double arrow

ТЕКСТ ЛЕКЦИИ

Тема лекции: Межгосударственное регулирование иностранных инвестиций

ЛЕКЦИЯ № 8

Литература(основная и дополнительная):

1. Л.Л. Игонина. Инвестиции. Учебное пособие. – М.: Экономистъ, 2005.

2. Н.Н. Ливенцев, Г.М. Костюнина. Международное движение капитала (Инвестиционная политика зарубежных стран). Учебник. – М.: Экономистъ, 2004.

3. С.М. Кадочников. Прямые зарубежные инвестиции: микроэкономический анализ эффектов благосостояния. – СПб.: Экономическая школа, 2002.

4. А.А. Суэтин. Международный финансовый рынок. Учебное пособие. – М.: Издательство «КНОРУС», 2004.

5. С.А. Сосна, Е.Н. Васильева. Франчайзинг. Коммерческая концессия. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2005.

6. Т.А., Слепнева, Е.В. Яркин. Инвестиции.Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М, 2004.

7. Е.Ф. Прокушев. Внешнеэкономическая деятельность. Учебник. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и КО», 2005.

8. О.В. Батраченко. Настольная книга международного инвестора. Информационный справочник. – М.: Изд-во ОМЕГА-Л, 2005.

СОДЕРЖАНИЕ ЛЕКЦИИ:

Основная часть (учебные вопросы).

1-й учебный вопрос: Регулирование иностранных инвестиций на двустороннем уровне. Двусторонние межправительственные инвестиционные соглашения. Опыт зарубежных стран: условия стабильности деятельности иностранного инвестора. Регулирование иностранных инвестиций на региональном уровне. Многостороннее регулирование иностранных инвестиций. Участие России в международном регулировании иностранных инвестиций. "Дедушкина оговорка". Оффшорные операции и соглашения о разделе продукции. Налогообложение иностранных инвесторов в России и зарубежных странах.

Основная часть (учебные вопросы).

1-й учебный вопрос: Регулирование иностранных инвестиций на двустороннем уровне. Двусторонние межправительственные инвестиционные соглашения. Опыт зарубежных стран: условия стабильности деятельности иностранного инвестора. Регулирование иностранных инвестиций на региональном уровне. Многостороннее регулирование иностранных инвестиций. Участие России в международном регулировании иностранных инвестиций. "Дедушкина оговорка". Оффшорные операции и соглашения о разделе продукции. Налогообложение иностранных инвесторов в России и зарубежных странах.

Эти соглашения различаются между собой по составу участников, кругу затрагиваемых вопросов и охва­тываемым отраслям. Разумеется, заключение таких соглашений еще не позволяет утверждать, что в мире уже создана международно-правовая база для иностранных прямых инвестиций. Однако факт ее постепенно­го формирования бесспорен. В состав формирующейся базы могут быть включены:

— двусторонние межправительственные соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций;

— региональные инструменты регулирования;

— многосторонние соглашения.

Двусторонние межправительственные соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций.По объекту регулирования двусторонние соглашения о регулирова­нии инвестиционных отношений делятся на две группы:

— двусторонние соглашения о взаимном поощрении и защите капиталовложений;

— двусторонние соглашения об избежании двойного налогообло­жения.

Двойное налогообложениеобложение налогом прибыли инос­транного инвестора на территории страны размещения его филиа­ла или совместного предприятия и на территории страны его проис­хождения.

В конце 1990-х годов в мире насчитывалось 1160 двусторонних межправительственных соглашений о поощрении и взаимной защите инвестиций, две трети которых были заключены в 1990-х годах. В по­давляющем большинстве случаев их участниками являются, с одной стороны, развитые страны — главные экспортеры капитала, и с дру­гой — развивающиеся страны и страны с переходной экономикой, стре­мящиеся привлечь иностранные инвестиции.

Двусторонние межправительственные соглашения о поощре­нии и взаимной защите инвестиций— соглашения между двумя государствами, направленные на разрешение всех вопросов, возника­ющих перед сторонами в ходе инвестиционного процесса.

В преамбуле таких соглашений, как правило, фиксируется готов­ность государств-партнеров создавать благоприятные условия для част­ных инвестиций другой стороны с учетом того, что поощрение и вза­имная защита инвестиций ведут к развитию всестороннего и взаимовы­годного экономического сотрудничества. Далее в соглашении конста­тируется, что инвестиции другой стороны будут осуществляться в соответствии с национальным законодательством страны приложения капитала, т.е. принимающей страны. Им гарантируется полная и безус­ловная правовая защита. Кроме того, иностранным инвестициям может предоставляться:

национальный резким, при котором иностранным инвесто­рам предоставляется тот же экономический режим, что и мест­ным предприятиям (с установленными законом изъятиями);

резким наибольшего благоприятствования, при котором в данной стране представители всех иностранных государств пользу­ются равными правами, что исключает возможность дискримина­ции каких-либо инвесторов по сравнению с инвесторами из третьих стран.

В последние годы все чаще используется и еще одна более широ­кая формулировка — предоставление иностранным инвесторам «спра­ведливых и равноправных условий».

Главная опасность для иностранного инвестора состоит в возмож­ной потере своих инвестиций в результате национализации или эксп­роприации его собственности. В связи с этим в двусторонних соглаше­ниях содержатся гарантии от экспроприации инвестиций, а в случае их национализации предусматривается справедливая компенсация не толь­ко самих инвестиций, но и связанной с ними выгоды. Соглашения обя­зывают стороны искать разрешения возникающих хозяйственных спо­ров путем переговоров. При этом иностранные инвесторы могут защи­щать свои интересы в национальных судах, в третейском суде или в международном арбитраже.

Соглашения гарантируют инвесторам свободный вывоз прибылей от инвестиций, а также возможность репатриации основного капитала. Некоторые соглашения имеют и другие важные положения: о запрете несправедливой конкуренции, недопустимости ограничительной дело­вой практики, об обязанности инвестора постепенно увеличивать долю национальных товаров в производимой продукции, предоставлять необ­ходимые данные о своей деятельности и др. Как правило, двусторонние соглашения имеют приоритет над национальным законодательством.

Важным элементом современной международной правовой базы для иностранных инвестиций является еще один вид межправительственных двусторонних соглашений, а именно соглашения об избежании двой­ного налогообложения, т.е. соглашения о том, чтобы не допускать налогообложения доходов от инвестиций одновременно в стране при­ложения капитала и в стране его происхождения. Эти соглашения предусматривают определенные правила распределения доходов от инвестиций между странами-партнерами. С одной стороны, они уменьша­ют возможность обхода налогового законодательства инвесторами, а с другой — создают для инвесторов более ясную картину в области на­логообложения и возможность самим наиболее рационально распоря­диться своими доходами.

Соглашения об избежании двойного налогообложения основаны на принципе взаимности, и предусмотренные ими льготы не распространя­ются на третьи страны. Страны Европейского союза (ЕС) имеют около 800 соглашений об избежании двойного налогообложения, более двух третей которых были заключены с другими развитыми странами. Это объясняется тем, что основная масса прямых инвестиций сосредоточе­на пока в регионе промышленно развитых стран, которые одновремен­но являются основными экспортерами и импортерами капитала в мире.

Регулирование иностранных инвестиций на региональном уровне.Общая тенденция к глобализации мировой экономики сопровожда­ется усилением ее регионализации, что проявляется в увеличении чис­ленности различного рода региональных объединений и группировок стран. Безусловным лидером в развитии интеграционных процессов в мире является Европейский союз (ЕС), членами которого являются 15 западноевропейских стран. Уже в Римском договоре (1957) о созда­нии Европейского экономического сообщества (ЕЭС), являющегося предшественником ЕС, провозглашалось, что одной из главных целей создания и развития ЕЭС было достижение свободы передвижения то­варов, услуг, капиталов и людей.

Статья 73 Маастрихтского договора о ЕС, вошедшего в силу в 1993 г. и заменившего Римский договор о ЕЭС, устанавливает, что в рамках ЕС «. ..все ограничения на движение капитала между государ­ствами-членами, а также между государствами-членами и третьими стра­нами, должны быть запрещены».

Некоторые положения, облегчающие осуществление иностранных прямых инвестиций, были включены и в конвенцию о создании Евро­пейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ). Это были положения о праве учреждения компаний одних стран на территории других стран-партнеров при условии, что значительная часть производства будет реализовываться на рынках стран — членов ЕАСТ. Предусматривалось также предоставление иностранным инвесторам национального режима.

В 1994 г. ЕС и ЕАСТ заключили соглашение о создании Европейс­кого экономического пространства. В результате на страны ЕАСТ были распространены действующие в ЕС положения об обеспечении свобо­ды межстранового движения капиталов.

В 90-х годах ЕС заключило с рядом стран Центральной и Восточ­ной Европы соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве (ча­сто называемые соглашениями об ассоциации). В этих соглашениях пре­дусматривается, что в течение нескольких лет ассоциированные страны могут ограничивать допуск инвестиций из стран ЕС в некоторые отрас­ли экономики, обеспечивающие национальную безопасность, времен­ную защиту и поддержку местных отраслей. Эти ограничения подлежат постепенной отмене к концу первого десятилетия действия соглашения, хотя возможно и продление этого срока.

В 1992 г. США, Канада и Мексика заключили соглашение о созда­нии Североамериканской зоны свободной торговли, получившее извест­ность под английским сокращенным названием НАФТА. Как и в случае с ЕАСТ, главными целями этого соглашения являются устранение ба­рьеров во взаимной торговле и создание зоны свободной торговли. Одна­ко и в этом соглашении предусмотрены меры по облегчению взаимных инвестиций. Учитывая более низкий уровень социально-экономическо­го развития Мексики (по сравнению с ее партнерами по НАФТА — США и Канадой), ей разрешено сохранить некоторые ограничения на импорт капитала, в том числе запрет на инвестиции стран-партнеров в добычу энергоносителей и радиоактивных руд, в транспортную и теле­коммуникационную инфраструктуру. В отдельных сферах экономики предусмотрены количественные ограничения для участия иностранных инвесторов в уставном капитале. Одновременно Мексика открывает ряд отраслей промышленности и сельского хозяйства для иностранных ин­вестиций «в любых пропорциях». Так, иностранному капиталу разре­шено финансировать принципиально новые виды экономической дея­тельности, производство новых товаров и услуг. Постепенно будут от­меняться ограничения на иностранные инвестиции в автомобильной промышленности, в банковском и страховом деле. Мексиканские инвес­торы будут иметь такой же доступ к осуществлению инвестиций в США и Канаде, который эти страны предоставляют и другим государствам.

Соглашения об иностранных инвестициях заключены в последние годы и в некоторых других интеграционных группировках. В рамках МЕРКОСУР (Южного общего рынка) — интеграционной группировки четырех латиноамериканских стран (Аргентины, Бразилии, Парагвая и Уругвая) — в 1994 г. введены в действие два соглашения: Протокол о взаимном поощрении и защите инвестиций в МЕРКОСУР и Протокол о поощрении и защите инвестиций из третьих стран (нечленов МЕРКО­СУР).

В последнее время Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), членами которой являются 29 наиболее развитых в экономическом отношении стран мира, активизировала свою деятель­ность по разработке международно-правовой базы иностранных инвес­тиций. В рамках ОЭСР ведутся переговоры о заключении Многосто­роннего соглашения по инвестициям, главная цель которого — ликви­дация дискриминации иностранных инвесторов по сравнению с нацио­нальными инвесторами. Вокруг будущего соглашения развернулись острые дискуссии. Многие страны ОЭСР возражают против того, что­бы исключить «закрытые» отрасли своей экономики из общего прави­ла либерализации иностранных инвестиций. Будущее соглашение под­вергается острой критике со стороны развивающихся стран и профсо­юзных организаций, поскольку, по их мнению, оно лишит государства их права регулировать и направлять иностранные инвестиции в интере­сах национальной экономики, а не ТНК.

Многостороннее регулирование иностранных инвестиций.В отличие от рассмотренных выше региональных соглашений, ко­торые охватывают лишь стран — участниц региональных группировок, под многосторонними соглашениями принято понимать соглашения, в которых участвуют большинство стран мира — развитые, развивающи­еся и страны с переходной экономикой. В последние годы работа над многосторонними инвестиционными соглашениями развивались в ос­новном в рамках трех международных организаций: Организации объе­диненных наций (ООН), Всемирного банка и Всемирной торговой орга­низации (ВТО) — преемницы Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ).

Следует отметить, что общей чертой многосторонних документов, касающихся международных инвестиций, является защита принципа ус­тановления для иностранных инвесторов «справедливого и недискри­минационного режима», который создает благоприятные условия для их деятельности.

В рамках ООН эта работа наиболее активно проводилась в 60—80-е годы. В ней отражалось стремление многих развивающихся стран к обретению не только политической, но и экономической независимос­ти, к установлению суверенитета над естественными ресурсами и к при­влечению и использованию иностранного капитала в соответствии с на­циональными интересами. В 1964 г. была учреждена Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), которая занимается анализом воп­росов, связанных с иностранными инвестициями в развивающихся стра­нах, готовит доклады о международных инвестициях и отслеживает по­литику стран по привлечению иностранных капиталов.

В 1975 г. Генеральная Ассамблея ООН одобрила «Хартию эконо­мических прав и обязанностей государств», в которой:

— утверждалось право всех стран свободно осуществлять полный и постоянный суверенитет над своим богатством и над экономической деятельностью;

—было зафиксировано, что каждое государство имеет право регу­лировать иностранные инвестиции в соответствии с национальными за­конами и правилами, целями и приоритетами;

—подчеркивалось, что ни одна страна не может быть принуждена к предоставлению преференциального режима для иностранных инвес­торов;

—устанавливалось право принимающих государств осуществлять контроль за деятельностью транснациональных компаний (ТНК) и при­нятия мер к тому, чтобы эта деятельность соответствовала правилам, законам и регулированию принимающих стран, а также целям их соци­ально-экономической политики;

―указывалось на необходимость разрешать спорные вопросы, свя­занные с иностранными инвестициями, мирным путем.

В середине 80-х годов был принят «Свод многосторонних согласо­ванных равноправных принципов и правил по контролю за ограничи­тельной деловой практикой», в котором содержался ряд положений, которые призваны были укрепить позиции развивающихся стран в от­ношениях с иностранными ТНК и их филиалами. Приняты были и неко­торые другие документы, направленные на расширение притока иност­ранных капиталов в развивающиеся страны с учетом национальных ин­тересов последних.

Конечно, все документы ООН и ее организаций по вопросам иност­ранных инвестиций не имеют обязательного характера. Кроме того, не­которые из них принимались при прямом противодействии или воздер­жании развитых стран — главных экспортеров капитала, что объясня­ется их стремлением защитить интересы западных инвесторов. Например, по этой причине безрезультатно закончились многолетние переговоры о разработке и принятии «Кодекса поведения транснациональных компа­ний», который призван был создать условия для равноправного сотруд­ничества между принимающими (в основном развивающимися) стра­нами и ТНК, установить определенные нормы поведения иностранных инвесторов в области соблюдения национального суверенитета и наци­ональных интересов принимающих стран.

Однако даже обсуждение всех этих проблем в рамках междуна­родных организаций, безусловно, способствовало лучшему осмысле­нию и пониманию проблем, связанных с использованием иностранных инвестиций в современных условиях на базе взаимной выгоды и с дол­жным учетом как интересов инвесторов, так и национальных интересов принимающих стран, которые в прошлом сплошь и рядом игнорирова­лись либо учитывались в недостаточной степени.

Важно отметить и то, что названные выше документы и другие ре­золюции ООН по инвестиционным вопросам имели и важное мораль­но-политическое значение, поскольку содействовали формированию мирового общественного мнения по вопросам прямых иностранных ин­вестиций и выработке нового подхода к оценке их роли в развитии отдельных стран и мирового хозяйства в целом.

Более узкий характер имела деятельность МВФ и Всемирного бан­ка, который включает четыре организации:

1) Международный банк реконструкции и развития (МБРР), осно­ванный в 1945 г.; его членами являются 180 государств, которые одно­временно должны быть членами МВФ. МБРР и МВФ приняли совмест­но «Руководящие принципы о режиме иностранных частных ин­вестиций» документ, который призван помочь государствам ре­гулировать правила допуска иностранного капитала в страну;

2) Международную ассоциацию развития (MAP), созданную в 1960 г. с целью оказания помощи наиболее бедным странам, душевой доход у которых менее 865 долл.;

3) Международную финансовую корпорацию (МФК), созданную в 1956 г. с целью финансирования коммерческих предприятий путем пре­доставления займов и участия в их капитале;

4) Многостороннее агентство гарантирования инвестиций (МАГИ), иногда для его обозначения используется перевод английской аббревиатуры МИГА.

В рамках Всемирного банка подписана Конвенция об урегулирова­нии инвестиционных споров между принимающими государствами и иностранными инвесторами. Эта конвенция предусматривала возмож­ность обращения конфликтующих сторон к юрисдикции созданного в рамках конвенции Международного центра по урегулированию инве­стиционных споров, который выполняет функции посредника по ула­живанию споров, возникающих между иностранными инвесторами и странами — импортерами капитала.

В середине 80-х годов в рамках Всемирного банка был разработан, а затем и принят «Проект основных положений конвенции об учрежде­нии Многостороннего агентства гарантирования инвестиций (МАГИ)», призванного страховать иностранные прямые инвестиции в развивающихся странах от некоммерческих рисков. Идея создания такого агентства возникла еще в 50-х годах и не раз обсуждалась в рамках МБРР. Эта конвенция явилась первым международно-правовым документом, который на международном уровне стал предоставлять ин­весторам гарантии защиты от некоммерческих рисков.

В настоящее время к Конвенции присоединилось более 120 стран. МАГИ предлагает четыре вида страхования:

— страхование от неконвертируемости валюты, защищающее иностранного инвестора от убытков, связанных с невозможностью конвертировать полученную в принимающей стране валюту для ее перевода на территорию страны-инвестора;

—страхование от экспроприации, защищающее иностранного инвестора от последствий действий правительства принимающей страны, которое может урезать или аннулировать право инвестора на владение застрахованными инвестициями или его право осуществлять контроль над ними;

—страхование от войн и беспорядков, защищающее иностранного инвестора от убытков, связанных с военными действиями или беспо­рядками, нарушающими нормальную деятельность этого предприятия;

—страхование от нарушения договора, защищающее иностранного инвестора от убытков, связанных с его неспособностью добиться ис­полнения судебного или арбитражного решения, вынесенного в отно­шении принимающей страны, расторгшей или нарушившей договор обинвестициях на ее территории.

В ходе рассмотрения в МАГИ заявок о страховании инвестиций пред­лагаемые проекты подвергаются тщательной проверке. Минимальный размер подлежащих страхованию инвестиций официально не установ­лен, а максимальный предел страхового покрытия составляет 50 млн. долл. на один проект и 150 млн. на одну страну.

Со времени создания МАГИ в 1988 г. были предоставлены гаран­тии на сумму в 13,5 млрд долл. для инвестиционных проектов в 85 развивающихся странах. Эти гарантии защищают инвестиции от рисков неконвертируемости валюты и ограничений на перевод средств за гра­ницу, военных действий и гражданских волнений (включая акты терро­ризма и саботажа), экспроприации и нарушения договорных обяза­тельств. По состоянию на 30 июня 2004 г. общая сумма действующих гарантий МАГИ составляла 5,2 млрд долл. Проекты, поддерживаемые МАГИ, обеспечивают создание рабочих мест в принимающих странах, приобретение работниками необходимых навыков и получение прави­тельствами налоговых поступлений.

МАГИ предоставляет гарантии только тем инвесторам, которые со­ответствуют установленным им социальным и экологическим стандар­там, считающимся самыми высокими в мире. МАГИ обеспечивает за­щиту инвесторов от действий правительств, представляющих угрозу для инвестиций. В случае возникновения спора МАГИ вводит в действие свою программу посредничества в урегулировании споров, помогая пра­вительствам и инвесторам уладить разногласия, не прибегая при этом к дорогостоящим процедурам арбитража. Данная программа преследует две цели: она обеспечивает непрерывность инвестиций и помогает стра­нам сохранить репутацию надежных объектов инвестирования. Уникаль­ная возможность МАГИ действовать в качестве своего рода непредвзя­того брокера укрепляет уверенность инвесторов в надежности и безо­пасности инвестирования средств в развивающиеся страны.

В середине 90-х годов были предприняты попытки разработать мно­госторонние инвестиционные соглашения в рамках Всемирной торго­вой организации (ВТО) — преемницы ГАТТ, главной целью которой является дальнейшее укрепление многосторонней торговой системы и ее расширение на новые сферы международных экономических отно­шений. Вопрос о включении в сферу деятельности ГАТТ регулирова­ния прямых иностранных инвестиций был поставлен еще в ходе «уруг­вайского раунда» торговых переговоров, в результате которого и было принято решение о создании ВТО. Эта инициатива, исходившая от ЕС, вызвала неоднозначную реакцию со стороны не только развивающих­ся, но и развитых стран. Развивающиеся государства опасались, что в рамках многосторонней организации, каковой является ВТО, им могут быть навязаны невыгодные для них решения о либерализации режима доступа иностранного капитала. В результате вопросы регулирования иностранных инвестиций не были включены в повестку дня «уругвай­ского раунда» многосторонних торговых переговоров в рамках ГАТТ. Однако проблема не была полностью снята с рассмотрения и перешла по «наследству» к ВТО.

Но и в ходе «уругвайского раунда» были приняты некоторые со­глашения, в которых затрагивались и инвестиционные вопросы. Одним из них было соглашение об инвестиционных мерах, связанных с тор­говлей. С целью «поощрения расширения и постепенной либерализации мировой торговли и облегчения движения инвестиций через нацио­нальные границы» и учитывая тот факт, что некоторые меры в области инвестиций могут нарушить свободу конкуренции в мировой торговле, в этом соглашении перечислен список мер в области инвестиций, кото­рые участники соглашения обязались устранить в течение двух лет с момента вступления соглашения в силу. Для развивающихся стран этот срок установлен в пять лет, кроме того, им представлен ряд исключе­ний.

Вопросы осуществления иностранных инвестиций были также вклю­чены в Общее (генеральное) соглашение о торговле услугами (оно из­вестно под сокращением ГАТС). В начале 1997 г. завершены перего­воры о торговле услугами связи. Участниками нового соглашения ста­ли 69 стран, на долю которых приходится 90% мировой торговли услугами связи. Страны, подписавшие соглашение, взяли на себя обя­зательство открыть (хотя и в разной степени) свои национальные рынки связи для внешней конкуренции и для доступа иностранного капитала. Соглашение охватывает телефонные переговоры, передачу данных, те­лекс, факсимильную связь, частные лизинговые каналы, спутниковую и мобильную телефонную связь, пейджинговые операции. Ожидается, что стоимость международных телефонных переговоров в результате этого соглашения может снизиться на 80%.

В конце 1996 г. на первой министерской сессии ВТО, в которой приняли участие министры 128 стран, было принято решение включить в программу деятельности ВТО изучение вопросов о взаимосвязи между мировой торговлей и инвестициями. Нельзя исключить и того, что в будущем ВТО может вернуться к идее о заключении специального мно­гостороннего соглашения по вопросам иностранных инвестиций.

Участие России в международном регулировании иностранных инвестиций.Будучи страной с переходной экономикой, перед которой стоят се­рьезные задачи структурных преобразований и модернизации националь­ной экономики, Россия, как отмечалось выше, нуждается в привлече­нии иностранных капиталов. Именно поэтому она должна активно уча­ствовать в разработке и заключении двусторонних и многосторонних соглашений, касающихся регулирования международных потоков ка­питала. Большую роль в привлечении иностранных инвестиций играют двусторонние соглашения России о поощрении и взаимной защите ка­питаловложений. Сегодня капиталовложения в Россию осуществляют предприниматели из 100 стран, однако соглашения о поощрении и вза­имной защите инвестиций заключены только с 58 странами (многие еще от имени СССР). Это в основном соглашения с промышленно развиты­ми странами, которые, как отмечалось выше, являются главными инве­сторами в российскую экономику.

В двусторонних соглашениях содержатся юридически выверенные определения понятий инвестиций (капиталовложений), инвесторов, до­ходов от инвестиций и др. В них детально оговариваются положения о защите и поощрении инвестиций, о переводе средств в связи с инвес­тициями, о порядке разрешения инвестиционных споров, о суброгации (от англ. subrogate — замещать) — выкупе прав иностранного инвес­тора государством его происхождения в случае экспроприации иму­щества инвестора в принимающем государстве для решения вопроса о компенсации на межгосударственном уровне, и др. условия.

Двусторонние соглашения о взаимной защите и поощрении инвес­тиций позволяют снять существующие у иностранных инвесторов опа­сения относительно произвольного применения принимающим государ­ством своих внутренних предписаний.

Помимо заключения двусторонних соглашений, Россия участвует в многосторонних соглашениях. В 1992 г. она присоединилась к МВФ и Всемирному банку (МБРР и МФК), а также к Конвенции об учрежде­нии Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (МАГИ), ус­танавливающей международный механизм страхования иностранных ин­вестиций. Это очень важно, поскольку страхование инвестиций позво­ляет в определенной степени смягчить негативные последствия такого сдерживающего иностранные инвестиции фактора, как политическая и социально-экономическая нестабильность в принимающей стране. Се­годня влияние этих факторов в России остается существенным.

В июне 1992 г. Россия присоединилась к многосторонней Конвен­ции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими и юридическими лицами других стран, которая была принята в марте 1965 г. в Вашингтоне (отсюда другое ее название — Вашингтонская конвенция). Сегодня участниками этой конвенции, ко­торая также была принята под эгидой МБРР, являются более 100 стран.

Опыт зарубежных стран: условия стабильности деятельности иностранного инвестора. «Дедушкина оговорка».Принимая решение об осуществлении инвестиций в экономику той или иной страны, потенциальный иностранный инвестор оценивает все условия, необходимые для успешной и стабильной предпринимательс­кой деятельности. Это, прежде всего уровень социально-политической и экономической стабильности, наличие развитой законодательной базы, благоприятный и стабильный налоговый режим и т.д., т.е. вся совокуп­ность условий, определяющих инвестиционный климат.

Здесь же следует ограничиться замечанием о том, что в последние годы многие страны предприняли меры по либерализации национальных законов об иностранных инвестициях, внеся в них соответствующие поправки либо принимая новые законы, предоставляющие более благо­приятные условия для иностранных инвесторов. Как показывает опыт многих стран, особенно развивающихся и стран с переходной эконо­микой, к основным направлениям либерализации национальных зако­нодательств об иностранных инвестициях в последнее десятилетие от­носятся следующие.

1.Упрощение процедур получения разрешения на инвестирование; в некоторых случаях такое разрешение не требуется, например, когда объем инвестиций не достигает определенного уровня, при создании совместных предприятий, при реинвестировании прибылей и т.д. В не­которых странах вводится единовременное выполнение всех формаль­ностей при оформлении инвестиций через одно учреждение (single-window approach или one-stop services).

2.Ослабление ограничений на владение собственностью, в том числе разрешение создавать предприятия со 100-процентным иностранным вла­дением.

3.Предоставление новых или продление сроков ранее предостав­ленных «налоговых каникул».

4.Полное или частичное освобождение от некоторых налогов и сбо­ров.

5.Вычет из налогооблагаемой суммы затрат на подготовку местно­го персонала, на проведение исследовательских работ и на цели разви­тия.

6.Введение ускоренной амортизации.

7.Отмена или ослабление ограничений на репатриацию прибылей, капитала, заработной платы иностранного персонала и доходов от лик­видации предприятия.

8.Полная или частичная отмена требований, предъявляемых иност­ранным инвесторам по вопросам использования местного сырья, ком­понентов и найма местной рабочей силы.

9.Увеличение продолжительности допустимого периода использо­вания иностранного персонала.

10.Отмена или снижение минимального объема инвестированного капитала.

11.Снятие ограничений на деятельность иностранных инвесторов в отдельных отраслях экономики.

Используя иностранный капитал, любая страна одновременно стре­мится сохранять независимость своей экономики, что создает реаль­ную проблему совмещения независимости, с одной стороны, и взаимо­действия с привлекаемым иностранным капиталом — с другой. Несмотря на заинтересованность в привлечении капитала, развивающиеся госу­дарства и страны с переходной экономикой принимают в то же время различные меры по защите своих суверенных прав на природные и иные ресурсы, вырабатывая на многосторонней основе стандарты по урегу­лированию деятельности иностранных инвесторов.

К настоящему времени мировая практика выработала универсаль­ный набор мер, используемых для привлечения иностранного капитала. Среди них наибольшее значение имеют следующие.

1. Налоговые стимулы: налоговые льготы, «налоговые каникулы», освобождение от таможенных пошлин и сборов и др.

«Налоговые каникулы» полное или частичное освобождение коммерческой организации от уплаты налога на прибыль в течение определенного периода времени после размещения инвестиций.

Смысл такого освобождения состоит в повышении привлекатель­ности размещения инвестиций и тем самым увеличения в будущем на­логооблагаемой базы. При этом временное снижение поступлений от налога на прибыль в бюджет компенсируется за счет дополнительных неналоговых выгод, связанных с привлечением иностранного капитала, таких, как создание новых рабочих мест, развитие производства и инф­раструктуры, приток финансовых ресурсов, передовых технологий и т.д. Практика применения «налоговых каникул» характерна для многих стран Восточной Европы, Юго-Восточной Азии и др. В России налого­вые каникулы применяются в Новгородской и Тверской областях, Чу­вашии, Татарстане, Самаре, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и др.

2.Финансовые стимулы — различного рода субсидии, предостав­ление кредитов и займов по льготным условиям, гарантии их получе­ния.

3.Нефинансовые стимулы — создание благоприятного климата для эффективного функционирования иностранного капитала, развитие законодательной базы и необходимой инфраструктуры (транспорта, связи и др.), создание свободных экономических зон и т.д.

В тех или иных комбинациях эти меры привлечения иностранных инвестиций используются во всех странах. Однако опыт последних де­сятилетий позволяет выделить следующие особенности методов их при­влечения, характерные для различных групп стран.

Во-первых, промышленно развитые страны отдают предпочтение фи­нансовым стимулам перед налоговыми. Это объясняется тем, что фи­нансовое стимулирование позволяет правительству сконцентрировать усилия на достижении конкретных целей, например, на привлечении ино­странных инвесторов в отдельные отрасли или переживающие эконо­мические трудности «депрессивные» регионы. Развивающиеся страны, напротив, предпочитают налоговые меры, что обусловлено недостатком у них необходимых финансовых ресурсов.

Во-вторых, наметилась устойчивая тенденция к более широкому ис­пользованию нефинансовых мер, таких, как упрощение административ­ных процедур, создание свободных экономических зон и др.

Каждая из стран применяет названные выше универсальные меры по-своему. Обратимся, например, к опыту США, которые в течение мно­гих десятилетий были нетто-экспортером капитала, т.е. объем их зару­бежных инвестиций (экспорта капитала) намного превышал объем ино­странных инвестиций (импорта капитала в США). С середины 80-х го­дов США стали важнейшим импортером капитала, что было связано с

действием таких факторов, как стабильность экономического и полити­ческого положения страны, устойчивые темпы экономического роста, открывавшие широкие возможности для вложения капиталов, стабиль­ность и международно признанная роль американской валюты — дол­лара и т.д. Однако помимо этих объективных факторов на увеличение притока иностранного капитала в США повлияла и политика, направ­ленная на привлечение иностранных инвесторов.

Среди мер экономической политики, стимулировавших приток ино­странных капиталов в США, можно, например, назвать следующие:

—введение ограничений на импорт некоторых товаров в США, что побуждало иностранные компании в борьбе за американский внутрен­ний рынок создавать собственное производство на территории США;

—отмена 30-процентного налога на доходы иностранцев от амери­канских ценных бумаг;

—создание специальных экономических зон в относительно слабо развитых регионах страны;

— политика властей штатов, предоставляющих иностранным инвесторам налоговые и иные льготы. Например, в штате Миссури 50% чистого дохода корпораций с иностранным участием освобождается от налогов; в штате Коннектикут иностранному инвестору предоставляет­ся компенсация в 1000 долл. за каждое новое рабочее место; в штате Луизиана корпорации с иностранными инвестициями полностью осво­бождаются от налогов в течение 10 лет.

Особое внимание уделяется привлечению иностранных инвестиций в так называемые зоны развития территории, нуждающиеся в дополнительном привлечении финансовых ресурсов с целью развития в них наукоемких отраслей или снижения уровня безработицы. При­мером в этом отношении может служить Ирландия, которая привлекла в 1994—1996 гг. иностранные инвестиции на сумму в 5 млрд долл. благодаря предоставлению следующих льгот:

—снижение в отдельных отраслях ставки налога на прибыль до 10% в течение пяти лет;

—финансирование до 50% расходов на НИОКР (до 250 тыс. ирл. фунтов);

—субсидии на оплату аренды (в размере 45—60%) и приобретение недвижимости (в размере 45—60%);

―содержание оговоренного числа служащих и подготовка менед­жеров.

Одним из наиболее распространенных за рубежом способов обес­печения условий стабильности деятельности иностранных инвесторов является включение в законы, регулирующие их деятельность, или в соглашения о совместном предпринимательстве и инвестиционном со­трудничестве так называемой «стабилизационной оговорки».

Стабилизационная оговорка положение договора, позволяю­щее сохранить для инвестора неизменными условия, существовавшие до принятия государством нового законодательства, ухудшающего условия деятельности инвестора.

Самая распространенная разновидность стабилизационной оговор­ки — так называемая «дедушкина оговорка» (grandfather's clause) — положение, согласно которому в течение времени, предусмотренно­го оговоркой, на инвестора не распространяется действие законода­тельных и нормативных актов, принятых после того, как инвестор приступил к капиталовложениям, и изменивших условия его деятель­ности в худшую сторону.

«Дедушкина оговорка» создает временный иммунитет от действия новых законов и иных нормативно-правовых актов, обеспечивает инве­стору переходный период, в течение которого он может подготовиться к менее благоприятным условиям деятельности либо даже успеть воз­местить свои затраты и получить прибыль на вложенный капитал. «Де­душкина оговорка» проста и удобна в применении, и если срок ее дей­ствия достаточно продолжителен, то она способна служить эффектив­ным инструментом привлечения иностранных инвестиций.

По российскому законодательству стабильность условий для иностранного инвестора гарантируется в течение срока окупаемости инвес­тиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирова­ния указанного проекта за счет иностранных инвестиций. Это положе­ние распространяется на КОИИ, у которых доля иностранных инвесторов в уставном капитале составляет более 25%, а также на КОИИ, участву­ющие в реализации приоритетных инвестиционных проектов. В исклю­чительных случаях для инвестиционного проекта с суммарным объе­мом иностранных инвестиций не менее 1 млрд. руб., срок окупаемости которого превышает семь лет, Правительство РФ может принять реше­ние о продлении срока действия прежних условий и режима.

Как показывает опыт западных стран, стабилизационные оговорки не применяются автоматически ко всем случаям ухудшения условий инвестирования в связи с принятием нового законодательства. Так, ин­вестор не может требовать применения в нему стабилизационной ого­ворки, если вновь принятое законодательство касается вопросов обо­роноспособности и безопасности государства, общественного порядка, охраны здоровья населения, защиты окружающей природной среды.

В целом можно сделать вывод, что многие страны, в том числе развивающиеся государства и страны с переходной экономикой, вклю­чают в свои национальные законодательства положения, которые га­рантируют иностранным инвесторам:

—право пользоваться справедливым и недискриминационным режимом, т.е. условиями, благоприятствующими их деятельности;

—право беспрепятственно распоряжаться прибылью;

—право на репатриацию прибыли вывоз прибыли иностран­ным инвестором из страны ее получения;

—право на достаточную компенсацию справедливую рыноч­ную стоимость национализируемого иностранного имущества:

—недопущение так называемой ползучей экспроприации, т.е. вве­дения принимающей страной таких методов регулирования иност­ранных инвестиций, которые имеют целью их фактическую конфис­кацию;

—включение в законодательные акты и тексты договоров стабили­зационных («дедушкиных») оговорок;

—возможность использования средств защиты прав инвестора, обеспечивающих объективность при рассмотрении различных хозяй­ственных и иных споров.

Соглашения о разделе продукции.Соглашения о разделе продукции — новая для России форма орга­низации инвестиционной деятельности, чаще всего используемая при освоении месторождений полезных ископаемых. Закон «О соглашени­ях о разделе продукции» был принят 30 декабря 1995 г. (с дополнения­ми 1998 г.). Хотя он касается всех потенциальных инвесторов, отдель­ные его положения рассчитаны только на иностранных инвесторов. При­нятие этого закона объяснялось объективными условиями, сложивши­мися в российской экономике и характеризовавшимися нехваткой финансовых ресурсов, необходимых для финансирования добывающих отраслей промышленности и для расчетов с инвесторами. Рассматри­ваемый закон позволял использовать для таких расчетов, т.е. для воз­мещения затрат инвестора, часть производимой продукции, которая по­лучила название «затратной», или «компенсационной продукции».

Соглашение о разделе продукции, заключаемое между инвестором (пользователем) и государством, определяется в законе как гражданс­ко-правовой договор, который обладает некоторыми особенностями, связанными с тем, что право пользования недрами не является обыч­ным, общераспространенным товаром или вещью. Необходимость по­лучения лицензии на право пользования недрами при этом сохраняется, но эта процедура носит регистрационный характер.

Еще одной особенностью Закона «О соглашениях о разделе про­дукции» является то, что он строит экономику инвестиционного проек­та на существенно новой основе. Так, по соглашению о разделе про­дукции собственностью инвестора становится только часть произведен­ной продукции. Другая часть поступает в собственность государства. Таким образом, соглашения о разделе продукции это соглашения, по которым все расчеты между государством и инвесторами ведут­ся путем раздела произведенной продукции.

Раздел продукции происходит в два этапа:

1) сначала вся произведенная продукция делится на две части: од­на поступает государству в счет выплат за пользование недрами, а дру­гая — инвестору, который делит эту часть на две: «компенсационную», которая возмещает затраты инвестора, и «прибыльную»;

2) «прибыльная» продукция делится на валовую долю инвестора в разделе прибыли и на долю государства в разделе прибыли в пропор­ции, определяемой в соглашении. Из своей доли инвестор выплачивает налоги государству, а оставшаяся часть составляет его чистую долю в разделе прибыли.

Итак, общая доля инвестора в разделе продукции включает:

—компенсационную продукцию;

—чистую долю в прибыли.

Общая доля государства в разделе продукции состоит из:

—выплат инвестора за использование недр;

—доли государства в прибыли;

—налоговых поступлений.

В настоящее время раздел продукции при пользовании недрами ис­пользуется более чем в 40 странах мира, причем в зависимости от мес­тных условий в них приняты различные схемы такого раздела. Раздел продукции выгоден инвестору, так как освобождает его от необходимости платить многочисленные налоги (в России их насчитывается бо­лее 200), многие из которых отличаются высокими ставками и крайней неустойчивостью.

Выгоден раздел продукции и государству, которое получает справедливую плату за использование инвестором национальных природ­ных ресурсов, причем той их части, к эксплуатации которой собствен­ными силами государство не могло бы приступить в обозримом буду­щем. Так, в нефтегазовой отрасли России большинство месторожде­ний либо в значительной степени выработаны и требуют для своей эксплуатации новейшей и очень дорогостоящей технологии, либо рас­положены в труднодоступных для освоения регионах, характеризую­щихся экстремальными климатическими условиями. Во всех этих слу­чаях освоение и разработка таких месторождений при существующей налоговой системе практически невозможны.

Закон «О соглашениях о разделе продукции» такую возможность предоставляет благодаря сохранению рентных платежей (роялти), раз­мер которых зависит от конкретных условий. Рента регулярно по­лучаемый доход с капитала, имущества или земли (в данном случае от использования недр), не требующий от получателя осуществле­ния предпринимательской деятельности. Так, при богатом месторож­дении государство устанавливает повышенную ставку рентных плате­жей, изымая у инвестора сверхприбыль. И напротив, понижение ставок ренты до минимального уровня делает рентабельной эксплуатацию бед­ных или частично исчерпанных месторождений.

В отличие от других инвестиционных договоров, субъектами кото­рых с российской стороны могут быть любые юридические или физи­ческие лица, в соглашениях о разделе продукции российская сторона может быть представлена только государством, от имени которого вы­ступают только Правительство РФ и орган исполнительной власти субъекта РФ, на территории которого расположен предоставляемый в пользование участок недр, или другие уполномоченные ими органы. Партнерами государства по рассматриваемым соглашениям могут быть:

—российские и иностранные граждане;

—российские и иностранные юридические лица;

—объединения юридических лиц (товарищества), не имеющие статуса юридического лица и создаваемые на основе договоров о совмес­тной деятельности.

Государство заключает соглашение с инвестором только на кон­курсной основе. Закон устанавливает следующие принципиальные ус­ловия такого соглашения.

1. Временный и возмездный характер уступки государством прав пользования недрами.

2. Исключительный характер предоставляемых прав, означающий, что без согласия инвестора никто, включая само государство, не впра­ве осуществлять на территории действия соглашения деятельность, пра­во на которую предоставлено инвестору.

3. Право пользования недрами не дает инвестору права собственно­сти на недра, которое безусловно сохраняется за государством.

Компенсационная продукция и часть прибыльной продукции, являющейся собственностью иностранного инвестора, могут быть вывезены за пределы таможенной территории РФ без количественных ограниче­ний.

Консервация и ликвидация горных выработок и иных сооружений, связанных с пользованием недрами в соответствии с соглашением о разделе продукции, осуществляются за счет создаваемого инвестором ликвидационного фонда, размер, порядок формирования и использова­ния которого определяются указанным соглашением.

Облагаемая прибыль по соглашению о разделе продукции исчисля­ется как стоимость принадлежащей инвесторам доли прибыльной про­дукции в рыночных ценах. Закон предусматривает освобождение от взи­мания налога на добавленную стоимость и акцизов при ввозе на тамо­женную территорию РФ в рамках соглашения товаров и услуг и вывозе минерального сырья — собственности иностранного инвестора. Кроме того, инвесторам гарантируется стабильность условий соглашения на весь срок его действия.

Возможные споры между сторонами соглашения о разделе продук­ции разрешаются в соответствии с условиями соглашения в судебном порядке, в арбитражном суде или третейском суде, в том числе и в международных арбитражных институтах.

Еще до вступления в силу Закона «О соглашениях о разделе про­дукции» Правительство РФ подписало три соглашения о разделе про­дукции:

— проект «Сахалин-1» с компаниями «Эксон», «Содеко», АО «Сахалинморнефтегаз», ГП «Роснефть»;

—проект «Сахалин-2» с компаниями «Маратом ойл», «Макдермот», «Мицуи», «Мицубиси», «Шелл»;

—проект разработки Харьягинского месторождения нефти в Архангельской области — с французской компанией «Тоталь».

После принятия Закона «О соглашениях о разделе продукции» был принят ряд федеральных законов об участках недр, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях раздела продукции. К таким законам относится принятый 20 октября 1999 г. Федеральный закон «Об участках недр, право пользования которыми может быть пре­доставлено на условиях раздела продукции». Один из них касался уча­стка недр «Северные территории», который включал расположенные на территории Ненецкого автономного округа Хыльчуюское, Южно-Хыльчуюское, Ярейюское, Инзырейское месторождения углеводородного сырья и перспективный участок недр северной части Калвинского мегавала и Хорейверской впадины. В Законе отмечается, что в интересах экономической безопасности РФ переговоры и заключение соглаше­ний о поисках, разведке и добыче минерального сырья на условиях раздела продукции на указанных участках могут осуществляться толь­ко на основе конкурсов и аукционов. Исключение составляют случаи, когда поиск, разведка и добыча сырья осуществляются:

—юридическими лицами, которые являются пользователями указанных участков недр;

—юридическими лицами, которые созданы с участием пользователей указанного участка недр;

—объединением юридических лиц, созданным с участием поль­зователей указанных участков недр.

Передача прав и обязанностей по соглашениям о разделе продук­ции третьим лицам без согласия государства не допускается.

Российские компании также подписывают соглашения о разделе про­дукции с правительствами других стран. Так, в 2005 г. было подписа­но соглашение о разделе продукции по структуре месторождения «Курмангазы», расположенного в Каспийском море, между дочерней ком­панией Роснефти «РН Казахстан» и министерством энергетики и минеральных ресурсов Казахстана. Проект рассчитан на 55 лет и вклю­чает в себя 10 лет разведки и оценки месторождения, а также 45 лет добычи. По предварительным оценкам, объемы запасов составляют 980 млн. т нефти.

Оффшорные операции.В настоящее время многие инвестиционные сделки с участием парт­неров из разных стран осуществляются в рамках оффшорных опера­ций, связанных с оффшорной деятельностью, которая представля­ет собой любую официально разрешенную коммерческую деятельность через банки, предприятия и т.д., зарегистрированные в оффшорных зонах и центрах.

В современной мировой экономике оффшорные центры это небольшие территории или государства, в которых действует чрез­вычайно льготный режим регистрации, налогообложения и проведе­ния финансовых операций для иностранных компаний и банков.

В отличие от оффшорных центров оффшорные зоны представля­ют собой не целые государства, а часть территорий отдельных го­сударств с льготным налоговым, валютным, таможенным или ад­министративным режимом. Если к оффшорным центрам относятся в основном развивающиеся государства, то оффшорные зоны создают­ся, по преимуществу, в развитых странах — США, Швейцарии, Вели­кобритании и т.д. В целом в литературе понятие «оффшорный центр» часто используется применительно и к оффшорным центрам и к офф­шорным зонам.

История оффшорного бизнеса началась еще в эпоху колониального господства, когда частные компании и их служащие из стран-метропо­лий исключались из юрисдикции тех колоний, где они действовали. Хотя с распадом колониальной системы этот режим исчез, с течением времени он вновь возродился в форме оффшорных центров и зон, боль­шинство которых располагались на островах, т.е. «на расстоянии от морских побережий» (no-англ.: off-shore) ведущих финансовых цент­ров мира.

Создание оффшорных центров в тех или иных регионах обуслов­лено двумя основными факторами: близостью к центрам деловой ак­тивности и отсутствием у государств внутренних ресурсов для разви­тия. По первой причине ОЦ создавались в промышленно развитых стра­нах — США, Канаде, Великобритании, Нидерландах, Швейцарии и др. Вторая причина обусловила возникновение оффшорных центров в ост­ровных государствах Атлантики и Тихого океана, которые сознательно пошли на принятие законодательных актов, способствующих привлече­нию иностранных капиталов. Для некоторых стран доходы от оффшор­ного бизнеса являются основным источником финансовых ресурсов.

Быстрое развитие финансового бизнеса в оффшорных центрах в пос­ледние годы явилось результатом внедрения новейших информацион­ных технологий, позволяющих устанавливать и поддерживать в реаль­ном времени круглосуточную связь между ведущими финансовыми цен­трами мира. Клиентуру финансовой индустрии оффшорных центров составляют банки, инвестиционные фонды, страховые компании, трас­ты, юридические, консалтинговые и бухгалтерские фирмы практически всех стран.

В настоящее время оффшорный бизнес представляет собой разви­тую отрасль международных финансов. По оценкам, в настоящее вре­мя в 69 оффшорных центрах мира обращается не менее 5 трлн. долл. Однако эта оценка считается заниженной, поскольку в оффшорных цен­трах существуют не поддающиеся учету тайные счета.

Предоставление иностранным вкладчикам и инвесторам различных оффшорных привилегий — одно из главных средств конкуренции между странами по поводу привлечения иностранных капиталов. Оффшорные центры и зоны предоставляют иностранным экономическим субъектам следующие преимущества: налоговые льготы, отсутствие валютного кон­троля, возможность проведения операций с нерезидентами в любой ино­странной валюте, списание затрат на месте, анонимность и секретность финансовых операций. Большинство оффшорных центров являются так­же «налоговыми гаванями», предоставляющими иностранным инвесто­рам следующие льготы в области налогообложения и оформления сво­их операций.

1. Налог на прибыль в них практически отсутствует или не превы­шает 1—2%; чаще всего он заменяется ежегодным сбором, который в разных центрах составляет 150—1000 долл. и не зависит от размеров доходов оффшорных компаний и банков. Налоги на вывоз доходов в форме дивидендов, процентов, роялти и т.д., как правило, не взимаются.

2. Процедура регистрации оффшорных компаний максимально уп­рощена: минимальный размер капитала обычно не устанавливается, лич­ность владельцев фирм не подлежит разглашению, раскрытие их имен возможно лишь в случае расследования по факту совершения ими уго­ловного преступления.

3. Ограничения на вывоз капитала отсутствуют: фирмы могут сво­бодно осуществлять платежи и открывать депозитные счета в любой валюте и в любых зарубежных банках без ограничений.

4. Процедура управления оффшорной компанией предельно упро­щена; чаще всего она управляется так называемой «секретарской» фир­мой. Так, в странах Карибского бассейна оффшорные, или междуна­родные, компании чаще всего представлены номером или названием в справочнике. Их владельцы и акционеры зачастую неизвестны (или не­уловимы), а директорами являются местные юристы, назначаемые ад­вокатами клиентов.

Собственников оффшорных компаний, банков и депозитов можно разделить на три основные группы.

—Центральные банки и государственные агентства некоторых раз­витых и развивающихся, особенно нефтедобывающих, стран. Так, Сау­довская Аравия имеет на депозитах в оффшорных центрах около 40 млрд долл., или 1/3 государственных валютных ресурсов.

—Транснациональные компании (ТНК) и банки, которые помеща­ют свои средства в оффшорные центры главным образом с целью ук­лонения от налогов и проведения широкомасштабных валютных спеку­ляций.

—Частные инвесторы — юридические и физические лица, укрыва­ющие свои средства от налогов либо отмывающие «грязные» деньги от преступного бизнеса.

Наиболее широко представлены в оффшорных центрах банки, кото­рые имеют возможность в этих центрах:

—создавать оффшорные отделения и банки без соблюдения пра­вил о минимальном объеме уставного капитала и требований о созда­нии резервных фондов;

—выдавать ссуды без ограничения их объема и обеспечения необходимых гарантий;

—не представлять регулярные отчеты о финансовом положении и деятельности банка;

—не раскрывать сведений о клиентах банка.

Таким образом, основное преимущество оффшорного банка перед обычным коммерческим банком состоит в том, что его деятельность не ограничена множеством нормативов, в том числе касающихся созда­ния обязательных резервов, и жесткой системой взимания налогов. Оффшорный банк способен обеспечить своим клиентам широкий набор ус­луг на международном рынке, открывая корреспондентские счета в бан­ках — резидентах различных стран мира.

В специальной литературе проводится различие между оффшорны­ми центрами и так называемыми «налоговыми гаванями» (или «налого­выми убежищами»). Как отмечалось выше, в оффшорных центрах со­здаются льготные условия для нерезидентов в области проведения ими финансово-кредитных операций с другими иностранными резидентами в иностранной валюте. В «налоговых гаванях» устанавливается льгот­ный налоговый режим, позволяющий обосновавшимся здесь компани­ям или их филиалам укрывать значительные средства от налогообло­жения. Если посмотреть списки оффшорных центров и «налоговых убежищ», то они практически совпадают. В некоторых странах суще­ствует льготное налогообложение только для некоторых видов дохо­дов: в Люксембурге — для доходов банков, в Швейцарии и Лихтенш­тейне ― для холдингов, посреднических и торговых компаний, а во многих островных оффшорных центрах действует полное освобожде­ние от налогов любых доходов. В отличие от оффшорных центров «на­логовые гавани» распространяют налоговые льготы не только на иност­ранные, но и на местные компании.

Особое внимание к налоговым гаваням проявляют судовладельчес­кие фирмы, которые имеют возможность распределять владение, опе­ративное руководство, размещение офиса и регистрацию судна по че­тырем различным странам или административным территориям. По име­ющимся оценкам, к началу 90-х годов 31% мирового флота (в расчете по брутто-регистровому тоннажу) ходило по морям «под удобным фла­гом», т.е. были зарегистрированы в странах, осуществляющих от­крытую регистрацию судов и предъявляющих заниженные требова­ния к техническому состоянию и квалификации экипажа. В настоя­щее время открытую регистрацию судов осуществляют следующие страны: Либерия, Панама, Кипр, Коста-Рика, Марокко, Сингапур и Сан-Марино, а также ряд оффшорных зон (Багамы, Бермуды и др.).

Открытая регистрация судов под «удобным флагом» дает возмож­ность судовладельцам пользоваться следующими преимуществами:

— использовать упрощенную процедуру регистрации судов, при ко­торой судовладельцам предъявляются заниженные требования к техни­ческому состоянию судна и квалификации экипажа;

— получать значительные прибыли, поскольку регистрационные сбо­ры составляют не более 1 долл. за регистрационную тонну. Ежегодная плата за регистрацию составляет от 10 до 40 центов за тонну в год. Благодаря этому, например, английская компания «Бритиш петролеум» смогла сэкономить 2 млн. долл. на регистрации своего флота «под удоб­ным флагом».

Обратной стороной регистрации «под удобным флагом» является повышенная аварийность зарегистрированных таким образом судов, по­скольку, как отмечалось выше, к ним предъявляются заниженные тре­бования к техническому состоянию и составу экипажа. Так, по имею­щимся оценкам, среднемировой коэффициент выбытия тоннажа морс­ких судов составляет 0,4%, тогда как у судов «под удобным флагом» он не опускается ниже 0,7%.

«Родчелские правила» правила, разработанные специальной международной комиссией по надзору за «удобным флагом», создан­ной Международной федерацией транспортных рабочих (International Transport Worker's Federation).

Особенности и механизмы функционирования оффшорных центров позволяют им быть важнейшим звеном в международной системе отмывания «грязных» денег. По данным ООН, ежегодные доходы между­народной организованной преступности составляют не менее 1 трлн. долл., что превышает доходы 500 крупнейших компаний мира и совокупные доходы наименее развитых стран. Функционирование оффшорных цен­тров позволяет преступным синдикатам сравнительно легко отмывать огромные суммы.

В последние годы предпринимаются попытки разработать международные правила и нормативы. На состоявшейся летом 1996 г. в Сток­гольме международной конференции банковских инспекторов предста­вители органов надзора из 138 стран (в том числе оффшорных цент­ров) пришли к соглашению о необходимости ускорить внедрение минимальных стандартов по надзору за международными банковскими операциями. В подготовленном для конференции обзоре отмечалось, что 20% стран не требуют сводной финансовой информации о глобальных операциях банков, а около 80% испытывают трудности при проверке надежности таких данных на местах, так как правовые нормы ряда стран не позволяют использовать все инструменты анализа, имеющиеся в рас­поряжении надзорных органов. Участники стокгольмской конференции призвали расширить сотрудничество между надзорными органами стра­ны, где зарегистрирован банк, и страны нахождения его филиалов и отделений; ускорить разработку правил определения эффективности де­ятельности национальных органов надзора и процедуры проведения ими проверок в стране нахождения заграничных филиалов банков; совер­шенствовать стандарты по надзору в этих странах.

Опыт создания оффшорных центров в России. В России имеет­ся опыт создания так называемых внутренних оффшорных зон, наибо­лее известными из которых являются «Ингушетия», «Калмыкия» и «Ал­тай», в которых для привлечения компаний-нерезидентов этих зон были отменены все местные налоги, а остальные уменьшены до разрешенно­го законом минимума. Например, ставка дорожного налога снижается до 0,03% для торговых операций и до 0,4% для прочих операций (обыч­ная ставка составляет 1%). Вместо местных налогов регистрируемые в зоне компании уплачивают фиксированный годовой сбор, составляю­щий 6800 долл. в «Ингушетии», 3953 долл. — в «Калмыкии» и 3000 долл. — в «Алтае». Эти сборы приносили двум первым зонам до 20 млн долл. в год.

В отличие от рассмотренных выше оффшорных зон, которые рас­считаны на привлечение иностранных юридических и физических лиц (нерезидентов), российские оффшоры привлекают отечественных эко­номических субъектов (резидентов) и направлены в основном на раз­витие территорий и республик, где создаются такие зоны. Результаты их деятельности весьма неоднозначны и противоречивы, что во многом обусловлено отсутствием развитой правовой базы и несоблюдением уже принятых законов.

Перспективы развития оффшорного бизнеса в России во многом зависят от разработки законодательных актов, четко регулирующих про­цессы создания и функционирования оффшорных зон и территорий и предусматривающих жесткие санкции за нарушение законодательства. Важно также добиться того, чтобы принятые законы неукоснительно со­блюдались. Как показывает опыт, практика принятия постановлений цен­тральных и местных органов по предоставлению налоговых и прочих льгот в отдельных зонах себя не оправдала, поскольку многие льготы предоставлялись без достаточного экономического обоснования.

Налогообложение иностранных инвесторов в зарубежных странах и в России.В различных странах мира в отношении регулирования и налогооб­ложения иностранных компаний может быть установлен:

—режим наибольшего благоприятствования, при котором ко всем иностранным инвесторам применяется одинаковый налоговый режим;

—национальный режим, при котором в области налогообложения иностранному инвестору предоставляются те же права и предъявляются те же требования, что и местным инвесторам.

В последнее время в большинстве экономически развитых стран в отношении иностранных инвесторов применяется национальный режим налогообложения. Хотя налоговые законодательства разных стран раз­личаются между собой по соотношению (удельному весу) различных налогов и сборов, по величине налоговых ставок, по способам исчис­ления налоговой базы (т.е. налогооблагаемых сумм), набор налогов в целом почти одинаков. Во всех странах налоги делятся по способу взи­мания на две большие группы: прямые и косвенные. К прямым нало­гам, которые взимаются непосредственно с доходов или стоимости иму­щества налогоплательщика, относятся налог на прибыль предприятий (корпорационный налог), подоходный налог с физических лиц, земель­ные, имущественные и др. налоги. К косвенным налогам, которые рас­считываются как доля от цены продукции и включаются в цену или тариф оплачиваемого потребителем товара или услуги, относятся: налог на добавленную с


Сейчас читают про: