double arrow

МЕЖДУНАРОДНОГО ПУБЛИЧНОГО ПРАВА 1 страница


§ 1. Основные понятия и содержание международного права

защиты прав человека как отрасли международного права

Обеспечение прав человека в XXI в. продолжает оставаться высшим принципом международной правовой системы, а наиболее опасными международными преступлениями остаются преступления против человечности, влекущие гуманитарные катастрофы и угрожающие не только локальной, но и глобальной международной безопасности. В настоящее время количество общепризнанных прав человека значительно увеличилось. Сегодня принято различать большие группы гражданских, политических, социально-экономических и культурных прав и свобод индивидов. Как уже говорилось, с ростом научно-технического прогресса и развитием цивилизации появляются новые права и свободы, такие, например, как право на здоровую окружающую среду, определенный уровень качества жизни, информационную безопасность, коллективные права наций и народов и т.п.

В настоящее время международное право защиты прав человека окончательно оформилось в качестве полноценной самостоятельной отрасли международного публичного права. С формально-юридической точки зрения оно представляет собой совокупность международно-правовых принципов и норм, определяющих общие стандарты и рамки поведения государств в их деятельности по признанию, защите и контролю за соблюдением социально обусловленных прав и свобод физических лиц и их объединений на определенной территории, а также для регулирования межгосударственного сотрудничества в этой области. Как и любая другая отрасль международного права, международное право защиты прав человека имеет свои специфические источники, специальные отраслевые принципы и качественно обособленный предмет правового регулирования. Поэтому ее следует отличать, например, от международного гуманитарного права, нормы которого направлены исключительно на защиту участников и жертв вооруженных конфликтов и на ограничение с этой целью средств и методов ведения войны.




Несмотря на возможность проведения определенной градации, все права человека одинаково важны и составляют единую систему. Они неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны. Поэтому недопустимо противопоставление какого-либо одного права или свободы другим. Иначе стремление добиться соблюдения одной группы прав и свобод может быть использовано для ущемления другой. Точно так же принцип всеобщего уважения прав человека как один из основных принципов современного международного права не должен противопоставляться другим его принципам, а должен гармонично с ними сочетаться <1>.

--------------------------------

<1> См.: Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М., 1999. С. 403.



При изучении существа и предназначения международного права защиты прав человека очень важно иметь в виду, что интенсивное регулирующее воздействие его норм на сферу внутренней компетенции государств не означает возможности полной замены внутригосударственного регулирования соответствующих вопросов регулированием международно-правовым. Исчерпывающая и исключительная регламентация на международном уровне отношений, возникающих в сфере прав человека, сегодня попросту невозможна из-за сохраняющихся различий в подходах отдельных государств к проблеме определения их сущности и содержания.

Международное право в силу своего межгосударственного характера не предназначено по общему правилу для непосредственной регламентации прав и свобод конкретных физических лиц <1>, а механизм его функционирования не может сам по себе обеспечить их реализацию в повседневной жизни. До тех пор, пока существует государственность и институт гражданства, защита прав личности в том или ином объеме с неизбежностью будет порождать юридические отношения между государством и человеком. Поэтому ситуация, при которой большинство международно-правовых норм, имеющих целью воздействие на правовое положение личности, непосредственно адресуются государствам и обязывают их обеспечить индивидам определенную совокупность прав и свобод через свое внутреннее законодательство, вряд ли претерпит какие-либо существенные изменения в ближайшие десятилетия.



--------------------------------

<1> Исключения здесь составляют предусмотренные некоторыми международными соглашениями права физических лиц на обращение в международные контрольные и судебные органы, нормы об уголовной ответственности индивидов за преступления против мира и безопасности человечества, а также ряд прав имущественного и личного неимущественного характера, предоставляемых физическим лицам межгосударственными соглашениями в области международного частного права.

Основное предназначение международного права "состоит не в подчинении внутренней жизни государства, а в создании оптимальных международных условий для ее всестороннего развития" <1>. В силу этого главная цель договоров и других международных актов о правах человека заключается не в подмене национального законодательства, а в установлении четких общих стандартов поведения государств, в обеспечении повсеместного признания и единообразного применения этих стандартов.

--------------------------------

<1> Талалаев А.Н. Право международных договоров: Общие вопросы. М., 1980. С. 138.

С другой стороны, в современном мире значительное число государств до сих пор выступает против единого подхода к проблеме прав человека, который, по их мнению, только маскирует существующие различия и не позволяет учитывать национальные особенности отдельных стран. В ряде случаев подобные заявления облекаются в форму призывов к отказу от принципа универсальности и неделимости прав и основных свобод индивидов, провозглашенного Всеобщей декларацией прав человека и до сих пор являющегося фундаментальным в международных отношениях гуманитарного характера.

Представители ряда азиатских, африканских и ближневосточных стран утверждают, что современное международное право прав человека в большей мере ориентировано на западные страны, которые приняли систему ценностей христианской религии и в значительной степени испытали влияние римского права. Такая точка зрения заслуживает внимания, несмотря на постоянно раздающиеся со стороны западных ученых и практиков заявления о том, что международное право в целом и право прав человека в частности - это не конструкция Запада, а глобальная конструкция и что они - "продукт многих традиций и цивилизаций, и этот факт должен развеять часть антипатии к нему, все еще существующей в некоторых регионах мира" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Weeramantry C.G. Keynote Address. Symposium Issue: International Law and the Developing World: A Millennial Analysis // Harvard International Law Journal. 2000. Vol. 41. P. 281.

Понимание сущности идеи прав человека и механизмов их обеспечения на национальном уровне действительно существенно различается до сих пор в различных государствах в зависимости от особенностей исторического, культурного развития, религиозных традиций и этнического состава их народов.

Так, например, в арабских странах западная концепция прав человека, привнесенная прогрессом в юридическую культуру, зачастую входит в противоречие с нормами национального права, которые основаны на принципах ислама, в результате чего многие положения международных текстов о правах человека признаются неприменимыми. Один из основных постулатов западных представлений о демократическом устройстве общества, провозглашающий приоритет индивидуальных прав человека, не разделяется и многими азиатскими странами.

Российская Федерация также не является исключением в этом ряду стран. "Традиционно высокая роль государства в экономике, характерная практически на всем протяжении существования российской государственности, в правовой психологии большей части населения находит отражение в невосприятии институтов частной собственности в традиционных для западноевропейской культуры формах, правовом нигилизме, выражающемся в безразличном, недоверчивом или пренебрежительном отношении к праву и государству" <1>.

--------------------------------

<1> Поленина С.В., Гаврилов О.А., Колдаева Н.П., Лукьянова Е.Г., Скурко Е.В. Воздействие глобализации на правовую систему России // Государство и право. 2004. N 3. С. 14.

Подобные факты, безусловно, должны учитываться на всех этапах создания и реализации международных правовых и внутренних норм о правах человека. Это вызвано тем, что эффективность претворения в жизнь юридических норм о правах человека в каждом конкретном государстве во многом зависит от существующего в данном обществе национального архетипа отношения к праву, состояния его правовой культуры, а также от того, насколько интенсивно, в каком направлении и какими способами данное общество подвергалось и подвергается внешнему культурологическому и иному ценностно-ориентационному воздействию.

Различия между "Западным (Северным)" и "Восточным (Южным)" подходом к понятию и содержанию идеи прав человека, а также ее воплощению в нормах права и в правоприменительной практике достаточно четко представлены в концепциях универсализма и культурного релятивизма.

В соответствии с концепцией универсализма иерархия культур и традиций различных народов не должна приниматься в расчет в процессе эволюции концепции прав человека, их регламентации на международном и национальном уровнях, а также на этапе практической реализации прав и свобод личности и обеспечения контроля за их осуществлением. Эта концепция исходит из того, что права человека не могут подвергаться "эрозии" их различного понимания и интерпретации в различных регионах мира. Поэтому развитие национальных правовых систем, их основных принципов должно происходить в условиях единообразного понимания и применения универсальных международных актов о правах человека.

В отличие от универсалистов сторонники концепции культурного релятивизма считают, что только локальные традиции (религиозные, правовые, политические) способны дать ответ на вопрос, какую практическую форму обретут в рамках законодательства и юридической практики конкретной страны правила, закрепленные в универсальных актах о правах человека. С их точки зрения, разработка и эффективная реализация международных и корреспондирующих им национальных правовых актов о правах человека невозможна без учета особенностей исторического, религиозного, культурного развития и этнического состава народов различных государств, определяющих специфику и содержание соответствующих национальных архетипов отношения к праву. Поэтому настойчивые попытки западных стран навязать государствам Востока и Юга под видом универсальных ценностей свое собственное видение концепции прав человека являются, по мнению сторонников этой теории, актом "культурного империализма" <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Tatsuo Inoue. Human Rights and Asian Values // The Globalization of the Human Rights. Tokyo; New York; Paris, 2003. P. 116.

Аргументы как "универсалистов", так и "релятивистов" не являются бесспорными, а их подходы к пониманию существа и содержания концепции прав человека нуждаются в определенной коррекции.

Не подлежит сомнению тот факт, что универсальность и всеобщее признание являются краеугольным камнем самой идеи прав человека, без которого она не только была бы неэффективной, но и потеряла смысл своего существования. И с этой точки зрения со сторонниками концепции универсализма необходимо согласиться. Другой вопрос - какого рода права следует рассматривать в качестве универсальных, насколько императивными по содержанию должны быть формулировки международных нормативных актов, определяющих содержание таких прав, и какими средствами необходимо добиваться их осуществления? В этом отношении позиция "универсалистов" выглядит гораздо более спорной.

Вряд ли стоить ожидать, например, что право на охрану здоровья и социальное обеспечение будет с одинаковой степенью последовательности и эффективности реализовано во всех странах мира. Это обусловлено различным уровнем экономического развития государств и имеющихся у них возможностей для полноценного осуществления прав человека социально-экономического характера. Да и в сфере политических прав говорить о подлинном универсализме их обеспечения также не приходится. С трудом можно предположить, что право на судебную защиту или на участие в управлении страной посредством участия в демократических выборах будет в одинаковом объеме обеспечено как для граждан, например, Европейского союза, так и в странах, где отсутствуют не только развитые демократические традиции западного типа, но и политические и административные институции, способные их поддерживать.

Это не означает, конечно, что мировое сообщество не должно предпринимать никаких усилий для исправления ситуации в соответствующих государствах в лучшую сторону. Подобные действия, однако, должны носить исключительно эволюционный и уважительный характер, а их итоговый результат вовсе не обязательно должен представлять собой еще один слепок "западного образца" реализации того или иного права. Монополией на истину в этом вопросе не может обладать ни одно государство или группа стран. Только универсальные международные органы или организации, имеющие соответствующий мандат, имеют право судить о соответствии правоприменительной практики государств в области прав человека букве и духу международных стандартов, принятых в этой области.

С другой стороны, постоянное апеллирование к национальным традициям и культурным особенностям в качестве обоснования нарушения или невозможности обеспечения прав и свобод человека, признанных всем мировым сообществом, также нельзя признать законным и оправданным. Кроме того, специфика национального архетипа отношения к праву не должна становиться оправданием для такого толкования международных актов о правах человека, при котором признаются допустимыми действия, направленные на их уничтожение или чрезмерное ограничение.

Указанные обстоятельства предопределяют тенденции дальнейшего развития международного права защиты прав человека, главнейшая из которых состоит в разработке на базе общедемократических представлений о месте и роли человека в современном мире единой межцивилизационной концепции сущности и содержания его прав и свобод, коллективных прав наций и народов и, как следствие, постепенного устранения имеющихся противоречий между универсальными и региональными актами о правах человека.

§ 2. Основные источники международного права прав человека

Формой юридического закрепления норм о правах человека в международном праве является преимущественно международный договор как основной источник международного права. Однако было бы неверно утверждать, что этот источник является единственным. Многие международно-правовые акты рекомендательного характера содержат положения о правах человека, и некоторые из этих положений, получив всеобщее признание, приобрели качество международно-правовых обычаев.

Становление юридических норм о правах человека происходило на протяжении длительного периода времени, в течение которого был принят ряд документов, вошедших в историю и предвосхитивших содержание современных источников международного права в этой области. Наиболее широко известные среди них - британские Великая хартия вольностей 1215 г., Билль о правах 1689 г., американская Декларация независимости 1776 г., французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. Несмотря на то, что указанные документы принимались как акты внутригосударственного права, их международно-правовое значение неоспоримо. Провозглашенные ими цели нашли отражение во внешнеполитической позиции соответствующих государств, а содержание в ряде случаев послужило основой и моделью при принятии международно-правовых документов. Так, многие положения Декларации прав человека и гражданина через 150 лет после Великой французской революции были включены во Всеобщую декларацию прав человека 1948 г. Тексты двух деклараций в отдельных статьях практически идентичны. Сравним ст. 1 французской Декларации ("Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах") и ст. 2 ("Цель каждого государственного союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению") с положениями Всеобщей декларации прав человека": "Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства" (ст. 1) и "Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и на личную неприкосновенность" (ст. 3). Сходство данных статей говорит о том, что материальными источниками международно-правовых норм о правах человека являются не только общественные устремления, но и состоявшееся объективное право. Очевидно также, что на формирование соответствующей отрасли международного права существенное влияние оказало внутреннее право отдельных государств.

Среди формальных международно-правовых источников прав человека следует в первую очередь назвать Устав Организации Объединенных Наций 1945 г. Это обосновано хронологически, поскольку данный документ впервые на универсальном уровне провозгласил целью международного сообщества уважение прав человека. Кроме того, было определено содержание межгосударственного взаимодействия в указанной области: в преамбуле к Уставу ООН говорится об утверждении веры "в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство больших и малых наций"; в п. 3 ст. 1 - о необходимости осуществления международного сотрудничества "в разрешении международных проблем гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии"; в ст. 55 (c) - о задаче ООН в данной сфере. Таким образом, Устав ООН положил начало юридическому закреплению обязанностей государств по защите прав человека как основному принципу международного права.

Вслед за этим в 1948 г. был принят первый специальный международно-правовой документ - Всеобщая декларация прав человека. Ее назначением было и остается служить "в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства". И хотя Декларация по своей природе носит рекомендательный характер, она нашла почти всеобщее признание и пользуется высочайшим авторитетом. На нее ссылаются в главных органах ООН, во многих международно-правовых документах и даже в национальных конституциях, законах, цитируют в национальных судах. С каждым годом положения Декларации все более утверждаются в качестве юридически обязательных норм - международно-правовых обычаев, и не случайно 10 декабря - день ее принятия - отмечается в мире как День прав человека.

Всеобщая декларация прав человека является предшественницей двух универсальных комплексных международно-правовых источников прав человека - Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах, оба - 1966 г. Эти документы были приняты в виде международных договоров и являются обязательными для исполнения всеми участниками. В первом получили признание право на труд и свободный выбор занятия, на справедливую заработную плату, на создание профессиональных союзов и вступление в них, на социальное обеспечение, на достаточный жизненный уровень, свободу от голода, на здоровье и образование. Во втором - право каждого человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность; право не подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению; на свободу от рабства; на защиту от произвольного ареста; на справедливый суд; на признание правосубъектности, на свободу мысли, совести и религии; на свободу мнений и выражения собственного мнения; на свободу передвижения, включая право на эмиграцию; на мирные собрания и свободу ассоциации.

К Международному пакту о гражданских и политических правах были приняты два факультативных протокола, имеющих самостоятельное нормативное значение. В соответствии с Первым факультативным протоколом, который был принят одновременно с пактами, граждане участвующих в нем государств могут подавать жалобы в связи с нарушениями их прав в Комитет по правам человека. СССР стал участником данного Протокола в 1991 г., а для Российской Федерации он вступил в силу 1 января 1992 г. Второй факультативный протокол был принят 15 декабря 1989 г. Его участники должны принять все необходимые меры для отмены смертной казни. (Как и многие другие государства, Россия в данном Протоколе не участвует.)

Решающую роль в утверждении международно-правового принципа защиты прав человека сыграло Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, проходившее в июле 1975 г. в Хельсинки. Среди наиболее важных вопросов повестки этого форума отдельный блок - "третья корзина" - был посвящен правам человека. В результате его обсуждения в Заключительный акт совещания была включена развернутая формула принципа уважения прав и основных свобод человека, и благодаря тому, что участниками Совещания Заключительный акт был признан как документ, обладающий юридической силой, данный принцип получил окончательное закрепление в международном праве.

Комплексные международные акты по правам человека были приняты и на региональном уровне. К их числу относятся Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Американская конвенция о правах человека 1969 г., Африканская хартия прав человека и народов 1981 г., Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г., Хартия основных прав Европейского союза 2000 г. Особый интерес среди них в связи с участием в этом акте Российской Федерации представляют Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека.

Вместе с 13 дополнительными протоколами Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод представляет собой наиболее эффективную нормативную систему защиты прав человека. Ее участниками являются государства - члены Совета Европы, ответственность которых за соблюдение предусмотренных Конвенцией прав и свобод обеспечивается судебным механизмом. Присоединение России к Европейской конвенции открыло возможность для граждан РФ обращаться в Европейский суд по правам человека с жалобами на государственные органы, нарушающие права и свободы, предусмотренные Конвенцией.

Правовой основой для Конвенции СНГ послужили общепризнанный принцип уважения прав человека и основных свобод и универсальные и региональные акты о правах человека. В ней прямо указывается, что государства-участники должны обеспечивать изложенные в Конвенции права и свободы каждому человеку, находящемуся под их юрисдикцией. Для наблюдения за выполнением Конвенции был создан специальный орган - Комиссия по правам человека Содружества Независимых Государств (КПЧ СНГ).

Наряду с комплексными международно-правовыми актами, устанавливающими права и свободы человека и охватывающими все их виды, существуют договоры о защите отдельных прав и договоры, регламентирующие статус определенных лиц. Как и комплексные, они бывают универсальные и региональные.

К универсальным актам первой категории относятся прежде всего акты, направленные на предупреждение и пресечение посягательств на жизненно важные интересы как больших групп людей, так и отдельной личности:

- Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.;

- две конвенции об упразднении рабства и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1926 и 1956 гг.;

- Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г.;

- Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.;

- Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.

Во второй категории договоров о правах человека всеобщий интерес представляет регламентация труда и условий трудовой деятельности. Этим вопросам посвящены многочисленные акты, принятые в рамках Международной организации труда (МОТ). Среди них можно выделить такие как:

- Конвенция об инспекции труда 1947 г. и Протокол к ней 1995 г.;

- Конвенция об охране заработной платы 1949 г.;

- Конвенция об упразднении принудительного труда 1957 г.;

- Конвенция о регулировании вопросов труда 1978 г.;

- Конвенция о безопасности и гигиене труда в производственной сфере 1981 г.

В группе международных договоров данной категории большое внимание уделяется защите прав женщин в сфере как общественной, так и личной жизни:

- Конвенция о политических правах женщин 1953 г.;

- Конвенция о гражданстве замужней женщины 1957 г.;

- Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1980 г.

Настоятельная потребность в защите прав детей обусловила заключение международных договоров, специально посвященных несовершеннолетним:

- Конвенция о минимальном возрасте для приема на работу 1973 г.;

- Конвенция о правах ребенка 1989 г.;

- Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 г.;

- Конвенция о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда 1999 г.

Примером международных договоров, регламентирующих правовой статус отдельных категорий лиц и предусматривающих их защиту, могут служить:

- Конвенция о статусе беженцев 1951 г.;

- Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г.;

- Конвенция о коренных и ведущих племенной образ жизни народах в независимых странах 1989 г.;

- Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г.

Что касается международных договоров о правах человека, принимаемых на региональном уровне, то наиболее активно специальные акты разрабатываются и принимаются в рамках Совета Европы. Членом этой организации с 1996 г. является Российская Федерация, которая при вступлении в нее уже присоединилась к некоторым европейским конвенциям, и в будущем в связи с политикой интеграции в Европейское пространство процесс присоединения будет продолжен. Защите прав человека посвящены, в частности:

- Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств 1995 г.;

- Европейская социальная хартия 1961 и 1996 гг.;

- Европейская конвенция о предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания 1987 г.;

- Европейская конвенция о гражданстве 1997 г.

После распада Советского Союза выявилась острая необходимость в защите прав бывших граждан СССР, которые были основаны на законодательстве этого государства. В целях признания данных прав в кратчайшие сроки был подписан ряд многосторонних соглашений:

- Соглашение о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности 1992 г.;

- Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 и 2003 гг.;

- Соглашение о гарантиях прав граждан государств - участников СНГ в области пенсионного обеспечения 1992 г.;

- Соглашение о гарантиях прав граждан в области выплаты социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов 1994 г.;

- Соглашение об оказании медицинской помощи гражданам государств - участников Содружества Независимых Государств 1997 г. и др.

Приведенные примеры представляют собой далеко не полный перечень многосторонних актов о правах человека. Нормативными источниками служат и двусторонние международные договоры. Следует особо отметить роль соглашений о правовой помощи, которыми регулируется правовой статус иностранных граждан, гарантируется защита права собственности и ряд других социально-экономических и гражданских прав. В связи с осуществлением хозяйственной деятельности гарантии прав иностранных физических лиц предусмотрены соглашениями о торгово-экономическом сотрудничестве, о взаимном поощрении и защите инвестиций и об избежании двойного налогообложения.

Столь значительное и все возрастающее число источников международного права защиты прав человека свидетельствует о непрерывном процессе гуманизации общественных отношений, в которых личность, человеческая жизнь становятся высочайшей ценностью.

§ 3. Соотношение принципов защиты прав человека,

суверенитета и невмешательства во внутренние дела.

Проблема "гуманитарной интервенции"

Основные принципы международного права, к числу которых принадлежит принцип уважения прав человека, являются взаимосвязанными элементами единой системы. Дополняя друг друга и обладая императивной силой, они служат основой правопорядка в сообществе суверенных государств. Каждый из данных принципов имеет самостоятельное значение, но только "в тесном взаимодействии они могут функционировать должным образом" <1>. В Декларации о принципах международного права 1970 г. специально подчеркивается: "При толковании и применении изложенные выше принципы являются взаимосвязанными, и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других принципов". Этим условием достигаются баланс и стабильность в международных отношениях.







Сейчас читают про: