double arrow

Экономическое развитие России в начале XX века (1900 – 1913 гг): основные этапы, тенденции и итоги


Подъем в развитии экономики России в конце XIX в. сменился экономическим кризисом 1900 – 1903 гг., который охватил все передовые страны. Кризис начался в легкой промышленности, но с наибольшей силой поразил такие отрасли тяжелой индустрии, как металлургия и машиностроение. За три года (1901 – 1903) было закрыто свыше трех тысяч предприятий, на которых работало 112 тыс. рабочих. В значительных размерах сократилось железнодорожное строительство.

За кризисом последовала депрессия (1904 – 1908 гг.), которая приобрела особенно длительный характер в связи с русско-японской войной (1904 –1905 гг.) и революцией 1905 – 1907 гг. В 1909 г. начался новый промышленный подъем, продолжавшийся до Первой мировой войны.

Какие тенденции характеризовали развитие экономики России в начале XX века? Ведущими тенденциями экономического развития России были дальнейший рост капитализма, переход его в монополистическую стадию, интеграция страны в мировую капиталистическую систему.

Циклическое развитие российской экономики в начале XX в. приводило к усилению монополистических процессов. В период кризиса и депрессии ускорился процесс концентрации капитала и производства. По уровню концентрации производства Россия оставалась на одном из первых мест в мире. На предприятиях с числом рабочих свыше 500 было занято 56 % общего числа рабочих (в США – 33 %). На базе этих предприятий создавались монополии, которые становились основой экономической жизни страны. Преобладающей формой монополистических союзов стали синдикаты – объединения, осуществляющие распределение заказов, закупку сырья и продажу готовой продукции через единый орган по сбыту. В черной металлургии господствующее положение заняли рельсовый картель (1900 г.), синдикат «Продамет» (1902 г.), стрелочный синдикат (1902 г.), картель заводов, изготавливавших кровельное железо, позднее преобразованный в синдикат «Кровля» (1906 г.). Синдикат «Продамет» объединял металлургическую промышленность Юга, часть заводов Польши, Прибалтики, Урала и контролировал 60 % всей металлургической промышленности России. Накануне войны (1914 г.) «Продамет» стал решающей силой на железном рынке страны, сосредоточив в своих руках сбыт более 9/10 продукции металлургической промышленности, поставив в полную зависимость от себя таких крупных потребителей металлов, как железные дороги и сельскохозяйственное машиностроение. В машиностроении и металлообработке действовали синдикаты «Продпаравоз» (1901 г.), «Гвоздь», «Продвагон» (1904 г.). Последний охватывал до 90 % всех заказов на железнодорожные вагоны. Добыча угля в Донбассе была монополизирована синдикатом «Продуголь» (1904 г.), который объединял 17 предприятий и сосредоточил до 60 % сбыта донецкого угля.

В ряде отраслей стали появляться тресты и концерны. Так, одним из крупнейших трестов было «Товарищество братьев Нобель», сосредоточившее в своих руках добычу, переработку, хранение, транспортировку и продажу нефти. Кроме фирмы «Нобель» путем соглашения и слияния ряда предприятий возник трест «Шелл». В 1912 г. возник мощный концерн «Русская генеральная нефтяная корпорация» (сокращенно «Ойл»).

В первые годы ХХ века монополии возникали преимущественно в отраслях тяжелой промышленности. Но позднее в процесс монополизации включались и отрасли, производящие предметы потребления. В пищевой промышленности возникли синдикат «Дрожжи», общество сахарозаводчиков, соляная компания под флагом пароходного общества «Океан». В 1910 г. возник синдикат суконных фабрикантов, в 1912 г. – синдикат льнопромышленников. В 1912-1913 гг. были образованы табачный и спичечный синдикат. 20 монополий было создано на водном (речном и морском) транспорте.

К 1909 г. синдикаты объединяли подавляющую часть предприятий почти во всех ведущих отраслях промышленности, господствовали на внутреннем рынке и искали пути выхода на внешний рынок.

Процесс образования монополий захватил и банковский капитал. Банковские монополии подчиняли себе финансовую жизнь страны. В начале 1900 г. удельный вес 9 петербургских банков в балансе акционерных коммерческих банков страны составлял 46,7 %, а в конце 1905 г. доля 10 петербургских банков достигла 64,4 %. Не ограничиваясь финансированием промышленности, банки постепенно становятся собственниками основного капитала. Кризис 1900 – 1903 гг., а затем депрессия явились переломным моментом в процессе сращивания банковского капитала с промышленным и образования финансового капитала и финансовой олигархии.

В годы промышленного подъема процесс образования банков и концентрации банковского капитала усиливается. За 1908 – 1913 гг. общее число банков вместе с их филиалами увеличилось вдвое и достигло 2393. В 2,5 раза увеличились ресурсы коммерческих банков (до 7 млрд. руб.). Основу кредитной системы России составляли Государственный банк, Центральный эмиссионный и акционерные коммерческие банки, которых к 1913 г. было 50. В 1914 г. свыше 80 % всех банковских средств приходилось на долю 12 банков. Ведущую роль среди банковских монополий играли Русско-Азиатский банк, Петербургский международный, Азово-Донской, Русский для внешней торговли и Русский торгово-промышленный банки. Эти спруты финансового мира протянули свои щупальца почти во все губернии, открыв 418 филиалов. Они имели 248 своих представителей в правлениях синдикатов и промышленных предприятий. Концентрация банковского капитала в России была значительно выше, чем в других капиталистических странах. Однако следует заметить, что крупнейшие акционерные банки находились в зависимости от иностранного капитала: до 40 % акций и более принадлежало иностранным банкам.

В банковскую систему входили также городские банки (их было 317) и общества взаимного кредита (1108). После 1905 г. в России быстро развивалась кредитная кооперация, которая к 1914 г. насчитывала 18000 товариществ с 10 млн. членов. В 1912 г. был создан Московский народный банк – центральный кооперативный банк страны.

Крупнейшие банки энергично способствовали укреплению и развитию монополий, созданию финансово-производственных объединений. Так, Русско-Азиатский банк создал группу из 8 заводов (Путиловский, Невский и др.), выпускавших снаряды, военные припасы, металл и др. Эта промышленно-финансовая группа выпускала значительную часть частного производства артиллерии, мин и снарядов. Помимо этого под контролем Русско-Азиатского банка находились крупные транспортные, машиностроительные, горно-рудные предприятия. Под покровительством Петербургского международного банка действовали группы «Коломна-Сормово» и «Наваль-Руссуд». Первая группа монополизировала речное судостроение в бассейне Волги и транспортное машиностроение, вторая – военное судостроение на Черном море.

Таким образом, к 1914 г. в России происходило тесное слияние банковских капиталов и промышленных монополий, сформировался финансовый капитал и финансовая олигархия. Представителями финансовой олигархии были: А.И. Путилов, А.И. Вышнеградский – руководитель Русского банка для внешней торговли; А.И. Ротштейн – директор Петербургского международного банка; московские миллионеры: П.П. Рябушинский, Н.А. Второв, А.И. Коновалов и др. Представителями финансовой олигархии являлись и крупные сановники, титулованные дворяне, которые одновременно были богатейшими дельцами, владельцами крупнейших пакетов акций.

С конца XIX в. в России активно развивается государственно-монополистический капитализм. Раннее появление государственно-монополистических тенденций связано с наличием в России государственного капитализма – крупного казенного, главным образом, железнодорожного хозяйства и широкого правительственного вмешательства в экономическую жизнь страны. Еще в 80-х годах XIX в. правительство активно способствовало организации первых синдикатов в тяжелой промышленности, распределяло между предприятиями железнодорожные заказы. В начале XX в. стали появляться различные государственные комитеты и совещания по регулированию промышленности (Комитет по распределению железнодорожных заказов, совещание по судостроению и т.д.). Значительные размеры приняло объединение деятельности государственных органов, монополий и банков в области военной промышленности, выполнявшей государственные заказы.

Государственно-монополистические тенденции выражались также в прямом сращивании банковских монополий с Кредитной канцелярией и Государственным банком. Их бывшие крупные чиновники входили в руководство банков-монополистов, а Госбанк и Кредитная канцелярия кредитовали последних.

В начале ХХ века общий облик страны в значительной мере определяло сельское хозяйство, которое давало половину национального дохода и в котором было занято 78 % всего населения (по переписи 1897 г.).

Основным производителем хлеба в этот период было крестьянское хозяйство, дававшее 88 % валового сбора зерна и около 50 % товарного хлеба, причем 34 % товарного хлеба давало зажиточное крестьянство, составлявшее всего 1/6 часть всех дворов. Однако капитализация крестьянского хозяйства протекала медленно. Причиной этого было сохранение пережитков крепостничества (помещичье землевладение, крестьянская община, выкупные платежи, сословное неравноправие крестьянства), крестьянское малоземелье. Размер душевого крестьянского надела сокращался вследствие естественного прироста и дробления крестьянских хозяйств. В 1905 г. он составлял 2,6 десятины. Значительная часть крестьянства отработками, кабальной арендой, выкупными платежами была доведена до нищенского состояния.

Аграрный вопрос стал центральным вопросом революции 1905-1907 гг. Поэтому не случайно в экономической политике правительства года усиливается внимание к аграрному сектору. Проводником новой аграрной политики стал Председатель Совета Министров П.А. Столыпин, который задумал создать класс фермеров европейского образца не за счет помещиков или государства, а за счет общинников. Для этого надо было разрушить крестьянскую общину, которая сковывала предприимчивость крестьян и тормозила развитие капитализма в сельском хозяйстве. Начало реформы было положено указом 9 ноября 1906 г., который стал законом 14 июля 1910 г.

Основные мероприятия аграрной реформы сводились к следующему:

- община перестает считаться законной формой землевладения и землепользования. Выход отдельных крестьянских семей из общины поощряется и стимулируется. Крестьяне могут выходить из общины на хутора(когда в одном месте соединяются крестьянская усадьба и полевая земля) или на отруба (когда наделы земли сводились воедино, но усадьба была в другом месте). Все землеустроительные работы государство брало на себя;

- крестьянская, помещичья и государственная земля могла свободно отчуждаться, продаваться и покупаться;

- Крестьянскому банку передавался специальный земельный фонд для продажи земли крестьянам на льготных условиях;

- массовое переселение крестьян за Урал, в Сибирь, Среднюю Азию, Казахстан. Тем самым решалась проблема крестьянского малоземелья и осваивались новые, ранее пустовавшие земли. Переселение обеспечивалось финансовой поддержкой государства.

Основные итоги реформы.К 1916 г. из общины вышло и закрепило землю в личную собственность 26 % общинников. Выделялись из общин в основном беднейшие крестьяне и кулаки. Первые продавали землю и переселялись в город или на окраины. Кулаки выходили, как правило, чтобы закрепить излишки и «округлить» свои участки за счет бедняцких земель. Из двух миллионов выделившихся дворов продали свои наделы 60 %. Основными покупателями земли были кулаки. На их долю приходится около 88 % купленной земли. В 1915 г. хуторские и отрубные хозяйства составили лишь 10,3 % всех крестьянских хозяйств. Это свидетельствовало о том, что создать массовый слой крестьян-фермеров и разрушить общину, мешавшую развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве, не удалось. Реформа проводилась 8 лет, а с началом Первой мировой войны была приостановлена. Однако не кратковременность реформы и не смерть Столыпина в 1911 году были причиной незавершенности реформ. Реформа не разрешила проблемы малоземелья крестьян. Помещичье землевладение осталось в неприкосновенности. При проведении реформы не учитывались природные, экономические условия, социально-психологическая готовность крестьян к новым формам хозяйствования, особенности крестьянского менталитета. Создание хуторов и отрубов нередко достигалось путем грубого давления, в результате около половины хуторов и отрубов были нежизнеспособны. Реформа недостаточно финансировалась. Столыпинская реформа не получила сколько-нибудь широкой социальной и политической поддержки.

И все-таки, за время реформы были достигнуты определенные успехи в развитии аграрного сектора. Реформа ускорила развитие капитализма, так как усилила расслоение крестьянства. В стране увеличились посевные площади, главным образом за Уралом. Сельское хозяйство стало переходить к интенсивному типу воспроизводства. Возросло применение машин в кулацких и помещичьих хозяйствах. Перед мировой войной появились первые 152 трактора, купленные за границей. Валовой сбор зерна в стране в 1913 году составил до 5 млрд. пудов, что на 40 % больше, чем в начале века. Важнейшим итогом реформы стал рост кооперации (кредитной, производственной, сбытовой, потребительской), которая исподволь ослабляла влияние общины на крестьянина, поощряла самостоятельность, инициативу. К 1915 году в стране насчитывалось около 30 тыс. кооперативов. Подъем производительных сил деревни стал одним из факторов промышленного подъема в стране в 1909 –1913 гг.

В годы промышленного подъема усилился приток иностранного капитала. Преимущественно инвестиции направлялись в добывающие отрасли: угольную, нефтяную, железорудную, в металлургию и железнодорожное строительство, т.е. в те отрасли, куда отечественные инвесторы не спешили вкладывать средства из-за их медленной отдачи. Наибольший удельный вес зарубежных капиталов приходился на горнодобывающую промышленность.

Первое место среди иностранных капиталовложений занимали французские капиталы (31 %). Они господствовали в каменноугольной и металлургической промышленности Юга России, а перед войной проникли также в военную промышленность. На второе место вышел английский капитал (24 %). Англия направляла инвестиции чаще всего в угольную промышленность Донбасса и нефтепромыслы Баку. Германский капитал занимал третье место (20 %). Он предпочитал химическую и электротехническую промышленность, машиностроение, городское хозяйство. Четвертое место занимал бельгийский капитал (13 %). Перед войной в Россию начал проникать американский капитал.

Приток инвестиций иностранного капитала происходил также в виде государственных займов. К 1913 г. иностранные капиталовложения в Российскую экономику оценивались в 7,6 млрд. рублей, а отечественные в - 14 млрд. рублей. Иностранные капиталы, соединяясь с отечественными, способствовали быстрому переходу России на индустриальные рельсы.

В годы промышленного подъема росла внутренняя и внешняя торговля. Объем внутренней торговли в 1913 г. составлял 18 млрд. рублей, или в 1,5 раза больше, чем в 1909 г. Вдвое по сравнению с 90-ми годами XIX в. увеличилась внешняя торговля. Внешнеторговый оборот достиг 2,6 млрд. рублей. Однако роль России в мировой торговле было по-прежнему невелика ( 4 % в конце XIX в. и 4,25 % в 1913 г.).

Россия продолжала экспортировать главным образом хлеб и другую сельскохозяйственную продукцию, а импортировала преимущественно промышленные изделия. Вывоз хлеба увеличился в 1909–1913гг. в 1,5 раза, а по стоимости в 2 раза по сравнению с последним десятилетием XIX в. Это достигалось за счет форсированного уменьшения запасов внутри страны. Удвоился вывоз льна, пеньки, кож, в 3-4 раза увеличился вывоз масла, яиц, круглого леса, пиломатериалов. Экспортировались нефть и нефтепродукты. Годовой объем экспорта перед войной равнялся 1, 5 млрд. рублей, причем доля хлеба в нем составляла 44 %.

Основное место в импорте занимали текстильное сырье (хлопок, шерсть, шелк-сырец), уголь для промышленности Петербурга и Прибалтики, химикалии и цветные металлы, машины и оборудование, а из продовольственных товаров – чай. Интенсивно возрастал ввоз фруктов и вина, текстильных и кожевенных изделий, мебели и экипажей, стекла, фарфора, косметики и т.д. В российской внешней торговле по-прежнему первое место занимала Германия (30 % по экспорту и почти 50 % по импорту в 1913 г.), затем Англия и Франция.

Рост государственного бюджетабыл обусловлен доходами от внешней торговли, ускоренным развитием промышленности, усиленным притоком иностранного ссудного капитала, увеличением налогов. При этом прямые налоги составляли незначительную часть бюджетных поступлений, косвенные составляли к началу войны около 60 % всех бюджетных доходов. Государственные доходы увеличились с 1,4 млрд. руб. в 1897 г. до 3,1 млрд. руб. в 1912 г.

Однако расходы росли быстрее, чем доходы. Деньги тратились на бюрократический аппарат, поддержание помещичьих хозяйств, выплату процентов по иностранным кредитам, военные расходы. Огромные долги, сделанные правительством во время войны с Японией и первой русской революции, возросли еще больше в связи с подготовкой к мировой войне. За 1900-1913 гг. внешний государственный долг возрос с 4 до 5,4 млрд. рублей. Государственная задолженность России по внутренним и внешним долгам к 1914 г. составила около 10, 5 млрд. руб.

Итак, народное хозяйство России в начале ХХ века развивалось весьма динамично. Выйдя по многим показателям на 4-5 место в мире, Россия догоняла передовые страны. Темпы развития промышленности были впечатляющими. Повсеместно в производстве проходил процесс реконструкции, строились новые предприятия, создавались новые отрасли и экономические регионы, осуществлялась механизация производства. Темпы роста промышленной продукции и производительности труда были самыми высокими в мире и составляли в период с 1880 г. по 1913 г. в среднем 9 % в год.

Но, несмотря на эти значительные успехи в промышленном развитии, Россия оставалась аграрной страной. В промышленности к началу мировой войны было занять только 10 % населения, а в составе российского экспорта промышленные товары составляли 5,6 %. Особенно недостаточно было развито машиностроение. Большую часть промышленного оборудования, в т.ч. и для военной промышленности, Россия импортировала. Она намного отставала от передовых стран по производству на душу населения угля, металла. Энерговооруженность труда в русской промышленности в расчете на душу населения была меньше по сравнению с США в 15,6 раза, с Германией – в 8 раз. По производительности труда Россия отставала от США в 10 раз. В стране сохранялись феодально-патриархальные пережитки, крайняя неравномерность развития отдельных регионов страны.

В современной литературе существует несколько точек зрения по вопросу о том, каков был уровень экономического развития России накануне первой мировой войны. Первая. Россия перед войной не была отсталой страной. Это аграрно-индустриальная страна со средним уровнем развития. Ее доля в мировом хозяйстве в 1913 г. составляла 7 %. Вторая. В единой неорганической системе существовали капиталистические и докапиталистические, индустриальные и доиндустриальные формы хозяйствования. В этой неоднородности таился внутренний потенциал развития, но он не был реализован в связи с революцией. Третья. Россия была нищенской страной с отсталой, по меркам развитых стран, экономикой, но вышла на траекторию здорового экономического роста, а катастрофа 1914 г. и последующих лет прервали поступательное развитие России.


Сейчас читают про: