double arrow

Преобразований 1949—1952 гг


Завершение буржуазно-демократических

Окончание гражданской войны. Строительство новой государственной власти

Победа революционных сил Китая в народно-освободительной войне и провозглашение 1 октября 1949 г. Китайской Народной Республики означали, что главный вопрос всякой революции — вопрос о власти был решен в пользу единого народно-демократического фронта, руководимого КПК- Однако многие задачи буржуазно-демократической революции, особенно в сфере социально-экономических преобразований, не были выполнены ко времени провозглашения КНР. Между тем в Китае эти задачи не могли быть решены «попутно», как это произошло в России, где социалистическая революция доделывала то, что не было выполнено революцией буржуазно-демократической. Китай (в отличие от России 1917 г.) оставался к 1949 г. полуфеодальной страной с господством помещичьего землевладения и слаборазвитой промышленностью; на территории, подвластной гоминьдану, одним из определяющих факторов было влияние империалистов США. КПКв своей революционной борьбе долгие годы опиралась главным образом на крестьянство, базировалась на сельские местности, была оторвана от промышленных центров. Все это привело к тому, что в Китае период перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую затянулся на несколько лет (от образования КНР до конца 1952 г., когда в основном была закончена аграрная реформа). Этот переход произошел в Китае в условиях, когда у власти находились народнодемократические силы во главе с КПК.




После провозглашения Китайской Народной Республики первоочередными задачами революционных сил были завершение разгрома гоминьдановских войск, установление народной власти в южных и западных районах и на островах, борьба с контрреволюционными бандами и создание аппарата новой государственной власти взамен ликвидированных гоминьдановских органов управления. 14 октября 1949 <г. наступавшие в Южном Китае части НОА заняли г. Гуанчжоу, где находилось после освобождения Нанкина гоминьдановское правительство. Его главари бежали в крупнейший центр Юго-Западного Китая — г. Чунцин — и на о-в Тайвань. В том же месяце войска 1-й полевой армии НОА (северо-западный фронт) вступили в Синьцзян. В ноябре 2-я и 4-я полевые армии, возобновив 'наступление в Юго-Западном Китае, освободили провинции Гуйчжоу и Гуанси. 30 ноября части НОА взяли г. Чунцин (пров. Сычуань). После этого власти соседних провинций Юньнань и Сикан заявили о разрыве с Чан Кай-ши и подчинении Центральному народному правительству. К концу декабря разгром гоминь-


дановских войск на юго-западе был завершен. Весной 1950 г. части НОА заняли о-в Хайнань (в апреле) и Чжоушаньские острова (к югу от Шанхая, в мае). Таким образом, к середине 1950 г. была освобождена почти вся территория Китая, кроме Тибета, Тайваня и некоторых небольших островов.



В течение первых пяти лет существования КНР временным Основным законом государства служила Общая программа Народной политической консультативной конференции. В этом документе КНР определялась как «государство новой демократии», которое «ведет борьбу 'против империализма, феодализма, бюрократического капитала». Таким образом, задачами нового государства, согласно Общей программе, было завершение задач буржуазно-демократической революции. Государственная власть характеризовалась как демократическая диктатура народа — власть «народного демократического единого фронта рабочего класса, крестьянства, мелкой буржуазии, национальной буржуазии и прочих патриотических демократических элементов, основанного на союзе рабочих и крестьян и руководимого рабочим классом». Эта формулировка была ближе к истине, нежели та, которую впоследствии, в 1956 г., предложило руководство КПК на VIII съезде партии (что государственная власть в Китае с 1949 г. представляет собой одну из форм диктатуры пролетариата). Но и в определении 1949 г. не все соответствовало действительности. Под руководящей ролью рабочего класса подразумевалось руководство КПК. Однако в самой КПК рабочий класс не играл определяющей роли. Удельный вес рабочих среди всех членов партии был весьма невелик — всего лишь несколько процентов (даже в наиболее промышленно развитом Северо-Восточном Китае рабочие составляли 7% членов партии). В партийном аппарате (среди «кадровых работников») рабочих насчитывалось только 0,5%. Все это мешало рабочему классу осуществлять руководство государством. В КПК шла борьба — то скрытая, то открытая — между марксистско-ленинским, интернационалистским направлением и националистической группой Мао Цзэ-дуна.



Высшим органом государственной власти в КНР было (до избрания в 1954 г. Всекитайского собрания народных представителей) Центральное народное правительство, состоявшее из Центрального народного правительственного совета и избираемых им Государственного административного совета (высший исполнительный орган), Народнореволюционного военного совета, Верховного народного суда и Верховной народной прокуратуры. Председателем Центрального народного правительства был Мао Цзэ-дун, являвшийся одновременно главой Центрального народного правительственного совета и Народно-революционного военного совета. Премьером Государственного административного совета был назначен Чжоу Энь-лай. В структуре Центрального народного правительства были отражены взгляды Сунь Ят-сена о «конституции пяти властей» (законодательной, исполнительной, судебной, контрольной и экзаменационной).

В органах власти руководящее положение занимала КПК; в них участвовали представители буржуазных партий, входивших в единый народно-демократический фронт, и беспартийные деятели. Так, среди шести заместителей председателя Центрального народного правительства было три коммуниста (Лю Шао-ци, ЧжуДэ и Гао Ган) и три некоммуниста (вдова Сунь Ят-сена — Сун Цин-лин, председатель Революционного комитета гоминьдана Ли Цзи-шэнь и председатель Демократической лиги Китая Чжан Лань). Помимо них членами Центрального народного правительственного совета было еще 56 человек, из них 26 —

28*


некоммунисты. Представители буржуазии возглавляли некоторые министерства, входили в состав Народно-революционного военного совета, председателем Верховного народного суда был один из лидеров Демократической лиги Китая, Шэнь Цзюнь-жу. Среди буржуазных политиков были не только сторонники социального прогресса Китая, но и такие деятели, которые, выступив в свое время против антинациональной политики Чан Кай-ши, не перешли на подлинно демократические позиции. В числе назначенных на руководящие посты находились Ли Цзи-шэнь, руководивший контрреволюционным переворотом в Гуанчжоу в апреле 1927 г., генерал Фу Цзо-и, долгие годы воевавший против Народно-освободительной армии и капитулировавший ь январе 1949 г. с войсками в районе Пекина. В середине 60-х годов привлечение буржуазных националистов в качестве своих союзников дошло до открытого братания с одним из лидеров чанкайшистской реакционной клики, Ли Цзун-жэнем. По прибытии из США ему была устроена пышная встреча, он неоднократно выступал с восхвалением Мао Цзэдуна и поношением Советского Союза.

В привлечении в 1949 г. к участию в органах власти представителей китайской буржуазии сказались две тенденции: позитивный курс КПК на развитие единого народно-демократического фронта и использование частного капитала в интересах восстановления и развития экономики, с одной стороны, и стремление Мао Цзэ-дуна и его сторонников блокироваться со всеми возможными союзниками на националистической великодержавной основе — с другой.

По мере продвижения НОА вводился военный контроль, который осуществлялся военно-административными комитетами городов, провинций и крупных административных районов. Хотя в состав этих органов входили представители комитетов КПК и различных общественных организаций, они создавались под руководством командования соединения Народно-освободительной армии, освободивших тот или иной район. В этом проявились слабая связь руководства КПК с рабочим классом, который мало привлекался к организации народно-демократической власти, а также особая роль, отводимая армии в маоцзэдуновской концепции революции и строительства нового Китая. Очевидно, сказалось и сильное влияние суньятсеновской схемы трех периодов перехода к демократии (военное правление, политическая опека народа со стороны гоминьдана, конституционное правление).

В крупных районах военно-административные комитеты возглавляли командующие или комиссары полевых армий (фронтов): Северо-Западный Китай — командующий 1-й полевой армией Пэн Дэ-хуай; ЮгоЗападный Китай — командующий 2-й полевой армией Лю Бо-чэн; Центрально-Южный Китай — командующий 4-й полевой армией Линь Бяо; Восточный Китай — комиссар 3-й полевой армии Жао Шу-ши. В Северо-Восточном Китае, освобожденном в 1947—1948 гг., было создано Народное правительство во главе с членом Политбюро ЦК КПК, заместителем председателя Центрального народного правительства КНР Гао Ганом. Провинции Северного Китая подчинялись непосредственно Государственному административному совету. Военно-административные комитеты крупных районов имели широкие полномочия, вплоть до принятия временных законоположений.

В районах, населенных некитайскими национальностями, местные органы власти также подчинялись вышестоящим военно-административным комитетам. В программных установках КПК отсутствовало ленинское требование права наций на самоопределение вплоть до отделения. Этот факт свидетельствовал о великодержавном уклоне, свой-


ственном Мао Цзэ-дуну и его сторонникам в руководстве КПК. В то же время нельзя было игнорировать национальный вопрос, играющий большую роль в жизни КНР, где некитайские национальности (уйгуры, тибетцы, монголы, дунгане, чжуан, корейцы и др. — по официальным данным 1953 г., 6% населения) проживали на обширной территории западной, южной и северо-восточной части страны (60% территории КНР). Общая программа Народной политической консультативной конференции предусматривала установление равноправия всех национальностей, введение местной национальной автономии и учреждение органов национального самоуправления или многонациональных правительств в районах совместного проживания. В первые годы существования КНР были созданы национальные автономные административные единицы — уезды, округа, а также автономный район Внутренняя Монголия (еще в 1947 г.). В дальнейшем было образовано несколько автономных районов: Синьцзян-Уйгурский, Гуанси-Чжуанский, Нинся-Хуэйский (дунганский).

В 1950 г. части Народно-освободительной армии начали наступление с целью воссоединения Тибета с Китаем. В результате переговоров между представителями Центрального народного правительства и тибетскими властями 23 мая 1951 г. было достигнуто соглашение о мирном освобождении Тибета.

В задачу органов военного контроля входило установление общественного порядка, налаживание хозяйства, помощь в организации народных масс, подготовка условий для осуществления аграрной реформы и других социальных преобразований, подавление контрреволюции, В 1950—1951 гг. руководящие органы КНР издали ряд директив о подавлении контрреволюционной деятельности. В Китае развернулась кампания по ликвидации гоминьдановских, помещичьих и уголовных банд и организаций. За два года было уничтожено множество таких формирований, в целом насчитывающих около 2 млн. участников. Движение по подавлению контрреволюции способствовало укреплению народно-демократического строя, особенно в то время, когда китайский народ принимал участие в войне против американских империалистов в Корее. Но при этом были допущены ошибки, которые на VIII съезде КПК тогдашний министр общественной безопасности КНР Ло Жуй-цин охарактеризовал как правоуклонистские и левацкие. Первые получили распространение до октября 1950 г. (видимо, до указания ЦК КПК 10 октября 1950 г. о решительном подавлении контрреволюции и до включения китайских народных добровольцев в войну в Корее 25 октября 1950 г.) и заключались в «безгранично великодушном отношении к контрреволюционерам». Вторые (имевшие место в 1951 г.) заключались в том, что «были арестованы люди, которых можно было арестовывать и не арестовывать, а также было казнено незначительное число контрреволюционеров, которых можно было и казнить и не казнить; иногда по ошибке арестовывались отдельные честные люди».

По мере наведения общественного порядка и решения других неотложных задач органы военного контроля на местах передавали власть местным народным правительствам, которые избирались на конференциях представителей всех слоев населения. Участниками этих конференций, созываемых в 1950—1952 гг., были люди, назначаемые вышестоящими правительственными органами или избранные различными слоями населения, а также представители различных партий и организаций. Конференции представителей всех слоев населения и избранные ими правительства являлись местными органами власти до всеобщих выборов 1953—1954 гг.


Руководство государственным строительством, как и другими сторонами жизни КНР, осуществлял ЦК Коммунистической партии Китая. К моменту провозглашения Китайской Народной Республики КПК была массовой партией, которая имела свои вооруженные силы, руководила единым народно-демократическим фронтом, пользовалась влиянием на широкие слои народа. Партия быстро росла численно: перед образованием КНР она насчитывала 3,5 млн. человек, а в июне 1951 г. — 5,8 млн. Как указывалось в документе КПК в середине 1950 г., «большинство новых членов партии проявляет идеологическую неустойчивость и недисциплинированность и не получило соответствующей подготовки. Среди многих старых членов партии и даже среди старых руководящих работников наблюдаются признаки зазнайства и высокомерия». В связи с этим Всекитайское совещание 1951 г. по организационно-партийной работе и 3-й пленум ЦК КПК постановили провести чистку партии.

Решение о чистке партии было направлено на улучшение состава и повышение боеспособности КПК. Однако в руководстве КПК шла скрытая борьба между приверженцами мелкобуржуазно-националистического курса и сторонниками пролетарско-интернационалистской линии, хотя эти группы не были четко оформлены. И те и другие считали необходимой чистку партии, но при этом ставили разные цели. В то время как интернационалисты хотели добиться очищения КПК от классово чуждых, карьеристских, разложившихся элементов, Мао Цзэ-дун и его сторонники стремились использовать чистку для закрепления в партии и стране культа личности, антидемократических, командных методов руководства, идеологических проработок и массовых репрессий. В связи с этим чистка КПК 1951 г. привела как к положительным, так и отрицательным результатам.

По неполным данным, относящимся к февралю 1953 г., из КПК было исключено или выбыло 10% ее состава. Часть из них была исключена за свою пассивность и отсталость, другие вышли из партии вследствие своей неподготовленности. Из КПК изгонялись также разложившиеся элементы, обюрократившиеся члены партии, носители кулацкой идеологии в деревнях. Однако одновременно в КПК и по всей стране была развернута широкая кампания прославления Мао Цзэ-дуна и его «идей», создания культа вождя, нетерпимости к любому критическому замечанию или сомнению в непогрешимости Мао Цзэ-дуна, в правильности его высказываний и действий.

Таким образом, некоторые особенности КПК, связанные со спецификой ее развития в предшествующие годы, затрудняли проявление инициативы народных масс в решении задач, стоявших перед страной. К ним относилось прежде всего преобладание в партийной и государственной работе военно-административных методов и связанное с этим чрезмерное расширение слоя «кадровых работников» (ганьбу), т. е. партийных функционеров, обычно совмещавших партийные и административные функции на различных уровнях.

Культ личности Мао Цзэ-дуна, усиленно насаждавшийся в партии с конца 30-х годов, отрицательно влиял на боеспособность и идейную стойкость КПК.

Преобладание в партии крестьян и представителей мелкобуржуазных городских слоев создавало благоприятную социальную базу для отхода от марксизма-ленинизма, недооценки роли рабочего класса, пренебрежения принципами пролетарского интернационализма.

Но одновременно на характер и политику КПК воздействовали и позитивные факторы: популярность идеалов социализма, влияние


авторитета Советского Союза, наличие в партии и ее руководстве интернационалистических сил. Именно поэтому вопреки позиции мелкобуржуазно-националистических элементов в руководстве КПК определился выбор социалистической перспективы развития и ориентации на дружбу с СССР.

Внешняя политика. Отношения с СССР

Империалистические государства пытались изолировать Китайскую Народную Республику и организовать экономическую блокаду Китая, чтобы в конце концов добиться восстановления своего господства. Но эти планы были сорваны последовательно интернационалистической политикой Советского Союза, народы которого, как и в прошлом, пришли на помощь китайскому народу. Уже 2 октября 1949 г. Советское правительство заявило о признании Центрального народного правительства и установлении дипломатических отношений между обеими странами. В результате переговоров 14 февраля 1950 г. в Москве был подписан Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР. Договор предусматривал совместные действия Советского Союза и Китая «в целях недопущения 'повторения агрессии и нарушения мира со стороны Японии или любого другого государства, которое прямо или косвенно объединилось бы с Японией в актах агрессии»; обе стороны обязались не участвовать в каких-либо действиях, направленных против другой стороны, консультироваться по всем важным международным вопросам, развивать и укреплять экономические и культурные связи. в соответствии с принципами уважения государственного суверенитета и территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела другой стороны.

Одновременно были подписаны соглашения о безвозмездной передаче Советским правительством правительству КНР всех своих прав по совместному управлению Китайской Чанчуньской железной дорогой (КЧЖД), а также о выводе советских войск из военно-морской базы Порт-Артур и передаче сооружений -в этом районе Китаю. Министры иностранных дел СССР и КНР обменялись нотами о том, что оба правительства констатируют полную обеспеченность независимости Монгольской Народной Республики в результате референдума 1945 г. Обмен нотами был произведен также относительно безвозмездной передачи Советским правительством КНР имущества, приобретенного советскими организациями у японских собственников в Северо-Восточном Китае, а также всех зданий бывшего военного городка в Пекине. В тот же день было заключено соглашение о предоставлении Советским Союзом Китаю на льготных условиях (из 1 % годовых) долгосрочного кредита в размере 300 млн. ам. долл. (1200 млн. руб. по тогдашнему курсу) для оплаты поставок из СССР оборудования и материалов, необходимых Китаю для восстановления и развития экономики.

Советско-китайский договор и соглашения от 14 февраля 1950 г. имели большое значение для противодействия империалистической политике военных авантюр на Дальнем Востоке и во всем мире, для развития дружественных отношений, экономических и культурных связей между обоими государствами, для решения задач китайского народа по подъему хозяйства, укреплению обороноспособности, развитию культуры. Советский Союз последовательно выполнял свои обязательства. Права СССР по совместному управлению КЧЖД были переданы Китаю к концу 1952 г. В связи с заключением в 1951 г. сепаратного мир-


ного договора между Японией и США по инициативе правительства КНР в сентябре 1952 г. был произведен обмен нотами о продлении срока вывода советских войск из Порт-Артура. Эта военно-морская база полностью перешла к КНР после прекращения в 1953 г. войны в Корее и заключения в 1954 г. Женевских соглашений по Индокитаю. В мае 1955 г. завершился вывод советских войск из Порт-Артура.

Неуклонно возрастала советская экономическая помощь Китаю, ему были предоставлены крупные кредиты. В КНР отправились тысячи советских специалистов, чтобы помочь трудящимся Китая в восстановлении хозяйства и создании новых отраслей промышленности, развитии транспорта, закладке основ индустриализации страны, подготовке кадров, реорганизации системы высшего образования, налаживании планирования. Богатый советский опыт бескорыстно передавался китайскому народу.

Для укрепления КНР большое значение имела морально-политическая и дипломатическая поддержка, оказанная Советским Союзом, его борьба за восстановление прав КНР в ООН. Особо важную роль сыграла интернационалистическая позиция СССР во время войны в Корее. Эта война была спровоцирована американским империализмом в июне 1950 г. Сразу после начала корейской войны американский 7-й флот был направлен в Тайваньский пролив, чтобы воспрепятствовать воссоединению с-ва Тайвань с Китайской Народной Республикой. Осенью 1950 г. войска американских интервентов развернули наступление в Корее, перешли 38-ю параллель и двинулись на север к корейско-китайской границе. С конца августа американская авиация начала бомбардировку китайских городов. В этих условиях правительство КНР 25 октября 1950 г. направило в Корею первые отряды народных добровольцев для борьбы против американских интервентов. После месяца оборонительных боев Народная армия КНДР и отряды китайских народных добровольцев, которыми командовал Пэн Дэ-хуай, перешли в контрнаступление, освободили Северную Корею. В дальнейшем линия фронта стабилизировалась в районе 38-й параллели.

Война в Корее вызвала в КНР широкое массовое движение за отпор американскому империализму. На фронт отправлялись подарки, в стране был организован сбор средств на приобретение оружия, развертывалось соревнование за увеличение выпуска продукции и соблюдение режима экономии.

Большую материальную и моральную помощь корейскому народу и китайским добровольцам в сопротивлении американскому империализму и его союзникам оказал Советский Союз, направляя оружие, боеприпасы, горючее, продовольствие, медикаменты. По просьбе китайского правительства в Маньчжурию были переброшены советские авиационные соединения, которые защитили промышленные центры от налетов авиации США. В июне 1951 г. СССР внес предложение о мирном урегулировании корейского конфликта. Переговоры о прекращении военных действий продолжались два года и закончились подписанием в июле 1953 г. соглашения о перемирии в Корее. В последующие годы отряды китайских добровольцев возвратились на родину.

Советская политика последовательной и всесторонней поддержки КНР была важным фактором, приведшим к срыву попыток США дипломатически изолировать Китай. В 1949—1950 гг. вслед за странами народной демократии КНР признали Индия, Пакистан, Индонезия, Бирма, Цейлон, Афганистан, а также Англия и некоторые другие капиталистические страны.

В целом внешняя политика КНР в первые годы после победы


народной революции была антиимпериалистической, прогрессивной. Однако уже в эти годы обнаружились первые признаки стремления к гегемонизму группы Мао Цзэ-дуна. Так, в декабре 1949 г. маоисты выдвинули на профсоюзной конференции стран Азии и района Тихого океана претензии на роль лидера азиатских народов. Они пытались навязать свой опыт коммунистическим партиям стран Южной и ЮгоВосточной Азии.

Аграрная реформа

Одной из главных предпосылок быстрого оздоровления экономики и финансов КНР была аграрная реформа. После обсуждения III пленумом ЦК КПК проект закона об аграрной реформе был одобрен Национальным комитетом Народной политической консультативной конференции, утвержден Центральным народным правительственным советом и 30 июня 1950 г. вступил в силу. Цель реформы заключалась в том, чтобы освободить производительные силы, развивать сельскохозяйственное производство и проложить путь к индустриализации нового Китая. Земля, скот, инвентарь, дома и другое имущество помещиков передавалось в частную собственность безземельным и малоземельным крестьянам. Конфискации подлежали также земли храмов, монастырей, школ и другие, которыми распоряжались помещики. Земли кулаков, если они ее обрабатывали сами или с помощью наемной силы, не изымались. Если же кулак сдавал большую часть своей земли в аренду, то эту часть реквизировали.

Таким образом, после победы революции КПК изменила свою политику в отношении кулачества по сравнению с периодом гражданской войны 1946—1949 гг., когда излишки земли у кулаков отбирались. Это объяснялось потребностями развития сельскохозяйственного производства, задачей укрепления союза с середняком и нейтрализации кулачества в борьбе за ликвидацию помещичьего землевладения. Распределение земли осуществлялось по едокам. Помещикам оставляли земельные участки, равные среднему крестьянскому наделу в данной местности, чтобы они могли обеспечить своим трудом существование семьи. Пустоши, необрабатываемые склоны гор, крупные оросительные системы, реки, озера, леса, крупные чайные, бамбуковые, тунговые, шелковичные плантации, а также недра национализировались.

Органами проведения аграрной реформы на местах были крестьянские союзы, численность которых быстро увеличивалась. В проведении реформы участвовали многочисленные бригады, направлявшиеся парторганизациями из городов в помощь крестьянским союзам. Были созданы специальные суды, чтобы подавлять деятельность помещиков, гоминьдановских агентов, других контрреволюционеров против аграрной реформы. Эта мера объяснялась тем, что помещики организовывали убийства активистов, запугивали крестьян, пытались скрыть данные о размерах землевладения, т. е. всячески сопротивлялись проведению аграрных преобразований.

Большая организаторская и агитационная работа КПК, непосредственное участие широких масс крестьянства обеспечили завершение аграрной реформы в намеченный срок — к весне 1953 г. Всего (с учетом результатов аграрной реформы, проводившейся во время гражданской войны) китайские крестьяне получили 47 млн. га земли, избавились от необходимости вносить ежегодно помещикам 30 млн. т зерна в качестве арендной платы.

В результате проведения аграрных преобразований в Китае про-


изошли крупные социальные сдвиги. Ликвидация помещичьего землевладения подорвала силы этого эксплуататорского класса. Это означало конец фактической власти помещиков в деревнях, т. е. устранение наиболее сильной опоры контрреволюции. Были серьезно ослаблены влияние и экономическая мощь кулачества (прежде всего, кулаков «старого типа», тесно связанных с феодальными отношениями в деревне, с помещиками). Усилилось влияние коммунистической партии в массе крестьян, добившихся осуществления своих вековых чаяний о земле. Были созданы условия для увеличения сельскохозяйственного производства и расширения внутреннего рынка, следовательно, для развития промышленности. Появились возможности для роста первичных форм кооперации — групп трудовой взаимопомощи.

Аграрная реформа, улучшив материальное положение крестьян, все же не могла обеспечить >им устойчивое благосостояние. Возникли новые проблемы, связанные с нехваткой в одних хозяйствах рабочих рук, в других — скота или орудий и т. д. Частная собственность на землю давала возможность стихийному развитию капитализма в китайской деревне с присущей ему классовой дифференциацией — утратой земли на одном полюсе и обогащением на другом. Чтобы не допустить укрепления капиталистических отношений в деревне, помочь крестьянам оправиться с трудностями и начать подготовку к будущим социалистическим преобразованиям, КПК призвала крестьян создавать группы трудовой взаимопомощи.

15 декабря 1951 г. ЦК КПК принял проект постановления о трудовой взаимопомощи и сельскохозяйственной производственной кооперации, который проводился в жизнь на местах в опытном порядке. 15 февраля 1953 г. он был с некоторыми поправками принят как официальное постановление ЦК КПК. Этот документ содержал указания о временных и постоянных группах трудовой взаимопомощи; в них сохранялась частная собственность на землю, другие средства производства и на урожай, но крестьяне оказывали друг другу помощь рабочей силой, скотом, сельскохозяйственными орудиями, чтобы справиться с трудностями в период обработки полей, сева, сбора урожая и других работ. В отличие от временных трупп, создававшихся на один год, постоянные группы трудовой взаимопомощи охватывали значительное число хозяйств, они имели небольшой общественный фонд (совместно приобретенные орудия и рабочий скот).

Более высокой формой были сельскохозяйственные производственные кооперативы полусоциалистического типа, в которых земля оставалась в частной собственности членов кооператива, но использовалась как единое целое, а распределение доходов осуществлялось частично по труду, частично по земельному паю.

К началу 1953 г. в группах взаимопомощи было объединено более 40% крестьянских хозяйств; преобладали временные группы трудовой взаимопомощи. На основе их развития КПК предусматривала в дальнейшем постепенное вовлечение крестьян в кооперацию более высоких форм. Именно поэтому постановление ЦК КПК от 15 февраля 1953 г. предупреждало о двух ошибочных тенденциях: пассивном отношении к движению за создание групп трудовой взаимопомощи и сельскохозяйственных производственных кооперативов и «левацкой» поспешности, стремлении скорее перейти к колхозам, «-одним махом» построить в деревне полный социализм.

Одновременно с ликвидацией помещичьего землевладения были приняты меры по устранению других пережитков феодализма и проведению прогрессивных социальных преобразований. Новый закон о


браке провозглашал равенство женщин и мужчин в семейно-брачных отношениях. Постановление о реформе системы народного образования было направлено на демократизацию школ и высших учебных заведений, ликвидацию неграмотности взрослых рабочих и крестьян, создание благоприятных условий для подготовки кадров специалистов из народной среды. Трудовое законодательство определяло правовое положение и функции профсоюзов, правила трудового страхования на крупных и средних предприятиях, меры по борьбе с безработицей.

Наряду с социальными преобразованиями основные усилия КПК, народно-демократического государства, всего китайского народа были обращены на решение экономических задач.

Восстановление экономики. Классовая борьба в городе

И без того отсталое хозяйство Китая понесло тяжелый урон от многолетних войн. Интересы быстрого восстановления хозяйства и экономического строительства требовали от КПК такой политики, которая обеспечивала бы эффективное использование советской помощи. Был выдвинут лозунг — «учиться у СССР». За дружбу с Советским Союзом, с КПСС высказывались все руководители КПК, включая Мао Цзэдуна, который не имел своей позитивной программы экономического развития.

Союз с СССР, советская помощь дали возможность КНР уже в 1950 г. сосредоточить основное внимание на экономических проблемах. 6—9 июня 1950 г. в Пекине состоялся 3-й пленум ЦК КПК, который обсудил финансово-экономическое положение страны, проект закона об аграрной реформе, а также принял решения по внутрипартийнььм вопросам. В докладе Мао Цзэ-дуна «Добиться коренного перелома в финансовом и экономическом положении страны» подчеркивалось, что советско-китайский договор от 14 февраля 1950 г. «обеспечивает нам возможность смело и более быстрыми темпами осуществлять строительство в нашей стране». Пленум подвел первые итоги борьбы трудящихся масс Китая за стабилизацию и подъем экономики, преодоление инфляции и спекулятивных операций. Меры, принятые в этом направлении до пленума (постановления Государственного административного совета о централизации финансово-экономической работы и о централизации торговли, закон об обязательном хранении свободных денежных средств государственных учреждений и предприятий в Народном банке, установление контроля над частными банками, закрытие меняльных контор, концентрация в руках государства основных запасов зерна, текстиля и других важных товаров), позволили пленуму ЦК КПК констатировать первые успехи в оздоровлении экономики и финансов, а также наметить программу решительного улучшения положения в этих областях в течение трех лет. Основой для решения этой задачи служили проведение аграрной реформы, упорядочение положения в промышленности и торговле, резкое сокращение расходов на содержание государственного аппарата.

Осуществляя меры, намеченные 3-м пленумом ЦК КПК, коммунисты возглавили борьбу китайского народа за восстановление экономики. Благодаря трудовому энтузиазму народных масс при разнообразной советской помощи за три года были достигнуты крупные успехи. К концу 1952 г. по основным отраслям промышленности был превышен максимальный уровень производства, когда-либо достигавшийся в Ки-


тае. Среднегодовой прирост промышленной продукции составил почти 37%. Был восстановлен железнодорожный транспорт и проложены новые линии железных дорог. Одновременно возросла доля современной фабричной промышленности в народном хозяйстве и государственного сектора в многоукладной экономике Китая. Производство зерновых также превысило наивысший уровень, достигнутый в 1936 г., накануне войны против японских империалистов.

Восстановление хозяйства КНР происходило в условиях многоукладной экономики. До завершения аграрной реформы сохранялись пережитки феодальных, полуфеодальных и даже дофеодальных отношений в деревне. Мелкотоварное производство (хозяйства крестьянсобственников и ремесленников) занимало преобладающее положение по удельному весу в национальном производстве и по размерам занятой в нем части населения. Собственность национальной буржуазии была сохранена за ней, следовательно, оставался частнокапиталистический уклад. Вместе с тем в результате национализации собственности крупного («бюрократического») капитала, а также перехода во владение КНР бывшей государственной собственности гоминьдаиовского Китая (включая конфискованные в 1945 г. японские, германские и итальянские предприятия) образовался государственный сектор экономики, занявший преобладающие позиции в тяжелой промышленности, транспорте, финансах, а также в некоторых отраслях легкой промышленности и внутренней оптовой торговле. Государство установило свой контроль над внешней торговлей, и более 2/з внешнеторгового сборота в 1950 г. приходилось на долю государственного сектора. Были отменены все особые права и привилегии империалистов, иностранный капитал в первые годы существования КНР утратил все свои позиции в экономике Китая.

Политика КПК заключалась в том, чтобы одновременно с восстановлением хозяйства добиваться укрепления государственного сектора как основной материальной базы, способной обеспечить переход к строительству социализма. В 1949—1952 гг. доля государственного сектора в промышленном производстве выросла с 26 до 41%. За то же время удельный вес современного производства в общем объеме промышленной и сельскохозяйственной продукции увеличился с 17 до 27%. Тяжелая промышленность росла быстрее, чем легкая: в 1949 г. производство средств производства составляло 29% всей промышленной продукции (по стоимости), а в 1952 г. — почти 40%. Таким образом, первый период истории КНР ознаменовался не только простым восстановлением экономики, но и началом перестройки ее структуры в пользу наиболее прогрессивных секторов. Это служило существенной предпосылкой перехода к плановому строительству основ социализма.

Политика КПК в отношении национальной буржуазии заключалась в использовании частного капитала (а также ремесленного производства) в интересах восстановления экономики, для удовлетворения потребностей населения в товарах, получения (через систему налогообложения) средств для капитального строительства. Вместе с тем государство ограничивало прибыли частных предпринимателей и торговцев, пресекало спекуляцию, добивалось регулирования частнокапиталистического сектора экономики. В восстановительный период национальная буржуазия окрепла, возможности для ее развития увеличились в результате уничтожения гнета империализма, протекционистской политики правительства, ликвидации бюрократического капитала, аграрной реформы, положившей конец феодальным пережиткам в деревне. Расширился внутренний рынок, наряду с тяжелой промышлен-


ностью, в которой господствовал государственный сектор, росла легкая промышленность, где преобладал частный капитал.

По мере своего усиления национальная буржуазия отказывалась подчиняться ограничениям, которые ставил народно-демократический строй развитию капитализма в Китае (налоговая политика, ограничение эксплуатации рабочих частных предприятий, ведущая роль государственного сектора экономики и т. д.). Сопротивление буржуазии социалистической перспективе развития приобрело главным образом форму подрыва экономической политики КНР. Нарушения законов предпринимателями и торговцами в основном сводились к взяточничеству, уклонению от уплаты налогов, расхищению государственной собственности, недоброкачественному выполнению государственных заказов, хищению и использованию в целях спекуляции секретной экономической информации («пять злоупотреблений»). Буржуазия одновременно пыталась внести разложение в аппарат народно-демократического государства, чтобы иметь возможность беспрепятственно совершать хищения и другие нарушения, а по существу, подчинить своему влиянию государственные учреждения. Этим, а также идейной и моральной неустойчивостью некоторой части служащих объясняется распространение «трех злоупотреблений» (коррупция, расточительство, бюрократизм) в государственных учреждениях и организациях.

Борьба против «трех» и «пяти» злоупотреблений началась в первой половине 1952 г. и приняла форму характерной для КНР массовой политической кампании. Примерно из 4 млн. государственных служащих 4,5% были признаны виновными во взяточничестве, расхищении народных средств, бюрократизме и понесли различные наказания. Обследование 40 тыс. частных промышленных и торговых предприятий девяти крупнейших городов (Пекин, Шанхай и др.) показало, что, в то время как организации китайской буржуазии заявляли о своей поддержке политики КПК, 3А предпринимателей и торговцев наживались всевозможными незаконными путями в ущерб экономике Китая. Во время этой кампании виновные в нарушении законов подвергались наказаниям, они должны были также возместить материальный ущерб (неуплаченные налоги, убытки от хищения государственного сырья, поставки недоброкачественной продукции, спекулятивных операций и т. д.), в ряде случаев — путем передачи государству прав на часть своей собственности.

Кампании против «трех» и «пяти» злоупотреблений серьезно ослабили национальную буржуазию не только экономически, но и политически. Создались благоприятные предпосылки для усиления влияния государственного сектора на всю экономику, в том числе и на частнокапиталистический сектор хозяйства. В то же время эти кампании были восприняты буржуазией как показатель изменения политики КПК в отношении частного капитала и отразились на экономической активности предпринимателей и торговцев. Объем производства частной промышленности сократился; это сказалось на объеме промышленного производства Китая в целом.

Частью классовой борьбы были меры по идеологическому перевоспитанию старой интеллигенции. Проблема ее привлечения на сторону народных масс являлась для КПК частью общей задачи «культурной революции». В ее решении уже вскоре после образования КНР были достигнуты крупные успехи. Проводилась ликвидация неграмотности, дети рабочих и крестьян получили возможность учиться в школах, значительно возросло количество студентов, трудящиеся получили доступ к достижениям науки и культуры. Началась подготовка кадров новой,


народной интеллигенции. С помощью советских людей в 1949—1952 гг. было переведено и издано более 3100 книг, в том числе 943 по общественным наукам, 348 по вопросам культуры и просвещения. В 1952 г. началась переработка .всех учебных программ и перестройка учебных планов на основе опыта советских вузов, при этом широко использовались советские учебные материалы. В КНР развернулось массовое изучение русского языка, чтобы облегчить реализацию лозунга: «Учиться у Советского Союза». Успешно развивались советскокитайские связи в области науки, культуры, искусства. В подготовке кадров и культурном строительстве в КНР особо важную роль сыграли советские специалисты, направленные туда по просьбе китайского правительства, — ученые, преподаватели, инженеры, работники органов управления. Десятки тысяч китайских специалистов прошли подготовку и переподготовку, пользуясь опытом, знаниями, консультациями советских людей, в вузах СССР и Китая, на КЧЖД и других предприятиях, в научных учреждениях, государственных органах.

Перевоспитанию старой интеллигенции, находившейся под сильным влиянием буржуазных идей, приобщению ее к делу строительства народно-демократического Китая, распространению в ее среде марксистско-ленинской идеологии КПК уделяла большое внимание. В 19491950гг. для интеллигентов создавались краткосрочные «революционные университеты». Их вовлекали в различные кружки и другие формы политической учебы. Однако порочные представления Мао Цзэ-дуна и его окружения о принципах отношения к интеллигенции сказались вскоре после образования КНР.Работа со старой интеллигенцией велась в значительной степени путем крикливых проработочных кампаний, сигналом к которым нередко была критика отдельных произведений литературы и искусства. В 1951 г. по инициативе Мао Цзэ-дуна началась кампания по идеологическому перевоспитанию интеллигенции. Прологом послужила дискуссия о фильме «У Сюнь», когда многие представители интеллигенции были обвинены в распространении буржуазных взглядов в связи с тем, что они положительно оценивали деятельность У Сюня К Эта первая кампания включала методы, свойственные культу личности Мао Цзэ-дуна, в том числе принуждение «перевоспитываемых» к «высказываниям начистоту» с публичными самобичеваниями и обвинениями в различных прегрешениях своих родных, друзей, товарищей.

* * *

За первые три года существования Китайской Народной Республики китайский народ, руководимый КПК, добился крупных успехов в политическом, экономическом, социальном укреплении народно-демркратического строя. Экономика страны, разрушенная вследствие многолетних войн и хищнического хозяйничанья империалистов, гоминьдановской верхушки, была восстановлена. Аграрная реформа покончила с пережитками феодализма в китайской деревне. Был создан новый государственный аппарат, подавлено сопротивление контрреволюции. Укрепилось влияние государственного сектора во всей многоукладной экономике Китая, были отбиты попытки национальной буржуазии ликвидировать ограничения, которые ставил народно-демократический строй развитию капитализма.

Эти успехи были достигнуты благодаря трем решающим факторам: 1) самоотверженным усилиям, энтузиазму рабочего класса и крестьянства, громадной энергии народных масс, освобожденной победой народной революции и организованной коммунистической партией в ин-


тересах строительства нового Китая; 2) разносторонней материальнотехнической и моральной поддержке Советского Союза, использованию советского опыта; 3) правильному основному курсу КПК, выработанному в борьбе интернационалистских сил против сторонников националистической политики в условиях роста международного авторитета СССР, КПСС, роста »популярности идей научного социализма, пролетарского интернационализма.

Первая пятилетка. Начало социалистической индустриализации (1953—1957)

Генеральная линия КПККонституция КНР. Первый пятилетний план

Успехи, достигнутые китайским народом под руководством КПК с помощью советского народа и народов других социалистических стран в период восстановления народного хозяйства, создали благоприятную основу для перехода к строительству социалистического общества. Необходимо было выработать генеральную линию КПК, определить основные задачи в борьбе за социалистическое переустройство социально-экономического строя Китая. В 1952 г. ЦК КПК сформулировал генеральную линию партии в период перехода к социализму: «В течение довольно длительного периода времени постепенно осуществить социалистическую индустриализацию страны и постепенно провести социалистические преобразования сельского хозяйства, кустарной промышленности и капиталистической промышленности и торговли». Таким образом были определены две взаимосвязанные задачи — социалистическая индустриализация и социалистические преобразования — и подчеркнута постепенность выполнения этих задач.

Осуществление индустриализации и социалистических преобразований было рассчитано на три пятилетки, не считая восстановительного периода, т. е. на 1953—1967 гг. Принятие генеральной линии свидетельствовало о том, что интернационалистские силы, опиравшиеся на опыт мирового социализма, опыт КПСС и советскую помощь делу развития Китая по социалистическому пути, обладали в то время значительным влиянием в КПК.

В организациях КПК, на предприятиях, в деревнях, в массовых организациях и буржуазных политических партиях в 1953 г. проводилось изучение генеральной линии партии в переходный период, которое помогало распространению социалистических идеалов, борьбе против буржуазных и мелкобуржуазных взглядов и предрассудков. В это же время в Китае начались выборы в местные собрания народных представителей — новые органы власти взамен конференций представителей всех слоев населения. Исполнительными органами власти на местах становились народные комитеты, избиравшиеся собраниями народных представителей. Выборы были многоступенчатыми, в 1954 г. собрания народных представителей провинций, крупнейших городов и автономных районов избрали депутатов Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП). В сентябре 1954 г. ВСНП приняло Конституцию КНР. Формулировка генеральной линии КПК была включена в текст конституции как определение основных задач государства в переходный период. Принятие конституции, юридически закрепившей


завоевание китайского народа, было важным актом, направленным на укрепление народно-демократического строя Китая. В ней было выражено стремление китайского народа «построить процветающее и счастливое социалистическое общество». Конституция содержала важное положение о развитии дружбы КНР с СССР и другими социалистическими странами: «Наша страна уже установила отношения нерушимой дружбы с великим Союзом Советских Социалистических Республик и со странами народной демократии. С каждым днем растет дружба народов нашей страны с миролюбивыми народами всего мира. Эта дружба будет и впредь развиваться и укрепляться».

1-я сессия ВСНП избрала Председателем КНР Мао Цзэ-дуна, его заместителем Чжу Дэ, председателем Постоянного комитета ВСНП — Лю Шао-ци; премьером Государственного совета — Чжоу Энь-лая.

В осуществление генеральной линии КПК был разработан первый пятилетний план развития народного хозяйства КНР на 1953—1957 гг. Составление проекта этого плана началось еще в 1951 г. и закончилось в феврале 1955 г. Всекитайская конференция КПК 31 марта 1955 г. одобрила проект, представленный ЦК КПК. 2-я сессия ВСНП 30 июля 1955 г. приняла первый пятилетний план развития КНР.

Задачей первого пятилетнего плана являлось «создание первичной базы для социалистической индустриализации страны... создание первичной базы для социалистического преобразования сельского хозяйства и кустарной промышленности... создание базы для социалистического преобразования частной промышленности и торговли». Первая часть этой триединой задачи конкретизировалась в плановом задании: за пять лет увеличить валовую продукцию промышленности примерно вдвое. При этом упор делался на развитие или создание заново важнейших отраслей тяжелой промышленности — металлургии, электроэнергетики, автомобилестроения, а также на развитие транспорта и организацию разведки полезных ископаемых. Увеличение за пять лет промышленного производства вдвое было реальной целью, но достижение ее требовало большого напряжения сил трудящихся, правильного политического и хозяйственного руководства. Следование генеральной линии, предусматривавшей постепенный, планомерный, соответствовавший реальным возможностям рост промышленности, привело к тому, что планы первого и второго года пятилетки были успешно выполнены. Развивались и коллективные формы организации труда в сельском хозяйстве— на базе групп трудовой взаимопомощи увеличивалось количество сельскохозяйственных производственных кооперативов полусоциалистического типа. Укрепилось влияние государства на частнокапиталистический сектор экономики через разные формы контроля над снабжением сырьем частных предприятий и сбытом их продукции.

В борьбе за выполнение пятилетки китайский народ проявил огромный революционный энтузиазм, трудолюбие, настойчивость. Множество передовиков производства подавали пример нового отношения к труду. Союз Китая с Советским Союзом и другими социалистическими странами, их помощь были одной из важнейших предпосылок осуществления первой пятилетки.

Помощь Советского Союза в социалистическом строительстве КНР

В докладе на 2-й сессии ВСНП заместитель премьера Государственного совета и председатель Госплана КНР Ли Фу-чунь говорил: «Важным условием, дающим возможность нашей стране быстрыми тем-


пами осуществлять плановое экономическое строительство, является искренняя, бескорыстная, братская помощь Советского Союза. Советское правительство и советский народ помогают нашей стране в проектировании новых предприятий и снабжают нас оборудованием, необходимым для нашего строительства, а также оказывают нам помощь во многих других областях нашего строительства, проявляя тем самым высокий и благородный дух интернационализма».

В период первого пятилетнего плана развития народного хозяйства КНР помощь Советского Союза в создании основ индустриализации Китая значительно возросла. По соглашениям, заключенным в 1953, 1954, 1956 гг., СССР предоставил КНР навые крупные кредиты. Всего с помощью Советского Союза в Китае было построено более 250 крупных предприятий, цехов и объектов с новейшим оборудованием, в том числе Аньшаньский, Уханьский, Баотоуский металлургические комбинаты, Чанчуньский автомобильный и Лоянский тракторный заводы, предприятия тяжелого машиностроения, станкостроения, электроэнергетики, нефтепереработки, химии и других важнейших отраслей производства, крупные транспортные сооружения, включая первый мост через Янцзы. Эта помощь охватывала все стадии создания предприятия — от выбора места для строительства и разработки проекта до налаживания массового производства продукции, включая поставку оборудования, обучение кадров и т. д. Советский Союз практически безвозмездно передавал Китаю проектно-техническую документацию, рабочие чертежи, технологическую документацию на производство многих видов промышленной продукции.

Значение помощи СССР для выполнения первой пятилетки КНР видно из следующих данных: в общем объеме промышленного производства за 1960 г. доля продукции, изготовленной на предприятиях, построенных с помощью Советского Союза, составляла по грузовым автомобилям 80%, тракторам — 90, турбинам — 55, стали — около 40, прокату —более 50%. В 1950—1960 гг. в КНР было направлено свыше 10 тыс. высококвалифицированных советских специалистов — инженеров, техников, рабочих, научных работников, преподавателей, врачей, работников культуры, самоотверженно трудившихся и передававших богатый опыт советского народа в развитии промышленности, науки, техники, культуры. На советских предприятиях, в вузах и научных учреждениях получили подготовку более 20 тыс. китайских рабочих, инженеров, научных работников и других специалистов.

В общей сложности СССР предоставил КНР кредиты на сумму около 2 млрд. инвалютных рублей на самых льготных условиях (1— 2% годовых, долгосрочность, погашение товарами традиционного китайского экспорта). Советский народ передавал бесценный опыт, накопленный в период строительства социализма в СССР. Не случайно и орган ЦК КПК «Жэньминь жибао» в феврале 1959 г., и члены экономической комиссии конгресса США в феврале 1967 г. писали, по существу, об одном и том же, а именно: советская экономическая помощь Китаю не имеет прецедента в истории. СССР оказал помощь КНР и в усилении ее обороноспособности.

Успехи китайского народа в подъеме экономики и культуры, политической консолидации, росте обороноспособности, дружба с Советским Союзом и другими социалистическими странами, миролюбивая внешняя политика, проводимая в годы первой пятилетки, — все это способствовало укреплению международного авторитета КНР и ее внешнеполитических позиций. Наряду с другими великими державами — СССР, США, Англией и Францией — Китай принял участие в Женевской коиферен-

29 Заказ 70


ции 1954 г. по Индокитаю. Вместе с Индией КНР выдвинула в 1954 г. известные пять принципов мирного сосуществования, участвовала в апреле 1955 г. в Бандунгской конференции 29 государств Азии и Африки, сыгравшей важную роль в их сплочении на антиимпериалистической основе.

«Дело Гао Гана Жао Шу-ши» и «кампания против контрреволюции»

Успехи первой пятилетки вызвали у Мао Цзэ-дуна и его окружения стремление к волюнтаристским экспериментам в области экономического строительства, попытки навязать партии авантюристический курс искусственного форсирования индустриализации и социалистических преобразований, т. е., по существу, ревизовать генеральную линию КПК в переходный период. Эти попытки встречали сопротивление интернационалистических сил в партии. Шла скрытая борьба между теми, кто выступал за укрепление единства с КПСС и другими братскими партиями, за последовательное осуществление генеральной линии КПК, и теми, кто инспирировал и раздувал националистические взгляды, поддерживал стремление Мао Цзэ-дуна утвердить свою неограниченную власть в партии и стране. Культ личности Мао Цзэ-дуна усиливался и распространялся, угрожая серьезными искажениями народно-демократического строя в Китае.

Критика антимарксистского культа личности, развернутая КПСС после смерти И. В. Сталина, оказывала влияние и на китайских коммунистов. Но руководство КПК, вместо того чтобы сделать выводы об опасности развития культа Мао Цзэ-дуна, решило избавиться от тех деятелей, которые были сторонниками укрепления пролетарского влияния в КПК и дружбы с КПСС. Так возникло «дело Гао Гана — Жао Шу-ши», явившееся одним из крупных эпизодов борьбы между интернационалистами и приверженцами маоизма.

«Дело Гао Гана — Жао Шу-ши» обсуждалось иа Всекитайской конференции КПК, состоявшейся в марте 1955 г. Принятая конференцией «Резолюция об антипартийном блоке Гао Гана — Жао Шу-ши» обвиняла их обоих в заговорщицкой деятельности с целью захвата власти в партии и государстве. При этом сообщалось, что, после того как 4-й пленум 'ЦК в феврале 1954 г. «сделал участникам этой антипартийной группировки серьезное предупреждение, Гао Ган не только не признал своей вины перед партией, а, наоборот, покончил жизнь самоубийством».

При анализе «дела Гао Гана — Жао Шу-ши» обращает на себя внимание ряд фактов. Оба они руководили партийными организациями крупнейших промышленных районов — Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) и Восточного Китая (включая Шанхай). Ни Гао Ган, ни Жао Шу-ши не принадлежали к непосредственному окружению Мао Цзэ-дуна. Гао Ган, вступив в КПК в 1926 г., работал в провинциях Шэньси и Ганьсу и встретился с Мао Цзэ-дуном лишь осенью 1935 г., когда части 1-го фронта Красной армии пришли в Северо-Шэньсийский советский район. С 1945 по 1953 г. Гао Ган руководил партийной организацией и народным правительством Северо-Восточного Китая, пользуясь значительной самостоятельностью. Северо-Восток во время гражданской войны 1946—1949 гг. был основной опорной базой революции, а после образования КНР стал главным очагом восстановления и развития тяжелой промышленности. Жао Шу-ши также многие годы ра-


ботал не с Мао Цзэ-дуном в советских районах Южного Китая, а в подполье, в Шанхае, затем в Новой 4-й армии. Наконец, Гао Ган был известен как сторонник укрепления дружбы и сотрудничества с Советским Союзом, помощь которого демократическим силам Китая и в период гражданской войны, и в годы мирного строительства была особенно заметна именно в Северо-Восточном Китае. В июле 1949 г., т. е. еще до провозглашения КНР, Гао Ган в качестве председателя народного правительства Северо-Восточного Китая подписал торговое соглашение с СССР. В Маньчжурии вместе с ним работали сторонники интернационалистской ориентации КПК. Характерно, что «дело* Гао Гана — Жао Шу-ши» возникло вскоре после смерти И. В. Сталина.

В резолюции Всекитайской конференции КПК по этому делу говорилось, что «Гао Ган вел заговорщицкую деятельность с целью захвата руководства в партии и государстве еще с 1949 г.», что он «вел раскольническую деятельность в партии, в ходе которой создал свою антипартийную фракцию». Но ему не были предъявлены обвинения в действиях, направленных против развития Китая по социалистическому пути, в поддержке классовых врагов. Правда, Жао Шу-ши обвинялся в проведении в Восточном Китае правооппортунистической политики «капитуляции перед капиталистами, помещиками и кулаками», в противодействии «политике Центрального комитета по подавлению контрреволюции». Основной вывод резолюции заключался в следующем: «Особенностью антипартийного блока Гао Гана — Жао Шу-ши является то, что они никогда открыто не выдвигали свою программу, направленную против ЦК партии, перед партийными организациями и на партийных собраниях или перед широкими массами. Их программа состояла единственно в том, чтобы путем заговора захватить высшую власть в партии и государстве». Следовательно, в резолюции отрицались принципиальные разногласия между «антипартийным блоком» и большинством ЦК. Но через год в статье «Об историческом опыте диктатуры пролетариата» (5 апреля 1956 г.) говорилось, что в 1953 г. в КПК «появился антипартийный блок Гао Гана — Жао Шу-ши», который «представлял внутренние и внешние реакционные силы и ставил своей целью наносить вред делу революции». А в постановлении 8-го пленума ЦК КПК 8-го созыва (август 1959 г.) относительно «антипартийной группы во главе с Пэн Дэ-хуаем» было сказано об «ошибочной линрзд» Гао Гана — Жао Шу-ши в противоположность «правильной» линии Мао Цзэ-дуна. В этом же постановлении утверждалось, что в «антипартийном блоке Гао Гана — Жао Шу-ши» участвовали руководители НОА Пэн Дэ-хуай (член Политбюро ЦК КПК) и Хуан Кэ-чэн (член ЦК КПК), а также кандидат в члены Политбюро ЦК КПК Чжан Вэнь-тянь (с апреля 1951 по январь 1955 г. посол в СССР, затем до 1959 г. заместитель министра иностранных дел). В 1967 г. хунвэйбины обвиняли в причастности к блоку Гао Ган — Жао Шу-ши также Чжу Дэ.

Таким образом, можно предположить, что в КПК в первые годы после революции существовала авторитетная группа руководителей, которая ориентировалась на дружбу с Советским Союзом, на проверенные советским опытом принципы строительства социализма. Ей удалось в благоприятных условиях сотрудничества КНР с СССР добиться принятия генеральной линии партии, соответствующей реальным условиям Китая. Однако в 1954—1955 гг. Мао Цзэ-дун сумел с помощью других руководителей КПК устранить часть опасных для него деятелей и укрепить свое положение ib партии.

29*


Одновременно с этим «делом» осенью 1954 г. по указанию Мао Цзэ-дуна была развернута новая идеологическая кампания, начавшаяся дискуссией о романе Цао Сюэ-циня «Сон в красном тереме» («Хунлоумэн», XVIII в.). Критика взглядов литературоведа Юй Пин-бо и других представителей старой китайской интеллигенции — последователей буржуазного философа-прагматиста, литературовэда и публициста Ху Ши — переросла в очередную проработочную кампанию.

В это же время была начата борьба против «контрреволюционной группы Ху Фэна». Литературный критик Ху Фэн, многие годы участвовавший в движении революционных писателей, после образования КНР один из руководителей Всекитайской ассоциации работников литературы и искусства, был обвинен в антипартийной и контрреволюционной деятельности. Поводом послужили его докладная записка по вопросам литературной жизни в Китае, направленная в Политбюро ЦК КПК в июле 1954 г., а также выступление на сессии Всекитайской ассоциации работников литературы и искусства, в котором он критиковал статьи в «Жэнь'минь жибао» о творчестве молодых авторов. Ху Фэну инкриминировались выступления против партийного руководства литературой и искусством. Его обвиняли, в частности, в выступлениях против Чжоу Яна, Мао Дуня, Шао Цюань-линя, Линь Мо-ханя, Дин Лин, Фэн Сюэфэна и других деятелей, которые в дальнейшем (в 1957 и в 1966— 1967 гг.) были объявлены «контрреволюционерами» и «ревизионистами». Затем, после опубликования переписки Ху Фэна с его сторонниками, он был обвинен в «контрреволюционной деятельности», арестован и осужден. Развернулась кампания (борьбы с контрреволюцией, в передовой статье газеты «Жэньминь жибао» от 10 июня 1955 г. утверждалось, что контрреволюционные элементы «проникли в некоторые правительственные, военные и народнохозяйственные учреждения, в учреждения просвещения, культуры, в редакции журналов и газет, а также в руководящие органы таких массовых организаций, как профессиональные союзы, союз молодежи и др. Они также пробрались в Коммунистическую партию Китая, причем некоторые из них заняли довольно высокие посты». Было изгнано из КПК и арестовано много коммунистов, обвиненных в связях с Ху Фэном. Выступая на VIII съезде КПК (сентябрь 1956 г.), тогдашний министр общественной безопасности КНР Ло Жуй-цин (объявленный в 1966 г., в начале «культурной революции», контрреволюционером) рассказал, что кампания борьбы с контрреволюцией была развернута в 1955 г. по указанию Мао Цзэ-дуна. Говоря об успехах этой кампании, Ло Жуй-цин признал и то, что «в отдельных случаях арестовывались честные люди. В некоторых учреждениях... рамки борьбы были чрезмерно расширены, в результате чего борьба коснулась отчасти таких людей, которых она не должна была касаться».

Борьба с контрреволюцией использовалась Мао Цзэ-дуном для распространения в партии системы взаимной слежки. В передовой статье «Жэньминь жибао» от 13 июля 1955 г. перед всеми партийными организациями ставилась задача усилить «взаимный контроль» членов партии. Кампания должна была способствовать усилению режима культа личности, созданию обстановки, в которой Мао Цзэ-дун мог бы пересматривать партийные решения по своему усмотрению, навязывать стране свой авантюристический курс. Это проявилось особенно наглядно в середине 1955 г., когда Мао Цзэ-дун и его сторонники в руководстве КПК предприняли попытку ревизовать генеральную линию партии в вопросе о методах и темпах социалистического строительства.


Кооперирование крестьянства. Национализация частной промышленности и торговли. Попытка Мао Цзэ-дуна ревизовать генеральную линию КПК

Генеральная линия, принятая ЦК КПК в 1952 г., ориентировала партию и весь народ на постепенное, рассчитанное на довольно длительное время, осуществление социалистических преобразований. В соответствии с этим в постановлении ЦК КПК о трудовой взаимопомощи и сельскохозяйственной производственной кооперации, принятом 15 февраля 1953 г., говорилось: «При нынешнем экономическом положении нашей страны еще довольно длительное время будет существовать большое количество единоличных крестьянских хозяйств». В нем специально подчеркивалось, что «стремление вводить в погоне за высокими показателями» сельскохозяйственные производственные кооперативы полусоциалистического типа «в порядке декретирования, методами администрирования, без. учета производственных потребностей масс... представляет собой формальный, несерьезный подход и безусловно является ошибкой».

Через десять месяцев, 16 декабря 1953 г., ЦК КПК принял новое постановление о развитии сельскохозяйственной производственной кооперации, которое предусматривало к концу первой пятилетки, т. е. в 1957 г., объединение в сельскохозяйственных производственных кооперативах полусоциалистического типа примерно 20% крестьянских хозяйств. Это была реальная задача, выполнение которой создало бы основу для дальнейшего кооперирования крестьянства.

Однако уже в 1954 г. намеченные плановые цифры были значительно превышены. Весной 1955 г. ЦК КПК поставил задачу до октября 1956 г. довести число сельскохозяйственных производственных кооперативов до 1 млн. По-видимому, в соответствии с этим решением 2-я сессия ВСНП, принявшая 30 июля 1955 г. план первой пятилетки, увеличила наметки по кооперированию с 20 до 33% всех крестьянских хозяйств в 1957 г.

В КПК, в том числе и в ЦентральнОхМ комитете, были работники, считавшие опасным ускорение темпов кооперирования, связанное с применением административных мер вместо убеждения крестьян на собственном опыте в преимуществах коллективного труда. В их числе был заведующий отделом ЦК КПК по работе в деревне и заместитель премьера Государственного совета КНР







Сейчас читают про: