить примерами настоящей современной архитектуры, выразительный облик которой достигнут не украшательством, а реализацией конструктивных и функциональных предпосылок, с которыми согласована художественная композиция (рис. 250).

§ Проходил закономерно и дальнейший подъем советского градостроительства. Быстро развивались возникшие в послевоенные годы Ангарск, Волжский, Братск, Навои, Салават, Сумгаит, Балхаш, Электросталь, Новокуйбышевск, Новосибирский научный городок, возникали новые молодые промышленные центры, обновлялись старые города страны. Основным направлением советского градостроительства этого периода было комплексное строительство крупных жилых массивов на свободных территориях.

§ Претерпевали изменения приемы планировки и застройки. Подвергались критической переоценке некоторые теоретические положения и практика градостроительства предшествующего периода.

§ В 1956-1957 гг. был составлен, а затем осуществлен проект планировки квартала № 9 в жилом районе Новые Черемушки в Москве (группа проектировщиков под руководством архитектора Н. Остермана). Планировка этого жилого массива основывалась на принципе создания жилой среды, которая была бы благоприятной для человека и в практическом и в эстетическом отношении. Здания разной высоты и различных форм располагались на участке свободно и в то же время упорядоченно; помимо жилых домов, предусматривалось строительство предприятий культурно-бытового обслуживания.

§ Этот опыт получил дальнейшее развитие при проектировании новых жилых районов в других городах страны. Но продолжали практиковаться и старые градостроительные приемы. На очередном Всесоюзном совещании по строительству, состоявшемся в 1958 г., практика показного расположения зданий вдоль улиц была подвергнута критике.

§ Сказывалась и другая тенденция: применяя «свободную застройку», многие архитекторы видели в ней лишь новый формальный прием расположения зданий, пришедший на смену периметральной за­стройке. Нередко принцип «свободной застройки» приводил к неупорядоченному расположению зда­ний, затрудняя ориентацию в архитектурной среде жилого района.

§ недостатком градостроительной практики была продолжавшаяся тенденция оформительской застройки улиц и площадей.

§ Третье, что вызывает серьезные нарекания,- недостаточный учет такого градостроительного фактора, как бурное развитие городского транспорта. Это очень сложная проблема, и пока еще нигде в мире нет ее решения, удовлетворительного во всех отношениях. Стремительный рост автомобилиз­ма выдвигает следующие задачи: устройство городских трасс, которые могли бы бесперебойно пропускать мощные транспортные потоки; разделение путей движения транспорта и пешеходов; ограждение жителей от шума и выхлоп­ных газов автотранспорта; организация мест для стоянок огромного коли­чества автомобилей. Эти требования, как и многие другие, делают совре­менное градостроительство чрезвычайно сложным.

§ Во второй половине 50-х и в 60-х гг. вследствие необходимости в ко­роткий срок решить практическую задачу массового жилищного строительства повсеместно выросли жилые комплексы типовой, невыразительной застройки. Но без типизации в современном строительстве не обойтись. Сегодня выхо­дом из этого положения является проектирование отдельных зданий (общест­венных, а в ряде случаев и жилых) таким образом, чтобы они играли роль выразительных акцентов на общем фоне рядовой архитектуры (кстати, так всегда было и в прошлом). В настоящее время, когда смягчилась острота дефицита в производственных, жилых и иных зданиях, а также в связи с достигнутым уровнем строительной индустрии создается возможность перехода от строительства типовых зданий к индивидуально запроектированным из стандартных строительных элементов расширенной номенклатуры.

§ Остается трудным и нерешенным основной вопрос современного градо­строительства: какими в принципе должны быть города ближайшего буду­щего?

§ В 1926 г. доля горожан в населении нашей страны составляла 18% (26 млн. человек), а в 1974 г.- 60% (150 млн.). Таким образом, за непол­ные 50 лет число городских жителей возросло почти в 6 раз. Ныне в СССР более 2000 городов, и к ним ежегодно прибавляется примерно 20 новых. Городов с числом жителей свыше 100 тыс. в нашей стране около 240 (по их количеству СССР занимает первое место в мире, опередив США); горо­дов-миллионеров у нас примерно столько же, сколько в США,-11, а к 1980 г. их будет около 20. Столь интенсивный процесс урбанизации ведет к пересмотру прежних градостроительных концепций.

§ Благодаря индустриальным методам сооруже­ния зданий темпы жилищного строительства резко возросли. Если в период первой пятилетки вводилось в эксплуатацию 9,7 млн. кв. м жилой площади в год, то в период семилетки 1959-1965 гг.- 78,5 млн. кв. м. За сравнительно короткое время было построено огромное количество жилых домов, что в значительной мере облегчило трудное положение с жильем. Но качество этой архитектуры оставляло желать лучшего; оно вызывало и справедливые нарекания общественности, и про­фессиональную неудовлетворенность самих архитекторов.

§ Большим достижением жилищного строительства второй половины 50-60-х гг. было внедрение типа малометражных квартир, рассчитанных на заселение одной семьей. Необходимость в короткий срок обеспечить население современным жильем требовала предельной экономичности строительства, поэтому габариты помещений были приняты минимальными. Однако уменьше­ние площадей жилых и подсобных помещений квартиры доходило до предела, за которым возникающие неудобства снижали комфорт жилья в отдельной квартире. Хотя в целях унификации строительства основной упор делался на возведение жилых домов одного типа - секционного, внедрялись и другие архитектурные решения, например, башенные, галерейные дома (рис. 252). Однако секционные дома преобладали, что безусловно усиливало однообразие застройки.

§ С конца 60-х гг. в жилищном строительстве происходит переход к созда­нию жилых домов разнообразных по типам, конструктивным решениям, ха­рактеру и планировке квартир, наконец, по внешнему виду. Больше внимания уделяется удобству планировки и качеству отделки квартир, отработке архи­тектурных форм и композиций зданий и комплексов.

§ Строившиеся по типовым проектам здания общественного назначения отличались от прежних тем, что их композиция подчинялась теперь не пред­взятым, формальным канонам, а требованиям удобства эксплуатации объек­та. Внедрение типовых проектов в строительство массовых общественных зданий способствовало преодолению пережитков прежних эстетических воз­зрений.

§ Первым крупным объектом, который знаменовал переход к архитектуре новой направленности, явился спортивный комплекс Центрального стадиона им. В. И. Ленина в Лужниках в Москве (1954-1956 гг., архитекторы А. Власов, Н. Уллас, И. Рожин и др.). Основные сооружения комплекса были возведены из сборного железобетона, что способствовало быстрым тем­пам строительства. Это сооружение, создававшееся в самом начале поворота к новой архитектуре, еще не отличалось изысканностью современных архитек­турных форм; но для того времени существенными были общая сдержанность, простота, отказ от украшательства.

§ В 1957 г. состоялся конкурс на новый проект Дворца Советов в Моск­ве. Он свидетельствовал о развитии перспективного архитектурного направле­ния. Особенно отличался новаторством и проникновением в суть современной архитектуры проект авторского коллектива, возглавлявшегося А. Власовым. В основу этого архитектурного решения была положена забота об удобствах и о создании обстановки, которая бы духовно возвышала людей, находящихся в этой архитектурной среде. Этот проект не был осуществлен, но он имел значение для прогрес­са архитектурной мысли.

§ В 1961 г. в Москве был построен Кремлевский Дворец съездов (рис. 253). Здание предназначалось для проведения съездов партии, широких совеща­ний, торжественных митингов, и это обстоятельство придавало особое идейно-политическое значение его архитектурному облику. Цельность общего замысла, монументальность, крупный масштаб простых, четких форм, светлая цветовая гамма - все это придает Дворцу подобающую его назначению торжествен­ность и подчеркивает его общественное значение. Это здание стало одним из символов современной советской архитектуры.

§ К началу 60-х гг. архитекторы окончательно перешли на позиции совре­менного зодчества. Особое внимание уделялось связи архитектурных форм с конструкциями зданий. Отказ от орнаментальности в формообразовании сопро­вождался внимательным отношением к использованию эстетических качеств строительных материалов - бетона, стекла, кирпича, металла, пластиков; в архитектурных композициях активно использовался цвет. Одним из сооружений, в котором проявились эти новые веяния, было здание гостиницы «Юность» в Москве (рис. 254).

§ Авторы проекта гостиницы «Тарасова гора» под Киевом (рис. 255) показали, что современное здание не обязательно должно быть коробкообраз­ным и что для выразительности композиции не обя­зательно применять детали, не имеющие практиче­ского назначения.

§ В сооружениях пионерлагеря «Новый Артек» соответственно принципам современной архитектуры также нет никакого «ар­хитектурного оформления» (рис. 256). Сами строительные конструкции и функ­циональные устройства (в том числе козырьки, навесы и солнцезащитные решетки) являются одновременно и архитектурными формами. Все сооружения «Нового Артека» были возведены из ограниченного числа типов сборных железобетонных элементов. Вариантность применения стандартных конструк­ций позволила достигнуть разнообразия в объемно-пространственных реше­ниях и в облике зданий; к этому перспективному направлению переходит массовая архитектура нашей страны в настоящее время.

§ Одним из интереснейших сооружений начала 60-х гг. был Дворец пионеров на Ленинских горах в Москве (1962-1963 гг., архитекторы В. Егерев, В. Кубасов, Ф. Новиков, И. Покровский). Композиция здания разработана на основе метода функционального расчленения целого на свободно скомпонованные соподчиненные объемы. Это сложный архитектурный организм, в котором последовательно использован принцип сво­бодной связи внутри пространств между собой и с внешней средой. Здание Дворца пионеров в Москве явилось одним из выразительных образцов современной советской архи­тектуры.

§ Наряду с приемом объемно-пространственного решения зданий на основе дифференциации функциональных процессов проектировались и строились залы универсального назначения. Дело в том, что здания стоят много лет и происходящие в них функциональные процессы за это время изменяются. Кроме того, нередко возникает необходимость использования одного и того же здания для разных целей. Например, Дворец спорта в Лужниках служит при трансформации его оборудования и для различных спортивных зрелищ, и для массовых митингов, и для концертов.

§ Во второй половине 60-х гг. был выстроен ряд крупных общественных зданий, отличающихся яркой индивидуальностью художественного образа.

§ При проектировании здания Музея истории космонавтики им. К. Э. Циол­ковского в Калуге (рис. 257) перед авторами стояла задача создания соору­жения, которое явилось бы памятником великому ученому и архитектурный образ которого выражал бы идею освоения космоса. Музей расположен в сво­бодной от застройки зоне на высоком берегу реки. Его формы контрастны естественной природе, что согласуется со смысловым содержанием архитектур­ного образа. Существенным элементом здания, придающим остроту его компо­зиции, является покрытый алюминием эллиптический купол планетария, кото­рый прорезает массивную бетонную плиту крыши. Внешняя форма объема, в котором находится зал планетария, вызывает ассоциации с космическим аппаратом; эта изобразительно-символическая деталь композиции здесь умест­на, поскольку здание является музеем, а следовательно, и само служит как бы экспонатом.

§ В 1955-1975 гг. в нашей стране были созданы и другие произведения зодчества, архитектурный образ которых, будучи современным, имеет и нацио­нальные черты. Таковы, например, Дворец культуры им. В. И. Ленина в Алма-Ате (архитекторы Н. Рипинский и др.), жилой дом на улице Богдана Хмель­ницкого в Ташкенте (архитекторы А. Косинский и др.), здание художественных выставок в Вильнюсе (архитектор В. Чеканаускас) и ряд других.

§ В Тбилиси построено оригинальное по объемно-пластическому решению административно-конторское здание (рис. 261). Использование вертикальных башенных элементов объема в качестве опор всего сооружения удобно для расположения здания на участке со сложным рельефом, а смелая пластика, делающая это произведение архитектуры индивидуальным, запоминающимся, демонстрирует возможности современной строительной техники и вызывает представления о вероятной архитектуре будущего.

§ Широко развернулось в нашей стране строительство новых городов. Одними из наиболее молодых и современных индустриальных городов нашей страны являются города автомобилестроителей - Тольятти на берегу Волжского водохранилища (сооружение началось в 1966 г.) и Набережные Челны на Каме, заложенный в 1970 г. Они проектировались на основе новейших достижений градостроительства большими творческими коллективами (руководители - арх. Б. Рубаненко, В. Шквариков, Ю. Бочаров, Е. Кутырев и др.). Эти города формируются по гибкой планировочной системе, предусматривающей их непрерывное развитие и связь с другими населенными пунктами.

§ Новые города в нашей стране возникают на базе не только промышленных, но и научных центров. К таким принадлежат выстроенные в 60-х гг. Академгородок близ Новосибирска (арх. М. Белый, В. Иванов, А. Михайлов и др.) и Зеленоград в Московской области (арх. И. Рожин, Ф. Новиков, И. Покровский и др.). Архитектура этих городов отличается новыми планировочными и пространственно-пластическими решениями, в том числе четким функциональным зонированием территории, организацией средствами архитектуры продуманной системы культурно-бытового обслуживания населения, сохранением природной среды, которая активно включена в архитектурно-строительное целое.

§ По-своему легендарным стало в нашей стране строительство Нового Ташкента. Когда весной 1966 г. в Ташкенте произошло землетрясение, в работу по восстановлению столицы Узбекистана включились не только строители, но и архитекторы из разных городов страны. Проекты жилых домов и кварталов для Ташкента выполнялись срочно и сверх плана.

§ Строительство новых городов и архитектурных комплексов широко развернулось в два последних десятилетия во вновь осваиваемых отдаленных местностях и в сложившихся густонаселенных индустриальных районах. Это строительство проходило в соответствии с ведущей тенденцией времени - планомерным формированием пространственных композиций. В частности, созвездия новых городов возникли в зонах Братской и Красноярской ГЭС на базе предприятий металлургии, машиностроения, угольной и деревообрабатывающей промышленности. Успешно решаются здесь задачи взаимосвязанного и согласованного с общим народнохозяйственным планом размещения промышленности, транспортных и инженерных сооружений с жилыми массивами, зонами отдыха.

§ Необходимо сказать и еще об одной из важнейших отраслей архитектурно-строительной деятельности в СССР - о сельском строительстве, которое приобрело особенно большой размах в последнее двадцатилетие.

§ В настоящее время ведется комплексная застройка сел. Создаются новые села и реконструируются старые. Активно складывается новый тип поселения, отличный как от города, так и от старой деревни. Это поселение имеет организованную планировочную структуру, современный архитектурный облик и сравнительно высокий уровень благоустройства. Строительство на селе ведется, как и в городе, по генеральным планам, а само размещение сел и поселков - на основе районной планировки. В качестве примеров новых сел можно назвать Моринцы на Украине (1964 г., арх. В. Орехов), Кодаки на Украине {1968 г., арх. М. Мельников и др.), Вертилишки в Белоруссии ((970 г., арх. В. Емельянов и др.), поселок Саку в Эстонии, в котором находятся научно-исследовательский институт земледелия и связанный с ним совхоз (1970 г., арх. Б. Миров, В. Пормейстер и др.).

24. Архитектура промышленных зданий и сооружений в 1955-1970г.

Шестидесятые годы характеризуются ог­ромным промышленным строительством. Механизация приняла массовый характер и стала основ­ным направлением в производстве наиболее трудоемких строительных и монтажных ра­бот. За эти годы были созданы такие материально-технические ус­ловия, которые обеспечили бурные темпы развития промышленного и гражданского зодчества. Индустриаль­ное строительство из сборных железобетон­ных конструкций стало основой современ­ной промышленной архитектуры. Большое внимание стало уделяться композиции и внешнему облику промышленных предпри­ятий.

Разумное размещение предприятий и энергетических сооружений потребовало дальнейшего совершенствования градостроительных приемов. Вместо отдельных пред­приятий, разбросанных по городу, стали создаваться крупные промышленные рай­оны. Эти промрайоны, застроенные протя­женными и высотными зданиями и соору­жениями, часто являются ведущими в обра­зовании городских панорам большого рай­она (Тольятти — Волжский автозавод и т. д.).

Созданы новые типы произ­водственных зданий, крупные сблокирован­ные предприятия, что привело к повышению роли архитектуры промышленных сооруже­ний в композиции города. Автоматизация вызывает создание новых объемно-планировочных решений це­хов и заводских комплексов, улучшение ар­хитектуры промышленных зданий и усовер­шенствование строительных конструкций. Строятся так называе­мые «гибкие» цехи с обширным свободным внутренним пространством, которое дости­гается как более широкой расстановкой ко­лонн, так и созданием бесколонных поме­щений. Появляются новые типы производ­ственных помещений — просторные светлые интерьеры цехов с укрупненным шагом опор. Также раз­работаны новые здания «павильонного» типа. Отличительная их особенность зак­лючается в том, что технологическое обо­рудование размещается на постаментах и этажерках, изолированных от несущих кон­струкций каркаса здания, а не на перекры­тиях этажей, как это было в обычных ти­пах.

На нефтяных и химических предприятиях, на тепловых электростанциях основную аппа­ратуру и часть машин стали выносить на открытые площадки и этажерки. Это позво­лило сократить количество зданий и раз­рывы между взрывоопасными цехами. При­менением башенных кранов упрощена заме­на и транспортировка оборудования. Усилия проек­тировщиков были направлены на объеди­нение (блокировку) производственных це­хов в одном здании, что дает компактное расположение оборудования, сокращение транспортных передач сырья и изделий.

Изменился облик этих предприятий. Вместе со зданиями производственную сре­ду формирует теперь различное технологи­ческое оборудование: высокие аппараты ко­лонного типа, шаровые емкости, высокие па­ровые котлы, протяженные трубопроводы и т. д., создающие объемно-пространствен­ную композицию.

Изменился и облик промышленных пред­приятий. Вместо многочисленных мелких разнохарактерных зданий и сооружений возводится небольшое число крупных цехов, иногда сосредоточенных в одном корпусе. Его единый четкий объем заменил ранее распространенные, сложные в плане разно­высокие помещения.

Пов­семестное распространение получили сбор­ный железобетон и предварительно-напря­женные конструкции. Если в начале пери­ода наличие сборного железобетона далеко не обеспечивало потребностей и значитель­но отставало от гражданского строитель­ства, то в последние годы его применение увеличилось в несколько раз и вместе с металлическими конструкциями полностью удовлетворяет нужды промышленного стро­ительства. Стены стали монтировать из крупных бетонных панелей, размер которых увеличился с 1,2X6 до 3X12 м. Для пере­крытия машинных залов гидроэлектростан­ций стали применяться тавровые балки дли­ной 24 м с верхней плитой 1,5—2 м, для перекрытия цехов — сборные железобетон­ные фермы 24—36 м.

В одноэтажных зданиях происходило по­стоянное укрупнение сетки колонн (с 6X9 до 12X18, 24X30 и 30X36 м). Многоэтаж­ные промышленные здания строятся с про­летами 12X18 м, которые перекрываются безраскосными фермами с параллельными поясами, а их межферменное пространство используется для прокладки инженерных коммуникаций.

В 1965 г. при сооружении домостроитель­ного комбината были впервые применены оболочки двоякой кривизны (40x40 м) из сборных элементов пролетом 100 м. Подоб­ного типа конструкции в дальнейшем ис­пользовались в Каунасе, Ачинске и в других городах. Все шире применяются монолит­ные и из сборных элементов различные пространственные конструкции.

Облик здания формируется на основе асимметричного, но соразмерного соотноше­ния протяженного объема разливочного цеха и высотного объема конверторного пролета, члененного вертикальными пло­скостями аэрационных шахт. Здесь исполь­зовано контрастное сочетание материала железобетонной стены с ленточным остек­лением и часторебристой структурой асбофанерных плоскостей вентиляционных шахт. Здание имеет крупные членения и выразительно в своей лаконичной простоте.

Широко развивается строительство па­вильонных корпусов с отделенными от кон­струкций зданиями этажерок под оборудо­вание, увеличивается площадь остекления, оборудование укрупняется и выносится на открытые площадки. Эта тенденция приво­дит к изменению внешнего облика химичес­ких предприятий, в которых ведущую роль играет открытое оборудование.

Архитектура промышленных зданий и сооружений в рассматриваемый период, не­

смотря на различные трудности, развива­лась по восходящей линии, а в таких обла­стях, как металлургическая, химическая, не­фтехимическая промышленность, тепловая и гидравлическая электроэнергетика, элеваторостроение, достигла больших успехов.

Огромные достижения в развитии народ­ного хозяйства и научно-технический про­гресс поставили перед зодчеством новые творческие задачи, успешное решение кото­рых позволило создать значительные архи­тектурные комплексы в промышленных и производственно-селитебных районах стра­ны.

-Волжская ГЭС им. Ленина (арх Бельский. Бирюков. Васильев. Демидов) 1958

-здание часового завода в Минске (арх. Шпительман. Бовт 1965

-Волго-Балтийский канал им. Ленина (арх. Горицкий, Петров. Шароваров

25. Особенности архитектуры крупных общественных зданий 1955-1970г.

В приемах проектирования круп­ных общественных зданий появляются ка­чественные изменения, отвечающие общему направлению этого этапа развития архитектуры. При проектировании общественных зда­ний поиски нового видны в решении всего круга функциональных, технико-экономиче­ских и эстетических задач.

Большинство проектов отличались ясностью построения объемов, простотой архитектурных форм, создающих впечатление торжественности без гипертро­фии размеров и декоративной перегрузки. В этих проектных предложениях уже отчет­ливо видны изменения, наметившиеся в те годы в подходе архитекторов к построению внутреннего пространства сооружений. Для многих композиционных решений харак­терны свободное пространственное раскры­тие внутреннего объема и органическая связь его с внешним окружением. Там, где это не противоречило функции, помещения не изолировались друг от друга, а как бы естественно переходили одно в другое. Этот прием создания в интерьерах единой прост­ранственной системы получил в современ­ной архитектурной практике широкое рас­пространение, используясь в композиции самых различных по назначению общест­венных зданий.

К началу 60-х гг. уже отчетливо опре­делились основные приемы проектирования крупных общественных зданий. Отличи­тельной чертой многих сооружений стано­вится более органичная, чем это было на предыдущем этапе, связь общего архитек­турного замысла с градостроительной ситу­ацией, функциональным назначением и конструктивной системой. Если раньше при размещении Дворцов культуры, театров и т. п. определяющим требованием была репрезентативность композиции и здания, как правило, ставились по центральной оси участка, что часто противоречило градост­роительным условиям и функциональным требованиям, то сейчас авторы, не связан­ные следованием классическим канонам, могут проявлять большую творческую ини­циативу и добиваться более полного учета конкретных особенностей территорий и спе­цифики архитектурных тем. Часто асимметричная расстановка зданий и объемно-пла­нировочные построения открывают широкие возможности рациональных и вместе с тем художественно-выразительных решений.

При проектировании общественных зда­ний большое распространение получило расчленение их на отдельные объемы, в ко­торых концентрируются основные группы помещений в соответствии с характерной для их функции мелкой «ячеистой» или «зальной» внутренней структурой. В связи с этим многие новые общественные соору­жения, не имея общего перекрытия, пред­ставляют собой комплексы из отдельных, четко читаемых объемных элементов. Воз­никающее таким образом сочетание различ­ных по высоте и конфигурации объемов, остекленных и глухих поверхностей и дру­гие особенности, связанные с внутренней структурой помещений, создают новые воз­можности архитектурной выразительности, разнообразя силуэт застройки, рождая динамические контрасты и обогащая пла­стику фасадов.

Приемы расчленения зданий на отдель­ные объемы обычно связаны с их функцио­нальным назначением и градостроительной ситуацией. В самой общей форме их можно свести к двум основным. В первом случае общественные здания трактуются как ком­плексы из отдельно стоящих корпусов, объединенных общим композиционным замыслом (это комплексы массового отдыха и оздоровительных уч­реждений с их делением на жилые и обслу­живающие корпуса). Во втором, при дифференциации элементов зданий по их функциональным признакам, между ними сохраняются непо­средственная связь и общее композицион­ное единство.

В развитии приемов проектирования крупных общественных зданий все более значительную роль приобретают новые конструкции и материалы. Они во многих случаях определяют не только функцио­нальные и технико-экономические качества сооружений, но и влияют на их художест­венные достоинства.

Со второй половины 50-х гг. в строи­тельстве уникальных общественных зданий развивалась стандартизация конструкций и деталей: все более широко применялась сборность, активнее использовались типо­вые элементы заводского изготовления. Сборные железобетонные изделия находили применение в большинстве общественных сооружений, наиболее эффективно исполь­зуясь при возведении санаторно-курортных учреждений, пионерских лагерей и ком­плексов массового загородного отдыха.

Новые приемы архитектурной компози­ции определили и приемы привлечения смежных искусств, подчеркивающие градо­строительную роль крупных общественных зданий. Некоторое развитие, например, получила настенная живопись на фасадах. При этом в композиции панно часто при­менялись разные масштабы изображений, рассчитанные на восприятие их с дальних и близких расстояний.

Строились множетво гостиниц, санаторно-курортные здания, детские здравницы, здания музеев и выставок, городские автовокзалы, комплексы разнообразных дорожных построек, здания и комплексы Высших учебных заведений.


Сейчас читают про: