double arrow

Т Е М А 4. Источники гражданского процессуального права в зарубежных государствах

Вопрос 1. Классификация правовых систем и типы гражданского судопроизводства

Т Е М А 2. Общая характеристика гражданского судопроизводства в зарубежных странах

Своеобразие гражданского судопроизводства в той или иной стране в конечном счете обусловлено общими особенностями данной правовой системы (в единичном проявляется целое). В связи с этим характеристика зарубежного гражданского процесса невозможна без сравнительного анализа существующих правовых систем, результаты которого находят свое отражение в их научной классификации.

Основными элементами (понятиями) классификации правовых систем являются:

· правовая система – право определенного государства (система норм, правопонимание, правотворчество, правоприменение);

· исторический тип права – категория, позволяющая привязать правовую систему к определенному исторически обусловленному экономическому базису, выделить то, что свойственно каждой без исключения правовой системе данной исторической формации;

· правовая семья (в качестве тождественных используются также понятия «правовые круги», «форма правовых систем», «структурная общность») – вспомогательная категория в рамках исторического типа права, используемая для обозначения сходных правовых систем;

· правовая сфера (группа правовых семей) – вспомогательная категория, позволяющая объединять близкие правовые семьи в более крупные подразделения мирового правопорядка;

· правовая традиция – вспомогательная категория, позволяющая подразделять правовые системы по критерию правопонимания, в частности, на религиозные (мусульманское, индусское, иудейское, каноническое право католической церкви) и нерелигиозные; западные (придерживающиеся идеи правового государства) и внезападные (юго-восточное азиатское и африканское обычное право).

Несмотря на некоторые несовпадения существующих авторских классификаций правовых систем (что обусловлено использованием различных критериев)[2], в целом ее можно представить следующим образом:

1. Выделяют две правовые сферы: гражданского (или континентального, романо-германского) права и общего права. Основным критерием классификации выступает система правовых источников;

2. Сфера гражданского права сформировалась под влиянием римского права, в связи с чем для нее характерно деление права на частное и публичное, преобладающее развитие гражданского права, идея кодификации, верховенства закона и подчиненности ему судебной практики (судья применяет уже существующее право), абстрактность правовых норм, их деление на общие и специальные, наличие развитой теории права, неизменное значение науки в создании и совершенствовании правовых норм. Объединяет правовые семьи:

· германскую – Германия, Австрия, Швейцария, Турция, Лихтенштейн, Греция, Япония, Китай, Южная Корея, Таиланд;

· романскую – Франция, Бельгия, Люксембург, Нидерланды, Италия, Испания, Португалия и иные государства – бывшие французские колонии (штат Луизиана в США, провинция Квебек в Канаде, страны Ближнего Востока, Африки, латиноамериканские страны).

3. Сфера общего права сформировалась независимо от влияния римского права в процессе деятельности английских королевских судов, в связи с чем для нее характерно деление права на общее и право справедливости, отсутствие кодификации, непреходящая роль судебной практики в развитии права, существование судебного прецедента, казуистичность (конкретность) правовых норм, преобладающее развитие процессуального права, практическая направленность правовой науки. Представлена англо-американской правовой семьей – Великобритания, США (за исключением Луизианы), Канада (за исключением Квебека), Австралия, Новая Зеландия, Ирландия, бывшие английские колонии в Азии, Африке и Карибском бассейне, Индия.

4. Ряд правовых систем в рамках указанных выше правовых сфер имеют существенные особенности. В ряде классификаций их выделяют в самостоятельные правовые семьи в связи с тем, что они носят смешанный характер или испытывают сильное влияние местных обычаев, либо по идеологическим причинам:

· дальневосточная: Япония, Китай, Южная Корея, Таиланд;

· исламского (или азиатского, мусульманского) права – страны Ближнего Востока;

· африканского права – страны Африки;

· латиноамериканская – страны Латинской Америки (Гаити, Боливия, Мексика;

· индийского права – Индия;

· скандинавская (северная) – страны Северной Европы (Швеция, Норвегия, Финляндия, Дания, Исландия);

· бывшего социалистического права – страны Центральной и Восточной Европы, входившие в бывший соцлагерь;

· социалистическая правовая семья: Китай, Лаос, КНДР, Кампучия, Ангола, Куба, Эфиопия, Мозамбик.

Принадлежность правовой системы к определенной правовой семье накладывает отпечаток на все ее отрасли, в том числе и на способы отправления правосудия (в частности, романская и германская правовые семьи различаются в области процессуального права по процедуре обжалования судебных постановлений). В связи с этим применительно к каждой правовой семье можно говорить о типичных для нее особенностях гражданского судопроизводства (например, о мусульманском гражданском процессе, процессуальном праве Японии и стран Дальнего Востока).

Хотя и не выделяется в самостоятельную правовую семью, но отличается большим своеобразием право США (именуют американизированной версией английского права). Как отмечает американский исследователь К. Осакве, национальные особенности гражданского процесса США касаются способов досудебного собирания доказательств (discoveri), способов соединения исковых требований (процедура классового иска – class action), масштабного применения суда присяжных, предоставления судам чрезвычайно широкой подсудности в виде так называемых tag jurisdiction (преходящей подсудности) и long-arm jurisdiction (долгорукой подсудности)[3].

Учитывая объединение правовых семей в правовые сферы, выделяют два основных, исторически сложившихся типа гражданского судопроизводства:

· инквизиционный (или следственный – inqustorial) – характерен для сферы континентального права;

· состязательный (или адверсари, система противоборства сторон – adversary) – в сфере общего права.

Названные типы судопроизводства отличаются по ряду признаков: состав источников ГПП, кодификация правил об отправлении правосудия, особенности содержания отдельных принципов гражданского процесса (в частности, состязательности, устности), степень формализованности и дифференциации процессуальной формы, наличие специфических процессуальных институтов (в частности, в англо-американском процессе групповых исков, суда присяжных и правил, обусловленных его существованием[4], в романо-германском – конструкции превентивного иска. Однако основным (определяющим) отличительным признаком, как указывает И. В. Решетникова[5], является положение суда и сторон в процессе, которое обусловливает в первую очередь специфику судебного доказывания.

Вопрос 2. Адверсари система (общая характеристика)[6]

Состязательный тип гражданского судопроизводства характеризуется пассивной ролью суда, высокой степенью активности сторон, принадлежностью им инициативы в ведении дела на всех стадиях процесса и возможности контролировать процедуру исследования доказательств.

Стороны через своих адвокатов осуществляют подготовку дела к судебному разбирательству (собирают доказательства, решают вопрос о вызове свидетелей, назначении экспертизы, обмениваются состязательными бумагами, собранными по делу доказательствами), а также практически без вмешательства суда проводят слушание дела (адвокаты произносят вступительные и заключительные речи, представляют доказательства, допрашивают свидетелей, исследуют письменные и вещественные доказательства).

Суд выступает в качестве стороннего наблюдателя за ходом процесса, в задачи которого входит оценить то, что собрали, представили и исследовали стороны, и, применив надлежащий закон, вынести решение по делу.

Роль суда заключается также в осуществлении контроля над ведением дела (поддержании порядка в зале судебного заседания, обеспечении соблюдения процедуры и принципа равенства сторон), и в разрешении процессуальных вопросов и разногласий сторон (например, протестов о снятии заданных свидетелю вопросов, ходатайств об отложении разбирательства, о выдаче судебного приказа для раскрытия доказательств).

Активность сторон и пассивность суда обусловили ряд иных характерных черт состязательного процесса:

· значимая роль адвоката в рассмотрении дела (юридически несведущие стороны, не имея суд в качестве помощника, вынуждены обращаться к адвокатам);

· допрос свидетеля строится в форме «вопрос-ответ» и проводится в два этапа: основной (прямой) допрос, осуществляемый адвокатом стороны, вызвавшей свидетеля, и перекрестный – допрос свидетеля адвокатом противоположной стороны;

· так называемые партизанские методы ведения дела – процессуальные правила, позволяющие сторонам использовать все доступные им средства для отстаивания своей позиции и отклонения судом доказательств противника (например, применять методы дискредитации свидетелей или подрыва доверия к ним);

· особое значение личных средств доказывания, способных оказать на судью необходимое психологическое воздействие и заставить его поверить в истинность отстаиваемой стороной позиции (письменные и вещественные доказательства, если адвокат хочет привлечь к ним внимание суда, исследуются через свидетельские показания);

· действие принципа формальной (судебной) истины, в соответствии с которым в задачи суда входит разрешение спора между сторонами на основе представленных ими материалов, а не выяснение действительных обстоятельств дела.

Вопрос 3. Следственный процесс (общая характеристика)

В силу исторических причин в континентальной правовой сфере превалирует следственное начало гражданского процесса, предполагающее активную роль судьи в рассмотрении гражданского дела. Вместе с тем термины «инквизиционный», «следственный» применительно к гражданскому процессу в странах романо-германской группы носят условный характер. Инквизиционная система в ее классическом виде (признаками которой являлись тайность, письменность, недопущение процессуального представительства, формальная оценка доказательств) перестала существовать еще в XIX в. в результате судебных реформ, вызванных волной буржуазных революций. Современный континентальный процесс имеет смешанные черты следствия (как результат изначальной принадлежности к инквизиционной системе) и состязательности. При этом инквизиционный характер процесса связывается, главным образом, с особенностями организации подготовительной стадии и процедуры исследования доказательств в ходе судебного слушания (осуществляются под руководством суда и при его активном участии).

В инквизиционном процессе роли сторон и суда распределяются диаметрально противоположно состязательному процессу: суд активен при рассмотрении дела, играет роль следователя, стороны относительно пассивны.

Суд осуществляет подготовку дела к судебному разбирательству, контролирует собирание доказательств (определяет предмет доказывания, распределяет обязанности по доказыванию, решает вопрос о назначении экспертизы, приобщении представленных доказательств к материалам дела), устанавливает пределы доказывания (т. е. круг необходимых и достаточных доказательств), руководит исследованием доказательств в судебном заседании.

Сторонам принадлежит ограниченная инициатива, которая распространяется на распорядительные действия (признание иска, отказ от иска, заключение мирового соглашения и т. д.) и ряд иных процессуальных действий, опосредованных их правами (заявлять ходатайства, отводы
и т. д.).

Отведенная суду роль следователя обусловила следующие специфические черты континентального процесса:

· необходимость представительства сторон профессиональными юристами (адвокатская монополия) для защиты их интересов во взаимоотношениях с судом;

· опосредованность всех правоотношений, возникающих в процессе, судом (стороны самостоятельно не обмениваются состязательными бумагами, вопросы допрашиваемым задаются не напрямую, а через суд);

· наделение суда, в задачи которого входит установление истины по делу, правом обязать стороны представить дополнительные доказательства, назначить проведение повторной или дополнительной экспертизы, а в ряде государств (Австрия, Германия, Скандинавские страны, Греция) также правом в случаях и в пределах, предусмотренных законом, собирать доказательства по собственной инициативе (так называемый принцип самостоятельного расследования фактов);

· отсутствие контроля сторон над дачей показаний свидетелем – последнему предоставляется возможность в свободной форме изложить обстоятельства дела, после чего ему могут быть заданы вопросы. Руководит допросом свидетеля суд, который вправе задавать ему вопросы, не дожидаясь ходатайства стороны;

· процесс носит эпизодический характер в силу допущения отложения судебного разбирательства с целью дополнения материалов.

Американский исследователь К. Осакве отмечает также такие особенности романо-германского процесса, как: субъективный стандарт доказывания, применение института судебного поручения, полнота досудебного разглашения доказательств по делу, наделение апелляционного суда правом проверки фактической стороны дела (de novo review); правило оплаты всех судебных расходов проигравшей стороной (looser pays all); право суда выйти за пределы исковых требований; отказ от дословного ведения протокола судебного заседания; анонимность судебного решения и неразглашение особого мнения судей; сохранение процедурной связи с уголовным процессом в виде освобождения от доказывания фактов, установленных вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу, и допущения гражданского иска в уголовном процессе; придание нотариальным документам повышенной доказательственной силы; мягкий подход к принципу формальности (отмена решения суда лишь в случае существенных процессуальных нарушений); менее строгие санкции за проявление неуважения к суду; инквизиционный менталитет судьи, подбираемого не из ряда бывших адвокатов; несколько иные подходы к пониманию последствий вступления решения в законную силу, которые в англо-американском праве выражены принципами res judicata (claim preclusion) и collateral estoppel (issue preclusion)[7].

Вопрос 4. Тенденции развития и общие особенности современного гражданского судопроизводства[8]

Основная тенденция в развитии современного ГПП состоит в двустороннем сближении типов отправления правосудия. Современная континентальная система судопроизводства, как указывалось, носит смешанный характер, сочетая инквизиционные и состязательные начала. Англо-американский процесс, совершенствуясь, также воспринимает в том или ином объеме некоторые черты континентальной системы.

Сближение систем судопроизводства идет по следующим направлениям:

1. Изменение традиционного для каждой из них соотношения закона и судебной практики в числе источников ГПП. В странах состязательной системы правосудия наблюдается тенденция возрастания роли закона, а в континентальной – судебной: на суды возлагается обязанность следовать определенному прецеденту, линии, установленной прецедентом, принципам, выведенным вышестоящими судами на основе обобщения судебной практики (например, в Венгрии принципиальные решения Верховного суда обязательны для всех судов).

2. Действие сходных принципов процесса (см. следующую лекцию). Изначальная принадлежность правовой системы к инквизиционному или состязательному типу отправления правосудия обусловливает некоторые различия в содержании процессуальных принципов, однако они постепенно снимаются. В частности, развитие процесса на основе принципа состязательности в обеих системах понимается в настоящее время как оптимальное соотношение активности сторон и суда, как принцип кооперативности по терминологии немецких процессуалистов. В англо-американской системе усиливается активность суда в руководстве движением дела (например, в результате реформы английского судопроизводства 1999 г. суд наделен широкими полномочиями давать сторонам разъяснения, принимать соответствующие определения, позволяющие обеспечить быстрое и с наименьшими затратами разбирательство), в континентальной системе она в значительной степени уступает место инициативе сторон (например, в соответствии с изменениями гражданского процессуального законодательства 1996 г. в России суд освобожден от обязанности и лишен права собирать доказательства по собственной инициативе; ГПК РФ 2002 г. придал состязательный характер стадии подготовки дела к судебному разбирательству).

В качестве общих тенденций в развитии гражданского процесса можно выделить также:

· дифференциацию гражданского судопроизводства – в обеих системах существуют особенности рассмотрения дел в различных звеньях судебной системы, отдельных категорий дел, упрощенные процедуры, специализированные суды (тема 5, вопрос 2);

· развитие альтернативных и досудебных процедур как способов решения проблем доступности судебной защиты, загруженности судов (тема 5, вопрос 1);

· поддержание государством сильной судебной власти (путем обеспечения независимости судей, расширения судебной подведомственности, совершенствования гражданского процессуального законодательства).

В плане общей характеристики современного состояния ГПП зарубежных стран следует указать на его повсеместное реформирование (в частности, реформы судопроизводства в Англии, Германии, Франции, Венгрии, странах СНГ).

Т Е М А 3. Реализация основных принципов гражданского процессуального права в различных правовых системах мира [9]

Одной из характеристик современного ГПП является действие единых принципов отправления правосудия, что обусловлено:

· постепенным сближением типов гражданского судопроизводства;

· унификацией отдельных принципов судопроизводства с целью обеспечения интеграционных процессов.

В частности, Европейская конвенция о правах человека (ст. 6) гарантирует каждому право при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом и возлагает на национальных судей обязанность мотивировать выносимые постановления, закрепляя тем самым общие принципы гражданского процесса, которых должны придерживаться все государства-участники:

· эффективности (доступности) судебной защиты нарушенного или оспариваемого права;

· справедливости;

· публичности (гласности);

· независимости и беспристрастности суда;

· разумности;

· мотивированности.

Содержание указанных принципов конкретизируется в практике Европейского суда по правам человека (далее ЕСПЧ).

Принцип эффективности правосудия толкуется таким образом, что суд, при условии соблюдения установленных ст. 6 Конвенции гарантий, признается наиболее эффективным органом для восстановления прав. В связи с этим любое государство должно в рамках своей юрисдикции обеспечить каждому лицу право на рассмотрение его требований в суде. Право обратиться в суд не рассматривается как абсолютное, оно может ограничиваться (например, путем установления обязательного досудебного порядка разрешения спора, обязанности уплатить государственную пошлину, нанять адвоката и т. п.), но при условии, что это не наносит ущерба самому существу этого права. ЕСПЧ усматривает нарушения данного принципа в следующих случаях:

· если национальные суды или органы административной юстиции неправомерно отказывают в праве на обращение в суд;

· если при всей формальной доступности обращение в суд невозможно по причине обременительных расходов или сложных процедур.

Принцип справедливости определяется как право на справедливое судебное разбирательство и включает соблюдение:

· требований к органу, осуществляющему правосудие. Безотносительно к его наименованию (например, панчаяты в Индии, независимые исполнительные сенаты и коллегиальные учреждения, выполняющие судебные функции, в Австрии) судебный орган должен отвечать требованиям независимости от исполнительной власти и сторон, наличия регламента назначения его членов и срока пребывания их в должности, беспристрастности;

· правила о «равенстве исходных условий», согласно которому стороны судебного разбирательства (в том числе и в делах, где стороной является государство) должны иметь равную возможность представить свое дело и ни одна из них не должна пользоваться какими-либо существенными преимуществами по сравнению с противоположной стороной. Например, ГПП Германии в соответствии с принципом равенства сторон содержит требование, что разъяснение истцу судом его процессуальных прав (в частности, права увеличить размер иска) допускается только при условии оказания такой помощи обеим сторонам. В качестве одной из важнейших процессуальных гарантий, обеспечивающих равенство сторон, во многих государствах признается обязательность письменного отзыва ответчика на исковое заявление (или так называемый обмен состязательными бумагами) с целью предоставления сторонам равных возможностей для подготовки к процессу. В числе гарантий равенства исходных позиций законодательство ряда государств закрепляет принцип адвокатской монополии (требование об обязательном представительстве сторон адвокатами).

Одной из общих проблем правосудия является проблема обеспечения наряду с формальным реального равенства сторон, в связи с чем широкое распространение получило право общественного интереса (далее – ПОИ) – правовой институт, устанавливающий гарантии представительства в суде интересов лиц, которые в силу возраста, физического или психического состояния, имущественного статуса, правового положения или по другим объективным основаниям не могут на должном уровне осуществлять защиту своих интересов в суде. Это, в частности, нормы, регулирующие: а) оказание бесплатных или по сниженным ставкам правовых услуг; б) защиту плохо представляемых интересов: прав потребителей, права на здоровую окружающую среду и т. п.; в) защиту определенных социальных групп людей (бедных, расовых и национальных меньшинств, несовершеннолетних).

В различных правовых системах ПОИ имеет разные акценты. Например, в США, Нидерландах – это деятельность специализированных адвокатских фирм по оказанию бесплатной или по сниженным ставкам правовой помощи (так называемая социальная адвокатура), в странах бывшего СССР – институт участия в гражданском процессе прокурора, государственных органов, юридических лиц и граждан, от собственного имени защищающих интересы других лиц, в Западной Европе – система государственной материальной помощи. Своеобразный способ оказания помощи «слабой» стороне предусматривают Федеральные правила гражданского процесса США, которые разрешают адвокату, не участвующему в деле, выступить в защиту определенного лица либо общества в целом в качестве так называемого «друга суда», письменно изложив свою юридическую позицию по делу.[10]

В рамках ПОИ особое место занимает так называемое «право бедности», регулирующее вопросы оказания материальной помощи малоимущим гражданам при ведении дел в суде: в частности, нормы, предоставляющие им право на получение от государства или общественных организаций пособия на покрытие судебных расходов и оплату помощи адвоката или предусматривающие отнесение этих расходов полностью или в части на счет государства. Международные стандарты доступности правосудия возлагают на национальные правительства обязанность обеспечивать финансирование и другие ресурсы для оказания юридической помощи несостоятельным гражданам и закрепляют значение бесплатной юридической помощи как элемента современного правового государства.

Принцип публичности (гласности) включает требования:

· о рассмотрении гражданских дел в открытом судебном заседании, в соответствии с которым на суд возлагается обязанность обеспечить доступ публики в зал заседания;

· о публичном объявлении решении суда.

Гласность рассматривается как средство, направленное против явного пристрастия, вымогательства и взяточничества судей, а также способствующее правдивости свидетелей и удерживающее стороны от недобросовестных исков, заведомо ложных заявлений, недобросовестного отрицания фактов.

В интересах сохранения различного рода тайны Конвенция допускает исключения из правила об открытом слушании дела. В частности, пресса и публика могут не допускаться на судебное разбирательство либо его часть по соображениям морали, общественного порядка или общественной безопасности в демократическом обществе, а также если это требуется в интересах несовершеннолетних, для защиты частной жизни сторон или – в той мере, в какой это, по мнению суда совершенно необходимо, – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушила бы интересы правосудия (ст. 6 Конвенции). Кроме того, ЕСПЧ определил, каждому предоставляется возможность отказаться от своего права на публичное судебное разбирательство с сохранением полномочия национального суда не принимать подобный отказ, если закрытое слушание противоречит общественным интересам.

Гражданское процессуальное законодательство зарубежных стран предусматривает исключения из принципа публичности, как правило, в двух вариантах, допуская проведение закрытого заседания:

1) по отдельным категориям дел. Например, в Англии оно допускается если в процесс вовлечены несовершеннолетние (в том числе как свидетели), либо дело касается «секретов производства», либо опубликование доказательств может причинить ущерб национальным интересам, либо в деле о признании брака недействительным исследуются доказательства о сексуальной неполноценности; во Франции – при обоюдном согласии сторон, на стадии судебных прений в бракоразводном процессе, по делам о разделе имущества, лишении и восстановлении родительских прав, получении внебрачным ребенком фамилии отца; в Германии – по делам, вытекающим из правоотношений между родителями и детьми, брачно-семейным, о помещении в медицинское учреждение; в России – по делам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, тайну усыновления, по ходатайству лица, ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой или иной охраняемой законом тайны, на неприкосновенность частной жизни, а также в случае массового нарушения порядка гражданами, присутствующими в судебном заседании;

2) в отдельных судах (например, в канцлерском отделении Высокого суда Англии, в ряде специализированных судов).

Что касается судебного решения, то в соответствии с практикой толкования принципа публичности ЕСПЧ оно всегда должно объявляться публично или же, если в соответствии с установленной национальным законодательством процедурой судебное постановление выносится в письменном виде и не оглашается (как правило, постановление суда высшей инстанции),– публиковаться. Например, в соответствии с принципом гласности публикуются постановления канцлерского отделения Высокого суда Англии. Тем не менее законодательство ряда зарубежных стран содержит исключения из данного правила. В частности, в России решения судов объявляются публично, за исключением случаев, когда это затрагивает права и законные интересы несовершеннолетних.

Принцип публичности может включать в себя и иные элементы: например, открытость для каждого материалов дела (трудовые суды Израиля), возможность освещения их в печати (Франция, Словения), обязательное наряду с оглашением опубликование судебных решений (трудовые суды Швеции), открытость судопроизводства для сторон (Германия), обязанность суда в предусмотренный законом срок до начала судебного заседания известить общественность о дате и предмете рассмотрения (Китай).

Принцип независимости и беспристрастности суда предусмат-
ривает:

· разделение властей и отсутствие над судами или судьями контроля несудебных структур;

· независимость состава суда от сторон по делу;

· отсутствие предубеждения или предвзятости.

Современное конституционное и гражданское процессуальное законодательство большинства государств содержит комплекс гарантий личной и функциональной независимости судей, в число которых в различных вариантах входят:

1) правовое регулирование требований к кандидатам в судьи для исключения их политических назначений;

2) регулирование порядка пребывания судей в должности. В этом отношении все страны могут быть разделены на две группы:

а) устанавливающие правило о несменяемости судей, в соответствии с которым изменение судейского состава происходит лишь путем естественной убыли (достижения пенсионного возраста, добровольной отставки, продолжительной болезни) или явной непригодности, факт которой устанавливается в особом порядке – Англия, Италия, Германия, Нидерланды, Россия (за исключением мировых судей, назначаемых на срок не более 6 лет), Бельгия, Венгрия, Греция, Ирландия, Исландия (за исключением трудовых судов), Кипр, Молдова;

б) предусматривающие непродолжительное пребывание судей в должности: например, США – 2–6 лет, Франция – 2–3 года.

Общей чертой является наличие в законе оснований для увольнения судьи, исключающее их отстранение от должности в связи с тем, что их решения не соответствуют ожиданиям правительства или иных структур (например, организации, выдвинувшие непрофессиональных судей специализированных судов, не вправе отозвать их или перевести на другую должность);

3) регулирование порядка оплаты труда судей для исключения над ними несудебного контроля (например, в Англии размер судейского жалованья устанавливается парламентом; непрофессиональные судьи специализированных судов в большинстве государств получают от выдвинувших их организаций не зарплату, а компенсацию за потерю заработка по основному месту работы);

4) ограничение участия судей в политической жизни и совмещения ими иных должностей;

5) особый порядок привлечения судей к дисциплинарной ответственности (запрещающий применение санкций за вынесенные решения, допускающий перевод судьи только с его согласия и т. п.);

6) правило о подчинении судьи только закону и предоставлении ему права не применять закон, противоречащий Конституции;

7) обеспечение невмешательства в деятельность судьи (как правило, путем установления ответственности за угрозы или посягательство на судью во время исполнения обязанностей, а также в иных формах: например, французское законодательство предусматривает наказание лиц, которые пытаются дискредитировать деятельность суда или судебное решение; ГПК Молдавии запрещает проводить митинги, демонстрации с целью оказания воздействия на судью на расстоянии менее 25 метров от здания суда; § 26 Закона ФРГ о судьях 1961 г. предоставляет судье право обратиться в специальный судейский дисциплинарный суд, если действия вышестоящего должностного лица, по мнению судьи, затрагивают его независимость; аналогично в Греции любое указание, рекомендация или предложение, направленное судье вышестоящим должностным лицом по поводу вопроса по существу или процедуры в рамках производства по конкретному делу недопустимо и рассматривается как дисциплинарный проступок)

8) закрепление судебного иммунитета – запрета на иски к судье за произнесенные в ходе судебного разбирательства слова либо совершенные действия (например, во Франции за вред, причиненный судьей в ходе выполнения своей судебной обязанности, потерпевший может предъявить иск против самого государства, но не против судьи). Данное правило существует не во всех странах – в частности, исключение составляют Андорра, Греция (освобождение должностных лиц от ответственности считается несовместимым здесь с понятием демократии и правового государства);

9) право участников процесса на отвод судьи;

10) запрет рассмотрения судьей дела, в котором он принимал ранее участие в ином качестве (стороны, свидетеля и т.п.);

11) запрет на участие в апелляционной процедуре судьи, вынесшего решение;

12) специальное регулирование процессуальных отношений судьи с атторнейской службой (прокуратурой) как организацией, представляющей и защищающей интересы правительства (в частности, правило о необязательности для суда мнения прокурора);

13) пересмотр судебного акта только в процессуальном порядке.

В ряде государств существуют специфические гарантии независимости судей. Например, в Конституции Германии закреплено, что никому не может быть отказано в доступе к его «законному судье», для определения которого решающим является распределение дел среди судей перед началом каждого судебного года – решение суда, состав которого был определен произвольно без учета данного принципа, при апелляции не будет подтверждено независимо от его содержания (аналогичное правило, именуемое принципом судьи, юрисдикция которого определена законом, предусмотрено в Греции). По мнению американских исследователей, несовместим с принципом независимости судей административный контроль Министерства юстиции над судами (в плане кадровой политики, проведения аттестации судей, программ по повышению их квалификации), допускаемый в странах романо-германской группы.

Принцип разумности устанавливает требование о том, чтобы продолжительность судебного разбирательства, с учетом характера дела, не выходила за пределы разумного срока.

Для реализации указанного принципа в законодательстве ряда государств закреплены общие и специальные сроки рассмотрения гражданских дел или же, как, например, в Германии, предусмотрено правило о том, что слушание дела должно быть назначено на ближайшее возможное время; установлены законом или судье предоставлено право определять сроки совершения отдельных процессуальных действий (в частности, предоставления средств оспаривания и защиты, направления дела в вышестоящую инстанцию). В России преднамеренное грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданную волокиту при рассмотрении гражданского дела расценивается с учетом конкретных обстоятельств как совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи. В Словении любая из сторон, полагающая, что суд безосновательно затягивает процесс, вправе обратиться с жалобой к председателю суда или в Министерство юстиции.

Практика ЕСПЧ свидетельствует о многочисленных случаях нарушения данного принципа, в связи с чем актуальной является проблема сокращения сроков рассмотрения дела. Частично она решается путем введения различных упрощенных (суммарных) процедур. Например, предоставленное в Нидерландах председателям окружных судов право разрешать не терпящие отлагательства гражданские дела (о забастовках, выселении, диффамации, порнографии, соглашении между родителями о посещении детей после развода) с вынесением решения о предварительном судебном запрете, позволило сократить общестатистический годичный срок рассмотрения дела до 6 недель.

Принцип мотивированности заключается в обязанности суда мотивировать выносимые постановления. Данная обязанность суда закреплена процессуальными нормами большинства стран, хотя как принцип процесса рассматривается лишь в Бельгии и Нидерландах. В ряде случаев национальное законодательство в целях процессуальной экономии допускает некоторые исключения из принципа мотивированности. Например, в соответствии с индийским Законом о провинциальных судах малых исков, для которых предусмотрена упрощенная процедура рассмотрения дела, решение данного суда может быть немотивированным.

К общим принципам зарубежного гражданского процесса следует отнести также:

Принцип состязательности (предоставления доказательств); тема 2, вопросы 2, 3, 4.

Принцип автономии сторон (диспозитивности), которому соответствует право распоряжения сторон объектом спора и процессуальными средствами защиты или нападения. Данный принцип свойствен гражданскому процессу всех современных государств независимо от содержания принципа состязательности (даже принимая на себя в континентальной системе права активную роль в собирании доказательств, суд осуществляет это в пределах взаимных требований сторон).

Диспозитивность гражданского процесса включает:

· право лица обратиться в суд за защитой, выраженное формулами «никто не может быть принужден к предъявлению иска против своей воли» и «нет суда без истца». В соответствии с данным принципом законодательство зарубежных стран допускает возбуждение гражданского дела только по инициативе заинтересованных лиц. Возможность возбуждения дела в защиту лица, чьи права и интересы нарушены, другим лицом (в частности, прокурором) строго ограничена случаями, предусмотренными законом. Например, в Испании право предъявить иск от имени работника в трудовой суд предоставлено инспектору труда, обнаружившему нарушение трудового законодательства; в Польше право возбуждения дел о взыскании алиментов, охране прав потребителей окружающей среды, авторских прав предоставлено общественным организациям. Некоторое ограничение принципа диспозитивности, в плане добровольности обращения лица в суд, представляет институт принудительных встречных исков в США, согласно которому если ответчик не заявит иск, вытекающий из того же события или сделки, он лишается права заявить его в последующем; ГПП Германии предусматривает возможность возбуждения по инициативе самого суда дела о назначении опекунства над малолетними;

· право истца на определение размера требуемой от суда защиты, что соответствует выражению «Суд не должен выходить за пределы требований сторон». Например, в Германии суд не полномочен присуждать сторонам то, чего они не требуют (в частности, проценты, плоды, реально причитающееся стороне возмещение, размер которого превышает заявленный в исковых требованиях), а может лишь разъяснить истцу право увеличения исковых требований (без заявления требования суд решает только вопрос о распределении судебных расходов).

Что касается возможности изменения исковых требований, то в отличие от классической формы диспозитивности современное гражданское процессуальное законодательство предоставляет такое право истцу, но в пределах, предусмотренных законом. Например, весьма ограничено оно в англо-американской системе права – истец вправе изменить заявление один раз до получения объяснений ответчика и позднее с разрешения суда или согласия ответчика. Изменение иска в Германии допускается при согласии ответчика или если суд сочтет его целесообразным (при этом не считается изменением иска дополнение или исправление фактических или правовых выводов, расширение или ограничение искового заявления по существу или по части дополнительных требований, требование вместо первоначального иного предмета или интереса по причине изменения, наступившего в последующем). Согласие ответчика на изменение иска презюмируется, если он, не возражая против новации, принял участие в рассмотрении дела по существу. В Венгрии не допускается одновременное изменение предмета и основания иска; при этом основание иска может быть изменено только при условии, что это не затруднит защиту ответчика (данное обстоятельство оценивается судом). В Австрии изменение исковых требований допускается, если это не будет значительным осложнением или затягиванием процесса и измененный иск входит в подсудность данного суда; ответчику предоставляется право возражать против полного изменения первоначальных
требований;

· право истца на отказ от иска, мирное урегулирование спора с ответчиком, право ответчика на признание иска. В зарубежном гражданском процессе мировое соглашение сторон рассматривается как гражданско-правовой договор, в силу чего данное волеизъявление сторон подлежит безусловному принятию судом (его контрольные функции сводятся лишь к проверке дееспособности сторон и полномочий представителя). Как исключение из данного правила в ряде государств (в частности, в Германии, Франции) мировое соглашение сторон и признание иска ответчиком не допускаются при рассмотрении некоторых категорий дел, вытекающих из брачно-семейных отношений (о расторжении брака, о правоотношениях между родителями и детьми), и иных, когда удовлетворение требований одной стороны в силу закона не находится в ведении другой стороны. Допускается также отзыв иска без отказа истца от права требования (не препятствует повторному обращению в суд с тем же требованием). В ряде государств (Австрия, Венгрия) осуществление истцом данного распорядительного действия после начала рассмотрения дела по существу поставлено в зависимость от согласия ответчика.

Принцип согласительной процедуры (термин взят из гражданского процесса Китая), предполагающий возложение на суд обязанности принимать все предусмотренные законом меры к примирению сторон. В частности, реформа английского судопроизводства 1999 г. предоставляет обеим сторонам право в любой момент до или в ходе судебного разбирательства делать предложение о мировом урегулировании, а также предусматривает по ряду категорий дел (из причинения вреда личности, диффамации, медицинской и профессиональной небрежности) введение специальной процедуры pre-action protocol, предполагающей обязанность истца в письменной форме проинформировать ответчика о намерении обратиться в суд, после чего иск может быть подан лишь через 3 месяца.

Принцип контроля, единства и развития права является признанием необходимости проверки судебных постановлений с целью обеспечения единообразия судебной практики. Будучи выраженным в праве граждан на обжалование судебного решения, данный принцип, хотя и под разными наименованиями (указанное взято из гражданского процесса Нидерландов, в Польше он именуется принципом инстанционности), существует во всех правовых системах и, как правило, включает:

· право на апелляцию, предполагающее возможность пересмотра дела по существу судом второй инстанции (принцип двух инстанций);

· право на проверку законности решения судом третьей инстанции (принцип юридической проверки решения).

В ряде государств право на апелляцию существует только в исключительных случаях. В частности, в Англии на принесение апелляционной жалобы требуется получение разрешения (зависит от цены иска). В результате в английском гражданском процессе, по сути, действует принцип окончательности судебных постановлений, что приводит к децентрализации судебной системы.

Принцип устности (слушания) регулирует форму представления суду и исследования процессуального материала. Данный принцип в его современном содержании включает одновременное применение обеих форм общения суда с участниками процесса: и устной, и письменной. Объем письменного элемента различается в зависимости от типа судопроизводства. В континентальном процессе в силу исторических причин письменное начало конкурирует с устностью, что проявляется, в частности, в особом отношении к письменным и вещественным доказательствам, в предоставлении судье возможности проведения предварительного письменного заседания для подготовки дела к слушанию (например, в Германии), в допущении письменного рассмотрения дела в случаях, предусмотренных законом (например, в Германии по спорам до 1500 евро или при обоюдном согласии сторон; в Исландии – если судья сочтет, что устные дебаты не смогут в достаточной степени прояснить факты), в характерной для стран континентальной Европы (за исключением Нидерландов) письменной процедуре рассмотрения дела судом второй инстанции. Наглядным примером активного использования письменной формы общения суда с участниками процесса в континентальной системе права является право стороны в гражданском процессе Японии ответить на вопрос судьи не в судебном заседании, а позднее в письменном заявлении.

В системе общего права допускаются лишь некоторые элементы письменности. В частности, как исключение из принципа устности в Англии предусмотрен обмен сторон письменными показаниями свидетелей на подготовительной стадии процесса, в США – использование показаний свидетелей, полученных в порядке обеспечения доказательств.

Принцип единоличного и коллегиального рассмотрения дела регулирует формирование состава суда. В большинстве государств оно подчиняется следующим правилам:

1. В суде первой инстанции дело рассматривается единолично или коллегиально: коллегией профессионалов или с участием (например, в Албании, Венгрии, Словацкой Республике, Словении, Польше, Норвегии, Китае, семейные дела в Швеции) непрофессиональных судей.

Правило о включении в состав суда непрофессиональных судей зачастую рассматривается как самостоятельный принцип судопроизводства, именуемый участием граждан в осуществлении правосудия (например, в Польше). В зависимости от того, решают ли непрофессиональные судьи только вопросы факта или же наряду с профессиональным судьей и вопросы права, они подразделяются на суд присяжных (характерен для стран общего права) и заседателей (именуемых социальными, почетными судьями). Последние по общему правилу имеют равные права с профессиональным судьей, за некоторыми исключениями (например, в Польше непрофессиональный судья не может председательствовать на судебном заседании и выполнять функции профессионального судьи вне рамок судебного заседания).

Для стран общего права характерно единоличное рассмотрение дела, за исключением сферы суда присяжных (в Англии – дела о диффамации, в Ирландии – в Высоком суде дела о разводе и завещательных распоряжениях, в США – иски, вытекающие из общего права, на сумму, превышающую установленный законодательством штата размер) и ряда категорий дел (в частности, о признании закона неконституционным), которые в США рассматриваются тремя профессиональными судьями.

В континентальной системе происходит постепенный переход от коллегиального (обычно в составе 3 судей) к единоличному рассмотрению дела по первой инстанции. В частности, изменения, внесенные 1 января 2000 г. в ГПК Германии, предусматривают единоличное рассмотрение гражданских дел всеми судами первой инстанции, за исключением случаев, предусмотренных законом; аналогичное положение содержит новый ГПК РФ; законодательство Италии после реформы 1999 г. В Бельгии, Нидерландах коллегиально рассматриваются лишь наиболее сложные дела; в Исландии – имеющие большое общественное значение; в Австрии, Норвегии, Эстонии – по требованию сторон. Рассмотрение дела одним судьей предусмотрено во Франции, Люксембурге, Словении, Польше в низших звеньях судебной системы; в Швеции – при незначительной цене иска. Во Франции сторонам также предоставлено право отказаться от коллегиального состава суда.

Своеобразным отступлением от принципа коллегиальности в континентальной системе является институт делегированного судьи (полная или частичная передача функций коллегиального состава суда одному судье). Например, в Германии по делам, для рассмотрения которых ГПК предусматривает коллегиальный состав, суд может, если дело не представляет особой сложности, делегировать одного судью присутствовать на судебном слушании и принимать решение единолично от имени суда (полное делегирование). Традиционной моделью частичного делегирования (существует во Франции) является поручение ведения судебного заседания одному судье с сохранением коллегиальности в принятии решения. Однако, в связи с признанием данной практики противоречащей принципу непосредственности (судья, принимающий решение, должен лично присутствовать на судебном заседании и участвовать в исследовании доказательств), она в настоящее время видоизменяется. Например, в Германии частичное делегирование допускается только в форме поручения судье совершения от имени коллегиального состава суда лишь отдельных процессуальных действий (таких как попытка примирения сторон, принятие доказательств по делу).

2. Пересмотр решения суда по общему правилу осуществляется коллегией профессиональных судей (исключение составляет пересмотр решений мировых судей). В частности, Верховный суд США действует в составе 9 судей, Апелляционный суд в Англии – 2 судей, Палата лордов – 2–7 судей, Кассационный суд во Франции – 7 судей, апелляционные суды в Нидерландах – 3 судей. При этом существует тенденция к сокращению численности состава суда. Например, во Франции предварительный анализ поступающих в Кассационный суд жалоб на предмет их недопустимости или явной необоснованности осуществляется сокращенными составами судей, в Нидерландах предусмотрена возможность разрешения апелляций одним судьей.

3. В специализированных судах дела, как правило, рассматриваются смешанными коллегиями профессиональных и непрофессиональных судей. При этом последние привлекаются из числа лиц, представляющих социальную среду спорящих (работников и нанимателей в трудовых судах, деловые круги – в коммерческих) или являющихся экспертами в сфере спорных правоотношений (суды по морским делам, по делам несовершеннолетних).

Принцип формальной (судебной) истины и противопоставляемый ему принцип материальной (объективной) истины регулируют требования к судебному решению.

Принцип материальной истины возлагает на суд обязанность выяснять действительные обстоятельства дела и взаимоотношения сторон. В отличие от этого принцип формальной истины предусматривает соответствие судебного решения представленным доказательствам.

Преобладающее в большинстве стран действие принципа состязательности в таком его понимании, что суд не должен обладать инициативой и правом собирания доказательств, обусловливает тяготение современного гражданского процесса к принципу формальной истины. Вместе с тем степень его проявления различна. В частности, в ряде государств (например, в России) сохраняются важные гарантии объективности судебного решения, среди которых в первую очередь следует отметить полномочие вышестоящего суда отменить решение как постановленное при неполном исследовании обстоятельств дела, право включения в предмет доказывания фактов по инициативе суда независимо от ссылки на них сторон.

Усиление принципа формальной истины связано с такими правилами доказывания как: теория вероятности доказательств; правило концентрации доказательственного материала; связанность суда признанием стороны; использование в качестве доказательства присяги; придание доказательственного значения тому обстоятельству, что сторона препятствует сбору доказательств (тема 7).

Принцип непосредственности предполагает, что:

· судебное решение может быть основано только на том, что происходит во время судебного разбирательства;

· слушание должно осуществляться тем судом, который будет выносить решение по делу.

Как исключение из данного правила законодательство зарубежных стран допускает исследование доказательств только одним из членов суда или другим судом в порядке судебного поручения (Германия), обеспечение доказательств, допрос свидетелей на подготовительной стадии (Франция), применение аффидевита – письменного показания, данного под присягой официальному должностному лицу (США, Англия). Принцип непосредственности также не обеспечивается в полной мере, если национальное законодательство не предусматривает повторное исследование доказательств при замене судей (например, в соответствии с § 309 ГПК Германии право судьи на принятие судебного решения связывается с его участием лишь в последнем устном разбирательстве).

В ряде государств в число принципов гражданского процесса включено правило непрерывности, в соответствии с которым дело должно быть подготовлено так, чтобы рассмотреть его в одном судебном заседании (Россия, Швеция), право быть заслушанным в суде (Германия), принцип единства судов, который заключается в том, что все решения суда должны издаваться от имени государства (Польша).

Вопрос 1. Общая характеристика источников гражданского процессуального права в зарубежных государствах[11]

Правосудие представляет собой одну из функций государственной власти, в связи с чем порядок его осуществления регулируется в основном внутренним (национальным) правом каждого государства. Вместе с тем в последние десятилетия возрастает роль международных соглашений в регулировании судопроизводства, что обусловлено международным признанием основных прав и свобод человека (в частности, права на судебную защиту) и развитием международного экономического сотрудничества. Таким образом, ГПП любой страны в настоящее время включает как внутренние, так и международные источники.

К внутренним источникам ГПП в зарубежных государствах могут быть отнесены:

1. Конституционные акты, закрепляющие основы судоустройства и фундаментальные положения судопроизводства (право каждого на судебную защиту, принцип независимости суда и т. д.).

2. Законы о судоустройстве, регулирующие структуру и компетенцию органов правосудия. Это может быть единый акт, определяющий статус всех судебных органов государства (например, Кодекс судоустройства во Франции от 16 марта 1978 г., Закон «О судебной организации» 1827 г. в Нидерландах) или ряд актов, каждый из которых посвящен отдельной судебной системе (например, в Германии судам общей юрисдикции, судам по трудовым делам) или определенному звену судебной системы (например, в Англии законы о Верховном суде, судах графств, магистратских судах, в Индии – Закон о провинциальных судах малых исков 1887 г., Закон о судах малых исков президентов 1882 г., законы штатов о гражданских судах).

3. Нормативные акты, содержащие основной блок процессуальных норм:

· в континентальной системе права – ГПК (в Швеции – единый Процессуальный кодекс 1948г., регулирующий и гражданское, и уголовное судопроизводство, в Эквадоре – Кодекс гражданского судопроизводства, в Панаме – Судебный кодекс), принимаемые высшими законодательными органами (за некоторыми исключениями – например, ГПК Франции 1975 г. принят декретом президента). Континентальные ГПК представляют собой сводный законодательный акт, в котором объединены и систематизированы нормы, регулирующие порядок осуществления правосудия по гражданским делам;

· в системе общего права – правила судопроизводства, являющиеся актами делегированного законодательства. В ряде штатов США (Калифорния, Луизиана) имеются нормативные акты под названием ГПК, однако в отличие от континентальных ГПК они имеют иную природу, представляя собой свод законов и судебных решений (акт инкор­порации).

Систематизация норм ГПК или правил судопроизводства в целом единообразна: имеется общая часть, где сосредоточены институты, имеющие значение для всего процесса, и особенная – предписания, относящиеся к отдельным стадиям и видам судопроизводства. Вместе с тем данные нормативные акты могут охватывать не всю процедуру: например, ГПК Франции не регламентирует исполнительное производство, ГПК Австрии – вопросы подсудности и исполнения судебных постановлений.

4. Нормативные акты, посвященные отдельным процессуальным институтам, – как правило, порядку расчета судебных пошлин и процедуре рассмотрения дел о несостоятельности, упрощенным судебным процедурам (например, Закон о рассмотрении мелких исков 1974 г. в Швеции), правовой помощи малоимущим, правовому статусу адвокатов, в странах общего права – вопросам доказывания.

5. Процессуальные нормы, помещенные в материально-правовых актах (как правило, отраслевых кодексах), регулирующие отношения, характерные не для всего гражданского процесса в целом, а для отдельных категорий дел (определяющие подведомственность и подсудность споров, возникающих из регулируемой сферы правоотношений, конкретизирующие круг субъектов, имеющих право на возбуждение дела).

Для федеративных государств важным является вопрос о разграничении компетенции между федерацией и ее субъектами по регулированию гражданского судопроизводства, что решается по-разному. Данная область законодательства может быть отнесена:

· к исключительной компетенции федерации (Россия, Австрия);

· к сфере конкурирующей юрисдикции, что означает наделение федерации или ее субъектов ограниченными (в пределах, установленных федеральным законодательством) полномочиями по регулированию судопроизводства. Например, в Индии к ведению штатов отнесено регулирование деятельности средних звеньев юстиции (окружных судов и единоличных судей), в связи с чем нормы единого ГПК не применяются, если они противоречат предписаниям местного законодательства; судопроизводство по гражданским делам в Швейцарии находится в компетенции кантонов, за исключением исполнительного производства в отношении взыскания денежных сумм, производства по делам о несостоятельности, деятельности Федерального суда;

· к параллельной компетенции федерации и ее субъектов по регулированию судопроизводства соответственно в федеральных судах и судах субъектов федерации (США).

Среди международных соглашений, выступающих источником ГПП для подписавших их стран-участниц, можно назвать:

1) Всеобщую декларацию прав человека от 10 декабря 1948 г. и Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., которые закрепляют общепризнанные принципы судопроизводства;

2) многосторонние и двусторонние договоры о правовой помощи, регулирующие порядок совершения процессуальных действий в связи с производством в иностранных судах. В частности:

· Гаагские конвенции:

по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. (наиболее известная и многочисленная по числу стран-участниц);

о вручении за границей судебных и несудебных документов по гражданским и торговым делам от 15 ноября 1965 г.;

о собирании доказательств за границей по гражданским и торговым делам от 18 марта 1970 г.;

· многочисленные конвенции в рамках ЕС:

Договор о создании Европейского сообщества, ст. 234 которого регулирует порядок возбуждения национальными судами в рамках производства по конкретному делу процедуры принятия Европейским Верховным судом предварительного решения по вопросам толкования права ЕС;

Брюссельская от 27 сентября 1968 г. о подсудности и исполнении решений по гражданским и торговым делам и идентичная ей (параллельная) одноименная Луганская конвенция от 16 сентября 1988 г.;

о несостоятельности от 23 ноября 1995 г.;

о подсудности и признании и исполнении решений по брачным делам от 28 мая 1998 г.;

об информации об иностранном праве от 7 июня 1968 г.;

о вручении в государствах – членах Европейского союза судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 26 мая 1997 г.;

· Конвенцию стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.

Действие международных соглашений на территории присоединившихся государств определяется в соответствии с конституционным правом каждого из них. В одних государствах международные договоры имеют прямое действие, в других (в частности, в Англии) их нормы требуют имплементации (включения) во внутреннее законодательство.

ГПП любой страны существует не только как писаное, но и, независимо от признания этого, как неписаное – judge-made law (судейское право), под которым понимают правоположения, выработанные и применяемые в ходе судебной деятельности на основе повторяемости судебных решений.

В силу исторических причин (действия принципа res judicata – обязательности судебного решения только для лиц, участвующих в деле) в континентальных правовых системах в отличие от стран англо-американской группы неписаное право, как правило, не признается источником права, а рассматривается как толкование писаных норм, необходимое для восполнения существующих в них пробелов.

Содержание судейского права в указанных правовых системах также различается. В континентальном праве оно понимается как правоположения, обладающие определенной степенью обобщенности, общепризнанности, что соответствует выражению «устоявшаяся судебная практика» (как правило, закрепляются в специальных актах высших судебных органов). В англо-американском праве оно выступает как система прецедентов – правил, основанных на единичных судебных решениях.

В обеих системах на судей возложена обязанность следовать выработанным на практике положениям. В континентальной системе это проявляется в наличии во многих странах особых процедурных норм, регулирующих необходимость внесения изменений в судебную практику (например, в Австрии, Германии, Норвегии), а в системе общего права – в действии принципа stare decisis, который в настоящее время трактуется как связанность судьи решением суда вышестоящей инстанции, принятым в отношении идентичной правовой проблемы (законодательно закреплен лишь в Индии, где в Конституции определено, что решения Верховного суда имеют обязательный характер).

Несмотря на значительное увеличение доли нормативных актов (статутного права) и их значения как источников, обладающих высшей юридической силой, прецеденты в англо-американской системе, как rex specialis, подлежат применению в первую очередь и являются непосредственным источником регулирования процессуальных правоотношений.

Важной исторически обусловленной чертой англо-американской системы права является также интернациональный характер прецедентного права, возможность заимствования, перетекания прецедентов, что проявляется в праве судьи применить норму, содержащуюся в решении иностранного суда (в США – в решении федерального суда или суда иного штата), ссылаясь на ее убедительность (так называемые убедительные прецеденты).

Вопрос 2. Внутренние источники гражданского процессуального права отдельных государств (Россия, Германия, Англия, США)

РОССИЯ

Для системы источников ГПП РФ ее федеративное устройство значения не имеет, поскольку порядок осуществления правосудия по гражданским делам определяется исключительно федеративным законодательством (данное положение отражено в Договоре о разграничении предмета ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе РФ). Источники ГПП РФ представлены следующими нормативными актами:

1. Конституция Российской Федерации.

2. Законы о судоустройстве:

· Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе РФ» – определяет компетенцию судов, действующих в РФ.

· Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. «О военных судах» – определяет подсудность военных федеральных судов.

· Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. «О мировых судьях в РФ» – определяет компетенцию и порядок деятельности мировых судей субъектов РФ.

3. ГПК РФ от 30 октября 2002 г. (вступил в силу с 1 февраля 2003 г.) включает в себя 7 разделов:

Раздел 1 «Общие положения» раскрывает принципы гражданского судопроизводства, правила судебной подведомственности, основы правового положе


Сейчас читают про: