double arrow

ЛЕКЦИЯ 3. МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ВОСПРИЯТИЕ В СТРУКТУРЕ ОБЩЕНИЯ


Социальное восприятие. Взаимодействие и коммуникация с другими людьми затруднено потому, что мы редко воспринимаем людей объективно. Наше восприятие основано на впечатлении, в котором находимся.

Обычно наше восприятие другого человека базируется на поиске впечатлений. В эксперименте испытуемым предлагали дополнить психологический портрет человека, о котором предварительно сказали одной группе, что он умный студент, а другой – опасный преступник. Две группы испытуемых дали совершенно разные портреты, один из которых включал все особенности положительного человека, а второй, наоборот, – человека агрессивного. Здесь мы имеем дело с так называемым эффектом ореола.

Очень часто наше первое впечатление оказывается и самым прочным. В этом случае речь идет об эффекте первичности. У школьников, получавших в начале года отличные отметки, а затем переставших работать, больше шансов оставить у преподавателя благоприятное впечатление, чем у учеников, посредственные результаты которых в начале года сменились неуклонным прогрессом, продолжавшимся до его конца.

Каузальная атрибуция. Пытаясь определить черты личности другого человека на основании своих первых впечатлений, мы часто ищем причину его поведения либо во внутренних склонностях этого человека, либо, наоборот, в элементах той ситуации, в которой он оказался.

Например, успех студентки на экзамене мы можем приписать либо ее умственным способностям и упорной работе, либо тому факту, что экзамен был легким или что во время экзамена она сидела рядом с сердобольной подругой. Супружескую ссору можно объяснить либо дурным характером одного или обоих супругов, либо денежными затруднениями, которые они испытывают. Совершенное преступление можно приписать либо «злобной» или «агрессивной» личности преступника, либо той ситуации, что вынудила его нажать на курок пистолета.

Сторонники генетической теории склонны объяснять условия жизни обездоленных классов скорее нехваткой у их представителей «таланта» или духа предпринимательства, чем социальной средой и неравными шансами на успех. Точно так же более высокую школьную успеваемость белых детей они приписали бы скорее их интеллекту, нежели особенностям экзаменов и системы школьного обучения.




Таким образом, поведение человека всегда можно объяснить либо внутренними, либо внешними причинами. В связи с этим говорят о «ситуационной» атрибуции.

Критерии атрибуции. Если нет доводов, позволяющих говорить о внутренних причинах, поведение обычно связывают с ситуацией. В других случаях, согласно Келли, при попытках понять причину поведения другого человека мы пользуемся тремя критериями: мы стараемся определить, является ли данное поведение постоянным, отличающимся и обычным или нет.

Поведение называют постоянным, если в сходных условиях оно всегда однотипно; оно будет отличающимся, если в других случаях проявляется иначе; и, наконец, поведение считается обычным, если в сходных обстоятельствах оно свойственно большинству людей.

Так если в похожих обстоятельствах человек ведет себя всегда одинаково (постоянное поведение), если он ведет себя так же и в других ситуациях (мало отличающееся поведение) и если в сходных ситуациях так же ведут себя лишь немногие люди (необычное поведение), то мы склонны приписывать поведение внутренним причинам.

Напротив, если в похожих ситуациях человек ведет себя одинаково (постоянное поведение), если в других случаях он ведет себя иначе (отличающееся поведение) и если в сходных ситуациях такое же поведение свойственно большинству людей (обычное поведение), мы объясняем его действия внешними причинами.



По мнению Келли, именно так мы поступаем при расшифровке агрессивного, дружеского, любовного и других типов поведения всех тех людей, кого изо – дня в день видим рядом.

Стереотипы. Наше восприятие других людей зависит и от того, как мы их «классифицируем» (подростки, женщины, преподаватели, негры, гомосексуалисты, безработные, политические деятели). Люди обычно классифицируются нами по их принадлежности к той или иной группе, социально-экономическому классу или по их физическим характеристикам (пол, возраст, цвет кожи). Эти два типа, однако, существенно различаются, поскольку в последнем случае речь идет о социальной реальности и о бесконечном разнообразии типов людей, составляющих общество.

Создающиеся таким образом стереотипы часто порождают у нас слишком условное и упрощенное представление о других людях; если мы затем устанавливаем с этими людьми контакт, заранее зная, чего от них можно ожидать, такое представление нередко лишает нас выгод, связанных с познанием отдельной личности.

Образование стереотипов. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. Чаще всего мы приобретаем их от той группы, к которой принадлежим, особенно от людей с уже сложившимися стереотипами (родителей, учителей, приятелей), а также от средств массовой информации, обычно дающих нам упрощенное представление о тех группах людей, о которых мы не располагаем больше никакими сведениями.

Понятно, что сегрегация (разделение) между группами может только способствовать закреплению стереотипов, в то время как просвещение, взаимные контакты и особенно сближение групп часто ведут к изменению стереотипов, а иногда и к их полному исчезновению. Удалось, например, показать, что если две группы представителей разных рас живут в одном здании на разных этажах, то их стереотипы сохраняются и даже укрепляются. И наоборот, стереотипы быстро стираются, когда представители разных групп занимают один и тот же этаж, сталкиваются с одними и теми же бытовыми трудностями и, добиваясь удовлетворения общих требований, вынуждены действовать сообща.

Однако главную проблему здесь составляет не столько сам стереотип, сколько связанная с ним установка, заставляющая нас придерживаться того или иного поведения. Как мы видим, в этом случае стереотип превращается в предубеждение.

Взаимоотношения между группами людей часто ухудшаются из-за стереотипов, усиливающих неблагоприятное представление этих групп друг о друге и потому ускоряющих развитие конфликтов.

Установки.Наши истолкования и оценки внешнего мира основываются на установках, создающихся у нас на протяжении всей жизни. Установки – это те ориентиры, которые позволяют нам в любой момент предстать перед тем или иным человеком, событием или сообщением в «полной готовности».

Установки имеют три измерения: когнитивное, аффективное и поведенческое.

Когнитивное измерение включает мнения и убеждения, которых мы придерживаемся относительно тех или иных предметов и людей и которые позволяют нам судить, что, на наш взгляд, является истинным, правдоподобным или возможным.

Аффективное измерение составляют положительные или отрицательные эмоции, связанные с этими убеждениями, они придают установке эмоциональную окраску и ориентируют действие, которое мы собираемся совершить. Это действие и есть поведенческое измерение установки, которое предполагает реакцию человека, соответствующую его убеждениям и переживаниям. Так, например, если преподаватель кажется мне слишком строгим, (когнитивная составляющая установки), а я не люблю, когда меня заставляют что-либо делать (аффективная составляющая), то очень вероятно, что я редко буду посещать его занятия, где меня может ждать принуждение (поведенческая составляющая).

Точно так же, если девушка кажется мне образованной (когнитивная составляющая), а мне нравится обсуждать те темы, в которых она, похоже, разбирается (аффективная составляющая), я, наверное, буду искать ее общества (поведенческая составляющая). Моя установка, очевидно, была бы совсем иной, если бы я принадлежал к числу тех, кого слово «образованность» обращает в бегство.

Можно было бы бесконечно долго иллюстрировать различия мнений и убеждений людей относительно, например, нужды в атомных станциях, генетических манипуляций, веры в астрологию.

Все свои мнения, оценки и убеждения мы приобретаем через контакты в семье, социальной группе, школе, со знакомыми супружескими парами. Таким образом, формирующиеся в результате этих контактов установки – это тоже в основном продукт влияний, которым мы подвергаемся с самого раннего детства, нашего личного опыта и взаимодействий с другими людьми.

В детстве очень многие установки развиваются в соответствии с родительской моделью. Свою окончательную форму они, однако, приобретают между 12-ю и 30-ю годами жизни. После этого установки меняются с большим трудом.

Следует, однако, различать центральные установки, которые образуют ядро системы убеждений, и установки периферические, основанные на мнениях и убеждениях, играющих меньшую роль в нашей социальной адаптации. Поскольку периферические установки значат для нас меньше, они меняются легче, чем центральные. Например, легче сменить марку зубной пасты, чем свои политические убеждения или установки, заложенные воспитанием.

Мы постоянно подвергаемся влиянию телевидения, радио, газет, семьи, преподавателей, друзей и подруг, сознательно или бессознательно пытающихся изменить наши установки. Речь здесь идет об убеждающей коммуникации, связанной с действием целого ряда факторов. Но, осознавая свои собственные установки, мы точно так же пытаемся повлиять на других, или изменить свое собственное восприятие фактов, с тем, чтобы сохранить соответствие между ними и нашим поведением.

Убеждающая коммуникация. Удастся ли путем убеждения изменить наши установки, зависит от многих факторов, связанных с качествами человека, передающего нам информацию (коммуникатора), с особенностями этой информации и, наконец, с типом реципиента (т.е. с нашей собственной личностью).

Коммуникатор. Чем больше доверия внушает коммуникатор, тем легче ему убедить другого человека и вызвать изменение его установок.

Именно так обстоит дело в случае признанных экспертов или людей, пользующихся определенным авторитетом. Врач может скорее убедить человека курить меньше, чем школьный приятель. По этой же причине реклама, стремящаяся увеличить спрос на кукурузные хлопья или моющие средства, часто прибегает к услугам знаменитых спортсменов или кинозвезд.

При этом, по-видимому, важно, чтобы коммуникатор не говорил слишком быстро, а его словарь (если коммуникатор-эксперт) был доступным для собеседника (Miller et aL, 1976; Carbone, 1973). Известно также, что, чем привлекательнее и дружелюбнее человек, передающий информацию, и чем больше он похож на нас, тем большее влияние он может оказать на наши установки.

Радиосообщения и телесообщения. Чем убедительнее сообщение, тем быстрее может измениться установка. Сообщение, однако, не должно слишком сильно отличаться по своему содержанию от мнения реципиента. С другой стороны, сообщение окажет более сильное воздействие, если удастся показать реципиенту, какие драматические события могут произойти, если он не изменит своей установки. Очень действенным в этом плане часто оказывается страх, к которому иногда прибегает реклама, при условии, однако, что предрекаемые последствия носят правдоподобный характер и что одновременно предлагаются новые реалистичные решения проблемы. Недостаточностью первого или второго из этих двух элементов можно объяснить, например, сравнительно низкую эффективность против курения или за пользованием ремнями безопасности.

Следует, тем не менее, отметить, что эксперт (ученый или профессионал) всегда оказывает на людей более сильное и длительное влияние, чем образ «звезды», доверие к которой целиком зависит от ее популярности среди публики

Как бы то ни было, эффективнее всего, по-видимому, сообщение действует в том случае, если (помимо прочего) оно часто повторяется по радио или телевидению.

Мы более восприимчивы к тому сообщению, которое близко нас касается с учетом сложившейся ситуации наших потребностей и преследуемых нами целей. Например, кампания против загрязнения среды легче вызовет изменение установок у тех людей, земли которых страдают от кислотных дождей, или у тех, кто вынужден пить воду, ставшую мало пригодной для питья, а также у представителей экологических движений.

Специальные исследования, однако, показали, что реципиент всегда охотнее укрепляет собственные установки, нежели меняет их. Мы склонны учитывать только ту информацию, которая соответствует нашим установками, и игнорировать то, что им не соответствует.

Таким образом, этот механизм избирательного восприятия позволяет человеку сохранять стабильность и непротиворечивость установок, но в то же время редко делает его объективным.

Поддержание внутренней согласованности. При некоторых обстоятельствах нам нужно несмотря ни на что, изменить свое поведение. Что происходит с человеком, желающим бросить курить?

Затруднение в связи с необходимостью радикально сменить свои установки из-за какой-то новой информации или новых обстоятельств, заставляет нас искать разные способы освободиться от беспокойства и несоответствия между наши установками и требующимся поведением. Чтобы показать, как в так случае люди будут стараться сохранить определенную гармонию в системе своих убеждений, были предложены различные теории. Остановимся на двух из них: теории когнитивного диссонанса и теории когнитивного равновесия.

Когнитивный диссонанс. Речь идет о теории, предложенной Фестгером (Festmger, 1957). Согласно этой теории, когда нам нужно сделать выбор между двумя вещами, которые для нас одинаково привлекательны (продолжать курить или бросить) или мы находимся в противоречии (любить кого-либо, чьи убеждения или поведение отличаются от наших собственных), мы сделаем все возможное, чтобы ослабить возникаю диссонанс, и отыщем тысячу доводов, чтобы убедить себя в том, выбор, который мы собираемся сделать, – наилучший.

Если человек решает продолжать курить, он выдвинет, например, такие аргументы: «Бросить курить – значит растолстеть»; или «Когда я не курю, я становлюсь таким раздражительным, что для других будет лучше, если я курить не брошу»; или «Стоит ли ради каких-нибудь двух или трех лишних лет жизни все остальные годы лишать себя этого удовольствия?».

Наоборот, если человек решил бросить курить, он больше будет интересоваться статистикой рака легких, участвовать в кампаниях против курения, гордиться своей «непрокуренностью».

Во всех случаях диссонанс между установками человека и поведением ослабевает, что позволяет ему снова чувствовать в «полной гармонии».

Когнитивное равновесие. Хайдер (Heider, 1958) предложил теорию, основанную на склонности человека отыскивать такие установки, которые могли бы поддержать на высоком уровне гармоничные отношения и «равновесие» между ним и другими людьми, и, наоборот избегать таких установок, которые могли бы привести к нарушению этой гармонии. Таким образом, гармоничность в системе убеждений человека будет тем выше, чем больше общих взглядов он разделяет с другим человеком, к которому он испытывает привязанность.

В тех случаях, когда аффективная связь нарушается из-за расхождений во взглядах, мы стараемся преуменьшать или даже вообще отрицать это расхождение, а иногда и убедить себя, что вопреки очевидным фактам установки другого человека в основе своей согласуются с нашими собственными.

Предубеждения. Одна из серьезных трудностей, возникающих при необходимости изменить свою установку, связана с тем, что многие из наших установок обусловлены нашими предубеждениями относительно тех или иных явлений или людей, рационально обсуждать которые нам слишком трудно.

Как уже отмечалось, предубеждение отличается от стереотипа. Если стереотип представляет собой обобщение, которого придерживаются члены одной группы относительно другой, то предубеждение предполагает еще и суждение в терминах «хороший» или «плохой», которое мы выносим о других людях, даже не зная ни их самих, ни мотивов их поступков.

Формирование предубеждений чаще всего бывает связано, с нашей потребностью определить свое положение по отношению к другим людям (особенно в плане превосходства) и в результате успокоиться насчет ценности собственной персоны.

Именно предубеждениями объясняется отношение некоторых белых к неграм, жителей крупных городов – к провинциалам, представителей доминирующей культуры – к представителям культуры меньшинства, молодых – к старикам, мужчин – к женщинам и наоборот. Следует заметить, что из всей информации об интересующей нас группе людей мы склонны принимать к сведению лишь ту, которая согласуется с нашими ожиданиями. Благодаря этому мы можем укрепляться в своих заблуждениях на основании лишь отдельных эпизодов, что так способствует формированию предубеждения.

Например, если на десять водителей, допускающих небрежное управление автомобилем, приходится хотя бы одна женщина, то это автоматически «подтверждает» предубеждение, что женщины не умеют водить.

Точно так же достаточно лишь одному безработному однажды отказаться от предложенной работы, как сразу же усиливается распространенное мнение, что все безработные – лентяи. Сказанное носится и к «неграм» в США или «арабам» во Франции, вся правонарушение со стороны которых сразу же приписывается их расовой принадлежности, даже если относительное число преступлений в этих группах такое же, что и в группах национального большинства живущих в сходных условиях.

Предубеждение позволяет людям направлять свою агрессивностью «группу-мишень». Например, во время кризисов ксенофобия и расизм позволяют усмотреть причину экономических трудностей в национальных меньшинствах, которые, таким образом, оказываются «козлами отпущения». Самый известный и наиболее драматичный из подобных случаев – судьба евреев; их преследование в нацистской Германии в 30-е годы, жертвами которого стали миллионы людей, которое доходило до настоящего массового истребления, и велось с молчаливого одобрения немецкого большинства.

В других случаях геноцид чаще всего «оправдывали» торможением прогресса из-за присутствия в стране строптивых «дикарей». Благодаря подобным предубеждениям были разорены, или просто уничтожены все аборигенные культуры обеих Америк.

Наиболее подвержены предубеждениям люди с авторитарным типом личности, сформированным средой и воспитанием. Такая личность характеризуется известной склонностью к жестокости, с трудом налаживает контакты с другими людьми, склонна к крайности, упрощать ситуации и обычно нерушимо верит в превосходство своей социальной группы и своей культуры. Подобные обнаруживают сильное стремление терроризировать всех, кто отличается от них самих, и не разделяет их образа мыслей.

Так создается понятие нормы, которое даже в науке очень часто определяют исходя из субъективных критериев. Практика «приклеивания ярлыков», характерная, например, для традиционной психиатрия, где тоже нередко основываются на предубеждениях; предубеждения мешают разглядеть за одинаковым ярлыком, приклеенным разным людям, всю сложность внутренней динамики индивидуума и те пути, которыми он пытается включиться в окружающий мир.

Глава 4. ГРУППА КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

1. Основные характеристики группы?

Интерес к группе обусловлен многими причинами. Личность, ее самосознание, ценности, нормы и система представлений о мире формируются в процессе включения человека в самые различные группы. Также группа сама не является просто кучкой людей, а представляет собой - самостоятельное явление, со своими характеристиками, собственной историей развития и закономерностями жизнедеятельности.

Рассмотрим.

Во-первых, это композиция группы, структура и групповые процессы. Композиция группы, или ее состав – это характеристики людей входящих в группу. Например, численность группы, ее возрастной или половой состав. Национальность или социальное положение и так далее.

Структура группы рассматривается с точки зрения тех функций, которые выполняют отдельные лица группы, межличностных отношениях. Выделяются структуры предпочтений (социометрическая структура), власти и коммуникаций.

Здесь важной является система групповых ожиданий, система статусов и ролей группы. Положение личности в системе групповых отношений характеризуется, прежде всего, ее статусом и выполняемыми ролями. Статус (или позиция) – это совокупность задаваемых человеку психологических характеристик, определяющих его место в группе и то, как его будут воспринимать другие члены группы. Статус реализуется через систему ролей, то есть различных функций, которые человек должен выполнять в соответствии со своим положением в группе.

По отношению к каждому человеку группы есть система ожиданий в отношении его поведения. Поведение, соответствующее образцу поощряется, а не соответствующее – наказывается группой. То есть система ожиданий строится на основе групповых норм и правил и контролируется через групповые санкции.

К групповым процессам относятся, прежде всего, динамика группы как процесс развития и сплочения группы, процесс группового давления, процесс выработки решений.

Виды групп. В самом общем виде реальные группы могут быть разделены на большие и малые. К большим по численности группам относятся, с одной стороны стихийные, кратковременно существующие, случайно возникающие общности типа толпы, публики, аудитории. С другой стороны длительно существующие, исторически обусловленные, устойчивые образования, такие как этнические, профессиональные или социальные группы.

Анализ больших групп, особенно второго типа, является необходимым условием для понимания смысла и закономерности многих социальных процессов. Кроме того, именно под влиянием тех или иных больших групп формируются нормы, ценности и направленность малых групп.

Под малой социальной группой понимается немногочисленные по составу группы, люди которой объединены общей целью своей деятельности и находятся в непосредственном личном контакте (общении), что является основой для возникновения и развития группы как целого.

В социальной психологии не существует единой точки зрения относительно того, какую по численности группу можно считать малой. В целом, наиболее распространен подход, согласно которому минимальный объем малой группы равен трем, а максимальный определяется тем количеством людей, которые могут быть объединены в единой совместной деятельности (например, 12 человек в групповой психотерапии или 35 человек, составляющих школьный класс).

Для понимания малой группы как целого важно, прежде всего, проанализировать структуру малой группы: социометрическую и коммуникативную, а так же структуру власти.

Социометрическая структура — это система внутригрупповых межличностных предпочтений. Иначе — система эмоциональных симпатий и антипатий между членами группы.

Отметим важнейшие характеристики предпочтений. Во-первых, это социометрические статусы. В соответствии с результатами социометрии, статус рассматривается как сумма отвержений и предпочтений, получаемых членом группы. Статусы имеют различный «вес» в зависимости от доли в них положительных выборов.

В статусной иерархи выделяются:

социометрические «звезды» — наиболее предпочитаемые члены группы

высокостатусные, среднестатусные и низкостатусные, определяемые по числу положительных выборов и не имеющие большого числа отвержений

изолированные – у которых отсутствуют любые выборы, как положительные, так и отрицательные

пренебрегаемые – члены группы, имеющие большое количество отрицательных выборов и малое количество предпочтений

отверженные – члены группы, не имеющие по результатам социометрии положительных выборов, а только отрицательные.

Вторая характеристика системы – это взаимность эмоциональных предпочтений членов группы. Так, у школьника в классе может быть только один положительный выбор, но, если он взаимный, ребенок будет чувствовать себя в классе значительно увереннее, чем в том случае, если его предпочитают несколько одноклассников, но он сам ориентирован на других, не замечающих или, что еще хуже, отвергающих его. Так же и для «звезды» важно не просто иметь большое число выборов, но значительное число взаимных выборов, обеспечивающих устойчивость ее положения в классе и комфортное состояние.

Третья характеристика социометрической структуры – наличие устойчивых групп межличностного предпочтения. Имеет значение, на какие группы ориентированы отверженные и изолированные члены группы, как соотносятся в этих группах люди с различными статусами.

Наконец, четвертая характеристика структуры – система отвержений в группе. Социометрическая матрица дает возможность понять, как распределяются отвержения в группе:

Например, в классе могут быть «изгои», которых не любит почти весь класс, или наоборот, почти у всех могут быть отвержения, но ни у кого они не преобладают значительно над предпочтениями. Или девочки все отвержения пересылают мальчикам и наоборот.

Говоря о социометрической структуре, важно подчеркнуть, что социометрический статус члена группы – величина достаточно устойчивая. Она не только имеет тенденцию сохраняться в данной конкретной группе, но очень часто «переходит» с человеком в другую группу.

Какие же психологические и социальные факторы влияют на величину статуса школьника? Среди важнейших нужно назвать внешний вид (физическая привлекательность), успехи в ведущей деятельности (в младшем школьном возрасте – учеба), потом – общение, далее начинают преобладать профессиональные качества, умственная одаренность, некоторые свойства темперамента (общительность, низкая тревожность, стабильность нервной системы). Кроме того, в каждой группе есть система своих, ценных для этого сообщества качеств, и высокий статус получает тот, кто обладает ими в должной мере.

Интересно, что статус человека в конкретной группе часто зависит от его положения в других группах, успехов его внегрупповой деятельности. Так, школьник, отличившейся в каком-либо виде спорта может за счет этого улучшить свои позиции в группе. С этой точки зрения большими преимуществами в достижении высокого устойчивого места в системе групповых предпочтений обладают дети, имеющие богатый опыт социального общения в различных сферах, с различными людьми.

Отметим, что в начальной школе система предпочтения внутри класса и статус конкретного ребенка в значительной степени зависит от двух факторов: учебных успехов и дисциплины с одной стороны, и отношения учителя, с другой. В этот период учителя достаточно точно могут ответить на вопрос, кто занимает в классе место «звезды» или «изолированного». Связано это с тем, что сам педагог в значительной степени задает школьникам ту или иную роль. Его авторитет среди учащихся 1–3-х классов столь велик, что они некритично усваивают его оценки и отношения. В средней школе картина меняется, статусная иерархия класса нередко претерпевает значительные изменения, так как присвоение статуса определяется в этом возрасте иными ценностями. И обычно учителя в основном ошибаются. Отметим, что восприятие людей редко бывает адекватным. Назовем основные причины искажений. Во-первых, труднее всего диагностируются крайние статусные категории. Больше всего ошибок делают учителя при выявлении лидеров и отверженных и изолированных. Например, в качестве «звезд» часто называются отличники и формальные лидеры. Bo-вторых, на оценках учителя часто сказывается стереотип ожидания, личные симпатии и антипатии. То есть, обучение учителей навыкам объективной оценки статусной структуры класса – важная психолого-педагогическая задача.

Закономерно возникает вопрос, как можно повлиять на статус отдельного человека группы, обеспечить его позитивную динамику.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: