Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Трехстадийная концепция О. Конта




В европейском обществе в это время происходили интересные события. Капитализм благодаря индустриальной революции бурно развивался. Рост промышленных городов, обезземеливание крестьян, концентрация преступ­ности и проституции, торговля детьми, пауперизация и обнищание широ­ких масс происходили на фоне невиданного расширения политических прав прежде всего для средних слоев, а не только аристократии, как прежде. Окон­чание войны всех против всех, провозглашенное Гоббсом, так и не наступи­ло. Напротив, Францию сотрясли экономические кризисы, классовые схват­ки, политические перевороты. На коротком промежутке времени разыгры­вались глобальные общественные процессы. Сотрясаемое раздорами общество требовало не только бесстрастного диагноста, но и удачливого ле­каря. Такую функцию была призвана выполнить социология.

Французское общество в контовские времена остро чувствовало потреб­ность в ней. Уже в конце XVIII в. в научный обиход входит понятие «класс», заменившее собой расплывчатое «сословие». Французские историки вводят в употребление понятие классовой борьбы, которое описывает новую соци­альную структуру. А. Сен-Симон и Ш. Фурье первыми поставили проблему человеческого фактора в производстве. Не отрицая необходимости и пользы разделения труда в обществе, они, как Ж.Ж. Руссо, предлагали задуматься о

той гуманистической цене, которую приходится платить за технический прогресс.

Социологическая мысль явилась ответом на кризис динамично развива­ющегося европейского общества. Цель нового мышления — развить интел­лектуальные инструменты, которые сделали бы социальные отношения в обществе более прозрачными. Социо­логия родилась и выросла в быстро из­меняющемся мире: борьба за незави­симость в Европе и Америке, возрож­дение и падение Наполеона, расцвет Британской империи...

Именно в XIX в. мы видим широкое движение интеллигенции, причем во всех европейских странах, включая и Россию, в помощь социальным аут­сайдерам. Врачи проводят инспекции на предприятиях и описывают усло­вия труда, филантропы жертвуют деньги на помощь беднякам и сиротам, учи­теля дают бесплатные уроки и выявляют одаренных детей. Множащийся средний класс горел желанием улучшить ситуацию в обществе. Социология рождалась как наука об обществе и его трансформации. Если европейские пи­онеры социологии были философами, то американские — проповедниками и священниками. Это свидетельствует не только о романтическом ореоле за­рождения социологии, но и о том утопическом проекте, который был выб­ран в качестве некой теоретической платформы. Судя также по русской ли­тературе (вспомнить хотя бы Базарова из романа «Отцы и дети» И. Тургене­ва), XIX в. был весьма деятельным: все что-то улучшали, изменяли, преобразовывали. О. Конт, создавая новую науку, мечтал сделать ее разно-




видностью научной религии, приняв которую, правители смогут править в соответствии с объективными и надежными законами.

Только тогда и могла появиться социология. Она возникла как идеоло­гия среднего класса, изменив традиционные ценности и привнеся в европей­скую культуру нечто новое — социальный утилитаризм. В этом учении инте­ресы общества уже доминировали над индивидуальной выгодой. Целью со­циального утилитаризма у Сен-Симона и Конта явилась общественная солидарность (консенсус). Конт призывал к созданию нового типа социализ­ма, где сплоченность общества достигалась всеобщим стремлением всех людей к идеалам науки, превращением научного знания в новую разновид­ность религии. Жрецами современного общества должны были выступить ученые, вооруженные позитивным знанием об устройстве общества. Здесь стоит вспомнить древнегреческого философа Платона, который призывал установить над обществом власть просвещенных философов, вооруженных всеми необходимыми знаниями и определенным образом воспитанных.

Опост Конт (1798—1857), назвавший новую науку социологией, в своем творчестве руководствовался идеалами прогресса, политической и экономи­ческой свободы, надеждой на то, что с помощью науки и просвещения мож­но решить все социальные проблемы. На вопрос о том, как вылечить боль­ное общество, Конт отвечал просто: надо создать такую же точную и объек­тивную науку об обществе, какой является естествознание. Открытые наукой законы общества необходимо преподавать в школах и университетах, чтобы просветить людей, научить тому, как следует правильно и разумно строить свои взаимоотношения. В этом отношении он был близок к просветителям.



Создавая новую науку, Конт рассуждал примерно так. Чтобы познать общество во всем многообразии его проявлений, философии уже недостаточ­но. Нужна специальная наука, которая занималась бы обществом не наряду с другими вопросами, а специально, посвятив все внимание только ему. А чтобы новая наука об обществе как самостоятельное знание состоялась, ей нужно отказаться от философского метода познания и придумать свой соб­ственный. Но вначале, пока своих методов нет, социология должна заимство­вать у естествознания такие методы, как наблюдение, эксперимент и срав­нительный анализ.

В созданной им классификации наук социология считалась самым слож­ным, труднопостигаемым видом знания. Она выступала как фундаменталь­ная наука о законах общества, которое есть высшая реальность, подчиняю­щаяся только естественным законам. Историю творят не великие личности, а объективные законы. Индивид — скорее абстракция. Общество — это все человечество или какая-то его часть, объединенная консенсусом (всеобщим согласием). Историки находят у Конта зачатки того, что впоследствии ста­ли называть системным подходом.

Конт преклонялся не только перед социологией, но и перед человечес­ким обществом, которое она призвана описывать. Для него отдельный ин­дивид — почти ничто. Общество состоит не из отдельных индивидов, а из социальных систем. Посредствующим звеном между индивидом и обществом выступает семья, и семейная связь совсем иной природы, нежели социальная Учение Конта состояло из двух частей — социальной статики, описываюшей законы существования, и социальной динамики, описывающей законы и эта­пы изменения общества.

Говоря о социальной статике, Конт отвергал рыночную конкуренцию, полагая, что она развивает в человеке самые худшие, эгоистические черты. Он считал разделение труда внутренней пружиной прогресса, но отрицатель­но относился к социальным последствиям. Одно из них — специализация труда, превращающая человека в однобокого уродца. Разделение труда и конкуренция как бы выворачивают социальные отношения наизнанку: они развивают только чувство профессиональной солидарности. Оно объединя­ет лиц одной профессии, но заставляет с враждебностью относиться к лицам другой. Возникают замкнутые корпорации типа мафиозных организаций (клан или каста). Концепция перерастания профессиональной солидарнос­ти в солидарность корпоративную актуальна и сегодня. Она хорошо описы­вает феномен круговой поруки и организованную преступность.

Разрушение общественного порядка может приостановить государство. Только оно может использовать всю мощь политической власти, чтобы вос­становить социальную солидарность и политическое единство общества.

Воистину, государство — блюститель социального порядка. Ему надо разре­шить вмешиваться в экономическую и социальную сферы общества, но не в моральную. Конт исповедовал принцип разделения моральной и по­литической власти. Он высоко ценил Средневековье именно за то, что в ту эпоху четко соблюдалось разделение власти между церковью (мораль) и го­сударством (политика). Это — единственное средство удержать общество от интеллектуального и морального террора, в который неизбежно впадает вся­кое правительство, когда развитие мысли ставится в зависимость от поли­тической выгоды.

Индивид должен почитать общество как высшее существо, которому он всем обязан. Подчинение ему — священный долг каждого гражданина. Это не подчинение Богу или государству, это подчинение одного всем. Основ­ной этический принцип общественной жизни — «жизнь для других». Таков принцип единства альтруизма и консенсуса. На его основе Конт мыслил, как и Платон, перестроить человеческое общество. Совокупность своих утопи­ческих рекомендаций он назвал программой создания «позитивной религии». В области социальной динамики О.Конт сформулировал основной закон общественного прогресса — закон трех стадий, по которому стадии разви­тия общества соответствуют стадиям развития человеческого ума.

Первую теологическую, или фиктивную, стадию, охватывающую древ­ность и раннее Средневековье (до 1300), Конт делил на три периода — фети­шизм, политеизм и монотеизм. При фетишизме люди приписывали жизнь окружающим предметам и видели в них богов, при политеизме (Древняя Греция и Рим) обожествлялись природные явления. Эпоха монотеизма — эпоха христианства.

Метафизическую стадию (с 1300 по 1800) Конт рассматривал как переход­ную, для которой характерно разрушение старых верований — фундамента общественного порядка. Важнейшие события этой эпохи — Реформация, Французская революция. Им сопутствовало распространение критической философии, приведшей к упадку авторитетов. Общество, погруженное в анархию, нуждается в новой идеологии, выполняющей интегрирующую роль.

Такова, по Кошу, философия позитивизма, знаменующая наступление третьей стадии — позитивной. О вступлении в позитивную эру свидетельству­ют распространение наук, рост их общественного значения, развитие про­мышленности, гармоничное развитие всех элементов социальной жизни Если для общества, находящегося на метафизической стадии, наиболее важ­ной является фигура юриста, то в индустриальном обществе на первый план выдвигаются ученые и промышленники. (Интересно, на какой стадии тогда находилась Россия в 1990-е гг., когда конкурс в юридические вузы превы­шал все мыслимые и немыслимые пороги?)

Контовская теория трех стадий развития общества сейчас воспринимается как музейный экспонат, с которым вынуждены знакомиться студенты, изу­чающие «Историю социологии». Но Конт совершил поистине революцион­ный переворот в социологии как науке об обществе, определил ее предмет и методы. По его мнению, наука должна раз и навсегда отказаться от философ­ских спекуляций и заняться реальным делом. Мы не можем выдумывать, предписывать или устанавливать законы природе, утверждает Конт. Все, на что способен настоящий ученый, изучающий общество (и потому именуе­мый социологом), это — наблюдать, регистрировать и систематизировать факты и на этой основе выявлять определенные закономерности. Правда, на практике Конт не провел ни одного социологического опроса, никогда не занимался научным наблюдением и не проводил контент-анализ. Он был философом, разочаровавшимся в философии, потому что она не способна объяснить общество, в котором Конту пришлось жить и пропагандировать свои идеи. Он не очень тщательно собирал исторические факты и больше грезил о будущем состоянии общества, стремясь превратить социологию в его главную религию.

Не только учение Конта, но и французская социология в целом была тес­но связана с пророчеством. Об этом документально засвидетельствовал Ф. Мануэль в книге «Пророки Парижа»7. Наука о «социальном человеке» ро­дилась в узком кругу французских интеллектуалов-утопистов (Тюрго, Кон-дорсе, Сен-Симон, Фурье, Конт), которые, подобно античным философам-перипатетикам, создавали новые идеи в неформальном общении и дружес­ких беседах — в небольших кафе, домашних гостиных, на улице. Происходило это в конце XVIII — начале XIX в.

Восхищенные техническими достижениями научного прогресса, они ве­рили, что история складывается из человеческих поступков и движется энер­гией разума, что социальный порядок можно изменить теми методами, ка­кие они использовали при свершении революции в физических науках. Люди все больше тянутся к знаниям, и это превращается в мощное социальное движение. Человечество движется от теологической фазы к позитивной че­рез метафизическую. Социология становится царицей социальных наук.

По данным Мануэля, французские утописты разработали практическую программу позитивной научной религии. Первосвященнику, в роли кото­рого мыслился Конт, подчинялись национальные пророки-социологи, ре­ализующие идеалы переустройства общества на принципах гуманизма в каждой европейской стране. Им подчинялись низшие чины, выполнявшие работу на местах. Получалась сложная иерархическая система, подобная

7 Manuel F.E. The Prophets of Paris. Harvard, 1962.

Римской католической церкви. Всего предполагалось подготовить 20 тыс. позитивистских священников, одного на 10 тыс. европейских семей. Со­глашаясь с мнением Мануэля, Р. Фридрихе полагает, что в своих сочине­ниях Конт настойчиво проводит мысль о социологе как священнике. Но своей жизнью, практическими шагами он демонстрирует иной образ: со­циолога как пророка8.

Не только Конт, но и другие утописты рассуждали подобным образом. Каждый из них видел в себе мессию, который прибыл на Землю, чтобы спа­сти людей. Сен-Симон воображал себя не кем иным, как перевоплотившимся Сократом, Конт предпочитал связывать свой образ с именем св. Павла9.

В отличие от немецких социологов французские мыслители, пророчество­вавшие по поводу социальной науки, не были академическими философа­ми. Для них любое действие было связано не с практикой, а с теорией. Они были глубоко верующими людьми: знали, каким хотят видеть будущее уст­ройство мира, и свои знания часто выражали в социальных манифестах. По­добно израильским мудрецам, они не были пророками в своем отечестве. Конта при жизни не читали на родине. Позитивизм получил признание и

опору в Англии благодаря проявленному к нему интересу со стороны Джона Стюар­та Милля и Герберта Спенсера. Конта чи­тали в конце XIX в. многие интеллектуа­лы в России. Позитивизм оказал особое влияние на М. Ковалевского. Небольшие кружки интеллигентов поддерживали по­зитивизм в Голландии, Италии, Швеции и США. Но очень ограниченное влияние он оказал на Э. Дюркгейма. Конта почита­ли в Латинской Америке. В Бразилии его считали официальным философом, а на изображенном на национальном флаге гербе красовался девиз «позитивистской церкви» Конта — «Порядок и Прогресс». Подчеркивая роль конкретных методов в познании, Конт тем не менее оставался представителем прошлого — поколения социальных философов, создающих всеобщие законы человечества. Только через 50 лет (в конце XIX в.) появилось первое поколение современных со­циологов. Лидерами его стали всемирно известные ученые Э. Дюркгейм и М. Вебер. Поколение Вебера и Дюркгейма сделало шаг вперед; оно доказа­ло, что историю творят не великие личности, абсолютные идеи или безлич­ные законы, а рядовые люди, обладающие мотивацией, интересами, потреб­ностями и ценностными ориентациями, что история и биография приобре­тают значение, только будучи пропущены через призму общественных отношений.

Оставаясь главным героем, индивид тем не менее растворился в социаль­ном типе — в «капиталисте», «пролетарии» и «буржуа» К. Маркса, «протес-

l Friedrichs R.E. A Sociology of Sociology. N.Y., 1970. P. 70. Ibid. P. 71.

танте», «бюрократе» и «политическом лидере» М. Вебера. Уникальная лич­ность, герой исторических биографий и мемуаров уступил свое место иде­альному типу. Типичный индивид стал прекрасным инструментом сравни­тельно-исторических и кросс-культурных исследований. Отдаленные тыся­челетиями Александр Македонский и Наполеон превратились в действующих лип одной драмы под названием «цезаризм», являя идеальный тип цезарита. Если историк чтит неприкосновенность хронологического ус­тройства Вселенной, размещая уникальные личности и события по своим гнездам-эпохам, то для социолога все эти македонские, цезари и гитлеры, в какое бы время они ни жили, выступают иллюстрациями понятий «полити­ческий лидер», «авторитарное правление», «цезаризм». Дюркгейм и Вебер широко оперировали эмпирическими данными, изучая один проблему са­моубийства, а другой — профессиональной мобильности.

Еще дальше пошел Р. Парк, создатель Чикагской школы. Будучи журна­листом, он описывал особенности поведения обитателей трущоб. Он изучат социальные типы там, где обитают их живые воплощения: преступников — в подвалах, китайских крестьян — в деревенских лачугах, соплеменников отважного Робин Гуда - в непроходимых лесах, ковбоев — на Диком Запа­де, последователей Аль Капоне и Анастази — на улицах больших городов.

Поколение Конта и Спенсера постепенно уступило место поколению эмпириков, изучавших все более узкие проблемы: преступные группировки, малые группы, городские агломерации, расовые отношения и т.д. Активно использовались статистика и собственные методы, разработанные для целей эмпирического исследования. Европейская интеллигенция искренне инте­ресовалась положением малоимущих слоев населения, поэтому активно про­водились регулярные обследования фабрик и заводов, детских приютов и городских кварталов, переписи населения. Зародилась социальная статистика как неотъемлемая черта европейской культуры. Она требует тысячи анкет­ных опросов, поэтому развиваются методика, техника и методология эмпи­рического исследования.





Дата добавления: 2015-05-15; просмотров: 840; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент - человек, постоянно откладывающий неизбежность... 10069 - | 7166 - или читать все...

Читайте также:

 

54.145.45.143 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.004 сек.