double arrow

России и ведущих странах мира

Особенности развития капитализма в России, Империализм, его экономическая и политическая сущность; а также особенности в

Революционное народничество и его идеологии; Лавров, Ткачев, Бакунин.

Наро́дничество — идеология интеллигенции в Российской империи в 1860—1910-х годах, ориентированная на «сближение» с народом в поиске своих корней, своего места в мире.

Идеология народничества основывалась на системе «самобытности» и самобытном пути развития России к социализму, минуя капитализм. Объективными условиями появления в России такой идеи явились слабое развитие капитализма и наличие крестьянской поземельной общины. Основы этого «русского социализма» были сформулированы на рубеже 40—50-х годов А. И. Герценом. Поражение революций 1848—1849 гг. в странах Западной Европы произвело глубокое впечатление на Герцена, породило у него неверие в европейский социализм, разочарование в нем. Сопоставляя судьбы России и Запада, Герцен пришел к выводу, что социализм сначала должен утвердиться в России и основной «ячейкой» его станет крестьянская поземельная община. Крестьянское общинное землевладение, крестьянская идея права на землю и мирское самоуправление явятся, по Герцену, основой построения социалистического общества. Так возник «русский (или общинный) социализм» Герцена.

«Русский социализм» Герцена был ориентирован на крестьянство как свою социальную базу, поэтому получил также название «крестьянского социализма». Его главные цели состояли в освобождении крестьян с землей без всякого выкупа, ликвидации помещичьего землевладения, введении крестьянского общинного самоуправления, независимого от местных властей, демократизации страны. «Сохранить общину и освободить личность, распространить сельское и волостное самоуправление на города, на государство в целом, поддерживая при этом национальное единство, развить частные права и сохранить неделимость земли — вот основной вопрос революции»,— писал Герцен. Эти положения Герцена впоследствии были восприняты народниками, поэтому его называют основоположником, «предтечей», народничества.




Идея общинного социализма, сформулированная Герценом, была развита Н. Г. Чернышевским. Но, в отличие от Герцена, Чернышевский иначе смотрел на общину. Для него община — патриархальный институт русской жизни, которая призвана сначала выполнить роль «товарищеской формы производства» параллельно с капиталистическим производством. Затем она вытеснит капиталистическое хозяйство и окончательно утвердит коллективное производство и потребление. После этого община исчезнет как форма производственного объединения.



Возникнув в 1870-х гг., этот термин применяется относительно разных течений общественного движения. Так, в начале 1880-х гг., когда шла ожесточённая полемика между «либеральной» журналистикой и уличным патриотизмом, словом «народники» иногда обозначались представители грубого шовинизма и разнуздывания инстинктов толпы. Понятие «народничество» часто употреблялось как синоним демократизма и вообще интереса к простому народу. Так, в обзорах русской литературы обыкновенно выделяли в одну общую группу «беллетристов-народников» и включали в неё как Г. И. Успенского, так и Н. Н. Златовратского, хотя они — представители весьма различных взглядов на народную жизнь. Наименование «народник» почти никто из писателей и публицистов за собой не признавал. Один только Каблиц-Юзов назвал свои взгляды «основами народничества», чем немало содействовал тому, что многие, по существу своих воззрений весьма близко подходившие к народничеству, протестовали против именования их народниками. В народничестве Юзова было слишком много примирения с явлениями, возмущавшими гражданское чувство, а ещё более отталкивали грубые нападки на интеллигенцию, обзывание таких писателей, как Н. К. Михайловский, А. Н. Пыпин и др., «либеральными будочниками» и т. д.

Петр Лаврович Лавров (1823—1900) происходил из семьи дво­рян. Он получил хорошее образование, преподавал математику в высших военных учебных заведениях, в 35 лет стал полковником. Этот мыслитель вошел в историю как лидер пропагандистского направления в революционном народничестве. Его публикации, из которых наиболее известны "Исторические письма", содержат скру­пулезный анализ текущей ситуации в России. Лавров считал, что для установления нового, справедливого строя в России нужны критически мыслящие личности, революционеры, и видел только один путь построения справедливого общества — революцию. Со­циальная революция, по Лаврову, должна была произойти в форме полного экономического переворота и полного уничтожения ста­рых государственных структур.

Михаил Александрович Бакунин (1814—1876) — потомственный дворянин. Он получил прекрасное военное образование, в 1840 г. уехал в Западную Европу, где и прошла вся его последующая жизнь. Бакунин был основателем и главой анархистского направления в российском народничестве. Его книга "Государственность и анар­хия" оказала значительное влияние на воззрения современников. Экономической основой будущего идеального строя, считал Баку­нин, должна стать передача всей земли в государстве крестьянским земледельческим общинам. Что касается рабочих, то рабочие ассо­циации, а не отдельные рабочие, должны были, по идее Бакуни­на, получить в свое полное распоряжение все средства промыш­ленного производства.

Лидером так называемого "заговорческого" направления стал Петр Никитич Ткачев (1844—1885). Дворянин, получивший на ро­дине хорошее образование, он большую часть сознательной жизни провел на Западе. Основным стержнем преобразованной России Ткачев называл крестьянскую общину — социалистическую по сво­ему духу. Он был убежден во "врожденности" коммунистических институтов у русского крестьянина. Ткачев проявлял интерес к со­временным ему западным экономическим теориям, в частности к марксизму, учению Мальтуса и др., и считал, что изучение соци­альных и экономических процессов общественной жизни чрезвы­чайно важно17.

Основная социально-экономическая идея раннего народниче­ства заключается в том, чтобы "избежать" капитализма при опоре на стихийно-социалистические тенденции в среде крестьянства. Представители позднего, либерального, народничества 80—90-х го­дов (В.П.Воронцов, С.Н.Южаков, Н.Ф.Даниельсон, С.Н.Кривенко и др.) также утверждали, что капитализм для России означает регресс, что он приведет ее к упадку. Отсюда идея задержать разви­тие капитализма. Поздние народники считали российское эконо­мическое устройство принципиально отличным от западноевропей­ского. При этом они отрицали объективные законы общественного развития и полагали, что сознательные действия узких групп лю­дей могут изменить само направление этого развития.

Народники утверждали, что необходимость внешнего рынка обусловлена законами реализации общественного продукта и при­бавочной стоимости. Вслед за Сисмонди, повторяя "догму Смита", они полагали, что стоимость всего общественного продукта состо­ит только из доходов — заработной платы, прибыли и ренты. Рас­сматривая составные части стоимости, они игнорировали постоян­ный капитал. Из этой ошибочной теории народники делали столь же ошибочные выводы: они считали, что производство должно соответствовать потреблению, т.е. определяться доходами. Они ут­верждали, что внутри страны невозможно реализовать прибавочную стоимость и что поэтому только и необходимы внешние рынки.

В либеральном направлении выделялись профессиональные эко­номисты — представители университетской науки — профессора А.С.Посников, А.И.Чупров18, Н.А.Каблуков, И.В.Вернадский. Ос­тановимся на воззрениях Чупрова и Вернадского. Оба они были известнейшими профессорами российских университетов, страст­ными публицистами, прекрасными историками экономической мысли. Оба были правоверными рикардианцами, но во многом их взгляды и различались.

---Либеральная империя, либеральный империализм — концепция внутренней и внешней политики, в рамках которой сильное демократическое государство с рыночной экономикойведёт экспансию в другие государства с целью установления и поддержания в них политической стабильности, создания единого культурного и экономического пространств, что выгодно как самой империи, так и народам этих государств. Зона влияния империи, таким образом, видится больше как «зона ответственности». В основе либеральной империи, в отличие отимперии обычной, лежит не военная сила и принуждение, а привлекательность, образ источника мира и справедливости, прочные экономические связи.

Концепции под аналогичным названием существовали во Франции и Великобритании в XIX веке и переживают второе рождение в настоящее время в США. В современный российский политический лексикон термин «либеральная империя» был введён А. Б. Чубайсом в 2003 году. При этом если на западе важнейшим аспектом либерального империализма считается обеспечение стабильности через установление марионеточных режимов, в том числе военными методами, то в России — экономическая и культурная экспансия без применения вооружённых сил.

РОССИЯ В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА
 
Общая характеристика периода
В социально-экономическом развитии России конца ХIХ – начала ХХ вв. главной тенденцией было дальнейшее развитие капитализма в промышленности, основные проявления которого свидетельствовали о достижении им более высокого уровня. Экономическими признаками этого этапа являлись: образование монополий в результате концентрации производства и централизации капиталов, слияние банковского и промышленного капиталов и образование финансовой олигархии, вывоз капитала, экономический и территориальный раздел мира (что подхлестнуло стремление к переделу мира). Политическая агрессивность, пронизывающая эту эпоху, отразилась в ее названии, утвердившемся в советской исторической литературе, – империализм. Ведутся споры о терминах, сроках, критериях, месте и значении данного явления в историческом процессе, но бесспорным является факт перехода мировой капиталистической экономики, включая и российскую, на рубеже двух веков от капитализма свободной конкуренции к капитализму монополистическому. Россия, несмотря на свою отсталость, одновременно с ведущими капиталистическими странами вступила в стадию империалистического развития. В этот период происходит обострение комплекса проблем, порожденных длительными, противоречивыми экономическими, социальными и политическими процессами, составлявшими суть российского исторического пути. Начало ХХ в. стало в истории России временем "великих потрясений". Первой попыткой радикального обновления страны была революция 1905–1907 гг. С ней связаны мощные процессы демократизации общества, возникновение "российской многопартийности", "российского парламентаризма". Продолжая процесс капиталистического переустройства России, революция 1905–1907 гг. находится в одном ряду с реформами 60–70-х гг. ХIХ в. и Февральской революцией 1917 г. С полным основанием можно говорить о российской революции как порождении российского капитализма, отразившей его противоречия, своеобразие и историческую перспективу. Исход революции 1905–1907 гг., ее поражение предопределили консервативный тип эволюции российского капитализма. Неспособность и нежелание правительства идти по пути последовательного реформаторства явились одной из причин падения монархии в России в феврале 1917 г. Катализатором революционных взрывов в стране стало участие России в войнах, порожденных империализмом (русско-япон­ская война, первая мировая война).
Экономическое развитие России
Промышленный подъем 90-х гг.Российская индустриализация конца ХIХ – начала ХХ вв. неразрывно связана с именем С.Ю. Витте, занимавшим пост министра финансов (1893–1903) и являвшимся основ­ным разработчиком экономического курса правительства в этот период. Будучи дальновидным и умным политиком, он осознавал необходи­мость проведения реформ в стране. Первоочередными С.Ю. Витте счи­тал экономические реформы, а среди них – реформы в области про­мышленного производства. Он полагал, что индустриализация страны есть задача не только экономическая, но и политическая, так как ее осуществление позволит накопить средства для социальных реформ, заняться модернизацией сельского хозяйства и постепенно вытеснить с российской политической сцены дворянство, заменив его властью круп­ного капитала. Комплексная программа перестройки всего хозяйства страны предусматривала также финансовую стабилизацию, протекцио­низм при значительном вмешательстве правительства в рыночную эко­номику, активизацию внешней торговли (создание своего мощного тор­гового флота). В начале 90-х гг. ХIХ в. основной акцент в экономической политике был сделан на стабилизацию финансового положения страны. Этот курс включал в себя следующие основные направления: – жесткую налоговую политику; увеличение косвенных налогов за счет акцизных сборов на товары массового спроса; введение государственной монополии на производство и продажу водки; – финансовую реформу (1897 г.), сутью которой были введение золотого обеспечения рубля, его свободная конвертируемость, жесткий контроль за процессом эмиссии (эта реформа вызвала крайнее недовольство российских помещиков – экспортеров хлеба, потому что они потеряли возможность извлекать дополнительную прибыль за счет обмена иностранной валюты на бумажные рубли); – развитие банковского дела; – широкое привлечение в страну иностранного капитала, которое осуществлялось либо в виде государственных облигационных займов, распространяемых на британском, немецком, бельгийском и, главным образом, французском рынках ценных бумаг, либо в виде непосредственных капиталовложений в предприятия. Эти меры позволили в течение нескольких лет сконцентрировать значительные бюджетные и иные поступления и направить их на развитие приоритетных для государства отраслей промышленности. Прежде всего было продолжено активное железнодорожное строительство. С 1893 по 1902 гг. в России было построено 27 тыс. км железных дорог (что привело к увеличению протяженности железнодорожной сети почти вдвое). Нужно отметить, что это была долговременная продуманная политика, правильно учитывавшая огромное значение железных дорог для будущего экономики страны. Железные дороги, создавая прочные транспортные связи и усиливая производственную специализацию отдельных районов, способствовали укреплению и расширению внутреннего рынка как одного из важнейших условий развития капитализма. Железнодорожное строительство и связанные с ним государственные заказы создавали устойчивый спрос на металл, топливо, лес и другие материалы, вызвали промышленный бум в России. Высокими темпами развивались такие отрасли, как транспортное машиностроение, металлургия, добыча металлических руд, угля, нефти. Сооружение же новых и расширение уже существующих заводов обусловливало необходимость привлечения дополнительной рабочей силы, это, в свою очередь, вызвало потребности в увеличении городского строительства, создавало дополнительный спрос на продукцию легкой промышленности. Текстильное производство и пищевая промышленность занимали стабильно передовые позиции в экономике России. Развитию отечественной промышленности способствовал курс усиления протекционизма, проводимый царским правительством во второй половине ХIХ в. Наиболее покровительственным был таможенный тариф 1891 г. Министр финансов С.Ю. Витте пошел на "таможенную войну" с Германией. В дальнейшем, особенно после русско-японской войны и революции 1905–1907 гг., российское правительство, нуждаясь в займах, пошло на уступки в торговых договорах с Францией и Германией. К концу ХIХ в. были выработаны и законодательно закреплены основные принципы государственной системы заказов. Заказы должны были распределяться внутри страны, невзирая на возможность более выгодного их размещения за границей. Так, заказы на рельсы давались заводам Юга по 1 руб. 25 коп. – 2 руб. за пуд, хотя за границей можно было их купить по 80–85 коп. за пуд. При этом выработалась практика передачи заказов наиболее крупным российским заводам, особенно в периоды кризиса и депрессии. Вместе с получением заказа производители получали дополнительную субсидию. Система протекционизма имела и негативную сторону: сохранение высоких цен на отечественные товары и ограничение стимулов к повышению технического уровня и качества изделий российской промышленности в условиях отсутствия иностранной конкуренции; значительное удорожание из-за высоких пошлин заграничных изделий, спрос на которые российская промышленность не могла удовлетворить (например, сельхозмашины, удобрения). Витте выход видел только в ускорении процесса образования независимой конкурентоспособной национальной промышленности. В 1891–1900 гг. Россия совершила гигантский скачок в своем индустриальном развитии. За десятилетие объем промышленного производства страны увеличился в 2 раза, а численность пролетариата – в 1,5 раза. При этом производство средств производства увеличилось втрое и к началу ХХ в. давало по стоимости около 40 % всей продукции. К началу ХХ в. Россия являлась аграрно-индустриальной страной, по абсолютным размерам промышленного производства она вошла в пятерку крупнейших индустриальных держав мира. Существенные сдвиги произошли и в размещении производственных сил. Важнейшим из них было превращение Южного промышленного района в главный центр горной металлургии. Важной чертой российской промышленности была высокая концентрация производства. Использование выработанных на Западе организационных форм и технологий крупнокапиталистического производства, иностранные инвестиции, правительственные заказы и субсидии – все это способствовало возникновению и росту крупных предприятий. Высокий уровень концентрации производства явился одной из причин начавшегося в 80–90-е годы ХIХ в. процесса монополизации, когда возникли первые картели и синдикаты – сбытовые объединения, действовавшие под видом предпринимательских союзов (Союз рельсовых фабрикантов, Союз фабрикантов рельсовых скреплений, Вагонный союз и др.), так как по российским законам запрещались "стачки" (соглашения) торговцев об установлении цен. Во второй половине 90-х гг. началось сращивание российских банков с промышленностью, выразившееся в возникновении “сфер интересов” крупнейших российских банков в промышленности, – к 1900 г. Петербургский международный банк оказался заинтересован более чем в 20, а Петербургский учетный и ссудный банк – почти в 30 предприятиях. Мировой экономический кризис начала ХХ века и образование монополий. В 1900–1903 гг.Россия в полной мере испытала действие мирового экономического кризиса. Особенностью кризиса в России был его затяжной характер. Кризис охватывал то одну, то другую отрасль хозяйства. Кризис начался в легкой промышленности, где снижение темпов наблюдалось еще в 1897–1899 гг. (а с 1900 г. отмечается некоторое увеличение общего производства). Однако в большей степени падение цен, сокращение кредитов и снижение производства отразились на состоянии тяжелой промышленности, имевшей довольно ограниченный рынок сбыта. Особенно кризис сказался на таких ее отраслях, как металлургия, металлообработка, машиностроение, добыча и переработка нефти, которые в наибольшей степени были связаны с иностранным капиталом, что делало их весьма уязвимыми от западноевропейского рынка. Российская легкая промышленность менее пострадала в период кризиса, поскольку покупательная способность массового потребителя обеспечила ей рынок сбыта. Обострив конкурентную борьбу, кризис вызвал закрытие свыше 3 тыс. предприятий, увольнение свыше 100 тыс. рабочих, значительное сокращение железнодорожного строительства, банкротство многих предпринимателей. В этих условиях Государственный банк выполнял роль спасителя пошатнувшихся банков, промышленных и торговых предприятий. Он принял на себя значительную долю тяжести кризиса, и только благодаря его щедрой поддержке смогли уцелеть некоторые крупные промышленные и финансовые предприятия. Одним из результатов кризиса было развитие процесса концентрации производства и капиталов. Множество мелких и средних предприятий попали в распоряжение крупных фирм, более сильных в финансовом, организационном, техническом отношении. Степень монополизации промышленности и банков в России была выше, чем в других империалистических державах. Объяснялось это высокой степенью концентрации производства и капитала, а также более быстрыми темпами развития страны. Определенное влияние на темпы монополизации оказало широкое использование иностранных капиталов (иностранные банки предпочитали вкладывать капиталы в крупные предприятия и прямо способствовали созданию монополий, объединению и укрупнению банков). В начале 1900-х гг. была найдена организационная форма легализации сбытовых монополий – синдикаты стали действовать под видом специально учреждаемого акционерного торгового общества, которому его учредители – участники объединения передавали права на продажу монополизируемой продукции и через которое собирались и распределялись заказы. Монополии захватили контроль во всех основных отраслях российской экономики: в металлургической ("Продамета", "Кро­вля"), в угледобывающей ("Продуголь") и нефтяной ("Нобель", "Мазут") промышленности, в транспортном машиностроении ("Продвагон", "Продпаровоз"), в водном транспорте ("Ропит"). Значительно меньше была монополизация в отраслях легкой промышленности. Но и здесь возникали более специализированные картели и синдикаты, действовали соглашения, касавшиеся повышения цен. В текстильной промышленности возникли регионально-отрас­левые объединения картельного типа. В пищевой промышленности существовали синдикат "Дрожжи", соляная монополия "Океан", сахарная, табачная монополии. За кризисом последовала депрессия 1904–1908 гг., усиленная последствиями русско-японской войны и первой российской революции. В целом происходил некоторый рост производства, но поочередно наблюдались спады в ряде отраслей. Новым фактором стало повышение стоимости продукции при снижении объема ее выпуска. Так, нефтяные монополии, искусственно сокращая производство, создали дефицит на нефть, керосин и другие нефтепродукты и резко подняли цены на них. Этот "новый" метод получения дополнительной прибыли за счет повышения цен стал возможным в рамках целой отрасли только при монополизации. Такая политика монополий затем широко распространилась и в других отраслях, что наносило вред общественному производству, поднимало цены на многие товары. Изменения в финансово-кредитной системе страны. Кризис и процесс монополизации повлияли на состояние финансово-кредитной системы страны. Концентрация банковского капитала в России была значительно выше, чем в других капиталистических странах. В результате централизации капиталов в России сформировалась группа крупнейших коммерческих банков, пять из которых владели примерно половиной всех банковских средств. Крупнейшими банковскими монополиями были Азовско-Донской (капи­тал 92,1 млн. руб.), Русско-Азиатский (78,5 млн. руб.), Русский для внешней торговли (67,8 млн. руб.), Петербургский международный (79 млн. руб.) банки. Крупные банки энергично способствовали укреплению и развитию монополий, созданию под своим контролем финансово-производственных объединений. Вступление российских банков на путь финансирования промышленности положило начало сращиванию банковского и промышленного капиталов. В результате сформировались (в 1900–1908 гг.) финансовый капитал и финансовая олигархия, то есть крупнейшие российские магнаты, которые обладали огромной экономической силой и влияли на политическую жизнь страны. Финансовая олигархия тесными узами, личными униями была связана с руководителями государственных органов. Представителями финансовой олигархии являлись не только наиболее влиятельные торгово-промышленные и финансовые круги (А.И. Пути­лов, П.П. Рябушинский, А.И. Коно­валов и др.), но и крупные сановники, титулованные дворяне (министр В.И. Тимирязев, граф А.А. Бобринский и др.), которые одновременно были богатейшими дельцами, владельцами крупных пакетов акций.

Термин отнюдь не является современным изобретением и имеет давнюю историю.

В Европе «либеральной империей» называли сначала Францию 1860—1870 годов при Наполеоне III. Империалистическая фракция была в Либеральной партии Великобритании. Её лидером являлся Арчибальд Примроуз, лорд Розбери, министр иностранных дел 1886, 1892—1894 и премьер-министр 1894—1895. После Первой мировой войны, однако, идеи империализма вышли из моды, Либеральная партия также теряет поддержку в народе и само понятие «либеральный империализм» исчезает до конца XX века: до оккупации Косово[1], войны в Афганистане[2] иИраке, когда его начинают применять для описания политики Билла Клинтона, Джорджа Буша и Тони Блэра[3], хотя сами власти США и Великобритании, по понятными причинам, не признавали за собой стремления к какому-либо империализму, пусть и либеральному[2].

Ведущим теоретиком и популяризатором либерального империализма на западе признан Найл Фергюсон, в 2001—2002, показавший, что своих лидирующих позиций Великобритания в XIXвеке достигла благодаря либеральному империализму и призвавший США последовать тем же путём. Необходимость в расширении американских империалистических амбиций выводится из растущей нестабильности мира[2]: США вынуждены стать на защиту стабильности, поскольку лишь они способны на это (ср. Бремя белого человека).

Особенностью нового империализма США (как и империализма британского) является отсутствие стремления к завоеванию новых территорий, вместо этого экспансия осуществляется путём создания марионеточных местных правительств, более легитимных в глазах общественности. Это считается одним из ключей к успеху. Другим ключом признана привлекательностьрыночной экономики, прав человека и демократии — лозунгов либеральной империи.






Сейчас читают про: